imagination puts meaning into chaos
Перед вами - первозданный хаос, бескрайняя бездна, абсолютная пустота страниц тысяч ненаписанных историй - страниц, на которых строки выводятся только вашей рукой, пока вы создаете целые миры. Каждое решение способно изменить реальность до неузнаваемости, и куда приведет вас выбранный путь, не знает никто. Хаос непредсказуем.

chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » paint the pictures


paint the pictures

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s0.uploads.ru/MwJae.png

Paint The Pictures

https://68.media.tumblr.com/77a3f0080e80d637132bb19da79422fd/tumblr_oigxclOe3O1w0o1kso1_500.gif
◄ Of Verona – Paint The Pictures ►

участники: Vanitas  &  Prompto Argentum

время и место: Алтиссия. Через несколько дней после коронации Ноктиса и его свадьбы с леди Лунафрейей

СЮЖЕТ
Лишь одно слово может все изменить...

Отредактировано Prompto Argentum (2017-02-14 21:44:55)

0

2

Ночь едва вступала в полноправное правление, медленно смывая глубокой синевой блестящего шелка розовые и медово-рыжие тона с чистого неба. Было жарко, безумно жарко и душно, и воздуха едва хватало, чтобы дышать им, но они все равно бежали вперед, не останавливаясь и только и успевая, что выкрикивать извинения прохожим, которым не посчастливилось попасться им на пути. Они бежали словно воры, сцепившись руками и то и дело оглядываясь, будто за ними уже была выслана погоня, дабы всенепременно вернуть назад их и украденное ими настроение.

Казалось бы, Альтиссия всегда была похожа на сахарную скульптуру залитую противной ванильной глазурью - все слишком вылизанно-чистое, расписное - особенно после реставрации города, когда верхушка решила, что это неплохой шанс сделать город еще чище и белее, чтобы различий с музеем никто и вовсе никогда не нашел. И все же сейчас, когда дыхание наконец перехватило, и они оба почти одновременно остановились, отпуская руки и склоняясь у резной ограды набережной, чтобы отдышаться и дать мышцам время наконец расслабиться, внутри вечер ощущался совсем иначе, словно на этот приторно сладкий хрупкий сахарный торт кто-то уронил большую аляпистую детскую поделку из сочных фруктов и теперь вокруг были раскиданы яркие кляксы рыжих, алых и зеленых цветов. Под ними все еще была бледная кладка мостовой и белые перила ограды - но за ними на кристальной воде как раз и танцевали все эти невообразимые цвета, рабью разбиваемые на прекраснейшие витражи и смешиваемые в причудливые узоры.

Ванитас повернулся к Промпто, глядя с каким благоговением он смотрел на эту маленькую магию, творимую вечером и легким ветерком. К его щекам прилила кровь от долгого бега, отчего веснушки стали еще темнее и, словно украв все звезды с еще не покрывшего ночной теменью неба, так и манили искушенный взгляд к себе. Брюнет смотрел на него с завороженностью оленя в свете фар, ощущая неизбежность судьбы, которую сегодня, видя счастье своих друзей они, кажется, оба осознали.

Хотя они оба так же определенно сомневались в этом. Их чувства были испытаны десятью годами совместной жизни, они знали худшие кошмары друг друга, они знали тайны, которые не могли открыть другим. Они уже подавно были мужьями, но подтвердить это на бумаге, перед всеми, показать своим друзьям и миру степень верности друг другу и клятвам - это было другое. Ванитас был уверен в своих чувствах, в своем желании забрать этот осколок солнца с собой и никому больше него не давать - но было ли это обоюдно? Было ли это достойно борьбы за свою любовь не учитывая их пол? Разрешили был король и королева им заключить этот брак наконец?

Ванитас не удержался, завороженно протягивая руку и с нежностью, не знакомой ранее его рукам, провел по щеке, привлекая завороженное внимание фотографа к себе.
- Первая часть нашего плана с побегом выполнена, но, кажется, мы так и не смогли придумать вторую. - Он привычно насмешливо улыбнулся, убирая с лица блондина надоедливую челку и повернулся спиной к воде, опираясь локтями на ограду. Ванитас старался выглядеть обыкновенно беззаботно, не показывая, что на самом деле в глубине его души бурлила неуемная битва желания и страха. Страха быть отвергнутым после десяти лет совместной близкой жизни - настолько близкой, что они уже едва ли могли сказать, где кончался один и начинался другой. Вани склонилу голову набок, исподлобья заглядывая в васильково-голубые глаза и улыбаясь теплой улыбкой, которой он всегда улыбался только ему и Луне. Кажется, его тянуло к обладателям голубых глаз и блондинистой шевелюры. - Хм, как насчет свидания... Ммм предположим вон в том кафе! - Парень наугад ткнул перед собой, и по иронии как раз по направлению его пальца располагалось нечто в духе богатости города, в пастельно-кремовом здании с резными колоннами, на которых возвышалась абсолютно неподходящая вывеска с красующимся на ней птенцом Зу, расправившим все свои крылья, и подобающим названием "Pie in the Sky". И это забавное смешение таких неподходящих стилей, казалось, было как раз кстати для них двоих, сбежавших с празднования, на которое они пришли в обычных футболках и джинсах, для них, очарованных красотой испорченной скульптуры.

Ванитас не стал дожидаться ответа от парня, перехватив его руку, сплетя пальцы, потянув его за собой внутрь в прохладу концидионеров, навстречу улыбчивой рыжей официантке, указавшей им свободный столик. Сунув в руки меню, она удалилась к другим посетителям, оставляя их одних и давая им время на выбор заказа.
- Я угощаю. - Брюнет подмигнул своему спутнику и спрятал голову за меню как за доской для игры в морской бой, листая страницы с пирогами, пиццами, тортами и кексами. Атмосфера в кафешке была будто привезена прямиком из пыльного Хаммерхеда и оттого душу наконец отпустило требование вечной официозности, позволяя расслабиться и наслаждаться наконец компанией, а не перебиранием в голове сотен правил этикета и требованием держать язык за зубами, чтобы не ввязаться в очередной спор со здоровяком Гладио. Ванитас глубоко вздохнул, распрямляя плечи и улыбаясь. От отвернулся от меню, окидывая взглядом мраморную статую местного маскота - большеголового птенца Зу с корзиночкой пирожков в лапах и добродушно улыбнулся.

- Я люблю тебя. - Тихо проронил он уверенный, что Промпто услышал его и уже видя перед собой, как он резко порозовел. И десяти лет жизни было мало, чтобы он перестал смущаться внезапных признаний - только когда его голова была всецело занята им, Ванитасом, он мог воспринимать признания спокойно, с улыбкой и сразу же отвечая так же тепло и искренне. Самодовольно усмехнувшись, довольный достигнутой реакцией, Ванитас вновь отвернулся в меню, доставая потасканный блокнот и выписывая в него свои пожелания и примерную цену на них - старая привычка, которую было так сложно вывести после долгой работы с Оракулом.

+2

3

Ветер в голове. Мысли в подсвеченных закатным солнцем облаках. Хочется кричать, подобно белобрюхим чайкам кружащим над водным городом в поисках пропитания. Бегу почти не разбирая дороги, не различая улиц и лиц. Все смазано, все потеряло значение и форму. Настолько быстро мы бежим. Мысли не поспевают за нами. Они теряются на узких улочках и мостах вытянувшихся над каналами подобно резным лианам. Растворяются в летних сумерках, облаченных в алые лоскуты рваного заката.
Выхватываю камеру, фотографирую на ходу, пытаясь выхватить из этого лоскутного одеяла что-то стоящее. Резной флюгер на крыше - желтого скрипучего чокобо, ворчащего всякий раз стоит подуть ветру. Ленивого кота, развалившегося на перилах моста и старательно приводящего в порядок свой рыже полосатый выходной костюм. Восторг отразившийся на личике маленькой девочки, впервые увидевшей гигантское облако сладкой сахарной ваты. Улыбка брошенная через плечо, беззаботная как сотня теплых летних вечеров. Она вышла смазанной, нечеткой, но все же, я уверен что именно ее и сохраню, как память о безумном бегстве.
Мы бежим словно, стоит нам остановиться - мы исчезнем, растворимся в шуме вечерних улиц. Станем туманной дымкой над водой. Рассыпемся миллиардом звезд на светлом ночном небе.
Мы станем первым вздохом наступающего дня.
И во всем мире останемся только мы - запыхавшиеся, уставшие после бесконечного бега, но наконец познавшие что такое "Happy end" и теперь по настоящему свободные.
Гомон улиц затих, превратившись в рокот ленивых волн, ветер подхватывает его и уносит далеко за горизонт, чтобы сложить из него колыбельную для солнца. Мы же падаем в отраженный в серебристых водах залива город. Сказочный, нездешний. Постепенно растворяемся в нем.
Легкое нежное прикосновение к щеке заставляет вынырнуть из подводного города, вынуждает снова научится дышать.
Осторожно ловлю узкую ладонь, прижимая ее к губам. Улыбаюсь первым за сегодня словам обращенным только ко мне. Делаю вид, что не замечаю напускной беззаботности, но все же оказываюсь не способен скрыть свое удивление. 
Свидание.
За десять лет, у нас не было ни одного. Да и зачем? Мы всегда были рядом, жили под одной крышей, постепенно деформируясь сливаясь во что-то единое незаметно для себя. Теперь уже и не различишь где кончается "я" и начинается "мы".
Киваю, позволяю утянуть себя на противоположную сторону канала. Резные колоны, чопорный фасад и большеголовый птенец зу, расправивший обе пары крыльев. Место под стать нам. Безумное смешение всего на свете. Сдержанность архитектуры заигрывающая с нелепым мультяшным маскотом пиццерии. Стоит лишь перешагнуть через порог, как мы становимся неотъемлемой частью этого места, словно и всегда были здесь, не отделимые от клетчатой скатерти и хромированных ножек столов, наши тихие голоса сливаются с мелодией звучащей из подвешенных под потолком колонок, становясь песней понятной только нам. Прячемся за лакированными папками с меню, скользя взглядом по сотне ароматных и вкусных названий, перескакивая с пряного на сладкое и возвращаясь к горячему не в силах выбрать что-то одно.
Тихое, доступное только нам двоим "люблю" звучит подобно грохоту фейерверков, заставляет меня отложить ставшую вдруг ненужной папку, и взглянуть на уже спрятавшегося за стеной из лакированного кожзаменителя Вана. Он не ждет моего ответа. В этом нет необходимости. Ведь он и так знает его.
- Вот и сказочке конец, - говорю я, внимательно изучая отснятый за сегодня материал, решив оставить выбор блюд на Ванни - Они шли к этому, страшно подумать, двадцать два года. Целую жизнь...
Откладываю фотоаппарат и откидываюсь на спинку стула. Вдруг вспоминаю о вещице спрятанной в кармане, и меня прошибает холодный пот. Почему-то я уверен, что потерял ее во время нашего побега с вечеринки в честь свадьбы Нокта. Вскакиваю со стула, хлопаю себя по карманам, и убедившись, что заветный мешочек на месте, облегченно вздыхаю. Отвечаю на удивленный взгляд Вана качнув головой, мол не обращай внимания. Пустяк.
Пустяк... Глупое слово. Словно хлопок воздушного пузыря на болоте. Зеленая кочка, под которой притаилась топь. И я тону в этом болоте уже, который день, постепенно увязая в нем все больше. Нерешительность, страх быть отвергнутым через столько лет, давят на плечи непосильным грузом. Набраться бы решимости и поставить во всем этом деле жирную точку.
Но вместо этого затеваю глупую беседу о ферме чокобо, о том что не плохо было бы оставить шумный город и поселиться на такой, где-нибудь в самой глуши, где есть только леса и озера и много-много диких чокобо. Шучу, смеюсь над собственными же шутками и чувствую себя полным идиотом.

Отредактировано Prompto Argentum (2017-02-16 01:07:21)

+2

4

- Мы почти что их нагнали. - Ванитас иронично глянул, откладывая меню и откидываясь спиной на стул, блаженно вытянув ноги под столом. Такая вольная ремарка, кажущаяся простецкой, но скрывающая в себе маленький тлеющий уголек надежды на что-то... На что-то большее, хотя казалось бы, куда уж больше. Так ли было необходимо это показное представление, не было ли лицемерием считать, что то, что у них есть сейчас - это не все, неполноценно... Лишь часть от общего.

Ванитас невольно сжал пальцы на колене. Часть от целого - это ведь то, чем он был. со смертью Ардина у него больше не было твердого барьера и он смотрел на свое прошлое чистым взглядом. Он был лишь осколком другого человека, того, кто давным давно смотрел на него взглядом полным ненависти. Того кто ненавидел его всей душой, кто отторгал его всем своим нутром. Промпто был так похож на него внешне - но он будто был совсем другим внутренне... Он был принимающим. Он никогда не отталкивал его, в ужасе убегая, даже когда узнал его истинную природу. Он был добр, он был терпелив, он тискал его монстров, пока Ванитас пытался взять себя в руки, будь то маленькие синие тонкие существа или большие пухлые гиганты, своей неповоротливостью наводившие хаос в доме. Промпто был для него всем миром теперь, когда ему был дан шанс искупить свои прошлые грехи в новом мире, полном теперь света и тепла.

- Ничего ничего, пустяки... Я думал потерял телефон. - Ответил блондин на его непонятливый взгляд, садясь на место и лучезарно улыбаясь. Ванитас только бросил беглый взгляд на мобильник парня, лежащий на столе и хмыкнул. Ну что же, он правда бывает невнимателен, Вани знает его как облупленного. У него не хватит смелости врать - он никогда не врал ему, только замалчивал что, впрочем, было уже другой историей.

Он отвлекся на подошедшую официантку. мимолетно глянув на парня, только пожавшего плечами он слабо улыбнулся - опять он перекидывает решение заказа на него - и без раздумий заказал местную острую пиццу и одну большую с ананасами и карри.
И почему сейчас они вели себя так неловко, словно это "первое свидание" магически перенесло их в самое начало их отношений или вовсе в другую вселенную, где оба были старшеклассниками, еще вчера слушавших нудную лекцию про безопасный секс. Движения словно были вымученными, робкими, Промпто и вовсе уткнулся взглядом в стол, словно физически медленно нагреваясь под его взглядом. Ванитас с недовольством заметил, что за столиком у стены, где был диван, им было бы явно удобнее, чем сидеть так, хоть и у окна, но друг напротив друга.

Приподнявшись с места, он вытянул руку, заводя жестковатую от лака челку за ухо парня и тепло улыбаясь ему, жалея, что поцеловать его раскрасневшийся нос сейчас было весьма непросто в такой позиции.
- Ты сегодня сам не свой... Это из-за Луны и Нокта? - Он сел на место, кладя руки на стол и пристально всматриваясь в лицо блондина, пытаясь уловить след малейшего изменения настроения в нем. Он мог понять его тоску или нервозность - Ванитас и сам был на распутье между двумя людьми. - Ты... Можешь сказать мне и мы все обсудим. Я могу понять, если тебе сложно или грустно...

+2

5

- Нет. Что ты! - улыбаюсь, машу руками, как перепуганный старшеклассник вдруг решивший, что его признание вот-вот втопчут в землю школьного дворика. - Все в порядке! Правда! Просто это немного грустно. Ну знаешь, как в детстве. Когда дослушал сказку до конца и все. Трубы трубят, герольд орет как оголтелый. Все счастливы. Злодей повержен. Мир вернулся в королевство. Принц наконец может женится на принцессе, а впереди их ждет только лишь "долго и счастливо". Чтобы это не значило на самом деле.
Тереблю челку, которую недавно заправил мне за ухо Ван. Зря получается заправил, я все равно все растормошил и вернул к прежнему беспорядку.  Кусаю губы, стучу каблуком, дергаюсь как последний невротик. Вещица спрятанная в бархатный мешочек с золотым тиснением жжет мне ногу, словно горящий уголек, который я по дурости запихнул в карман. Понимаю, что тянуть время глупо, но все же не могу вот так просто все выложить как на духу. Слова нужные не находятся, прячутся среди совершенно случайных и глупых мыслей, словно кролики в высокой траве. Не поймать гаденышей!
- Меня немного пугает то, что мы все таки узнаем, чем на самом деле заканчиваются сказки, после свадебных колоколов и данных клятв. Боюсь немного разочароваться.
Замолкаю, только завидев официантку с подносом, проворно лавирующую к нам меж столиков- этаких клетчатых айсбергов. Улыбаюсь ей как можно непринужденней, благодарю ее за пожелание приятного аппетита и принимаюсь набивать рот съестным в надежде получить отсрочку и наконец собраться с мыслями. Шеф-повар перца конечно не пожалел. Во рту пожар, еще чуть-чуть и рыгну огнем, как какой-нибудь дракон. Перед глазами мутная пелена слез. Тянусь к стакану с водой, но неловко дернув рукой сшибаю его и спасительная жидкость проливается на скатерть забрызгивая все кругом. Пытаюсь проглотить образовавшийся во рту огненный шар и одновременно сыплю невнятными извинениями. Наконец справляюсь с пережёванной пищей, жадно хватаю ртом воздух и утираю навернувшиеся на глазах слезы.
- Ох, - пытаюсь отдышаться,- Острая зараза!
Смеюсь, пытаюсь вытащить салфетки, чтобы промокнуть разлившуюся воду. Тяну за одну, но салфетница словно вредный чокобо выплевывает сразу все. Беспомощно смотрю на Вана, потом перевожу испуганный взгляд на подоспевшую на помощь официантку. Сыплю извинениями, пытаюсь подняться, чтобы помочь ей, но вместо этого цепляюсь, как последний идиот, за ножку стола, и чуть не падаю прихватив с собой скатерть и весь наш ужин. Краснею настолько, что вот-вот пар из ушей повалит. Сажусь обратно на стул. На самый краешек, боясь даже пошевелиться. Ерошу волосы, смущенно улыбаюсь и снова начинаю извиняться перед официанткой, а потом перед Ваном.

+1

6

- Хей. - Ванитас внимательно посмотрел в глаза парня и укоризненно покачал головой. - Наша жизнь от них не зависит ни на унцию. Так что что произойдет после того как колокола поставят точку в сказке - это уже наша проблема, а не их или писаки. Я вот например раздумываю, стоит ли мне возвращаться к бумажной волоките Оракула... Или Игни управится за обоими. - Он вздохнул, складывая руки и опираясь на них головой. - Ты знаешь... не хотелось бы пропасть во дворце. Или снова влезть в бесконечные странствования во имя страждущих. Раньше это было наоборот - отдохновением для меня. У меня не было никого кроме Луны и весь этот дворец Тенебрэ был как концлагерь, особенно когда приезжал Равус. - Ванитас насупился, словно переносясь вновь под холодный осуждающий взгляд старшего брата Луны - уж больно любил он отчитывать его за неподобающее поведение в обществе принцессы. - А сейчас есть ты и... я бы не хотел видеться с тобой раз в месяц, знаешь... Впрочем... У нас сейчас свидание а не прием психолога! - На лицо парня вновь взлетела озорная улыбка, он выпрямился и поерзал на стуле, разминая затекшую спину.

Он отвлекся на официантку, помогая ей расставить тарелки по столу и блаженно прикрыл глаза, втягивая приятный аромат блюд. Конечно же Промпто не был таким же гурманом как он и тут же начал набивать рот пиццей, словно пытаясь заглотить сразу все и попросить добавки.
- Хей подожди, осторожнее... - Увы, было слишком поздно. Первая костяшка домино рухнула, увлекая за собой все остальные и оставляя Ванитасу только возможность замереть и стараться дождаться, пока парень прекратит двигаться чтобы, не дай бог, не усугубить уровень разрушений. Все происходило словно было расписано по секундам - вот он опрокинул воду, вот уже почти что ему в лицо выстрелили салфетки, вот уже он пытается встать, и, мимолетно просчитав, что лучше всего схватить первым, Ванитас безошибочно вскинул руку, крепко перехватывая предплечье парня и удерживая его от неловкого падения прямо в выставленные в защитном жесте руки рыжей девушки. Приходится встать из-за стола, чтобы помочь ему выпутаться и усадить его обратно, следя, чтобы он не шевелился, пока официантка терпеливо протирает стол и собирает салфетки. Когда же она наконец ушла, Ванитас вздохнул и присел на корточки перед Промпто осторожно, почти по детски, чмокнув его в губы.

- Слушай, я не знаю... Почему ты так нервничаешь, но я вижу что что-то не так. - Он глубоко вздохнул и потер шею, задумчиво мыкнув. Блондин не смотрел на него, его взгляд бегал по полу, а из приоткрытого рта, кажется, сейчас могло вылететь пятитысячное "извини" за последние пяти минут. Ванитас чуть нахмурился и серьезно взглянул в лицо парня, пальцами поворачивая его за подбородок и привлекая внимание к себе. - Я отойду в туалет, а ты постарайся пока что катаклизмы не устраивать, хорошо?.. - Клюнув его напоследок в веснушчатую щеку, Вани поднялся на ноги, встрепав липковатые от лака волосы парня и развернулся, уходя по направлению заботливо привинченной к стене таблички-указателя.

Он заметил у входа одну интересную вещицу и сейчас у него появилась идея, как заставить его странно ведущего сегодня бойфренда отвлечься от роя своих загадочных дум.

+2

7

Двадцать пар глаз обращены на нас. По одной паре на каждого посетителя, двух официанток и бармена, как-то не очень ловко перехватившего бутылку за горлышко. Не то, чтобы меня это волнует, с привычкой Вана выставлять все напоказ, к подобному быстро привыкаешь, но сейчас просто не хочется быть на все общем обозрении. Хватаюсь за его рукав, словно испуганный ребенок ища поддержки и надеясь, что он переставит стул ближе, и не придется говорить, сидя так далеко друг напротив друга, словно герои какой-то вычурной мелодрамы. Хотя какая драма? Мой удел комедия нелепых ситуаций и абсурда. Вечно спотыкаюсь, лопочу что-то несусветное, спешу куда-то и как обычно спотыкаюсь посреди пути, поднимаюсь отряхиваюсь и пытаюсь отшутится. Маска надетая однажды, расплавилась, растворилась смешавшись с тем, что я хотел скрыть от всего мира. Маска стала второй натурой, а может и вовсе подменила истинную. Приходится разжать пальцы, беспомощно взглянув на Вана. Не идти же с ним в туалет, словно перепуганный ребенок, боящийся остаться один! Улыбаюсь, киваю, мол: "Все в порядке!", и откидываюсь на спинку стула.
Намереваюсь использовать возможность побыть наедине с собой, если не считать, завсегдатаев и персонал кафешки, к счастью, достаточно быстро потерявших к нам интерес. Извлекаю из кармана горящий уголек, спрятанный в бархатный мешочек. Оглядываюсь, проверяя, не идет ли Ван, и осторожно развязываю завязки, спешу, от того пальцы соскальзывают с крошечного узелка, и я трачу непростительно много времени, чтобы совладать с серебристыми веревочками. Зверь повержен. Аккуратно достаю кольцо, затаившееся в черном мешочке. Прохладное, гладкое, хотя благодаря расшалившимся нервам, я был готов поспорить, что он вот-вот прожжет дырку в джинсах, впившись в бедро. Кручу его в пальцах - обманчиво простой ободок из белого золота с полоской гладкого оникса. Черного как сама тьма, от которой все это время убегает Ван. Надеюсь, все получится, и ему больше никогда не придется бежать от самого себя. Улыбаюсь, сам своим мыслям. В них все так просто, слова сами находятся, выстраиваясь в красивые ровные фразы, но я прекрасно себя знаю. Стоит мне только начать говорить, я собьюсь на первом же предложении. Попытаюсь отшутиться, или еще хуже - снова попытаюсь превратить все в шутку, как не раз уже было. Каждый раз стоило найти идеальное место, подгадать момент, и каждый раз я пасовал так и не доведя задуманное до конца.
Глупо, наверное, пасовать после почти десяти лет совместной жизни, но ничего не могу с собой поделать. Боюсь отказа, боюсь, что он не воспримет меня всерьез и отшутится.
Тихо ругаюсь про себя на себя же. Тереблю кольцо, раз за разом проговаривая уже набившие оскомину фразы. Официантка, ставит передо мной новый стакан воды. Оторопело смотрю на нее, наконец осознав, что выпал из реальности. Киваю, снова сыплю извинениями. Она улыбается и забрав опустевшую тарелку уходит. Перевожу дыхание. Нервно поглядываю на экран смартфона. Что-то Ван долго. Вздыхаю прячу кольцо в мешочек, который оставляю на столе.

+1


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » paint the pictures


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC