imagination puts meaning into chaos
Перед вами - первозданный хаос, бескрайняя бездна, абсолютная пустота страниц тысяч ненаписанных историй - страниц, на которых строки выводятся только вашей рукой, пока вы создаете целые миры. Каждое решение способно изменить реальность до неузнаваемости, и куда приведет вас выбранный путь, не знает никто. Хаос непредсказуем.

chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Cruel World


Cruel World

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Cruel World

http://68.media.tumblr.com/c161d2eb0f8da866a9741e9f1cd73853/tumblr_oky62gMTcA1uhjffgo1_500.gif
◄ God Is An Astronaut – From Dust to the Beyond ►

участники:Промпто и Ванитас

время и место:Лесталлум, после пропажи Ноктиса

СЮЖЕТ
It comes in waves, I close my eyes.
Hold my breath and let it bury me.
I'm not okay, and it's not alright.
Won't you tread the lake and bring me home again?

Who will fix me now? Dive in when I'm down?
Save me from myself, don't let me drown.
Who will make me fine? Drag me out alive?
Save me from myself, don't let me drown.

+1

2

Радио барахлит, сигнал доступен лишь на одной частоте , на которой прорываясь через белый шум транслирует радиостанция охотников. Одна и та же запись заполняет эфир. Все ориентиры ведут в Лесталлум, олицетворявший сейчас свет в конце туннеля. Единственный уголок, где все еще достаточно энергии, чтобы отогнать орды демонов и чуму, разносимую ими. Едем, почти не разговаривая, стараясь не смотреть друг другу в глаза. Пытаюсь шутить, но шутки повисают в тишине и оседают на мокрый асфальт радиопомехами. Стараюсь переключить все свое внимание на дорогу. Куда не посмотри, кругом непроглядная тьма. Света фар хватает лишь на то, чтобы выхватить пару другую метров дороги. Где-то протяжно воет демон, мне не хочется даже думать, кому может принадлежать столь замогильный голос, но воображение само рисует картину инфернального кошмара воплоти. Трясу головой, от чего челка падает на глаза, закрывая обзор.
Внимательность и усидчивость - история не про меня. Тело буквально зудит от необходимости несколько часов сидеть вцепившись в руль и всматриваясь в окружающую нас темноту . Хочется отвлечься. Начинаю крутить тумблер магнитолы в надежде найти что-то повеселее занудного механического сообщения о последнем оплоте человечества, готовом  принять любого ищущего убежища от ночных тварей. Поиски тщетны. Ничего. Лишь белый шум и какие-то далекие потусторонние голоса врывающиеся в эфир и замолкающие почти сразу. От скуки тянусь к пачке сигарет, забытой Ваном на панели. Последний раз пробовал курить еще в школе под негодующим взором Нокта. Не понравилось. И не известно из-за чего, то ли сигареты попались дрянные, то ли кислая мина Нокта способна сделать все, что угодно не слаще лимона. Прикуриваю. Затягиваюсь как заправский куряга. Зря. Очень зря. Начинаю кашлять, силясь выплюнуть вместе с проклятым дымом и легкие. Машину бросает из стороны в сторону. Тишину разрывает ругань Глада, перехватившего руль. Торможу, по первому же требованию. Глаза слезятся от дыма, а меня словно щенка выдергивают с водительского сидения и заталкивают назад к полубесознательному Вану. Оказываюсь позади водительского сидения. Здоровяк Глад отодвигает сидение до упора, и я оказываюсь зажат словно в объятьях старой соседки - кошатницы. От обивки тошнотворно пахнет котами и неизвестно чем еще, но в условиях постапокалипсиса выбирать не приходится. Еду уставившись в окно, и непроизвольно перебирая темные волосы Вана. Это чертовски успокаивает. Добравшись до приборной панели Глад вырубает к дьяволу радио, и мы снова погружаемся в вязкую тишину.
Каждый из нас знает, что стоит нам въехать в город, каждый отправится своей дорогой. Мы не будем прощаться, нам, просто, не зачем это делать. Это самый простой путь. Уйти от проблемы, вычеркнуть из своего окружения то, что способно причинить боль. пробудив ненужные воспоминания. Мы слишком напоминаем друг другу Нокта. Принца исполнившего свое предназначения и оказавшегося в ловушке. Мы не смогли его уберечь. Ни его, ни Луну.
На сердце снова устроил дьявольскую пляску злой кот - бегемот.

Лесталлум встречает нас ослепительным светом прожекторов, выставленных у блок поста, словно исполинские щиты, вытканные из чистейшего света. Вот и конец нашего долго путешествия.
Выскакиваю из машины при первой же возможности. Разминаю затекшие за многочасовую поездку мышцы. Жадно глотаю раскаленный даже ночью воздух. Не тороплюсь возвращаться к машине, зная, что это будет значит начало конца. Озираюсь, поражаясь тому как изменился городок и люди живущие в нем. Тени залегли не только меж домов и в узких подворотнях, они поселились и на лицах горожан. Беспокойство о завтрашнем дне исказило их черты, превратив в непроницаемые маски. Пытаюсь проглотить вставший в горле ком. Безрезультатно. Разворачиваюсь и бреду обратно к машине как побитый пес. Разве что не скулю. Парни встречают меня все тем же молчанием, каждый занят своим делом, растаскивают свои манатки, пытаются связаться с друзьями или родней. Я же помогаю Ванни выбраться из машины и разместиться на стареньком складном инвалидном кресле. Болтаю с ним, стараясь вытеснить это давящее со всех фронтов молчание. Рассказываю о планах на ближайшее время. Сначала остановиться в отеле, найти подработку и кого-то секущего в медицине, моих знаний первой помощи здесь явно не хватит, слишком уж крепко Вану досталось у нифов. Треплюсь без особой надежды на ответ и толкаю перед собой кресло. Я не стал ждать, когда парни обратят на меня внимание. Не оглянулся ни разу, хотя глаза жгло от слез, словно мне вот-вот исполнилось шесть, и родители снова забыли о моем дне рождения.
Отель встречает нас прохладой и запахом порошка, свободных номеров не осталось, но узнав во мне одного из спутников Ноктиса, администратор разрешила занять крохотную комнатку на чердаке. Здание старое, с узкими крутыми лестницами. Приходится оставить сумки и кресло внизу и тащить Вана на себе.
Когда же с обустройством на новом месте покончено растягиваюсь на единственной кровати под боком у Вана. Лежу минут пятнадцать уставившись в потолок словно в надежде, что на потрескавшейся от времени штукатурке вдруг бегущей строкой проявится глас кого-то из Шестерых, но боги говорят лишь с оракулом. Я же для оракула мордой не вышел.  Не замечаю, как усталость берет свое и засыпаю погружаясь в сон без сновидений.
Просыпаюсь через несколько часов, и только благодаря часам на мобильном понимаю, что наступило утро. Потягиваюсь и расталкиваю сопящего рядом Вана, в надежде, что хотя бы сегодня в него получится затолкать что-то существеннее бульона и галеты. 
- Ванни! - тормошу, аккуратно, чтобы не задеть начавшие наконец заживать раны, - Проснись и пой! Солнце уже высоко, правда мы его все равно не увидим!

0

3

Сейчас было непонятно, кто из них с Игнисом был более беспомощен. Ванитас определенно понимал его, видя перед глазами лишь размытые образы и вспышки света. Непонятно, как ему удалось выйти на них там, в ржавых коридорах, расписываемых его кровью. Он едва осознавал свои действия - тело болело, разум едва удерживался в сознании на одной только силе воли и страхе исчезнуть... Снова оказаться в этом пустом сером мире, смотреть в мутное небо и скитаться без цели, со знанием, что выхода больше нет и никогда не будет.
Он чертовски хотел жить, на подсознательном уровне. Даже если он не знал зачем, внутри ужас сжимал все его органы, заставляя двигаться вперед не обращая внимания на сломанные ребра, на неприятно текущую по спине кровь, на пулю, мерзкой осой жалящей плечо. Он только и смог что беспомощно вскинуть руку, когда услышал крики знакомых голосов и просто рухнул, наконец погружаясь в белый шум небытия, чувствуя только, как его подхватили чьи-то руки в последний момент.

В машине он был похож на игрушку баблхеда. Хоть он и очнулся, он не мог пошевелить даже губами от нестерпимой боли во всем теле, только сжать зубы и тихо кряхтеть, когда скрипучий джип наезжал на кочку или выбоину в дороге. Само существование причиняет боль - как тогда, в бескрайней сухой пустыне источавшей смерть. Как тогда, когда янтарные глаза впивались в самую душу, когда крепкая, слишком крепкая для старика рука впивалась в горло, перекрывая доступ к воздуху, когда обжигающе ледяной металл вонзался промеж ребер, словно нож сквозь масло прорезая плоть.

Машину заболтало, и Ванитас почувствовал, как в висок врезалось что-то крепкое и жесткое, как резкой болью взвыл скрип тормозов в голове. Басовитый голос над ухом что-то недовольно зарычал, его бесцеремонно отмихнули обратно в угол и все остановилось. Было очень темно, где-то вдалеке ревел невообразимый зверь, примешивая к образам давно минувшего прошлого новые демонические черты. Ванитас закрыл глаза, тяжело выдыхая и ощутил как чья-то теплая рука зарылась в волосы, бездумно перебирая пряди и отстраненно лаская кожу головы. Это... успокаивало достаточно, чтобы он мог снова отстраниться от старых кошмаров и вовлечься в ласку, медленно засыпая.

Следующий момент пробуждения произошел только когда кто-то потянул его, вытаскивая с нагретого места и заставляя раздробленные ребра вновь вонзиться в плоть, вырывая короткий вскрик и машинальное вскидывание рук. Он вцепился пальцами в предплечья своего мучителя и невольно бросил полный мольбы взгляд замутненных глаз на его лицо. Знакомые светлые черты заставили сердце вновь мучительно сжаться. Ванитас расслабился, позволяя Промпто перетащить себя в кресло, и вцепился пальцами в подлокотники, слушая его дрожащую и скачущую речь. Он едва ли понимал что произошло, но атмосфера вокруг так и давила непонятной тоской, горечью и болью.

Теперь, когда он проснулся, было утро - так говорил Промпто. Ленивый взгляд в окно подсказал, что на улице было все еще темно и никакого следа названного солнца не было в помине.
- Рано. - Хрипло констатировал он, прищуренно глядя на Промпто и потирая глаза. Тело все еще ныло, но сейчас кроме сломанных ребер больше ничего не впивалось бесконечной болью в нутро, позволяя хотя бы немного шевелиться и ясно смотреть на окружающий мир. - Где мы?.. - Ванитас приподнялся на локтях и коротко зашипел, когда следующий вдох мигом пронзил грудь острым копьем.

+2

4

Аккуратно толкаю Вана в грудь, укладывая обратно на подушки.
- Добро пожаловать в Лесталлум - возможно последний оплот человечества в Люцисе, а быть может, и во всем Эосе. Ты спал двадцать лет. Гладио теперь шериф. Игги открыл свой ресторанчик под изящным и оригинальным названием "Вот именно", а я наконец женился на крошке Синди, и она уже смастерила нам из старого металлолома целую ораву детишек.  Ну, а ты, старина, все это время валялся как спящая красавица и видел прекрасные сны. Я завидую. - добродушно ему улыбаюсь, а сам уже далеко в своих  весьма не радостных мыслей. Деньжат у нас маловато, да и те, кажется, со дня на день обесценится. Кругом твориться черти что, тьма демоны, чума обращающая людей в монстров, стоит лишь подцепить какую-то неуловимую бациллу или вирус, или только Шестерым известно что еще. Дела наши мало чем отличаются от дел пассажиров тонущего корабля. Бежать не куда, а спасение утопающих - дело самих утопающих.
Щит мой цветаст и сотворен из спонтанный шуточек, пестрых и бесполезных. Я не могу остановиться, не могу говорить серьезно, даже учитывая весь тот кошмар, что творится за стенами города, во тьме, которую не способны разогнать все прожекторы Лесталлума разом. Тормошу и без того торчащие в разные стороны волосы.
- Не торопись, Здоровяк, а то швы опять разойдутся,- предостерегаю друга от необдуманной попытки подняться. - Есть хочешь?
Сам же не дожидаясь ответа начинаю шуршать оберткой, извлекая из недр рюкзака остатки сухпойка, а вот кофе у нас будет самый настоящий. Элен - та самая милашка администратор, которая пустила нас на чердак, еще вчера принесла электроплитку и небольшую кастрюльку. Варю кофе устроившись на полу, словно ведьма перед бурлящим котелком с черным ароматным зельем, которое вот-вот выберется обернувшись пенистой темно-коричневой кляксой. Быстро снимаю кастрюльку с плиты, обжигаясь и расплескивая напиток. - Конечно, я не Игги, но весьма неплохо, - отдаю Ванни кружку с горящим кофе и тарелку с галетами и сухофруктами. - Чем богаты. Сможешь поесть? Хотя бы немного, а к обеду постараюсь разжиться чем-то существенным, если согласишься какой-то время по сидеть тут один. Либо могу попросить Элли посидеть с тобой, пока меня не будет. Хочу навестить пару знакомых, и подыскать местечко, где можно подзаработать. Точно! Элли! Ты же ее наверное и не запомнил! Красотка! Волосы черные, длинные и шелковистые как у Гентианы. А фигурка... - жмурюсь как кот со сметаны, - А голосок! Она тебе понравится! Вот увидишь!
Болтаю без умолку, травлю сказки про наше дивное путешествие сквозь тьму и сказки эти правдивы, разве что приправлены слишком яркими почти мультяшным образами. Да ребята в них поразговорчивее. Про Нокта намеренно не упоминаю, надеясь, что Ван и не спросит.
- Думаю, мне стоит найти тебе врача, одними эликсирами здоров не будешь, да и запас их не бесконечен. Сильно же они тебя отделали. Нам очень повезло, что Гладио удалось найти выжившего во всем том аду. Представляешь, закрылся, паскуда, в медицинском блоке и в ус себе не дул!  Он-то тебя и подлатал.

Отредактировано Prompto Argentum (2017-02-19 22:32:21)

+1

5

Ванитас прищурился и сложил из пальцев несложную комбинацию, отвечая ей на всю тираду парня и показывая, насколько сильно он поверил каждому его слову, но все же послушно лег обратно, только недовольно глядя в лицо блондина.
- Швы?.. - Двинув плечами он только сейчас ощутил, как неприятно тянет кожу на плече и спине от движения. Швы, явно не сегодняшние, однозначно сделанные наспех, только чтобы стянуть плоть. Ванитас поморщился, заметно хмурясь и закрыл глаза. - Ну надо же, даже не лечь поудобнее...

Тихий вздох не остался незамеченным и Ванитас невольно ощущает себя виноватым. Он не сахар - никогда не был самым простым для общения человеком. Он мог бесцеремонно шлепнуть в лицо Луне снегом, мог бесцеремонно и веско высказать свое недовольство в лицо важной шишке, мог так же и нагрубить тому, кто, кажется, вынес его из горящего ада на своих плечах. Потому что страх, копившийся в нем все это время, который он заталкивал все глубже и глубже, чтобы не сломаться, не останавливаться, идя вперед к надежде на спасение - весь этот страх перерастал в раздражение и злобу на первого, кто попадался на глаза. И все же он не мог ничего с собой поделать. Огрызаться на каждую, пусть и безобидную, подколку было в его природе.

- Так пока я спал, ты уже нашел мне будущую невесту и успел сосватать? - Медленно повернув голову к протянувшему кружку Промпто, Ванитас снова поморщился, когда кожа за ухом вновь натянулась и кольнула сухой лопающейся болью. Потянув носом, он глянул на черный густой напиток с уродливой мутной пенкой и невольно вздохнул, уже скучая по Тенебрэ, где у него в руках оказывался его любимый полукофейный напиток, где сливок в процентном соотношении было заметно больше, чем самого кофе.

Воспоминания вновь тяжелой стеной навалились на плечи, мигом стирая тень самодовольной ухмылки с его лица.
Точно... Светлая беззаботная жизнь осталась далеко позади, растворившись вместе с последними лучами солнца. Луна была мертва. Тенебрэ пал. Все, что у него было разлетелось сотней серых осколков, безжалостно взрезая кожу, впиваясь в глаза, в руки, в самые легкие, оставляя на месте парня лишь бледный силуэт, полный боли и горечи. Встретившись глазами с Промпто он поджал губы, встречая в его взгляде ту же боль и тоску, что бурлила в нем. Кажется они были в одной лодке.

- Извини, но... Может расскажешь мне, что произошло, пока нас... разделили? - Ванитас старался говорить осторожнее, чтобы ненароком не наступить на больное, но он хотел знать, что же могло произойти между друзьями Ноктиса, что внезапно заставило из расплестись и разлететься в разные стороны, словно листья в урагане. Что за то время, что Ванитас просто пытался выжить и прорваться сквозь бесконечную стрельбу и жалящую боль, могло так сильно стукнуть Промпто, чтобы в его взгляде и движениях появилась эта сквозящая горечь. Что же такое он упустил, что тот, кто вытаскивал его из вязкого болота отчаяния теперь, казалось, медленно утопал в нем сам.

+1

6

- А ты думал?! - разыгрываю удивление,- Нам же нужно на что-то жить, да и комнату нам не за твои прекрасные глаза выдали. Так, что пришлось пожертвовать самым драгоценным - твой свободой - и подобрать невесту. Приданное я уже потратил. Так что не отвертишься!
Смеюсь стараясь увести разговор в другое русло, подальше от темных вод не самых приятных воспоминаний, но Ван с упорством старого морского волка прет прямиком в бездну, в самое сердце бури.
Замолкаю на мгновение, отвернувшись к загаженному голубями круглому оконцу, словно пытаясь разглядеть в нем что-то кроме мутного стекла подсвеченного тусклым фонарем, которого едва хватает, чтобы разогнать тьму, затаившуюся в переулке. Провожу языком по пересохшим губам, и чувствую солоноватый привкус крови на них, словно они снова разбиты. Чувствую себя загнанным в клетку. Я собираюсь говорить с загаженным окном, а не с Ваном. Боюсь обернуться  и ненароком заглянуть в его чертовы желтые глаза. Он-то смотрит на меня, кожей чувствую его тяжелый взгляд. Нервы плавятся как пластик, медленно, зато, вонючего дыма хоть отбавляй! Трудно дышать, еще труднее начать, подобрать слова. Наконец собравшись с духом рассказываю без утайки все, что было на душе. О своем освобождении, о том как мы прорубались к лифту сквозь спятивших магитехов и орды демонов. О том, как мне пришлось все рассказать друзьям, о своем происхождении. О нашей встрече с Ардином, и осознанием того, что Ноктис исполнил свое предназначение, добровольно вступив в силки, расставленные Канцлером. Как Ван сам нашел нас, появившись на пороге хранилища.
- Нам пришлось оставить его там, - кусаю губу, давая себе пару секунд для передышки. - Мы при всем желании не смогли бы сдвинуть эту махину с места. Да и ты был в таком состоянии, что у нас не было времени щелкать клювом и выбирать, что же делать дальше.
Встаю, и начинаю мерить нашу комнатушку шагами. Словно бегемот в слишком тесной для него клетке. Шаг, еще один, еще чуть-чуть, развернуться и снова пройтись по своим же следам обратно. Останавливаюсь, оборачиваюсь к Вану, поняв, что он-то ничего не знает про Тьму. Мне хочется завыть от безнадеги.
- Ты наверное не знаешь, - мнусь как прошкодившийся первоклашка - но пророчество... Оно сбылось. У нас теперь всегда темно, как в жопе у...-стараюсь подобрать более наглядный пример, но в голову ничего не приходит, словно там образовался вакуум.
Сажусь в старое скрипучее кресло, как раз напротив кровати, но упорно смотрю на живописное ржавое пятно над головой Ванитаса.
- Тьма ознаменует появление Короля Света, или как-то так... Поэтому нам остается только, ждать в надежде, что однажды Ноктис сможет выбраться из Кристалла и пытаться выжить в свихнувшемся от вечной ночи мире.
Чувствую себя в крайней степени паршиво, даже пошутить не могу, чтобы скрасить и без того мрачную обстановку. Вместо этого просто прячу лицо в ладонях.
- Что ж собака теперь хромает на все четыре ноги, я хвост ломан-переломан. - отчего-то вспоминаю наш с Ваном разговор на нифской базе.

+1


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Cruel World


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC