imagination puts meaning into chaos
Перед вами - первозданный хаос, бескрайняя бездна, абсолютная пустота страниц тысяч ненаписанных историй - страниц, на которых строки выводятся только вашей рукой, пока вы создаете целые миры. Каждое решение способно изменить реальность до неузнаваемости, и куда приведет вас выбранный путь, не знает никто. Хаос непредсказуем.

chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » untold: tell me a story


untold: tell me a story

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

TELL ME A STORY

http://funkyimg.com/i/2beFb.png
Ólafur Arnalds - Never Alone
◄ Tell you a story and it starts with time
Moves to how you live and learn how to die
Another phase in this world that brings death to life ►

участники:Mordecai & Angel

время и место:Убежище

СЮЖЕТ
Конец всякой истории порождает новое начало. Мелькают последние кадры, составляются эпилоги, а герои живут дальше. Или не живут.

[SGN]Scared of what's behind you and scared of what's in front
Live with what you have now and make the best of what's to come
[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2beFa.png[/AVA][STA]on my own[/STA]

Отредактировано Angel (2016-09-23 00:37:35)

+4

2

Ангел не знала, сколько времени прошло с момента ее… пробуждения? Воскрешения? Господи, она даже не была уверена в том, каким термином ей следовало охарактеризовать тот факт, что она умерла, но не совсем, а потом очнулась снова. И в тот момент перед ее глазами были не до боли знакомые и такие ненавистные стены Бункера, а новое место, которое позже оказалось одним из помещений Убежища. Не мельтешащие картинки экранов, а лица людей, которые должны были стать ее смертью и спасением. Этого не должно было произойти. Ангел спланировала все до мельчайших деталей, учла возможность непредвиденных обстоятельств, подготовила запасной план на случай неудачи. Она знала, что так или иначе должна была умереть, потому что не было никакого смысла продолжать свое существование дальше. Она не оставила Искателям Хранилища никакого иного выбора, потому что отчаянно нуждалась в ком-то, кто положил бы конец пытке, ошибочно называвшейся ее жизнью. У нее не было шансов выжить. Она просчитала, что незадолго после отключения от постоянной подпитки эридием ее тело впадет в состояние непродолжительной комы – последняя попытка истощенного организма спасти самого себя. Но если у организма еще были стандартные механизмы самосохранения, то у самой Ангел не осталось ничего подобного. Она ждала, что дальше умрет, и на этом ее история закончится. Хранителям еще предстояло исполнить данное ей обещание и убить Джека, но она не смогла бы дожить до этого момента. Не смогла бы увидеть, как впервые в своей жизни действительно сделала что-то во имя общего блага. И это вполне устраивало ее. Опуская веки в последний раз, она погрузилась в темноту бессознательности, не намереваясь снова увидеть свет. Но потом что-то заставило ее очнуться, резко открывая глаза и задыхаясь от внезапной нехватки кислорода. Этим чем-то оказалась мощная доза эридия, которая вытащила ее из состояния комы после, как ей казалось, каких-то жалких пары секунд. Как она узнала позже, успело пройти намного больше времени. И все это время ее спасители поддерживали в ней жалкие остатки жизни, продолжая накачивать ее малыми дозами эридия, которых только на то и хватало, чтобы не позволить ей умереть окончательно. Смерть Красавчика Джека – событие, которое она пропустила в состоянии полной бессознательности, – открыла доступ к эридиевым шахтам «Гипериона», а заодно и к возможности вернуть Ангел к жизни. Только странная это была жизнь.

Нет, у Ангел не было никаких причин жаловаться. Она была действительно благодарна Искателям за то, что они сделали для нее. Тот факт, что ее полуживое тело телепортировалось из бункера вместе с ними было чистой случайностью, да, но ведь после этого они вполне могли бросить ее умирать, так как у них хватало и других забот. Но они не бросили ее. Ни в Бункере, когда она молила их убить ее. Ни потом, когда у них появилась возможность исправить то, что она же вынудила их сделать. И слабо бьющееся сердце Ангел щемило от мысли о том, что кто-то действительно заботился о ней, а не просто делал вид ради своих эгоистичных целей. Только она не знала, что ей делать с этой жизнью, которая свалилась на нее неожиданным подарком и нелегким испытанием одновременно. Несмотря на постоянную подпитку эридием, она все еще была слишком слабой, чтобы даже покинуть пределы небольшой комнатушки, выделенной специально для нее. Большую часть времени она спала, а потом томилась от скуки, которую можно было развеять разве что разговорами с кем-то, кто приходил ее навестить. Привыкшая к непрерывной деятельности, она терялась в этом постоянном безделии, но все равно не могла найти в себе сил ни на что. Ее единственным продуктивным занятием были попытки просчитать, каким образом она могла бы снизить необходимые ей дозы эридия, чтобы таким образом ослабить свою зависимость. Но пока ей так и не удалось достигнуть ощутимых результатов, так что оставалось лишь ждать, пока само время позволит ей исцелиться. И это ожидание оказалось в разы сложнее, чем можно было бы предположить.

Ангел не знала, сколько времени она провела в Убежище. Дни и времена суток путались в ее сознании, а старательные попытки сконцентрироваться причиняли ощутимую боль в висках. Она могла бы спросить, но сейчас в этой комнатке и за ее пределами было так тихо, что тишина казалась почти осязаемой. К ней можно было дотронуться, ее можно было попробовать на вкус. Ее можно было нарезать кубиками и распихать по карманам на тот случай, если в ушах снова начнется невыносимый гул – результат немного уменьшенной дозы эридия. Ангел слабо улыбнулась этим мыслям и приподнялась в своей кровати, опираясь локтями о матрас. Ей показалось, что она услышала звуки чужих шагов, но трудно было сразу определить, было ли это на самом деле. Она иногда слышала и видела то, чего не существовало, потому что ее сознание еще не успело окрепнуть настолько, чтобы провести четкую грань между снами и реальностью. Ангел чуть склонила голову к плечу и прислушалась, цепляясь за каждое ощущение своего восприятия. На этот раз она уловила еще и звуки знакомого голоса, но не расслышала слов. Только голос все равно узнала, а потому оживилась, увидев в этом возможность поговорить с кем-то и развеять свою скуку. Она медленно поднялась с кровати, чувствуя, как каждое движение отдавалось пульсированием в висках. Когда она оказалась на ногах, голова закружилась, а в глазах на мгновение потемнело, но не более того. Ничего серьезного, бывало и хуже. Можно было идти дальше.
Мордекай? – позвала Ангел еще до того, как дошла до порога комнаты. Ее голос звучал лучше, чем она себя чувствовала – оживленно, почти звонко. Длинные трубки, надежно присоединенные к инжектору у основания шеи, потянулись за ней, натягиваясь при каждом шаге, но пока еще не рискуя отсоединиться. В трубках пульсировал фиолетовый свет эридия, без которого Ангел не смогла бы сделать даже этих несколько небольших шагов. Без которого она не смогла бы дышать.
Мордекай, это ведь ты? – она почти не сомневалась в своей способности различать голоса, но переспросить все же стоило. Выглянув из узкого дверного проема, она ухватилась пальцами за края приоткрытой двери. Стоять на ногах получалось лучше, чем во время предыдущих попыток, но головокружение все еще никуда не ушло, так что следовало быть осторожнее.
Ты… куда-то торопишься? – неуверенно спросила Ангел, не совсем зная, как ей следовало начать разговор. И это было смешно, потому что раньше, через ЭХО-сеть, это получалось у нее с легкостью вышколенного навыка. – Если нет, то мог бы ты уделить мне немного времени? Совсем немного, ведь я только… хотела бы поговорить.
Ангел приподняла уголки губ в слабой улыбке.
[SGN]Scared of what's behind you and scared of what's in front
Live with what you have now and make the best of what's to come
[/SGN][AVA]http://funkyimg.com/i/2beFa.png[/AVA][STA]on my own[/STA]

+4

3

Мордекай не знал, как реагировать на происходящее.  Пожалуй, впервые в своей жизни искренне не понимал, чего от него хочет вся эта Вселенная с ее выебонами и умением подкинуть свинью в самый неожиданный момент. Ну, в данном случае, не свинью. И не подкинуть, но просто просто впихнуть в руки - на, держи, наслаждайся! - и на этом, в общем-то, все. Ни тебе объяснений, хоть немного рациональных или хотя бы логичных, ни подсказок. Живите как хотите, в общем-то. Не то, чтобы к такой жизни он не привык, но иногда хотелось бы знать чуть-чуть больше. Особенно, когда подарком судьбы оказывалась сирена. Совсем еще юная, измученная, едва ли не умирающая, но все же - сирена. Та, что должна была умереть. Та, что все время ими манипулировала. Та девушка, что стояла за многим, и в то же время - не могла стоять на ногах сама.  Не могла жить без подпитки, Просто... Не могла.  А он - не мог понять, как к ней относиться. Прожив достаточно насыщенную жизнь Искателя, не обделенную приключениями и в юности, мужчина просто не сумел определиться в своих эмоциях к Ангел поначалу - Мордекай до нервной дрожи в пальцах, до хруста песка на зубах ненавидел, когда его держали за дурака и когда им пытались вертеть, - что, кстати, та успешно умудрилась проделать. Аж дважды, - а с другой, когда она оказалась в Убежище, он просто не сумел ее возненавидеть так, как ему бы этого хотелось.  Так, как он, наверное, должен бы ее возненавидеть за все. Но - увы, не сумел. Не получилось.

Вместо этого в нем проснулось нечто странное, похожее на... Жалость, пожалуй? Сострадание? Сочувствие?

В общем, охотник относился ко всему происходящему с долей определенной растерянности.

Как бы там ни было, Ангел поселилась у них. Ну, не дать же ей вот так умереть, верно?

Удивительно, но чем больше времени Мордекай проводил в наблюдении за маленьким, худеньким и щуплым тельцем, бледным и покрытым вязью мистических татуировок, что дают странные, необъяснимые силы, тем сильнее проникался к девушке странной приязнью. Довольно странное это было ощущение, стоит признать: доверять людям он не привык совершенно, животные ему были значительно ближе и роднее, а уж испытывать к кому-то что-то из спектра эмоций выше деловых, он, кажется, почти что разучился.

Приходил к Ангел он часто, предпочитая наблюдать за ней бесшумной тенью - чаще всего он находился рядом, пока она была в коме. Просто наблюдая. Изучая с интересом охотника - не как добычу, но как беззащитного птенца с перебитыми крыльями. Удивительно, как что-то настолько хрупкое могло быть таким смертельно опасным и могущественным. Удивительно, как что-то, что выглядит настолько сломанным, могло разрушать - пусть и чужими руками. Постепенно, он просто перестал к ней заходить так часто - а после, стоило ей очнуться, окунулся в воспитание едва вылупившегося птенца. В конце-концов, он ведь даже не знал, как разговаривать с психически травмированными подростками, вышедшими из комы, в которую они впали из-за отца-садиста!

Мордекай, если честно, не знал, что вообще говорить в подобных ситуациях. А потому пытался избегать непосредственно общения.
День выдался не слишком насыщенным - Коготь был еще мал для каких-то серьезных маневров, а потому просто привыкал к человеческой руке и голосу, повинуясь удивительно хорошо для юной птицы - видимо, импринтинг все же сработал достаточно хорошо, чтобы не возникало поведенческих проблем, - а потому охотник позволил себе редкий момент безделья в чистом виде. На контракты ему подрываться совершенно не хотелось, даже более того - в этом не было необходимости. День, полный безделья. Ну, относительного, разумеется - от Лилит никто не уйдет обиженным и безнаказанным, если что-то ей потребуется. Собственно, именно поэтому он выбрал собственным маршрутом дальние уголки Убежища - страшная женщина эта сирена, очень страшная. Но, как показывает практика, от судьбы не убежишь - скройся от одной сирены, тебя настигнет другая. Правда, не Майя.

– Мордекай?

Этот голос трудно было не узнать. Особенно когда именно его ты слышал по ЭХО тысячу раз. Удивительно, но Ангел не звучала ослабленной, и, если бы он не знал реального положения вещей, мог бы подумать, что с ней все в порядке. Но это не так. Она слаба. Она едва не умерла.  Мужчина замирает на пороге чужой комнаты, испытывая смесь странного удивления и недоумения. Девушка, как ни странно, даже умудрилась дойти до дверей. Похвально. И все же, ей, наверное, не стоило бы этого делать - из соображений физического здоровья.

- Ангел, - он спокойно кивает и чуть склоняет голову к плечу. Недовольный этим движением Коготь заворочался в волосах. Нужно будет приучить его к руке, - Нет, я никуда не тороплюсь. Тебе что-то нужно?

Ответ девушки его не удивляет - возможно, ей действительно скучно. Лично он бы уже давным-давно помер от бездействия и разлагался бы где-то в уголке. К тому же, она улыбается - так неуверенно, словно чего-то боится, что мужчина просто не может ей отказать. Хоть и не знает совершенно, о чем говорить с подростками, у которых проблемы и осознание новой жизни. Он чуть улыбается, и это выходит до крайней степени неловко.

- Если тебе хочется поговорить, то, думаю, тебе стоит вернуться на койку. Не думаю, что ты достаточно сильна для длительного разговора на пороге.

Он не приказывает, не призывает - скорее, просто беспокоится. И это очень, очень странное ощущение.

Мордекай не привык беспокоиться о людях. И уж тем более - заботиться.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » untold: tell me a story


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC