chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » relentless chaos


relentless chaos

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

RELENTLESS CHAOS

--
◄ все пошло не совсем по плану, но мы хотя бы не умерли, значит все ок ►

участники:Luke Skywalker, Shira Brie

время и место:Тайтон, 3 ПБЯ

СЮЖЕТ
Тайтон- таинственная и безжизненная планета в Ядре Галактики, была не более, чем местом для случайной посадки.
Но так ли она мертва, как утверждает информация?

+1

2

Чем дольше Бри находилась в Альянсе повстанцев, тем меньше начинала доверять Империи, всему тому, что ей говорили на протяжении всего детства, Вейдеру. То, что сейчас она видела и слышала, было гораздо красноречивее тех книг и новостей, что допускало Имперское управление в Голосеть. И повстанцы были другими, и джедаи. Шира не могла верить во все это, но и не могла найти ту тонкую грань между правдой и ложью. Но чем дольше она находилась среди мятежников, тем больше сомневалась. С ранних лет ее преданность была абсолютной и не поддающейся сомнению, но не теперь. Слепая вера во всемогущего Императора и его военную машину пошатнулась, но у шпионки все еще было чувство долга. Долг- превыше жизни, как частенько любил говорить Могурк, совершая обход тренировочного зала, чтобы наблюдать за успехами своих кадетов. И это разрывало на части, совершенно запутывало, заставляло поверить в то, что Империя являлась воплощенным злом. Вот только Бри не знала во что верить.
Прошло уже достаточно времени с того момента, как она проникла в Альянс повстанцев под видом беженки из Чиншассы. Каждый шаг давался все проще и проще, каждая ложь все больше походила на правду. Наверно потому, что она и сама начинала во все это верить, хотя и не хотела этого. Видимо, из нее вышел плохой контрразведчик, вопреки мнению Дарта Вейдера. Не смотря на все ее успехи и достижения, летать у нее выходило значительно лучше, чем пытаться держать свой разум недоступным для повстанческой ереси. Первое время Бри едва сдерживала гнев, слушая хвастливые разглагольствования мятежников о их победах, но сейчас едва ли это ее волновало. Она даже мысленно не поправляла себя, как это было сразу после внедрения, когда приходилось называть Имперский Центр Корусантом. Наверно, настолько вжилась в роль, что каждое ее движение и мысли происходили где-то на подсознательном уровне. Но все же, она сомневалась. Шира дала себе обещание подумать обо всем этом, как только выдастся свободное время от бесконечных полетов, после которых она, едва живая от усталости, проваливалась в глубокий сон, не омраченный сновидениями.  Нет, она не жаловалась, Разбойная нравилась ей куда больше, чем она готова была признать. Даже отсутствие сна ничего не омрачало, к этому шпионка привыкла еще в летной академии, пытаясь совмещать обучение и тренировки с Вейдером.
Планета, на которой они очутились, была совсем не похожа на те, которые Бри видела раньше. Да и на планету, честно говоря, она была мало похожа. Обычный булыжник в космосе, мало отличающийся от обыкновенного астероида, если бы на тех могли расти деревья мелким леском да и то, только в одном месте. Словно некая сила высосала все жизненные соки из планеты, но что могло сделать это, она не представляла. Явно не «Звезда Смерти», боевая станция не оставила бы здесь камня на камне. Впрочем, она не могла знать обо всех планах и экспериментах Империи, тем более о тех, которые были реализованы до того, как ее выпустили в «большой мир»- вся информация была очень дозирована. Шира мысленно выругалась, опять она думала как повстанец до мозга костей и это становилось все чаще.
«Может это вообще древние джедаи устроили
Тайтон, если верить навигационным картам, все же пытался возродиться. Бри осторожно ступила на поверхность, ожидая, что в любой момент может провалиться, если почва вдруг окажется зыбучим песком, но ничего не происходило. Мысль была глупой, ведь в подобном случае ее крестокрыл уже ушел бы под землю. Лишь ее движения поднимали в воздух клубы серой пыли? Песка? Чем бы оно не было, оно покрывало всю поверхность до самой линии горизонта. Оглядевшись, шпионка заметила несколько едва приметных серых кустов. Если здесь есть растения, то атмосфера наверняка пригодна для дыхания, ведь так? Пищание ее астромеха подтвердило догадку. Бри медленно отсоединила герметичный шлем от летного комбинезона и осторожно втянула воздух. Точно такой же как и на любой другой планете.
- Если через пару минут свалюсь в корчах,- Шира усмехнулась, поворачиваясь к подошедшему напарнику, - то не снимай шлем и вини в моей смерти эту жестянку, - она неопределенно махнула рукой куда-то в сторону дроида.

Отредактировано Shira Brie (2017-07-05 16:13:16)

+2

3

С тех пор как я покинул Татуин и вступил на борт «Тысячелетнего сокола», моя жизнь ни разу не приостановилась. Ни пауз, ни перерывов, ни остановок, которые бы заставили меня иначе посмотреть на уже давно оказавшиеся позади дни. Я, конечно, вспоминал о дяде и о тете, о Бене, о своих старых друзьях и жизни вне войны, поглотившей Галактику. Однако я ни за что на свете не захотел бы вернуться в ту пустоту и неизвестность, откуда меня вытащила сама Судьба. Сейчас все мои помыслы были обращены к Альянсу: к победе над Империей. Я даже не мог подумать о том, чтобы изменить это. Я отчаянно продолжал бороться, на время даже забыв данное Бену обещание не покидать Силу и продолжать свое обучение. Я не попрощался со своими способностями, отнюдь нет. Однако они уже не являлись значительной частью моего существования. Я пользовался ими лишь во время заданий, во многом позволив развиваться им самостоятельно, полагаясь в большинстве случаев на технические навыки. Пилотировать истребителем или любым другим транспортным средством гораздо проще, чем изучать грани и возможности того, что даже нельзя потрогать. Лишь интуиция оставалась моим верным другом. Ей я доверял даже больше, чем самому себе. Но именно сегодня она меня подвела.
Я вылетел на задание вместе с напарником с базы еще на рассвете. Однако нас засекли имперские радары, так что пришлось несколько раз прыгать в гиперпространство, дабы оторваться от преследователей. Истребители рассекали межзвездное пространство на огромных скоростях, ничуть не отставая друг от друга. Признаться, все мои сомнения касательного нового члена эскадрильи практически сразу же канули в небытие. Шира Бри оказалась отличным пилотом. Она быстро принимала решения, находясь в воздухе, никогда не отставала, четко понимала, в какой момент необходимо остановиться – понимала меня с полуслова, что позволяло нам работать в команде быстро и продуктивно. Шира стала частью эскадрильи на удивление быстро, приковав к себе всеобщее внимание. Во-первых, она была первой женщиной в составе «Разбойной эскадрильи» и, мы думали, останется единственной. Ее не зря командование отправило именно к нам – ее отлаженные действия и отточенные навыки заставляли завидовать многих профессиональных пилотов, которые всю свою жизнь провели за пределами гравитации.
Я посадил истребитель на пустынной и голой планете, на которую мне указал мой верный астромеханический дроид Ар-2. Здесь нам нужно было переждать бурю в виде имперских преследователей, стремившихся доставить мою голову Дарту Вейдеру на блюде, украшенном драгоценными металлами с моим световым мечом в разобранном виде на гарнир. Я уже привык к постоянным погоням и преследованиям, но очень боялся за Ширу, попадавшую под удар из-за меня. Я пытался ее отговорить от выполнения заданий со мной, так как это было в разы опаснее всех остальных, но она упорствовала, говоря, что мне нужен рядом хороший пилот, который сумел бы меня прикрыть в случае необходимости. Мне больше ничего не оставалось делать, как молча соглашаться с доводами напарницы. Особенно если значительная часть команды была разбросана по своим заданиям на просторах Галактики, ведя подпольно или же открыто борьбу с Империей. Признаться честно, я не сильно сопротивлялся присутствию Ширы. Рядом с ней становилось как-то легче, но в то же время беспокойнее. Я то и дело одергивал себя, боясь сказать что-то лишнее, как это было во время нашей первой встречи. Она же снисходительно делала вид, будто ничего не замечает. И я ей за это очень благодарен.
Тайтон. Место не нашего назначения, но нашего укрытия. Ранее мне не доводилось бывать на этой планете, а, приземлившись, я понял, что вряд ли захочу сюда снова вернуться. Меня передернуло, когда я посадил истребитель на землю следом за Широй. Она оказалась намного проворнее, выйдя на поверхность первой. Меня же словно пригвоздили к сидению. Я хотел надеть шлем и выйти, но неведомая Сила тянула меня постоянно назад, приказывая улететь и более никогда не возвращаться в эти края.
Я сглотнул и заставил себя покинуть истребитель. Ар-2 направился следом, возмущенно бибикая за моей спиной. Он сканировал местность, но его датчики начали барахлить, что очень раздражало моего маленького друга.
- Не стоит быть с ним такой жестокой, - проговорил я, оборачиваясь назад и смотря на двух астродроидов. – Может быть, он и не Ар-2, но тоже очень даже ничего. Тебе следует быть с ним любезнее, тогда и он ответит тебе тем же. Немного дружеского участия необходимо всем нам.
Я отстегнул ремень и снял шлем. Воздух казался тяжелее обычного, но он действительно являлся пригодным для людей. Возможно, когда-то эту планету даже населяли живые существа. Да и теперь могли, просто мы приземлились не в самом удачном месте.
- Тебе что-нибудь известно о Тайтоне? – поинтересовался я, закидывая шлем в кабине своего крестокрыла. – Я раньше не слышал об этой планете. Тут есть кто-то разумный? Или хотя бы живой? Меня не слишком радуют ландшафт и местность…
Я проверил, на месте ли мой световой меч, после чего повернулся к Шире. Теперь нам следовало решить, что делать дальше. Если имперские разведчики не приземлились здесь следом за нами, то вряд ли они внезапно появятся в ближайшие пару часов. Три прыжка в гиперпространство за столь короткий срок явно выбили их из колеи.

+1

4

Быть первой- вот что являлось ее жизненным кредо. Что быть лучшей в самом верху рейтинга кадетов, оставив остальных далеко позади несмотря на то, что Шира почти не спала, или первой закончить Академию на Кариде с наивысшими результатами, что первой бросаться в бой или разведывать обстановку в незнакомых местах- все это было равнозначно. Нет, она не считала себя бессмертной, но и сидеть на месте не могла. Тем более сейчас, когда на кону стояла не только ее жизнь. Это было странно, так радоваться полученному заданию и так не хотеть его выполнять, хотя изначально Бри не видела в этом проблемы, но теперь оттягивала этот момент как могла. Человеческая жизнь была для нее пустым звуком и в любом другой ситуации она бы без промедления и лишних сожалений выполнила бы волю Повелителя по второму предложенному сценарию, как безжалостно сбивала имперские СИДки, которыми могли бы управлять те, кого шпионка могла бы знать, те, с кем она провела долгие годы обучения бок о бок, но она предпочитала не думать об этом. Угрызениями совести делу не поможешь, к тому же, с сокурсниками она особо и не общалась. Отчасти из-за того, что коменданты пытались научить ее выживать в одиночку, чтобы комфортно было молчать долгое время оставаясь долгое время с самой собой, отчасти из-за того, что Шира считала их себе не ровней. Не только из-за строчек рейтинга и заносчивости сокурсников, но и из-за тренировок с Вейдером. Она считала себя особенной и не очень-то стремилась общаться с кем-либо помимо Миретт и то, только потому, что та была ее единственной соседкой по комнате, хотя в последнее время они значительно отдалились друг от друга и общение постепенно сходило на нет к окончанию Академии и разбреданию по разным структурам Империи. Но в Разбойной все было по-другому. Даже она сама была другой и это нисколько не было связано с предписанной ей ролью. Будучи всего лишь ведомой, Бри не лезла вперед во время полетов и всячески проявляла уважение к командиру, чего нельзя было сказать о ситуациях вне крестокрыла. Нет, уважение к приказам Скайуокера так и оставалось неизменным, но быть второй или последующей она никак не могла. Она осознавала насколько была хороша, но ее не тянуло как-то этим хвастаться или выделяться, в отличии от Академий. Более того, то, что считалось бы за достижение, здесь вызывало ее раздражение. Хотелось сбежать от чужих взглядов как можно дальше. Знали бы повстанцы кем так открыто восхищались- имперским агентом-шпионом, ученицей Вейдера и бывшей участницей программы КОМПОНП. Даже ее нынешние заслуги не спасли бы ее от трибунала, вздумай она рассказать о себе всю подноготную. Поэтому Шира молчала, отгоняя прочь мысль о перебежничестве. Ей бы не свойственно поддаваться внезапным порывам в таких серьезных делах, тем более, когда она не до конца была уверена в своих убеждениях. Броситься в пасть ранкора с виброножом и то было проще.
- Мне сложно к нему привыкнуть. В Шаливейне не так развиты технологии, а дроидов так и вовсе нет. И за время скитаний мне как-то и в голову не приходило приобрести собственного астромеха, - Шира смущенно улыбнулась. Конечно, до этого ей приходилось иметь дело с дроидами, но управляемые ею звездные корабли не требовали присутствия чего-либо еще. Да и Империя не очень жаловала механических существ, ставя на них все возможные ограничители и максимально упрощая программы. Ее астромех был в первозданном виде, наглым и вредным. – Мне нужно время, чтобы привыкнуть и, возможно, мы подружимся.
На самом деле своевольный астромех  ей нравился. Шира могла бы летать и без него, но маленький дроид стал незаменимым помощником и она бы расстроилась, если бы в каком-нибудь бою с Империей лазерный заряд угодил бы в него. Она пыталась не привязываться, зная, что дроида придется бросить после того как ее задание будет выполнено. Впрочем, сближаться с комэском она тоже не планировала, но уже не выполняла данное самой себе обещание, но Люк был отличным другом и напарником и, таскавшаяся за ним повсюду потому что так велел Вейдер, шпионка уже не раз ловила себя на мысли, что такая компания ей нравится.
- Нет, - она отрицательно покачала головой, - Хотя название кажется смутно знакомым, - шпионка огляделась по сторонам, нигде не было ни малейшего признака присутствия хоть кого-нибудь. Только пепел, песок и камни, - Сомневаюсь, кто бы смог здесь жить? Даже если и есть, то вряд ли они будут рады нашему появлению. Скорее всего, планета принадлежит Империи, а наши оранжевая униформа слишком узнаваема и приметна. Зато живность обрадуется обеду, здесь явно должно водиться что-нибудь жуткое. И голодное.
Солнце было еще высоко, а вокруг не было ни малейшего намека на ветер. Полный штиль. Шире довелось успешно преодолеть все трудности в самом первом походе через пустыню Форгофшар, но Тайтон слишком отличался от «Зубов Таркина» и ей даже было интересно сможет ли она здесь выжить, учитывая, что в данной ситуации на любезно подкидываемые по пути бутылки воды рассчитывать не приходилось. Ее учили этому весь последний год на Кариде, но учебный лагерь слишком отличался от реальности. Да и Тайтон отличался, а у нее не было возможности проверить свои навыки и знания на практике.
- Становится жарче. Боюсь, мы тут сваримся, если не найдем тень. Даже дроиды, - в голосе звучал плохо скрываемый азарт. Что было лучше- сидеть несколько часов на одном месте или все же посмотреть куда их занесло? Даже несмотря на смутное чувство тревоги, Шира выбрала бы второй вариант, - Можем накрыть истребители меметическим покровом и осмотреться.
Она уже привыкла, что Скайуокер как магнит притягивает к себе неприятности на ровном месте, а раз уж она постоянно рядом, то доля проблем падает и на нее. Поэтому и хранила в кабине крестокрыла ранец, туго набитый всяческими полезностями, начиная пайками и заканчивая фонарем и дополнительными батареями. Хотя она сомневалась, что в такую жару потрепанный бластер не заклинит в самый «подходящий» момент.

+1

5

Приключения сваливались мне на голову даже тогда, когда я их не ждал. И так было практически всегда. Жизнь повстанца не отличалась легкостью, а с моим везением и умением находить врагов каждая новая миссия превращалась в испытание, проверку на прочность и верность. Я могу сказать лишь одну вещь, в которой был уверен со времени первого своего полета в составе флота Альянса, когда мы атаковали первую боевую станцию императора «Звезда смерти», - мне повезло с друзьями. Они не боялись следовать за мной. Они готовы были доверять мне свои жизни. Они никогда не отворачивались от меня, даже в самых сложных и невероятных ситуациях, когда, казалось бы, нет уже никакой надежды. Они вселяли в меня уверенность, ради них я двигался постоянно вперед, искал пути и решения, которые в обыденности ни за что на свете не были бы найдены. Но при всех своих достоинствах мои друзья все же не являли собой идеал. Их всех объединяло одно качество, которое ни раз создавало лишние проблемы и неприятности, - любовь к приключениям. Вот и получался замкнутый круг, в моем случае абсолютно идеальный, так как в их условиях
- Уверен, он будет этому рад, - улыбнулся я в ответ и посмотрел на астродроида, который остановился рядом с Ар-2 и начал усиленно бибикать, на что мой маленький друг стал крутить своей шаровидной сферой, чуть ли не подпрыгивая. Я усмехнулся.
Мои знания о звездных системах в своей массе базировались на личном опыте. Я мог рассказать о тех местах, где мне самому довелось побывать. О тех, про которых я слышал рассказы от друзей и знакомых. О тех, где бывала Лея во время дипломатических миссий и куда судьба контрабандиста иной раз заносила Хана. В остальном же нужными данными меня снабжал Ар-2. В этот раз я тоже решил попытать надежду на своего дроида. Я знал, что он был подключен к общей системе, однако мне казалось, он знает гораздо больше, чем многие другие астромеханики. Да и история у него гораздо длиннее. Он давно устарел по всем меркам и параметрам, но я бы ни за что не решился променять его даже на самого нового и усовершенствованного.
- Ар-2, что ты можешь нам сказать об этой планете? – я снял перчатки и забросил их в кабину пилота, машинально растирая правую руку. Я уже давно свыкся с мыслью о том, что у меня вместо живой кисти и ладони протез, однако чисто инстинктивно я то и дело пытался вернуть себе старые ощущения. И пусть новая рука ни чем не отличалась от старой, все же она оставалась искусственной, неживой.
Я уселся на край кабины, чтобы достать рюкзак с пайком и самыми необходимыми в пути вещами. Мне ничего не оставалось, как согласиться с Широй и начать собираться. Мы действительно могли здесь умереть от солнечного удара. Я взглянул на панель управления. Температура поднималась. Истребитель нагревался. Если так продолжится и дальше, то ни одна система охлаждения не сможет ввести двигатели в строй. Они загорятся прямо на месте. Я удрученно покачал головой и скинул на землю свой рюкзак и покров для истребителя. В этот момент на панели появилась краткая сводка о планете, но из нее я не узнал ничего нового. Система Тайтон. Регион – Ядро. Солнце – Тайтос. Луны – Ашла и Боган. Единственное, что меня смутило, так это климат. Он был указан как умеренный. Я покачал головой и сморгнул, понимая, что здесь никак не смогли расти ни трава, ни деревья, ни кустарники. Посмотрев на панель снова, я увидел уже совсем иную надпись, в которой упоминалось лишь о пустынях и пустошах.
«Быстро же я перегрелся…» - промелькнуло у меня в голове.
Я спрыгнул на землю и расстегнул свой летный комбинезон. Я закинул его на борт истребителя, после чего снова надел ботинки. Хоть мне и было в них жарко, однако идти босиком по пеплу не хотелось. Я поморщился и чихнул.
- как думаешь, откуда здесь столько пепла? – поинтересовался я, обращаясь к Шире. – Не могла же выгореть целая планета!
Я выпрямился  и огляделся по сторонам. Не самое приятное зрелище. И куда идти? Где искать тень? Проверив запасы своего рюкзака, я надел его, затянув все лямки и замки. Воды бы побольше, но, надеюсь, мы здесь ненадолго. Как только основная угроза минует, мы вернемся и продолжим свое первоначальное путешествие. Я закрыл кабину крестокрыла, после чего укрыл истребитель покровом. Он должен был защитить его от перегрева и скрыть от радаров имперских шпионов. На самом деле мне не очень хотелось куда-то идти. Все внутри трепетало и клокотало при мысли о том, что придется преодолевать путь по голой пустыне, усеянной пеплом, где никто не живет вот уже десятки, если не сотни лет. Ар-2 прокатился вперед, пытаясь просканировать местность. Не знаю, удалось ли ему это сделать, однако никаких радушных сигналов от него не поступало.
- Уверена, что нам следует это делать? – переминаясь с ноги на ногу, спросил я у Ширы, уставившись на нее. – Мы не знаем, есть ли здесь вообще укрытие. Я… Я не чувствую здесь жизни, никаких живых существ. Только сплошная пустота. Таково я не ощущал даже в пустынях Татуина. Там водились хотя бы разбойники и имелись фермы и поселения, здесь же, мне кажется, вообще ничего нет… Ничего. Совсем.

+1

6

Шира многое бы отдала, чтобы оказаться где угодно, но не на Тайтоне. Даже в Облачном городе на Беспине, ей было комфортнее в окружении армии штурмовиков и нескольких зарядов взрывчатки, где, казалось, у нее, Скайуокера и Лэндо нет ни малейших шансов не то что на победу, а хотя бы на выживание. Там она хотя бы знала кому придется противостоять, здесь же, кроме смутного ощущения, что Тайтон запомнится ей надолго, не было ничего, а она не привыкла полагаться только лишь на предчувствия, не подкрепленные никакими доказательствами. Да и планета не выглядела обитаемой, но не факт, что не была полна опасных сюрпризов. Помимо живности и сама поверхность могла быть смертоносной, не зря же планета так устрашающе выглядела. Не удивительно, что раньше она ничего не слышала о Тайтоне ровным счетом ничего- пепел вряд ли имел хоть малейшую ценность для Империи, не смотря на то, что находился в Ядре. Что бы здесь не произошло и сколь давно, о планете давно забыли. Если бы у нее был доступ в Имперскую базу данных, то она, вероятно, смогла бы узнать больше, но сейчас это было непозволительной роскошью из-за ее роли повстанца. Даже выживание не стоило провала задания. Здесь был пригодный для дыхания воздух и нормальная сила гравитации, а с остальным они как-нибудь справятся. Может на Тайтоне действительно ничего и никого нет.
- Явно не раньше, чем я выучу двоичный, -она вновь усмехнулась. Вообще, это было большой промашкой- выучить хаттский, Ботавуи и язык Мон-Каламари, которые едва ли ей пригодились, учитывая, что большая часть Галактики все же говорили на общегале, и не понимать, что пытается ей пропищать собственный астродроид. Хотя, это добавляло ее выдуманной истории еще больше достоверности, а в кабине крестокрыла так и вовсе не доставляло проблем, встроенный переводчик спасал положение, к тому же, время, проведенное среди мятежников, все же научило ее распознавать некоторые фразы, - Так что, ты сегодня снова за протокольного дроида, что знает шесть миллионов языков, но не такой блестящий, - Шира обошла истребитель напарника, ощущая исходящий от крестокрыла жар, и заглянула в кабину пилота, пытаясь вчитаться в быстро бегущие по экрану строки, - Умеренный? Страшно представить, что может значиться в базе как «жаркий», если это пекло всего лишь «умеренный». Ну хоть воздух пригоден и то хорошо, - Бри покачала головой. Если так пойдет и дальше, то они вернуться к двум лужицам расплавленного металла, - Что-то здесь не сходится: климат ничем не отличается от Арбры, но поверхность покрывают пустоши. Да и данные обрываются на самом интересном месте- ни истории, ни описания живых существ. Здесь явно что-то произошло, что тщательным образом пытаются скрыть. Да-да, я капитан Очевидность, но мне это не нравится. Ладно, будем считать, что приземлились в неудачном месте и дальше ландшафт будет более не соответствовать описанию.
Оставлять крестокрылы на солнцепеке совершенно не хотелось. Мало ли что могло случиться, не столько с ней, сколько с истребителем. Как ни крути, но шпионка чувствовала себя гораздо увереннее вне пределов гравитации, нежели на земле, но ее гнало любопытство да имперский флот вряд ли находился где-то далеко. Вздохнув, Шира отошла к своему истребителю и принялась стягивать летный комбинезон. Стало прохладнее, но все равно недостаточно. Побросав свои скромные пожитки в грузовой отсек, она принялась накидывать покров. Бри сомневалась, что оно спасет истребители от жуткого солнца Тайтона, но лучше это, чем совсем ничего. Поводом для беспокойства оставался так же и астромех, которого запросто могло перемкнуть от жары.
-Хмм, дай подумать, ситхово солнце выжгло здесь все к хаосу?- шпионка выдержала небольшую паузу, - На самом деле, не знаю. Даже мыслей никаких нет. Вряд ли мы это узнаем, судя по растениям- пепел здесь достаточно давно.
Тайтон был странным и пугающим. Где-нибудь во Внешнем Кольце, полным неожиданностей, такое и выглядело бы вполне нормально, но не в Ядре, где каждая планета представляла собой ценность для Империи. Шира уже пожалела о своей затее исследовать это место.
- Не будь таким пессимистом, Скайуокер, - она задумалась на мгновение, - Нет, не уверена, не в этот раз. Здесь жутко и дело даже не в пепле. Просто… Не хорошее предчувствие. Но вариантов у нас не много- либо медленно превращаться в шашлык, либо лететь в соседнюю систему и надеяться, что имперцы не встретятся по пути. Может, это и к лучшему, что здесь никого нет.
«Или же это только видимость».
Был лишь один способ проверить это, а лезть навстречу какому-нибудь теоретическому Звездному разрушителю в небольшом крестокрыле очень не хотелось. Истребитель был отличным, но его мощности явно бы не хватило, чтобы достойно противостоять тяжеловооруженному кораблю. Если только всей эскадрильей, но сейчас их было только двое. Бри была в не меньшей опасности, чем Люк- о ее задании знали лишь Вейдер и Айсард, для всех остальных она была такой же мятежницей в оранжевом летном комбинезоне как другие. К сожалению, экипаж разрушителя сначала приготовят крестокрыл, фаршированный имперским майором разведки, запеченной до хрустящей корочки, а уже потом будут разбираться кого именно они сбили.
- Ладно, идем, - она подозвала астромеха и обернулась, - Ты с нами или останешься греться на солнышке?

Отредактировано Shira Brie (2017-08-02 05:51:52)

+1

7

Мысленно я не мог не согласиться с Широй. Не нравилось мне это место. Да и предчувствие у меня было не самое приятное. Планета выглядела слишком пустой, слишком безжизненной. Она словно умерла и продолжала существовать лишь по старой доброй привычке, от которой не удалось избавиться по тем или иным причинам. Я не стал ничего говорить вслух, но почему-то я не разделял мнения своей напарницы касательно ландшафта Тайтона. Внутреннее чутье говорило о том, что он весь представляет собой груду пепла. Не больше и не меньше. Разве нам удастся найти несколько уцелевших каменных строений, однако шанс даже такого успеха мне казался минимальным в сложившейся ситуации.
Все мои внутренние чувства были напряжены. Инстинкты то и дело кричали об опасности, считая, что нам необходимо немедленно покинуть планету. Тьма. Она дышала местным пеплом, окутывая собой и меня самого. Мне уже доводилось сталкиваться с подобным ощущением. Я получал его посредством Силы. Оно постепенно текло по жилам, переливаясь в крови, затрагивая сознание, заставляя нервные клетки сжиматься и разжиматься. Я чувствовал напряжение, которое разливалось по моим мышцам. Это была не просто опасность. Это была темная сторона. Особая материя, особый вид материи, с которым я встречался редко, но забыть который вряд ли смог бы. И пусть сейчас изучение Силы и своих способностей джедая стояло у меня не на первом месте, я все-таки мог сказать, что чувствую на Тайтоне примерно то же, что чувствовал в пещере в системе Дагоба, куда завел меня магистр Йода, пытаясь обучить, сталкивая меня с моим самым большим страхом – боязнью оказаться похожим на отца.
Я затянул лямки своего походного рюкзака и направился следом за Широй. Она была права – нам не следовало оставаться на солнце. Собственно говоря, как и астродроидам. Конечно, их корпус был защищен рядом специальных покрытий. Мой Ар-2 некогда пересек пустыню на Татуине, а до этого побывал во множестве самых разнообразных переделок, однако перестраховаться я никогда не был против. Тем более, я очень дорожил своим дроидом.
- Шира… - обратился я к напарнице минут через пятнадцать после того, как мы покинули наши истребители в море пепла. – Я… Помнишь, ты говорила мне о своей чувствительности к Силе? – я оторвал взгляд от земли и перевел его на молодую женщину.- Скажи, сейчас ты ничего не чувствуешь? Ничего не ощущаешь?
Мне было тяжело находиться на Тайтоне. Казалось, будто на меня постепенно обрушивается солнце вместе с небом. Я продолжал идти вперед. Мой шаг оставался ровным. Но я все равно чувствовал, как нечто необъяснимое давит на меня, словно пытается запретить продолжать наш безумный путь. А он действительно был безумным. Кто в здравом уме решит путешествовать по планете, от которой остался лишь пепел?
Впереди я не видел ничего, кроме невысокой гряды гор, уже давно начавших разрушаться. Несколько вершин было отбито. Они валялись поодаль на просторах пустыни, отнесенные в сторону либо ураганом, либо никому неведомой силой. Мне не хотелось знать, что именно здесь случилось. Я и так знал – нечто плохое, ужасное, темное, мрачное, губительное. Мне до сих пор не доводилось видеть столь масштабных бедствий.
- Подумай, ведь кто-то мог жить раньше на территориях этой самой пустыни, - покачал я головой. – И никого не осталось. Думаешь, всех людей что-то убило? Или им, возможно, удалось спастись?
Я мало верил в мое последнее предположение. Невольно вспомнилась родная пустыня Татуина. Сейчас от моего дома почти ничего не осталось. И от моей семьи тоже ничего не осталось. Лишь несколько могил, засыпанных камнями. Кто знает – вероятно, через пару десятилетий моя планета станет похожа на Тайтон. Разве только от нее не будет исходить аура опасности.
Я внезапно остановился и широко распахнутыми глазами уставился вперед. В голове зазвучал голос. Он принадлежал Бену. Моему первому учителю. Отшельнику, многие годы прожившему за дюнным морем на Тауине. Он смотрел на меня своими печальными глазами. Он говорил, что мы не должны продолжать путь, что это опасно. Буквально через мгновение образ исчез. Дымка рассеялась. Я снова видел лишь остатки старого горного хребта, пепел, астромехаников и Ширу. Они уже ушли вперед.
«Может, нам не стоит продолжать путь? Стоит вернуться к истребителям и там переждать налет имперцев…»
Я сомневался в том, что начинаю сходить с ума. Вряд ли мое видение стало побочным эффектом жаркого климата. Если это действительно приходил Бен, в чем я не намерен усомниться, то нам, в самом деле, следовало развернуться. Учитель не может ошибаться.
- Шира… - я сделал несколько шагов по направлению к напарнице, готовясь попросить ее вернуться, как вдруг мне показалось, что я увидел вперед отблеск. Он появился лишь на мгновение где-то между старых гор, а затем исчез. Я попытался вглядеться внимательнее в даль, но больше ничего не увидел.
- Ты это видела? – обратился я к Бри, ошарашено переводя на нее взгляд. – Мне же не показалось?

0

8

Наверно, ей все же стоило признать, что у нее огромные проблемы с доверием.  И, если в Империи это могло бы сойти за плюс, то среди повстанцев это создавало определенные проблемы. Имперцы были каждый сам за себя и, если твоему кораблю суждено падать, то все будут безразлично наблюдать за трагедией, возможно, теша свои амбиции и пророча себе очередное повышение по службе. Конечно, были исключения, но весь опыт Ширы сужался до пределов нескольких академий и ее суждения об этом были не объективными. Одиночные «проверочные» миссии тоже лишь закрепили постулат о том, что полагаться можно лишь на себя и ни на кого больше. То же самое ей втолковывал Могурк, но все же закрывая глаза на то, что Бри активно помогала соседке по комнате с учебой. Повстанцы были другими. Теперь ее доверия заслуживала не только берсеркская винтовка, но и люди. И это было сложно, хотя и прекрасно вписывалось в ее историю.  Беспин изменил многое, но о стопроцентном доверии речи все еще идти не могло. Шира могла сыграть что угодно и до сих пор никто даже и не догадывался о том, что с ней происходит на самом деле.
Тайтон чем-то напоминал Облачный город. Пусть здесь на многие километры вперед простиралась пепельная пустыня, а не возвышались величественные здания. На Беспине было так же тихо, слишком тихо, как и здесь сейчас, пока из ниоткуда не появились штурмовики, а сам город не оказался заминирован. Тогда ее чувства так же молчали, сколько она не пыталась предвидеть надвигающуюся угрозу. Это беспокоило ее, не только из-за Тайтона. Впрочем, Бри не так часто оказывалась на поверхности, а в открытом космосе с ее связью с Силой было все в порядке. Хотя ее умения не были идеальными- тот же Люк умел гораздо больше нее, ей приходилось постоянно скрывать свое присутствие в Силе, не выдавая своих истинных умений и происшествий, что случились по ее вине. Это могло рассекретить ее и Шира не рисковала лишний раз. Но Тьму, окружающую эту планету, было трудно не заметить. Ей только и оставалось, что упрямо идти вперед, поднимая все больше клубов пепла и ни разу не обернувшись. В том, что Скайуокер последует за ней, она не сомневалась- слишком уж он дорожил членами эскадрильи. И оказалась права.
- Помню, я мало кому об этом говорила, - она нахмурилась. С того самого дня, как она впервые попала на Арбру, никто эту тему не затрагивал. – Ты имеешь в виду что-то темное и гнетущее? Я думала, что мне показалось, никогда не чувствовала нечто подобное.
Она вновь солгала- ощущение было ей знакомо. Точно так же Тьмой веяло и от Императора, и от Дарта Вейдера, только во много раз слабее. Здесь было чувство, что сама планета насквозь пропитана Темной стороной Силы. Тьма давила со всех сторон, вызывая ощущение, что еще одно маленькое усилие и нечто неведомое просто заставит уйти под землю. Это давило со всех сторон, обволакивая, словно незримый кокон. От Императора веяло таким же гнетущим ощущением, но Шире никогда не хотелось бежать так долго, до боли в ногах и острой рези в легких, чтобы больше не ощущать этого. Но с этой планеты пока не было выхода и вряд ли здесь был хотя бы крохотный клочок поверхности, свободной от этих оков. Она проследила за взглядом Скайуокера- горы, давно начавшие разрушаться и представляющие собой удручающее зрелище. Бри вновь пожалела о своей затее, здесь вряд ли было хоть что-нибудь, что могло бы оказаться полезным для Альянса. Хоть она и видела достаточно для своих лет, но могла прекрасно понять и разделить эмоции Люка, даже не ощущая их в Силе.
- А может, здесь никогда никого и не было? – она осторожно дотронулась до настоящей, из крови и плоти, руки напарника, - Возможно, что эта планета всегда была такой, поэтому и оставалась необитаемой. Знаешь, в одной из кантин, куда меня в свое время занесло поисками, я слышала о Йелте- одной из планет ботанов, необитаемой из-за слишком жаркого климата. Кто знает, может Тайтон такой же.
Выдуманные истории о выдуманной жизни, чтобы отвлечь. Не столько комэска, сколько саму себя. О Йелте она слышала на одном уроке истории и теперь это пригодилось. Ширу учили ничего не бояться, но не признать того, что от ландшафта Тайтона ей становилось не по себе, она не могла. Впрочем, еще один урок, что она выучила самостоятельно, не давал ей так просто поддаться каким-то там ощущениям и свернуть с уже намеченного пути. Кляня себя за секундную слабость, она продолжила идти вперед, к горам.
- Ты идешь? – шпионка хотела было добавить какую-нибудь, уже привычную, колкость про то, что она утягивает Арту на свою сторону, но остановилась, отвлеченная внезапной вспышкой. Это пустыня, здесь может привидеться что угодно, Форгофшар была тому отличным примером. Шира не могла припомнить сколько именно ее одногруппников поддалось чарам коварной пустоши; это не заботило ее ни тогда, ни тем более сейчас- главным всегда были лишь она и Миретт. Но она была уверена, что этот отблеск не плод ее воображения.
- Что это было? – она думала, что ее больше ничем не удивить, но не сводила столь же ошарашенного взгляда с комэска. Ей хотелось выяснить, что могло отражать свет на заброшенной планете, окутанной Темной стороной. Она перевела взгляд на горы и с удивлением отметила, что отблеск вновь появился, уже ближе и ярче, - Оно приближается слишком быстро.
Объект двигался в их направлении, все чаще и чаще попадая под солнечные лучи. Уже через несколько мгновений она могла различить фигуру, чем-то отдаленно похожую на протокольного дроида, у которого неполадки с передаточной муфтой внешнего мотора- существо пыталось бежать, практически волоча за собой одну из конечностей и странно припадая на вторую.
- Дроид? Что он здесь делает? –Бри сделала было шаг вперед, но остановилась как вкопанная. Чем ближе «дроид» подбирался, тем становилось виднее, что на переводчика существо похоже только издалека. Очень сильно издалека. Окончательные сомнения отпали, когда одна из рук неведомой твари со скрипом превратилась в зубчатый клинок, сплошь поеденный ржавчиной. Вряд ли это было дружелюбное приветствие.
- Бежим.

+1

9

Иногда с грустью и печалью осознаешь, что бежать больше некуда. Прошлое осталось далеко позади. Будущее еще не скоро наступит. Настоящее медленно растворяется на фоне более глобальных событий, которые либо уже прошли, либо еще не наступили. Казалось, я должен спокойно сидеть на базе и просто ждать, когда наступит время моей последней встречи с Дартом Вейдером. Я бы мог помогать Лее, а не шататься по Галактике, надеясь на то, что к Альянсу примкнут новые системы. На данном этапе исход войны был непредсказуем. Повстанцы все еще оставались небольшой группировкой, вокруг которой постепенно концентрировались силы, недовольные политикой Императора Палпатина. По сути же реальной власти никто из наших командиров не имел. В глазах правительства мы являлись мятежниками, поэтому каждый второй житель каждой планеты мог без зазрения совести выдать нас штурмовикам.
Тайтон был исключением из тех мест, где мне доводилось бывать в последнее время. Ни одно не вызывало во мне такие бурные и негативные эмоции. Я почувствовал, что постепенно скатываюсь внутрь себя, оставляя где-то позади Ширу и Ар-2. Надо выбираться. Срочно. Быстро. Я постарался сосредоточиться на диалоге, повторить произнесенные напарницей слова и внятно на них ответить.
- Уверен, на планете, о которой ты слышала, нет столь тяжелой ауры тьмы, - проговорил я, взглянув на Ширу. – Нет, здесь когда-то имелись живые существа. Вспомни данные на приборах – они не могут нам врать. Видимо, климат еще не восстановился. Пепел облепил слишком плотным слоем землю, а тьма не позволяла ничему живому расти здесь.
Добровольно я бы никогда не захотел без особых причин вернуться на Тайтон. Я бы и сейчас не имел ничего против того, чтобы покинуть планету. Однако возможности не позволяли. Мы бы не оторвались с Широй вдвоем от преследователей. Даже если бы совершили еще несколько прыжков в гиперпространство по отдельности, а после встретились в пункте назначения.
- Это что-то блестит вдали? – проговорил я медленно и тихо, скорее самому себе, чем своей верной напарнице. – Или это что-то движется и направляется к нам?
Вероятно, мы стояли на месте как два дерева и смотрели вперед, пытаясь понять, может ли нам что-то здесь угрожать. Я не был уверен в том, что тут имеется нечто, не способное этого делать. Планета выглядела чересчур жутко, дабы на ней имелись существа вменяемые и разумные.
Я сглотнул и еле заметно кивнул головой, опять же скорее самому себе, так как Шира уже все поняла и разъяснила.
- Остатки былой роскоши? – предположил я, вглядываясь в приближающееся к нам существо. – Мне он не очень нравится. Точнее, он мне очень не нравится.
Я начал медленно пятиться назад, не делая резких движений, словно эта механическая штуковина могла меня заметить. Хотя… она заметила всю нашу небольшую группу. Вероятно, достаточно давно, раз успела преодолеть столь значительное расстояние.
«Интересно, это часть охранной системы или просто завалявшаяся техника, каким-то чудом уцелевшая после трагедии на планете?» - я нахмурился, мысленно ставя себе заметку о том, что необходимо лучше разобраться в данном вопросе. – «Но… нельзя отрицать наличия здесь разумных существ. Беженцы. Преступники. Кто сказал, будто они не могли найти себе убежище в каких-нибудь развалинах Тайтона? Уверен, даже нечувствительные к Силе поняли бы, что в подобном месте не стоит оставаться. Но есть и те, кому просто больше некуда податься. Им без разницы, где жить. Главное – чтобы их не нашли. А зачем проверять занесенную пеплом планету? Она заранее обречена на ничтожное существование…»
Странное существо все приближалось. Оно скрипело и кряхтело. Достало странный зубчатый клинок. Признаться, мне показалось, что некогда я видел подобные конструкции. На каких-то старых изображениях в немногочисленных архивах, где мне доводилось бывать. Однако я не мог сказать, как именно называется это существо.
- Мы не убежим от него, - проговорил я, поворачиваясь к Шире. – Помимо нас еще два дроида. Но даже без них мы будем слишком медленными…
Я не стал дожидаться ответных слов. Моя рука инстинктивно метнулась к световому мечу. Жужжащий звук рассек воздух, в котором заискрился зеленый клинок. Это был мой новый меч. Старый канул в небытие после стычки с Дартом Вейдером на Беспине. Новое оружие я собрал по старым чертежам Бена, найденным мною в его доме на Татуне, где джедай прожил отшельником  почти двадцать лет. Я вернулся туда после событий в Облачном Городе, заставившим меня иначе посмотреть на весь недолгий процесс моего обучения, на мою жизнь и судьбу, на действия моего отца, которые для меня долгое время оставались загадкой. Вот и теперь я не понимал, чего именно он хочет – убить меня или же поймать?
Дождавшись подходящего момента, я замахнулся и отрубил выставленную дроидом конечность до того, как он успел нанести удар. Признаться, я достаточно давно не использовал меч. И теперь его жужжание и свет действовали на меня успокаивающе. Я отпрыгнул назад, стараясь не терять равновесия. Странная конструкция заскрипела и повалилась на бок, пытаясь найти другую точку опоры, но у нее явно не хватало еще нескольких значительных конечностей. Она барахталась и кряхтела. Я подошел ближе и вскрыл ржавую крышку системной панели.
- Мне не доводилось встречаться с подобным… - задумчиво произнес я, разглядывая странные сплетения проводов, которые перемежались с чем-то непонятным. – Такое ощущение, что тут не хватает каких-то деталей… Или вещей… Или… - Я с отвращением поморщился. Существо еще некоторое время барахталось, после чего замолкло. – Видимо, заряд батареи закончился. Но что его могло запустить?

+1

10

Она вовсе не была такой уж бесстрашной, но какому-то старому дроидоподобному существу не напугать имперского агента, но Шира старалась придерживаться предписанной ей роли. Конечно, в Разбойной эскадрилье ей приходилось демонстрировать храбрость, зачастую граничащую с самоубийством, но ничто не должно было выдать в ней безжалостную убийцу, которая не боялась даже Императора. Ей приходилось уважать его, всецело поддерживать идеи и способы, которыми он собрал Галактику воедино, но шпионка, в отличии от многих ее «коллег» вовсе не испытывала должного страха, лишь благодарность за то, что в Имперских секторах поддерживались порядок и мир. Не боялась она и Вейдера, во многом стремясь быть все больше и больше похожей на своего Учителя. Предательское «бежим» сорвалось как-то само собой, вполне в духе беженки с Чиншассы, но Бри вовсе не собиралась хоть как-то сдвигаться с этого места, даже если дроиду придется пройти прямо сквозь нее. Хотя с клинком у ржавеющего не-переводчика были все шансы, хоть и мизерные, но все же были. Ее не напугать каким-то старым набором винтов и гаек.  Даже так виртуозно меняющим конечности на разные забавные штуки из пыточных приспособлений. Дроид явно был стар, наверно, даже был собран задолго до ее рождения, но все же представлял собой опасность. Шира никогда не видела ничего подобного, похожего на данную модель, даже на очень старых изображениях, и тем становилось интереснее. Лишь издалека жестянка была похожа на древний прототип С3РО, при приближении становилось ясно, что кроме гуманоидной формы у них нет ничего общего. И дело было вовсе не в клинке и неожиданной трансформации. Бри с самого детства привлекали различные механизмы, а Империя дала ей возможность изучать и устройство кораблей, и взрывчатых боеприпасов. Вот только дроидов она недолюбливала, хотя неведомая тварь вызывала в ней определенное любопытство. Больше всего ей не хотелось, чтобы было повреждено что-то важное: дроид выглядел достаточно старым и дряхлым, чтобы рассыпаться в прах от одного единственного бластерного выстрела, а она очень хотела рассмотреть его. Прежде ей не доводилось видеть, чтобы у железяк не сменялись манипуляторы и устройства, а меняло свою форму само тело и теперь она сомневалась, что бластер в данном случае может быть как-то полезен.
Ее роль вынуждала поступать и действовать так, как на службе у Империи она никогда бы не сделала- не только максимально эффективно сражаться против своих же союзников, но и подменять эмоциональные реакции. С тех пор как ее ноги впервые коснулись земли Арбры, ей удалось лучше узнать Люка. Она знала, что он не оставит ее в беде и даже не предприняла ни малейшей попытки хоть как-то защититься с помощью бластера от несущегося на них дроида, кроме как медленно пятиться назад вслед за Скайуокером. В крайнем случае, она успеет увернуться.
- Для ржавого ведра, еле волочащего ногу он слишком быстр, - едва ли с того момента как существо заметило их прошло несколько минут, а сейчас Бри могла разглядеть следы коррозии так же явно, как шероховатую обшивку своего крестокрыла, если бы она проходила мимо него в ангаре. Дроид замахнулся клинком, но шпионка ловко увернулась, предоставив разбираться с неведомой жестянкой комэску. Для бластерных выстрелов было уже поздно, а у металла нет болевых точек, чтобы она могла остановить дроида в ближнем бою. Шира еще не успела развернуться, а все уже было кончено- тварь неуклюже барахталась в пепле, пытаясь подняться. Непривычный зеленый свет тускло отражался от серебряного хромита, покрывавшего механизмы. Существо никак не хотело прекращать шевелиться и шпионка уже всерьез подумывала добить его разрядом в недра системной панели. Мало ли каких сюрпризов полно это отродье от инженерского искусства? Но дроид затих.
- Возможно, он среагировал на движение. Или на тепло, хотя в таком пекле нас достаточно трудно засечь, - она осторожно подошла ближе, но все еще оставалась на расстоянии, надеясь, что заряд действительно закончился и существо больше не поднимется. Каждый ее шаг был выверен, чтобы при форс-мажоре тварь не смогла достать ее, - Очень странно, что кто-то оставил здесь это.  Предполагаю, что оно либо что-то здесь охраняет, либо древние сослали это на пустынную планету специально, - она хотела добавить, что не может себе представить на что был способен дроид едва сошедший с конвейера, но ее внимание привлек запах, исходящий из системной панели. Характерная сладковатая вонь трупной гнили, заставившая Бри отшатнуться, - Оно… Оно живое. Или в нем что-то сдохло.
Шира уже и не помнила когда последний раз испытывала настоящий, иррациональный ужас. Разве что в детстве, пока не привыкла к грозам, бушевавшим на Корусанте, да в присутствии Дарта Вейдера, до того как не начала доверять и считать его своим наставником, но сейчас даже ей стало как-то не по себе. Она наклонилась над вскрытой панелью, оставаясь в напряжении, пытаясь рассмотреть что-нибудь среди беспорядочно встроенных проводов. Некая субстанция, перемежающаяся с кабелями, вполне могла быть когда-нибудь очень давно мягкими тканями и мышцами.
- Не нравится мне все это, - Бри постаралась выглядеть более напуганной, чем была на самом деле, - Кажется, это существо когда-то было из плоти и крови и я очень надеюсь, что ошибаюсь в предположениях. Кто знает, сколько их еще прячется в песках, но улететь немедленно мы не можем.
Тайтон стал ловушкой. Впрочем, он и был ей изначально, но теперь ситуация лишь усугублялась. Хотя для повстанцев это не было чем-то новым, но вряд ли хоть кто-то мог предположить с чем придется столкнуться на этой планете. Дроид был чем-то неизведанным, необъяснимым. Шпионка не была уверена в том, что именно она видела, но предполагала худшее и очень хотела бы ошибаться.
- Ты заметил, что это пронеслось мимо наших астромехов, словно они были пустым местом? Не хочу рисковать ими, возможно, это было лишь совпадением, но если другие… Если здесь есть другие, - Шира сделала акцент на этой фразе, хотя практически не сомневалась, что «друзей» у существа здесь хватает, а выяснять у всех ли них сели батарейки не хватит запасных энергетических блоков , - то у нас есть крохотный шанс избежать следующих жарких свиданий.
Она не успела договорить свой план, со стороны гор вновь появился уже знакомый отблеск. Только в этот раз солнечный свет отражался сразу от двух существ.
- Мой- левый, твой- правый, - Бри выхватила бластер из бедренной кобуры, - Посмотрим как им понравится это, светового меча у меня нет.
Шпионка прицелилась, насколько ей позволял отблеск, надеясь, что существ покрывает обычная обшивка как протокольных дроидов, без зеркального слоя. Смерть от рикошета, что могло было быть глупее? Но тварь рухнула, подкошенная первым же выстрелом.

+1

11

Каждый день моя жизнь подвергалась опасности. По сути, для меня не могло существовать завтрашнего дня. Я должен был жить лишь сегодняшним, единственно ценным, особенным, важным. Но я этого не понимал. Будучи юным максималистом, мне хотелось верить в будущее, которое находилось где-то далеко впереди. Я не желал даже помышлять о возможной кончине всего, о смерти не только своего тела, но и души, а вместе с ней  - надежд, желаний, стремлений. Я искренне верил в своих друзей, в идею всеобщего мира и процветания. Что ни говори, в те времена я действительно был слишком юн, отчасти наивен. Однако именно эти две черты позволили мне выдержать все те испытания, которые преподнесла мне суровая и жестокая жизнь. Я до последнего не сдавался, ведь сдаться — значит перестать доверять самому себе. Не верить себе — погибнуть. Возможно, будь я более сдержан и меньше доверяй Судьбе, все было бы иначе. Я бы не ждал завтрашнего дня, который мог и не наступить. Я бы совершал более решительные поступки. Говорил более важные слова.
Тайтон была лишь одной из многих планет, где меня ждала опасность. Только теперь я был не один. Только теперь не только себя я подставлял под удар. Оглянувшись назад, я скажу, что приключения на Тайтоне были просто одними из многих, просто картинкой на долго пути моей жизни. Куда большую играл тот факт, что рядом со мной находилась Шира. Нас связывало многое. По крайней мере, я так думал. Мне казалось, мы могли бы стать больше, чем просто друзьями или напарниками. Я считал, она меня понимала. Понимала так, как никто другой. Признаться откровенно, я был в некотором роде увлечен ею. Красивая, самостоятельная, независимая молодая женщина, в душе которой находились тонны боли и отчаяния. Но она находила в себе силы двигаться дальше, поступать правильно, стремиться в будущее, ведь оно не могло быть хуже прошлого. Я то и дело в голове взвешивал всевозможные варианты развития событий, но снова и снова перед мной вставал долг, обязательства, взваленные на мои плечи по моему же собственному желанию. Каждый раз что-то мешало. И это раздражало и одновременно пугало, заставляя задуматься.
- Действительно… Неприятно… - сморщился я, разглядывая поверженное существо. - Вероятно, они тут уже очень и очень давно. Механическая конструкция поддерживала их жизнь, но малейшее вмешательство убило его, так как даже металл весь проржавел в условиях глухой пустыни.
Я покачал головой. Я знал, на что способна современная техника. Я знал, что она может при помощи механических конструкций помогать людям. Например, у меня была заменена правая рука от кисти, так как свою я потерял. Но я даже не мог себе представить, кто сделал подобное существо. Конечно, технологии поддерживали людские жизни, но я не представлял, кто мог согласиться вести подобное жалкое существование. Я бы предпочел умереть, чем находиться внутри жестяной банки. Это было кощунство, на мой взгляд. Издевательство на святостью жизни. Я закрыл глаза и отвернулся. Мне не хотелось думать об этом. Мне не хотелось смотреть на это. Я был готов прямо сейчас уйти. Все равно, в какую сторону. Вид живой плоти внутри механического дроида вызывал тошнотворные приступы.
- Думаешь, программа дала сбой и теперь определяет только живых существ? - поинтересовался я, поворачиваясь к Шире, но все-таки отходя в сторону от трупа. Или горы железа. Я не знал, как можно назвать подобное существо. Омерзительно. Конечно, я никогда этого не скажу в ряде случаев, но сейчас видеть наполовину сгнившую плоть было невыносимо. - Если они охраняют нечто важное, то надо узнать, что именно. Хотя, я думаю, эти полудроиды появились здесь позже, чем планета превратилась в пепельную пустыню...
Я хотел добавить кое-что еще к своим словам, но отвлекся на вновь появившиеся впереди отблески. Я сразу же поднял меч и приготовился к возможной атаке. Шира находилась рядом. Она тоже приготовилась стрелять. Долго биться не пришлось. После первого же удара мой противник повалился за землю и развалился на части. От него пахло гнилью меньше, чем от первого, но зрелище все равно оставалось неприятным. Я опять сморщился и покачал головой из стороны в сторону. Я  не хотел даже приближаться к ним, но механик внутри меня практически умолял вскрыть панели и посмотреть, как именно система жизнеобеспечения смогла так долго оставаться в строю.  Я тяжело вздохнул и убрал меч, после чего подошел к одному из дроидов.
- Технология старая, - проговорил я, невольно шевеля пальцами правой руки. - Но использована так, как мне еще не доводилось видеть.
Я встал на колени перед дроидом и начал его рассматривать. Сердце все еще быстро стучало в груди, напоминая, что мы всего минуту назад с Широй расправились с еще двумя потенциальными вредителями. Хотя… они не смогли продержаться в бою даже полминуты. Они просто старый неудачный эксперимент, вышедший из-под контроля. Не более того. Я снял крышку с панели и начал разводить провода в разные стороны. Под ними находились еще одна панель. Я поддел ее, пытаясь вытащить, но вместе с ней в моих руках оказалась целая коробка, в которой находились основные переключатели дроида. Я осторожно положил ее рядом с собой. Я постучал по металлическому каркасу. Внезапно одна из щупалец дроида дернулась. Я напрягся, готовясь отразить удар, но в следующий момент мой подопытный завибрировал, а затем издал протяжный звук, похожий на человеческий вздох. Я, не став ждать, снял еще одну ржавую крышку. Передо мной было широкое отверстие. Я втянул воздух в легкие и перестал дышать. Мои глаза округлились. Я перевел взгляд на Ширу.
- Это сердце, - проговорил я, вновь смотря на содержимое центральной системы. - Провода, видимо, поддерживали жизнь сердца, пропуская через него электрические импульсы. Сердце поддерживало работу других систем, которые имеются в существе, а технические атрибуты делали его смертоносным противником… Но… - я покачал головой, пытаясь избавиться от посетившей меня мысли. - Но если он был разумным, то ему был нужен для этого мозг. Мозг может функционировать отдельно от сердца… Видимо, в этих существах он давно умер, а сердце продолжало работать, потому что работала система жизнеобеспечения…
Я закрыл остановившееся сердце крышкой, после чего резко поднялся и сделал несколько шагов назад. Нам надо уходить. Убегать отсюда. Это место опасно. Мы не найдем на Тайтоне ничего хорошего.

+1

12

Любой день мог стать последним. Что во время обучения, что в Альянсе повстанцев. Одно неверное движение, неправильное решение, роковая случайность и больше не было бы никаких «долго и счастливо». Со временем Шира привыкла жить одним днем, боясь заглядывать даже в завтрашний день. И ждала когда закончится война, совершенно не представляя что делать дальше. Это было тем, чему ее учили с самого детства, тем, что она видела на протяжении своей не такой уж долгой жизни, и за пределами кабины СИД-истребителя или без берсеркской винтовки она себя не представляла.
Среди мятежников как никогда ощущалось ее одиночество. «Разбойная» действительно была семьей, а Шира была лишней, пусть и делала вид, что все в порядке. Ей было все равно что думают о ней повстанцы, а вот мнение Люка неожиданно стало казаться необычайно важным. В критических ситуациях, вроде этой с странными дроидами-убийцами, она привыкла руководствоваться здравым смыслом и головой, пусть ошибаясь, но не давая волю своим эмоциям. Лишь изредка ярость туманила мысли, путала все планы и всячески мешала. В открытом космосе нет места эгоизму, где каждое непродуманное действие могло привести к гибели всего звена. Пусть она и была всего лишь ведомой, второй, но без раздумий бы бросилась впереди комэска, если бы это могло спасти тому жизнь. Не важно- в космосе или же на земле. И эта мысль, чем больше Бри узнавала Скайуокера, становилась все более навязчивой. Второй раз в жизни шпионка ставила жизнь кого-либо выше своей собственной, выше долга и верности. В ее задание не входило сближаться с объектом, но Люк уже становился больше, чем пустыми символами на экране датапада. Она не хотела этого, противилась и отрицала. Не в последнюю очередь из-за того, что Люк не поддавался пониманию. За пределами атмосферы, под шквальным бластерным огнем все было проще, когда разговор вертелся вокруг «бочек» и удобных позиций для точной стрельбы. Изредка Бри пыталась выяснить как комэск относится к ней, но он то ли не замечал, то ли она действительно была ему безразлична. Напарник, не более того. Конечно, куда уж ей затмевать очарование последней принцессы Альдераана. Какой бы Шира не была талантливой, но все же она не была Леей.
- Думаешь, в этом была программа?- теперь у нее было сразу три объекта, в разной степени разрушения, для более детального осмотра, - Если это так выглядит, то почему бы не отличаться от тех дроидов, что мы знаем, не только внешне? Тот больной гений, что создал этих тварей, вполне мог усовершенствовать технологию еще раз.  Эти двое тоже пролетели мимо астромехов, словно на нас нарисованы большие мишени, видимые только им. Может им не нравится цвет нашей формы, может их сенсоры сверхчувствительны и настроены на биение сердца, на голоса, на, ситх знает, что еще, чего нет у наших дроидов.
Едва уловимое до этого чувство тревоги, чего-то неотвратимого и ужасного, что может вскоре произойти, становилось все сильнее.  Даже тишина, вновь не нарушаемая скрипом старых полудроидов, казалась слишком подозрительной. Как затишье перед бурей, способной смести все на своем пути. Слишком тихо, слишком жутко. Но вокруг была только неподвижная пустыня и редкий лесок, без малейшего намека на новую волну нападающих. Хотя на Тайтоне приключения появлялись из-под каждого камня и расслабляться ни в коем случае было нельзя.  Рука вновь потянулась к бластеру, стоило одному из дроидов дернуться.
- Слишком странно, - она ошарашено смотрела  на неожиданную находку, - Подожди, я должна это проверить.
Тайтону впервые удалось по-настоящему напугать ее. Шира, стараясь не поддаваться панике, окинула взглядом остальных дроидов, валяющихся в пепле в самых нелепых позах. Ей повезло- у одного из них при падении почти откололась часть металла, что покрывала его голову. Оставалось лишь чем-нибудь поддеть ее, чтобы не повредить внутреннее содержимое. Если оно там было, конечно.  Руки тряслись, когда она попыталась снять пластину ножом. Лезвие то и дело соскальзывало, но вскоре металл отскочил на землю.
- Ты должен увидеть это, - собственный голос неожиданно показался слишком громким. Мозг полудроида оказался почти полностью покрыт тем же металлом, что и внешняя оболочка. Насколько Бри помнила анатомию, то неповрежденными остались лишь участки с самыми примитивными функциями. Вслух она ничего не сказала, боясь разрушить образ дикарки с Внешнего Кольца. Металл все сам расскажет за нее, - Нужно выбираться отсюда, - шпионка резко вскочила на ноги, - Лучше уж имперцы.
За полевым уроком анатомии дроидов она и не заметила как солнце  заволокло тучами и тяжелые капли начали падать на землю . Только дождя сейчас и не хватало.  Впрочем, это было вовсе не важно- Шира уже направлялась в сторону леса, возле которого своего часа дожидались их крестокрылы. Через некоторое время она уже окажется в открытом космосе, сделав себе мысленную пометку обходить Тайтон любыми способами. Она обернулась посмотреть не отстал ли Скайуокер и тут же оказалась на земле, сбитая с ног каким-то существом, покрытым черной кожей и появившимся из ниоткуда. Оно, словно играя, отбежало в сторону, будто бы потеряв к ней всякий интерес. Животное издало протяжный вой, раздувая шипастый воротник вокруг шеи. Шпионка вскочила на ноги, пытаясь достать бластер. Наверно, это было самое уродливое создание, что ей доводилось видеть- морщинистое как хатт и трехглазое. Глаза были белесыми, как будто покрытыми какой-то пленкой. В том, что оно опасно, она не сомневалась. Но хуже всего было то, что на его зов откликнулась целая стая, отрезая ее и Люка от крестокрылов, и уже поднимала в воздух пепел мощными лапами, предвкушая скорый ужин.

+1

13

Я не знал, чем закончится наша сегодняшняя вылазка. Не мог знать. Не мог предугадать. И это раздражало меня, заставляя то и дело оглядываться назад. Я буду виновен, если с Широй что-то случится. Так всегда со мной и происходило - я чувствовал себя виноватым, даже если мой разум понимал, что в произошедшем нет и капли моей вины. Наверное, это часть характера. Его следует воспитывать. Давать отпор, когда внезапно в очередной раз накатывают печальные эмоции и осознание собственного бессилия. Однако на данный момент ничего не помогало. Я оставался собой. Шел вперед. Совершал ошибки. Пытался научить на них, но у меня не выходило. Человек — создание импульсивное и во многом неразумное. Он постоянно куда-то бежит и к чему-то стремится, даже если все его стремления кончаются лежанием в кровати или полетах по Галактике. Каждый день, каждую минуту, каждую секунду своей жизни человек делает выбор. Выбор, который может стоить ему будущего, измененного и перевоплощенного. Можно одним своим шагом резко развернуть дорогу своей судьбы, либо направить ее по уже проложенным бетонными плитам, давным-давно опробованным другими. Я верю в Силу. Но я не верю в случай, хотя и допускаю возможность, согласно которой мы можем избрать свой путь самостоятельно. Другой вопрос, что мы по-любому окажемся в той конечной точке, которую заготовили для нас высшие силы.
- Вот! - воскликнул я, поднимая взгляд на Ширу и пристально всматриваясь в лицо своей спутницы. - Подумай! Что ест у нас, чего нет у дроидов? Голос не подойдет, так как они способны создавать звуковые волны. Цвет? Не думаю. Технология, теоретически, могла различать холодные и теплые цвета, но это слишком примитивно для подобной структуры, которая работает на живых органах. Биение сердца... Возможно, ведь у этих существ тоже оно имелось...
Я действительно задумался. Погрузился в размышления. С одной стороны мне хотелось разобрать киборга на части и исследовать, с другой - противнее и отвратительнее зрелища я еще не слышал. Моя механическая рука - это ничто по сравнению с металлом, в который были закупорены сердце и мозг. Если, конечно, он у них когда-то имелся. Пока что подобная информация не была подтверждена ими и оставалась на уровне теории.
Я даже не заметил, как Шира отошла к соседнему существу. Опять мы попали в переделку. Вместе. Это уже становится своеобразным хобби. Не скажу, что мы стали прямо-таки близкими друзьями, но я бы хотел улучшить наши отношения, сделать их более близкими, стабильными, прочными. Я чувствовал смятение в душе девушки. Она все еще не стала своей в рядах эскадрильи, хотя ребята ее искренне любили. Отличный пилот. Уверенная в себе молодая женщина. Красивая женщина. Не сомневаюсь, она знает, что каждый второй пилот хотел бы привлечь ее внимание. И что она является одним из предметов обсуждений в мужской среде пилотов.
Всю свою жизнь я старался принимать правильные решение, но именно они и погубили меня однажды. С другой стороны, не прими я их, то не оказался бы сейчас здесь, в той самой точке, которую готов назвать нулевым градусом своего существования. Я захожу на очередной круг жизни. Готов совершить еще одну вылазку в бесконечность. Интересно, чем она для меня окончится?
- Что там? - я поднялся и подошел к Шире. Мои глаза округлились, а челюсть отвисла. Вначале я с трудом мог поверить в то, что моя теория оказалась реальностью. Это же просто издевательство! - Не могу поверить... - покачал я головой, закрыв глаза. - Они... Они же были живыми людьми. Они вели обычную жизнь, а затем стали подобием дроидов... Возможно, раньше он был человеком и ни чем от нас не отличался... Мечтал, надеялся, любил...
Я перевел взгляд на свою спутницу. Думаю, дальше я мог просто молчать. Она знала, о чем я думаю. Отвратительное зрелище предстало перед нами - месиво из чьего-то мозга, разрушенного течением времени, уничтоженного металлическим каркасом. Хотя... Может быть, мозг этого существа расплавился? Если повсюду на планете пепел, то есть вероятность, что некогда здесь случился большой взрыв. Вполне возможно, что киборги выжили лишь благодаря хорошей металлической защите... Нет. Верится с трудом. Скорее, их сюда забросили в ссылку медленно умирать в полном одиночестве.
- Шира... - я не успел ничего толком проговорить, как моя напарница стремительно направилась к крестокрылам. Ее действительно напугала эта планета. Да и кого не напугает подобное существо, ставшее результатом гениального ума, который обрек чьи-то сердца на вечные муки и страдания? Я не мог позволить Бри улететь одной, да и оставаться не имелось смысла теперь, когда стало ясно, что ничего хорошего на Тайтоне нас не ждет. Обведя взглядом три трупа, иначе я не мог их назвать, так как все же в их металлических оковах бились живые сердца, я вздохнул и повернулся в ту сторону, где находились дроиды. Они о чем-то между собой переговаривались, пытаясь просканировать наших врагов. Не удивлюсь, если утроили соревнование. Я окликнул их, после чего намеревался пойти к Шире, как вдруг нечто тяжелое повалило меня на землю. Я распластался на грязной земле, ощущая, как поднимается вокруг пыль, от которой щиплет в глазах. Я на ощупь достал световой меч и замахнулся, перекатываясь на спину.
- Шира! - позвал я напарницу, стараясь вернуть себе более-менее приемлемое зрение. Разлепив веки, я увидел, что путь к истребителям отрезан. - Назад!
Не помню, почему я решил, что это будет наилучший из раскладов. Просто их было много, а на всего двое. Они страшные и сильные, а мы практически безоружные, если не считать бластера и светового меча. Я оглянулся назад, туда, где лежали три странных местных полусущества-полуробота. Глаза все еще плохо видели и ужасно слезились, однако у меня появилась идея, как можно избавиться от новой угрозы.
- Сможешь осторожно заставить их приблизиться к нашим старым знакомым? - спросил я, делая шаг в сторону. - Я попробую закоротить систему, чтобы та включила режим самоуничтожения.

+1

14

Про Внешнее Кольцо ходит множество слухов, начиная от тех, что кажутся достоверными и заканчивая фантазийными рассказами завсегдатая кантин, но Бри явно не ожидала того, что происходит на Тайтоне, в самом центре Галактики. Да даже если на базе рассказать кому, то никто не поверит, еще и подкалывать потом начнут, а шпионка терпеть этого не могла. Люди могли думать о ней что угодно, считать кем угодно, но быть посмешищем было чересчур и, несомненно, уязвило бы ее гордость. Конечно, она могла бы колко ответить, заткнув «особо смелых», но ей было не нужно лишнее внимание, уже имеющееся и так не давало ступить лишний шаг без оглядки на последствия. Каждое новое задание от Альянса повстанцев раз за разом оборачивалось проблемой, как для ее моральных принципов, так и для физического состояния.  За второе Шира даже переживала как-то больше- мало того, что на Тайтоне опасность появлялась буквально из воздуха, так еще и климат решил более соответствовать описанию и температура явно понижалась. Но оставалась и другая проблема- взявшиеся из ниоткуда представители местной фауны. Одним делом было надирать дюзы СИДкам, совершенно другим- сражаться на поверхности. Действия человека и любого разумного существа иногда удается предугадать, животное же не предсказуемо. Особенно, поведение таких как эти шипастые волки.  Даже обладая связью с Силой, Шира не могла точно сказать были ли эти твари разумными. Они вообще ощущались как сгустки кромешной Тьмы, раз за разом навеивая воспоминания о том одном единственном разе, когда ей довелось воочию увидеть Императора во время приношения клятвы верности в тронном зале. И окутавшая планету аура Темной Стороны мешала, сбивала с толку, не давала определить сколько еще хищников притаилось. Намерения их были очевидными как восход солнца- вряд ли им доводилось вдоволь питаться на пепельном булыжнике, либо захотелось необычного десерта. Это вариант очень не устраивал Бри- если уж ей и суждено погибнуть, то явно не так. И, желательно, не здесь. Ее миссия едва началась и только предстояло отправиться на Чиншассу, чтобы доложить о своих успехах Повелителю. Пусть она и начинала сомневаться в своем выборе. Бри едва успела отскочить, когда особенно крупный зверь пронесся мимо нее. Странно, но стая не спешила нападать, словно играя с добычей, выбивая их из сил. Хитрые.  Шпионка повернула голову, стараясь держать в поле зрения и животных, и Люка. Она почему-то переживала за комэска больше, чем за себя. Какой из нее имперский агент, тем более лучший, если ей никто не мог доверять? Ни Люк вместе с повстанцами, даже не догадывающийся о том кто она такая на самом деле, ни Дарт Вейдер с Палпатином, пока еще не подозревающие о том какие мысли на самом деле витали в ее голове и насколько они были далеко от выполнения задания. Она уже даже сомневалась, что может полагаться на саму себя. Шира и сама бы себе сейчас не доверилась. Игры кончились, когда монстры резко ощетинились шипастыми воротниками. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, что зверюшки решили наконец-то пообедать. Ни единого звука, что заронило мысль, что у этих животных коллективный разум.
- Я попробую, - она осторожно попятилась назад, не сводя взгляда со стаи. Ей показалось, что их стало меньше, но времени, чтобы пересчитывать головы, не было. Люк прав- те не-дроиды их единственный шанс. Если уж не стереть стаю с поверхности Тайтона, то хотя бы проредить их ряды. Кто знает, может существа испугаются и оставят их в покое. Если чувство голода не окажется сильнее инстинкта выживания, - Если эти … создания не слопают меня раньше.
«Может и не съедят, но надкусят- это уж точно.»
Медленно, чтобы не спровоцировать зверей, Бри вытащила бластер. Похоже, что здесь его лучше вообще больше не убирать. Самым простым было развернуться к стае спиной и побежать, надеясь, что она сможет оказаться быстрее, чем они. В Академии Шира была лучшей по сданным нормативам еще до того, как штатный доктор вколол ей ту замечательную сыворотку, что улучшила ее показатели. Всего несколько десятков метров, что могли бы показаться бесконечными и оказаться последними. План был «хорош»- сыграть на древнем как сам мир инстинкте преследования жертвы, но вряд ли входил в пункт «осторожно». Поэтому она лишь продолжила отступать. В первую очередь- подальше от Люка, которому требовалось больше пространства для махания световым мечом. Быть обглоданной- сомнительное удовольствие, но получить «царапину» было куда хуже.
- Они не нападают, - Шира натолкнулась взглядом на глаза самой крупной особи. Наверно, вожака. Хотя здравый смысл и подсказывал ей, что не стоит этого делать, чтобы тот не воспринял это как вызов, все же не могла перестать смотреть в эти черные пятна. Во все три. Казалось, что существо рассматривает их, изучает, оценивает, -Медленно отходим, может удастся дойти до дроидов без потерь.
Стоило произнести это вслух, как вся ситуация тут же изменилась. Поддавшись одной им понятной команде вся стая рассредоточилась и начала свою хаотичную атаку.
«Отвлекла так отвлекла, ничего не скажешь.»
Оставался лишь один путь- все же попытаться запустить в не-дроидах систему самоуничтожения и не попасть в радиус поражения. Пусть медленно, отстреливаясь из бластера от самых резвых особей, но Бри все же приближалась к железкам. Когда до тех оставалось каких-то жалких 3 метра, шпионка не сразу заметила одного из зверей, что обогнул ее и зашел с тыла. Лишь обернувшись, она лицом к морде столкнулась с рассерженным монстром, который тут же свалил ее на землю, придавливая слишком тяжелыми лапами к раскаленной за день земле. Бластер валялся слишком далеко от нее, а вес зверя не позволял до него дотянуться. Правая рука лихорадочно ощупывала землю в поисках того, что поможет если не убить животное, но хотя бы выбраться из захвата. Нашарив довольно увесистый булыжник, шпионка без раздумий познакомила его с головой монстра, замахнувшись сбоку, метя в то место, где у существа теоретически должен быть висок. Зверь рухнул как подкошенный, по счастливой случайности не на нее и Бри наконец-то смогла подняться на ноги. Еще один монстр подкрался к ней сбоку и едва она успела что либо предпринять, как на него налетел ее астромех, потрясающе грозный с зажженной горелкой. В этом хаосе она совершенно упустила из вида Люка.

0


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » relentless chaos


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC