chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » good and evil


good and evil

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://funkyimg.com/i/2kWw9.png

good and evil

http://s8.uploads.ru/7tJOX.gif
http://s7.uploads.ru/ragd4.gif

◄ о ты, чье зло мне кажется добром
убей меня, но мне не будь врагом ►

участники: Clarissa & Jonathan

время и место:25-26 ноября, 2016;
Нью-Йорк (другая реальность)

СЮЖЕТ
Она лишь хотела изменить прошлое и спасти брата, но время не терпит, когда в него вмешиваются.
Теперь же с последствиями придется разбираться ему одному.

[sign][/sign]

Отредактировано Clary Fray (2017-12-13 20:20:37)

+3

2

25 ноября 2016
Говорят, что прошлое должно оставаться в прошлом, что его не исправить, а время не повернуть вспять. И даже будь у кого-нибудь такая возможность, любое малейшее изменение могло бы повлечь за собой серьезные последствия, сродни эффекту бабочки. Но если вдруг у вас появилась бы возможность исправить что-то в прошлом, разве вы не попытались бы? Не воспользовались бы единственным шансом изменить то, что не дает вам покоя? Рискнули бы, я уверена. К сожалению, мысли о прошлом всегда занимали гораздо больше места в жизни каждого человека: а что было бы, если...

Я стояла под звездным небом на дороге, ведущей к старому особняку, все еще чувствуя на коже прохладу от перемещения через портал. В этот раз он был не совсем обычным. Видение новой руны возникло совершенно внезапно, когда я вновь перечитывала в дневнике Валентина строки о Джонатане Кристофере - моем брате. Тогда я попыталась представить, каким бы он был, если бы не эксперименты отца. Если бы не кровь демона, которую он получил еще до своего рождения. Что если бы можно было помешать Валентину? Вопросы, вопросы, вопросы... Я не раздумывая вывела с помощью стило новую руну, которая открыла мне портал, и без колебаний шагнула в него.

"Поместье Фэирчайлд" - гласила выцветшая табличка. Я хорошо помнила историю своих родителей, о том, что после свадьбы Джослин и Валентин поселились в этом поместье. И о том, что дом был сожжен дотла в одну роковую ночь. Однако сейчас строение было целым и в паре окон все еще горел свет. Я знала, что оказалась в прошлом, понимала, насколько безрассудно собиралась поступить. Но мысль о том, что я могла бы спасти Джонатана и изменить его судьбу, его жизнь, полностью завладела мной.

Активировав руны бесшумности и ночного видения, я направилась к дому, под покровом темноты безлунной ночи. В окне, залитом светом, возникли две фигуры и я замерла, всматриваясь в знакомые черты. Джослин, такая молодая и красивая, о чем-то спорила с Валентином, что так же был молод и статен. Сердце болезненно сжалось от желания войти к ним в дом и обнять маму, живую, настоящую, рассказать ей обо всем, предупредить! Я до боли сжала руки в кулаки, в попытке обуздать чувства и вспомнить, зачем я здесь. К горлу подступил комок невыплаканных слез и я быстро зашагала прочь, обходя дом по кругу, в поисках входа в подвал. Согласно дневнику Валентина, именно там он и провел ритуал призыва Лилит и получил ее кровь.

Отпирающая руна сработала и массивный железный замок сорвался с петли, я едва успела его подхватить и убрать в сторону, отворяя деревянную дверь. С замиранием сердца, я осторожно спускалась по ступенькам вниз во тьму, чувствуя себя вором в чужом доме. В нос ударил кислый запах гниения и чем ниже я спускалась, тем сильнее он становился. Первое, что я увидела - были большие железные клетки с заключенными в них существами Нижнего мира. Были ли они живы или нет, у меня не было времени проверять это. Я должна была торопиться. Успеть сделать то, зачем пришла сюда. В центре помещения на бетонном полу виднелись следы крови и рисунок пентаграммы. Похоже ритуал призыва Лилит уже состоялся. Я быстро осмотрелась и, заметив у дальней стены большой стол, тут же направилась к нему.

На столе всюду были разбросаны листы с какими-то записями, результатами исследований, и раскрытые книги. В стороне так же лежал дневник в новой обложке, что еще не обтрепалась от времени и имела не так много записей. Рядом с ним стояла небольшая стеклянная бутылочка, наполненная черной кровью. Я осторожно взяла ее - похоже это было именно то, что я искала, кровь Лилит.

Со стороны лестницы раздались быстрые приближающиеся шаги, тяжелые и уверенные. Похоже Валентин обнаружил, что замок взломан и решил проверить, кто посмел вломиться к нему. Крепче сжав в руке пузырек с кровью, я принялась торопливо выводить в воздухе линии и изгибы руны, той самой, что доставила меня сюда. В помещении вспыхнул яркий свет, больно ударив мне по глазам, заставив зажмуриться. Я успела лишь краем глаза заметить, как Валентин рванул ко мне, но уже в то время я шагнула в портал, который мгновенно захлопнулся и все исчезло.

Отредактировано Clary Fray (2018-01-25 10:41:33)

+3

3

Это пробуждение показалось Джонатану особенно тяжелым, даже не смотря на то, что ничего не предвещало. Не было никаких безумных вечеринок или даже одинокого запойного пьянства накануне. Да и повода не было. Удивительно, но факт - все в жизни Джонатана Моргенштерна было прекрасно, гармонично и на своих местах. Вот только почему не покидает эта странная уверенность, что жизнь, которой он живет, не его вовсе? Чужая. Это мысль вихрем врывается в сознание сразу же, как только он открывает глаза. Джонатан понимает, что что-то не так, но как бы не силился понять что именно, его попытки оказываются тщетными.

Утренние процедуры по приведению себя в более подобающий вид проходят как в тумане. Он смотрит на себя в зеркало и видит будто со стороны. Как-будто тело, определенно принадлежащее ему все эти годы, потеряло какую-то важную часть. Будто что-то исчезло, но это что-то не рассмотреть даже с применением руны Ясновидения. Это что-то, запечатленное на самой подкорке сознания, отпечатавшееся так годами и годами, но почему он только сейчас понял, что потерял важную часть себя? Как бы то ни было, Джонатан начинал чувствовать раздражение от собственного бессилия. Это странное, чуждое ему настроение, ужасно угнетало охотника, поэтому свою комнату в Институте он покидал в самом скверном из возможных расположении духа. И тут же налетевшая на него Изабель никак не способствовала улучшению этого факта.

Поскольку девушка была значительно ниже его ростом, младшей Лайтвуд пришлось буквально повиснуть на Джонатане, крепко обвивая тонкими руками его шею и прижимаясь к нему своей внушительной грудью. Она, не мешкаясь, чмокнула Моргенштерна в губы и тут же отстранилась, кокетливо глядя на охотника из-под полуопущенных ресниц. Какая-то часть Джонатана была откровенно шокирована и обескуражена поведением Изабель, другая же воспринимала происходящее как должное. И Моргенштерну все меньше нравилась его начинающаяся шизофрения, грозящая вылиться в раздвоение личности.

- Доброе утро, милый, как спалось? - нежно щебечет Изабель, наконец размыкая руки и отстраняясь от парня, все это время боровшегося с желанием оттолкнуть охотницу, но пока еще удачно сдерживающимся. Джонатан корил сам себя за то, что подобные мысли вообще возникают в его голове, ведь Лайтвуд его девушка и прежде подобные проявления чувств вызывали у него лишь положительную реакцию. Если не сказать больше. Что за чертовщина с ним происходит? - выглядишь неважно, - скептически замечает Изабель, пока Моргенштерн так и продолжает стоять каменным изваянием и пялиться на нее без проблеска какой-либо связной мысли во взгляде.

- Кошмар приснился, - ляпнул наугад Джонатан, чтобы хоть как-то оправдаться, и расслабленно выдохнул, когда девушка развернулась, намереваясь продолжить свой путь. Только вот она явно не собиралась делать это в одиночестве, потому что тут же подхватила Моргенштерна под руку и потащила за собой.

- Ладно, разберемся с этим позже, нам пора на тренировку. Твой парабатай тебя уже заждался, - беспечно отзывается Лайтвуд, очевидно не особо впечатленная его рассказом о приснившемся кошмаре. Джонатан, который на автомате начал свое движение в том направлении, куда утягивала его Изабель, резко остановился.

- Мой кто? - спросил он тоном чуть выше, чем стоило бы, чем вызвал на лице девушки искреннее недоумение. Еще чуть-чуть и Изабель вовсе припишет своего парня к разряду умалишенных.

- Ну, Джейс. У тебя точно все в порядке? Ты не заболел случаем? Иратце тут, конечно, не поможет, но я могу отвести тебя в лазарет и... - Джонатан заставляет ее резко оборваться на полуслове, выдергивая руку из хватки девушки. Выражение его лица тут же меняет и становится холодным и отрешенным. Моргенштерн не привык, чтобы с ним обращались как с дурачком или чертовым неженкой.

- Со мной все в порядке, Изабель, прекрати изображать мою няньку. И где Клэри? - он спрашивает автоматически, потому что мысль о необходимости присутствия сестры где-то поблизости, ведь они в ее родном Институте как-никак, кажется чем-то обыденным и естественным. Но озадаченное лицо Изабель явно указывает, что Моргенштерн ошибается.

- Что еще за Клэри? - насупившись спрашивает она, но через несколько мгновений задумчивая складка меж бровей Лайтвуд разглаживается, глаза округляются от осознания, а рот слегка приоткрывается, - ты про Клариссу Моргенштерн? Серьезно, Джонатан? Откуда мне знать, где ошивается твоя безумная сестрица на пару с не менее безумным папашей? Весь сумеречный мир хотел бы знать об этом, а ты спрашиваешь меня? Вот так просто? Ты явно не в себе, настоятельно рекомендую все же обратиться в лазарет. А я пойду и скажу ребятам, что тебе нездоровится, - с этими словами Изабель решительно разворачивается и гордо удаляется в сторону общего зала, откуда, очевидно, и пришла, даже не дожидаясь ответа или какой-либо реакции от Моргенштерна в принципе.

Джонатан бездумно смотрит ей вслед и хмурится. В его голове будто и в самом деле живут где совершенно разные личности, которые не могут примириться друг с другом. Хуже того, что эти личности начинают смешиваться в его сознании и Моргенштерн перестает понимать, где правда, а где вымысел. Какой из Джонатанов, живущих в его голове, настоящий? И может ли обычный сон быть настолько реальным? Если только это не обычный сон.

Сейчас, спустя какое-то время, он начинает все более отчетливее припоминать события, произошедшие с ним в этом странном то ли сне, то ли видении, накануне ночью. Джонатан не может припомнить, чтобы нечто подобное случалось с ним прежде. И, все же, просто игнорировать произошедшее тоже не может. Ему нужны ответы и он уверен, что только один человек на свете может дать ему их - его сестра. Родная плоть и кровь. Независимо от того, какая социальная пропасть их разделяет. Он должен найти Клариссу, понять что с ним происходит и снова обрести себя. Жаль только, что сказать проще, чем сделать.

Ответ на главный вопрос - как ее найти? - приходит в голову сам собой. Он возвращается в свою комнату и бросается к пиджаку, развешанному на стуле, начиная лихорадочно рыться в его карманах. И находит то, что искал - маленький гребень, которым сестра когда-то расчесывала свои волосы. Вот только предмет в руке ощущается каким-то чужим, эфемерным, будто принадлежит другому миру. Моргенштерн не может вспомнить, откуда он у него взялся, но не на секунду не сомневался, что тот отыщется в кармане пиджака. Происходящее Джонатану нравится все меньше.

Тем не менее, нефилим все же использует Метку отслеживания и это срабатывает - он видит место, хотя и саму сестру нет. Но это единственная зацепка и Моргенштерн решает ей воспользоваться. Он прибывает в доки в рекордное для себя время, слишком жаждущий расставить все точки над i. На всякий случай прихватывает с собой ангельский клинок, но не спешит приводить его в действие. В его сознании живет вполне определенный образ Клэри и слабо верится, что она может причинить ему вред. Или вообще кому бы то ни было по собственной воле. Но когда он все же находит сестру, с упоением перерезающей кому-то глотку, в голове Джонатана будто щелкает переключатель. Он видит ее, узнает, то же лицо, те же рыжие волосы, то же стройное тело. Но это выражение, застывшее на лице, и жесты совсем чужие, не ее. Кто же ты такая, Кларисса Моргенштерн? И кто, в таком случае, он сам?

- Какого черта ты делаешь? - громко интересуется он, не пытаясь скрыть укоряющие нотки в голосе. В голове не укладывается так и застывшая перед глазами картинка - Клэри, с зажатым кинжалом в руке, и этот бедолага, кем бы он ни был, с выражением неподдельного ужаса на лице. В голову тут же врывается воспоминание, навеянное из сна - он сам в такой же позе, что сестра, совершает те же действия. И на лице его высшая степени наслаждения от совершенного убийства, а руки - по локоть в кровь.[nick]Jonathan C. Morgenstern[/nick][status]enjoy the silence[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2xkC3.gif[/icon][sign][/sign][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=3090"><b>Джонатан Моргенштерн, 19</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» США, Нью-Йорк;<br> » сумеречный охотник;<br>» моя <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=15">сестра</a> - моя ответственность.</div>[/info]

Отредактировано Sebastian Morgenstern (2017-09-07 22:52:45)

+3

4

Мерцающая дымка портала пошла рябью и он тут же захлопнулся за моей спиной. Я осмотрелась, пытаясь понять, где оказалась. К моему удивлению меня окружали вовсе не стены Института, и передо мной не было моей привычной комнаты, которую я ожидала увидеть и из которой я отправилась в это странное путешествие в прошлое. Я стояла в окружении больших металлических контейнеров, судя по которым я и определила, что нахожусь в доках, недалеко от пристани. Солнце еще не взошло, однако облака на горизонте уже были подкрашены в красноватые оттенки. В разреженной туманной дымке это место казалось несколько зловещим и жутковатым. Что-то было не так и это меня настораживало. Достав из заднего кармана джинс мобильник я открыла в нем телефонную книгу, ища номер Джейса, или Саймона, или Люка.. хоть кого-нибудь, чье имя в списке номеров было бы мне знакомо. 

Вот ты где,- раздался незнакомый голос. Вздрогнув от неожиданности, я обернулась и увидела позади высокого мужчину плотного телосложения. В его руке был крепко сжат ангельский клинок, что говорило о его принадлежности к сумеречным охотникам, вот только от этого знания мне было отнюдь не спокойнее,— Валентин тебя обыскался. Он ждет, и советую тебе поторопиться.
Валентин?- с удивлением переспросила я, но пререкаться не стала. Мне бы попытаться сбежать отсюда, найти дорогу в Институт и спастись, но вместо этого я покорно последовала за незнакомцем. 

Как ни странно, но ноги сами привели меня к старому заброшенному складу. Я будто уже заранее знала, что именно меня там ждет, вот только вспомнить не получалось. Тяжелая металлическая дверь тихо скрипнула, отворяясь передо мной и впуская внутрь. В центре пустого зала стоял старый деревянный стол, вокруг которого стояло несколько мужчин. На столе лежали какие-то бумаги, географические карты и планы неизвестных мне зданий. И все же, все это было мне знакомо, напоминая о прошлом, которого никогда не было в моей жизни. Будто я пыталась вспомнить сон, обрывки событий которого были размыты и перемешаны.

Валентина я увидела лишь подойдя ближе. Он стоял во главе стола, опираясь о деревянную поверхность обеими руками, склонившись над какими-то записями. Подняв на меня взгляд исподлобья, он улыбнулся, и эта улыбка мне совершенно не понравилась.
Кларисса,- произнес он и выпрямился,— Ну наконец-то.
Раньше, стоя перед Валентином, единственным чувством, что я испытывала к нему, была ненависть. За все, что он сделал, за эксперименты над моим братом, за Джейса и за маму. За то, через что нам всем пришлось пройти по его вине. Однако сейчас ничего этого не было. Я смотрела на Валентина и видела в нем своего отца. И, что еще более странно, я была готова сделать все, что он мне велит. Я была на его стороне по собственной воле, столь чуждой мне, но все же реальной. И не сопротивлялась этому. Я не хотела сопротивляться.
Искал меня?- спросила я, сама не узнав свой собственный голос, лишенный каких-либо чувств и эмоций – холодный и грубый.
Да, верно. Дело есть. И лучше тебя с ним никто не справится,- был мне ответ.

И дело действительно было, на подготовку которого ушел практически весь день. Заманить несчастного оборотня в доки, чтобы после достать его кровь. Ничего подобного раньше мне в жизни не приходилось делать. Или приходилось? Странная штука – память. Перед глазами все еще стояли лица дорогих мне людей, но я не понимала, почему была рядом с ними, почему мы были близки. Особенно теперь, когда в моем сердце столько ненависти ко всякого рода нечисти и к сумеречным охотникам, что их защищают. Я знала, что должна вернуться в Институт и попытаться разобраться в том, что со мной происходит, но мне не хотелось. Задание Валентина казалось мне куда более интересным и увлекательным. Я больше не могла доверять собственной памяти, с головой окунувшись в свою новую жизнь. И сейчас мне безумно хотелось узнать, какого это – перерезать кому-нибудь горло и чувствовать, как теплая кровь стекает по твоим рукам. Я не могла больше сопротивляться этому желанию.

Бедняга был растерян и напуган до жути. Я чувствовала, как дрожит его тело, пока прижималась сзади к его спине. Мои пальцы запутались в его волосах, когда я потянула его голову назад, прикладывая к его шее острое лезвие клинка. Он молил меня о пощаде, но его голос звучал словно издалека, не достигая моего разума, минуя мое сердце. Сейчас здесь была только я и сладкое манящее желание отнять чужую жизнь. Лезвие легко скользнуло вдоль шеи, разрезая кожу, проникая внутрь. Горячая кровь хлынула из раны, окропив мне лицо, искаженное маниакальной ухмылкой. Кто бы мог подумать, что убивать может быть так приятно. Ничего подобного я раньше никогда не испытывала и сейчас замерла, прислушиваясь к новым чувствам.

Громкий знакомый голос вернул меня в реальность, и я тут же выпустила безжизненное тело из своих рук, что безвольно осело на землю к моим ногам.
Себастьян,- произнесла я, чувствуя что-то неправильное в этом имени, чужое,— Или лучше сказать Джонатан? Что ты здесь делаешь? Как ты нашел меня?- я перешагнула через мертвое тело и присела напротив него. Достав из кармана небольшой стеклянный пузырек, я прислонила узкое горлышко к ране, собирая в него кровь,— Прости, что тебе пришлось увидеть… все это,- я встала и выпрямилась, вновь разворачиваясь лицом к брату и закрывая пузырек маленькой крышкой,— О, не переживай, это был всего лишь оборотень, не думаю, что кому-то будет до него дело,- я наигранно пожала плечами, будто это и правда какая-то мелочь, не стоящая внимания,— Так зачем пришел? Решил, наконец, присоединиться к нам? Отец будет рад тебя видеть,- произнесла я и сама не заметив, как назвала Валентина отцом. Словно вся моя прошла жизнь обратилась в пепел, уступив место новой, улучшенной версии, где больше не было тревог и печали, только гнев и ненависть, обжигающими потоками разливающиеся с кровью по венам.
[nick]Clarissa Morgenstern[/nick][status]monster[/status][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=594"><b>Кларисса Моргенштерн, 18</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» Нью-Йорк<br> » нести зло в массы<br>» подавать пример <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=984">брату</a></div>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2x8nn.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Clary Fray (2017-11-28 13:25:54)

+3

5

Джонатан Кристофер Моргенштрен не понаслышке знал, что значит быть изгоем. Несмотря на то, что он почти не знал своего отца, потому что мать сбежала от него вместе с сыном, когда тот был совсем маленьким, Джонатан все равно носил его фамилию. И его все равно величали сыном Валентина, всея грозы сумеречного мира, полагая, что в его сердце тоже таится тьма. Только, видимо, запрятана она чуть получше. Чего не скажешь о втором ребенке Джослин и Валентина - его младшей сестре Клариссе. Джонатан собственными глазами убеждается, что домыслы не врут, но все равно не может поверить. Что-то в его сознании противится принимать на веру тот факт, что он, Джонатан, добро, тогда как Клэри (использует ли она эту форму имени в принципе?) - чистое зло. Что-то не сходится, но Моргенштерн не может даже самому себе объяснить, что именно.

- Как ты меня назвала? - совершенно чужое имя, сорвавшееся из уст Клариссы, больно режет по ушам тенью узнавания. Себастьян. Он не мог понять откуда и почему, но в душе поселилась уверенность, что когда-то это имя принадлежало ему. Что было, в общем-то, невозможно. От обилия противоречивых фактов, что роились в мыслях, голова начинала идти кругом, - ты сказала Себастьян. Откуда ты взяла это имя? - требовательно произносит он и морщится от пронзившей голову резкой боли. Устало потирает переносицу и отступает на шаг назад. С ним что-то происходит, но он не может дать этому объяснение.

Но минута слабости быстро проходит, потому что он не может себе позволить иное. Не может демонстрировать слабость. Только не перед его, определенно, чокнутой сестрицей, которой их общих папаша знатно промыл мозги. Джонатан поднимает голову, встречаясь прямым взглядом с глазами Клэри. Внимательно всматривается ей в лицо и будто не узнает ее. Когда они виделись в последний раз, у нее на лице совершенно точно не было этого озлобленного выражения. Но когда они виделись? Если судить по удивленному тону Изабель, они уж точно не были закадычными друзьями. Тогда откуда эти образы, населяющие голову? Клэри, которая улыбается мягко и даже несколько застенчиво. Полная противоположность той, которую он наблюдает сейчас. Джонатан считал, что это его воспоминания, при чем совсем недавние, но теперь он понимает... что это был лишь сон. Или какое-то извращенное видение, посланное ему непонятно кем, непонятно с какой целью. Отличная перспектива.

- И зачем тебе понадобилось убивать его? Дай угадаю, Валентин попросил? Или, точнее сказать, приказал? - в его голосе звучит холодная ирония, когда Моргенштерн окончательно приходит в себя и выпрямляется, скрестив на груди руки. Его взгляд, прежде растерянный, становится жестким и холодным. Он смотрит на сестру без капли теплоты и нежности, будто она ему чужая. Будто она ему враг, - я не хотел верить, что ты стала ручной собачонкой нашего.. - Джонатан обрывается на полуслове, покачав головой, - своего отца, но факты на лицо. Вот только я никогда не стану одним из вас, - Джонатан снова испытывает это странное чувство дежа вю. Будто он проходил через нечто подобное прежде, но его роль была противоположной. В голове услужливо проявляется картинка, где подобные слова бросает ему та самая, чужая Кларисса. Хотя даже если она была выдумкой, нравилась Джоанатану куда больше реальной.

- Но мы можем поговорить. Я имею ввиду, в каком-нибудь более приятном месте, а не здесь, - Моргенштер с отвращением кривится, отворачиваясь. На труп, что возлегает у ног Клэри, он старается не смотреть. И даже не думать о том, что стал свидетелем хладнокровного убийства. Да, пусть бедолага был нечистью, все же Джонатан сильно сомневался, что тот заслужил подобную участь, - если пойдешь со мной, расскажу как нашел тебя. И кое-что еще. Как не прискорбно это осознавать, но, похоже, со мной произошло нечто, касающееся нас обоих, - Моргенштерн произносит это не глядя на девушку, а осматриваясь по сторонам, пытаясь сориентироваться на местности и понять, в какую сторону идти. И что выбрать за конечный пункт маршрута. Его сюда привели отслеживающие чары, поэтому он не шибко следил за дорогой в процессе и нет ничего удивительного в том, что хоть и пришел сюда собственными ногами, местность кажется совершенно незнакомой.

- Ладно, я понятия не имею, где мы. Но ты ведь у нас наверняка местная. Здесь есть кафе или какая-нибудь забегаловка поблизости? Полагаю, свои дела ты уже закончила, - Джонатан не удерживается от того, чтобы не подколоть сестру, кивнув в сторону почившего оборотня. Это странно, но в душе он испытывает куда меньше возмущения происходящим, чем должен был. Наверно, и на счет него пересуды правдивы - в сердце Джонатана таится тьма, как у любого Моргенштерна.[nick]Jonathan C. Morgenstern[/nick][status]enjoy the silence[/status][icon]https://i.imgur.com/If0iuTd.gif[/icon][sign][/sign][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=3090"><b>Джонатан Моргенштерн, 19</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» США, Нью-Йорк;<br> » сумеречный охотник;<br>» моя <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=15">сестра</a> - моя ответственность.</div>[/info]

+3

6

Прислушиваясь к новым незнакомым ранее ощущениям, я думала о том, как все-таки забавно устроен мир. Я так долго пыталась бороться со злом, противостоять тьме на стороне сумеречных охотников, защищая невинных... Сейчас мне хотелось рассмеяться над всем этим. Теперь, когда я впустила тьму в свое сердце, я чувствовала удивительный покой, который был мне неведом ранее. Я была готова жить полной жизнью, отдаваясь лишь своим желаниям, и не заботясь о том, что подумают другие. Это пьянящее чувство полной свободы обжигало меня изнутри, будоража кровь в моих жилах.

Почему Себастьян? Дай-ка подумать,- задумчиво протянула я, наигранно прикладывая указательный пальчик к губам, словно и впрямь пыталась вспомнить. Нет, само собой я знала правду, вот только не видела ни единой причины раскрывать ее своему драгоценному братцу. Пусть и дальше остается в неведении о том, на что мне пришлось пойти, чтобы спасти его душу. Какой же глупой я тогда была!— Кажется, так звали этого… бедолагу,- солгав, усмехнулась я и пнула ногой бездвижный труп оборотня,— Но не думаю, что ты пришел поговорить о нем.
Ситуация меня откровенно забавляла, ровно, как и попытки Джонатана задеть меня. Словно меня и впрямь должно было заботить то, что он думает о наших с Валентином взаимоотношениях. Возможно, у папочки и было для меня в планах нечто большее, особенное, но сейчас для меня не было никакого смысла полностью подчиняться ему. Да и убийство я совершила лишь потому, что мне самой было интересно испытать себя в новой роли. Во мне не было и капли преданности отцу, учитывая, что в памяти все еще были свежи воспоминания о той ненависти, что я испытывала к нему в своей другой жизни.

Я убила его, потому что мне было любопытно,- выдохнула я, плавно пожав плечами,— Мне никогда прежде не приходилось лишать жизни человека,- я запнулась, понимая, что вероятнее всего это не было правдой. Пусть моя новая жизнь в памяти всплывала лишь расплывчатыми пятнами, теперь лишь она была настоящей и имела значение,— Не приходилось убивать оборотня,- усмехнувшись, быстро поправилась я,— Хотелось узнать, какого это – перерезать волку глотку.
Я слышала собственный голос, понимала смысл произнесенных фраз и чувствовала удовлетворение. Мне нравилась моя новая версия меня, как бы странно это ни звучало. И мне было чертовски жаль, что Джонатан не разделяет моих чувств. Волею судьбы мы вновь оказались по разные стороны баррикад, но я знала, что там, за этой маской добродетели, сокрыта тьма, которой нужно лишь помочь пробудиться.
Что ж, я не против прогуляться с тобой, братец,- улыбнулась я, выудив из кармана куртки чистый платок и стирая с пальцев следы запекшейся крови,— В отличие от тебя, меня, знаешь ли, беспокоит все, что с тобой происходит. Особенно, если это касается нас обоих,- мысленно добавила я, поравнявшись с парнем,— Ну так что, идем?

Мысль о том, что Джонатан так же, как я и мог ощутить перемены, произошедшие с ним, вследствие моего вмешательства в прошлое, немного напрягала. Объяснять ему свои мотивы мне не хотелось совершенно, учитывая, насколько опрометчивыми они были и к чему в итоге привели. Мой брат теперь был настоящим сумеречным охотником, опытным бойцом за добро и справедливость. А я… что ж, со мной все было не так уж и плохо, как могло бы быть. Правда, придется теперь постараться, чтобы убедить Джонатана в том, в чем не удалось преуспеть ему, когда я была на стороне Конклава. Эта мысль заставила меня поморщиться с отвращением к себе прошлой. Играть по правилам было так скучно.

Покинув пристань, мы вышли к дороге, где мимо нас с грохотом промчался грузовик, едва не окатив грязью из небольшой лужи. Тихо фыркнув, я терпеливо выдохнула, рассматривая покосившуюся вывеску над небольшим круглосуточным кафе, расположенном через дорогу. Из замыленных окон наружу лился теплый свет, отражаясь бликами на влажном асфальте.
Хаос – это лестница,- неожиданно для себя произнесла я, с пренебрежением взглянув на Джонатана,— Ты знал? Cколько бы ты ни пытался подняться по ней, в каком бы направлении ни шел, ты всегда будешь оказываться здесь, в самом низу, рядом со мной. Снова и снова. Тьма, в конце концов, поглотит и твое сердце, братец. В тот самый миг, когда у тебя не останется ничего, за что стоило бы бороться, когда не останется никого вокруг, ты поймешь, насколько глупы и отчаянны были твои попытки подняться вверх,- я позволила себе легкую улыбку, ловя на себе взгляд светлых глаз, что в ночной темноте казались мне почти прозрачными,— Но не беспокойся. Когда мир погрузится во мрак в пучину хаоса, я буду рядом, так же, как и сейчас. Мы с тобой созданы, чтобы разрушать, Джонатан, никогда не забывай об этом.

С этими словами, я направилась через дорогу в сторону кафе, не оборачиваясь и не смотря, следует ли за мной брат. Я и без того затылком чувствовала на себе его взгляд и близкое присутствие. Прямо передо мной дверь в кафе вдруг отворилась, едва не задев меня, заставив отшатнуться назад. Из помещения выбежала женщина, торопливо удаляясь по тротуару, по всей видимости забыв извиниться. Мне еще никогда так сильно не хотелось свернуть человеку шею. Приложив немалые усилия, чтобы не поддаться мимолетному желанию, в попытке подавить бушующий во мне гнев, я сжала кулаки, позволяя ногтям до боли впиться в мои ладони. И как только мой брат справлялся с этим яростным чувством, проживая каждый день с подобным гневом, при этом не оставляя за своей спиной горы трупов? Сейчас он был другим, и это чувство наверняка было ему незнакомо, а значит, не было смысла спрашивать.
Внутри кафе в столь позднее время было довольно тихо. Я заметила лишь троих – парочку влюбленных у окна в дальнем конце зала и одинокого пожилого мужчину с газетой и чашкой кофе в центре. Официантка устало протирала стаканы за стойкой.
Ну что? Это место сгодится для разговора?- спросила я, обращая свой взгляд к брату.
[nick]Clarissa Morgenstern[/nick][status]monster[/status][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=594"><b>Кларисса Моргенштерн, 18</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» Нью-Йорк<br> » нести зло в массы<br>» подавать пример <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=984">брату</a></div>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2xzQg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Clary Fray (2017-11-28 13:25:31)

+3

7

Джонатан не понимает, когда все так перевернулось. Почему мир, кажущийся обманчиво прежним, на самом деле ощущается как фальшивка? В какой момент он попросту свернул не туда, чтобы оказаться здесь? Моргенштерн, проклятый фамилией и собственным отцом, ощущает, как уплывает куда-то. Подальше от этой чуждой, инородной реальности. Его взгляд застывает на бездыханной теле оборотня, которое Кларисса пинает столь небрежно. Ее нога оборачивается его собственной и тени воспоминания, ложного, безусловного чужого, этому Джонатану не принадлежащего, накрывает в головой.


Он охотник, бесшумно пробирающийся по лесу. Джонатан заметил его сразу. Оборотень. Не волк, но и не человек. Грязное отродье, претендующее на звание кого-то стоящего. Не так важно, что заставило его загрести на священную землю сумеречных охотников. Важно лишь то, что эта ошибка была роковой для него в эту ночь. Потому что именно сегодня еще совсем юный Джонатан вышел на охоту.

Я жажду лишь крови, ничего больше.

Его собственная кровь, черная, отравленная, бурлит и ускоренно гоняется по жилам в предвкушении. Он жаждет убивать, всегда хотел лишь этого. Он рожден убийцей и ему плевать, что за душой у его жертвы. Пожалуй, представься такая возможность сегодня, он не погнушался убить и нефилима, на свою беду попавшегося ему на пути. Но детей ангела столь незавидная участь сегодня миновала и придется взять на себя удар детям Луны. Точнее, одному их представителю. Он оправдывается сам перед собой, что нуждается в тренировках, что должен стать идеальным охотником. Именно эту сказку, насквозь фальшивую, он расскажет после отцу. И тот поверит ему, или сделает вид, потому что другого выбора нет. Потому что знает, что сам сотворил его таким.

Он делает резкий рывок наперерез, преграждая запыхавшемуся недочеловеку, обращенному в волку путь. Он видит мелькнувшее удивление в глазах, замечает как оборотень резко отпрянул. Удивление почти мгновенно сменяется насмешкой, что не удивительно. Он - могущественный волк, в небе полная луна и судьба, непременно, будет благосклонна к нему сегодня в своей издевательской манере. Да, он ее заложник, но сегодня проклятье станет его спасением. Он верит в свое двойное везение, ведь перед ним всего-лишь мальчишка, а не взрослый нефилим, преданный Коклаву безоговорочно и чтящий его законы. Законы, которые запрещают оборотням без спросу шастать под покровом ночи в лесу Брослин. Охотник улыбается ему, его мальчишечье лицо искажается неестественной и жестокой ухмылкой, какой у ребенка быть не может. Но он необычный ребенок. Не обычный нефилим. Он - особенный. Его движения стремительны и слишком быстрые даже для опытного оборотня, так что исход схватки оказывается самым необычным образом предрешен еще в самом начале. Охотник забавляется с жертвой. Делает несколько быстрых, но глубоких надрезов в разных местах тела, заставляя жертву метаться из стороны в сторону, разбрызгивая область вокруг теплой и густой кровью. Охотник не выпускает жертву за пределы круга, мысленного им же нарисованного. Заставляет жертву ближе приникать к дереву. Загоняет в угол. Насмешка давно исчезла из волчьих глаз, а оскал кажется совсем жалобным, вовсе не угрожающим. Охотник мощным рывком прижимает жертву к стволу за шею, давит, вжимая наполовину безвольное тело в ствол и вырезает на коже сердце. Прямо в том месте, где под шерстью, кожей и костями бьется собственное сердце оборотня, живое и трепещущее. Пока. И в этот момент, когда клинок входит глубже в плоть, они оба понимают, что это ненадолго. Что скоро оно станет неподвижно. Жестокий оскал юноши блестит белизной зубов в непроглядной темноте ночи, когда он легким, почти музыкальным движением вспарывает живот своей жертве. Небрежно, отчего кровь хлещет неудержимым фонтаном на руки, заливая одежду. Впитываясь и пропитывая все вокруг своим трупным запахом. Охотник, даже не пробую, чувствует ее металлический привкус на губах. Он отпускает горло оборотня, уже успевшего принять псевдочеловеческий вид, и отступает на шаг назад. Внимательный взгляд хищно следит за оседающим на землю бездыханным телом, когда он подносит ко рту клинок и слизывает с него красную жидкость. Просто чтобы убедиться, что вкус тот самый, каким он его себе представлял.


Джонатан приходит в себя только тогда, когда Клэри (кто-то вообще когда-то называл ее так?) уже нет в поле зрения. Он ловит себя на мысли, что застыл на месте с остекленевшим взглядом и, встряхнув плечами, следует за сестрой. Наваждение прошло, но неприятный осадок остался. Он будто видел сон наяву, который, однако, сном совсем не казался. Слишком реалистичный. Будто воспоминание, но чью? Определенно, не его. Уж такое Моргенштерн наверняка бы запомнил. И все же.. все эти перемены, произошедшие с ним буквально в одночасье, кажутся невероятно странными. Ведь накануне ночью ему тоже снились подобные слишком реальные сны, о которых он и хотел рассказать Клариссе, ведь она играла в них едва ли не главенствующую роль после него самого. Но тогда он по крайней мере, а сейчас происходило что-то и вовсе за гранью нормального. Даже для их далекого от понятия нормы по меркам примитивных сумеречного мира.

- Чего это тебя философствовать пробило? - с недоверием покосившись на сестру, спрашивает Джонатан, когда удалось, наконец, с ней поравняться. Перед ними высилась непримечательная кафешка, подсвечивая дорогу и привлекая взгляды яркой неоновой вывеской. Моргенштерн не был фанатом подобных мест, но сейчас это то, что надо - лишнее внимание им не нужно, - ты не особо смахиваешь на мыслителя, - в подтверждение собственных слова Джонатан еще раз внимательно осматривает точеную фигурку сестры, скрытую под одеждой. Подтянутое и крепкое тело говорит о явных многочисленных тренировках или, как минимум, хорошей наследственности. Моргенштерн поставил бы, что в комплекте и то, и другое. А еще совсем не кстати возникает мысль, что он не прочь бы трахнуть сестренку, даже игнорируя факт кровного родства, - зато задница зачетная, - выдает он своеобразный комплимент, особо не надеясь, что Клэри оценит.

- Ладно, пошли, долго мы будет тут порог окол.. - начинает Джонатан раздраженно, потому что начинает чувствовать себя идиотом, но его речь прерывается пулей вылетевшей в двери кафе женщины. Он подвисает на какое-то время, удивленный, но вскоре приходит в себя и махает рукой на произошедшее в жесте "да насрать". То ли услышав его мысли, то ли негласно согласившись с ним, сестра тоже не акцентирует внимание на произошедшем и заходит внутрь.

- Более чем, - отвечает он все так же недовольно и, ощутимо толкнув Клариссу плечом, проходит вглубь помещения, занимая первую попавшуюся кабинку у окна. Не то, чтобы вид из кафе открывался живописный, но все лучше, чем стена. Тем более, что покрытие этих самых стен здесь не ахти.

- Если тебя так беспокоит то, что со мной происходит, то может стоило.. - начинает он, когда парочка рассаживается по местам друг напротив друга, но замолкает приметив неспешно приближающуюся официантку, - мне американо, - делает он заказ, опережая вопрос. Официантка с презрительным видом кивает, даже не пытаясь давить из себя радушие, но это последнее, что сейчас беспокоит Джонатана. Когда она, наконец, убирается восвояси, он вновь обращает хмурый взгляд к Клариссе.

- Ладно, ближе к делу, - он укладывает ладони на столешнице перед собой, нетерпеливо постукивая пальцами одной руки, - с тобой происходило что-то странное в последние, хм, сутки? Я имею ввиду, еще более странное, чем твои попытки угодить папочке и порезать во славу него пару-тройку оборотней? - Джонатан даже не пытается скрыть осуждения во всем его виде, даже если рискует тем самым вызвать негодование сестры. Или даже реакцию похуже.[nick]Jonathan C. Morgenstern[/nick][status]enjoy the silence[/status][icon]https://i.imgur.com/If0iuTd.gif[/icon][sign][/sign][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=3090"><b>Джонатан Моргенштерн, 19</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» США, Нью-Йорк;<br> » сумеречный охотник;<br>» моя <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=15">сестра</a> - моя ответственность.</div>[/info]

+3

8

Джонатан нарочно толкает меня плечом, вызывая новую волну раздражения, словно провоцируя меня на конфликт. Если так сильно хочет увидеть меня во всей красе, ему стоит об этом просто попросить. Я чувствую, как мои губы кривятся в усмешке, которая ничего хорошего не предвещает. Кто-то должен заплатить за мое испорченное настроение, а вот кто именно – я выберу чуть позже. Официантка бросает в мою сторону усталый взгляд, когда я прохожу мимо, следуя за братом к столику, который он выбрал. От этого места просто несет наигранным гостеприимством. Я неторопливо усаживаюсь напротив Джонатана, продвигаясь к окну, из которого открывается вид на пустынную улицу, где в желтом свете фонаря мерцают капли оседающего тумана. Расслабленно откинувшись на спинку диванчика, я вытягиваю руки вперед, сцепляя пальцы в замок у края стола.

И давно ты засматриваешься на мою задницу?- перебивая брата, спрашиваю я, вопросительно вскидывая бровь. В конце концов, не оставлять же мне без ответа его столь лестное замечание. От чего-то сейчас мне абсолютно плевать, какая между нами родственная связь. Я никогда не знала его, как брата. Мы не росли вместе, делясь игрушками или дерясь за них (в семьях всякое бывает). Между нами не было той любви, что возникает, когда двое растут вместе. Но было нечто другое, едва уловимое. Возможно, причина в отце, которого здесь, в этой реальности, мы оба ненавидим одинаково сильно.

Эспрессо,- в пренебрежительном тоне делаю я заказ, не сводя взгляда с Джонатана. Сейчас меня куда больше интересуют его реакции на происходящее вокруг, чем банальная вежливость или сорт заказываемого кофе.
Слова брата застают меня врасплох, порождая в моей голове сотню маленьких назойливых вопросов. Он нашел меня, чтобы поговорить о происходящих с ним странностях? Неужели он помнит свою прошлую жизнь? Разве изменения во времени могли оставить подобный след в его памяти? На вопрос, почему я сама помню о прошлой жизни, которой, по сути, здесь у меня никогда и не было, у меня есть более чем логичный ответ. Я внесла изменения в прошлое и теперь мне до конца дней жить с этим грузом. Впрочем, сожалений по этому поводу я не чувствую.

О нет, мы ведь пришли сюда не для того, чтобы ты кидался в меня завуалированными обвинениями?- наигранно хнычу, строя плаксивую гримасу, что тут же сменяется усталым безразличием,— Тебе стоит как-нибудь попробовать самому убить волчонка. Удивительное чувство, знаешь ли,- с ядовитой ухмылкой произношу я, наблюдая за перестуком пальцев Джонатана по столу,— Нервничаешь?- и улыбка становится шире, когда я наклоняюсь вперед, чтобы накрыть своей ладонью его руки. Забавно, но раньше я бы не посмела сделать чего-то подобного. Смутилась бы от одной мысли прикоснуться к чужой руке столь стремительно и дерзко нарушая личное пространство. Однако сейчас, текущий по моим венам жидкий яд, принуждает к действиям. У меня нет сил противиться ему, да и хочу ли я? Нет.

Все зависит от того, что, по-твоему, относится к понятию еще более странного,- произношу я, плавными движениями пальцев лаская его кожу на тыльной стороне ладони, рассматривая его изящные тонкие руки,— Это тебе кажется странным?- поднимая взгляд, спрашиваю я, кокетливо склонив голову в бок. Воспоминание о Джейсе болезненно сдавливает мне сердце, заставляя опомниться, всего на короткое мгновение возвращая прежнюю меня, и я, с сожалением выдохнув, подаюсь назад, убирая руки со стола,— Расслабься, я шучу,- слова пропитаны холодным безразличием, и я, наконец, отвожу взгляд от брата, рассматривая приближающуюся к нам официантку с заказом,— Есть вещи, которые не поддаются какому-либо объяснению,- продолжаю я, уже не обращая внимания на посторонние уши, обслуживающие наш столик,— Ты никогда не задумывался над тем, какой могла бы быть твоя нынешняя жизнь, измени ты в прошлом хоть один незначительный миг? Стал бы ты тем, кем являешься сейчас? Или был бы совсем другим человеком? Зависит ли наша жизнь от нашего выбора? Или быть может кто-то его сделал за нас?- проводив взглядом официантку, я складываю руки вокруг маленькой кофейной чашки, согревая ладони исходящим от нее теплом. Никогда не любила эспрессо,— Ты прав, я сегодня слишком много философствую,- с едва уловимой в голосе грустью признаюсь я.

[nick]Clarissa Morgenstern[/nick][status]monster[/status][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=594"><b>Кларисса Моргенштерн, 18</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» Нью-Йорк<br> » нести зло в массы<br>» подавать пример <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=984">брату</a></div>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2xzQg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Clary Fray (2017-11-28 13:24:30)

+3

9

- А у меня есть возможность на тебя засматриваться? Не так уж часто мы и видимся, к сожалению, - раздраженно парирует выпад сестры Джонатан и закатывает глаза, - хотя в нашем случае, скорее к счастью. Скучаешь ли ты по мне одинокими вечерами, сестра? - Моргенштерн откровенно веселится, расслабленно откидываясь на спинку дивана, на котором сидит. Невольно копируя позу Клэри.

Он и не надеялся на приятный вечер в кругу семьи, коей для него была Кларисса. По крайней мере, они были родственниками по крови, но толку от этого маловато. Ни один из них не испытывал особо теплых чувств к другому, они даже не знали друг друга толком, и на встречу с Клэри сегодня Джонатана сподвигло исключительно желание разобраться в том, что с ним происходит. Он был уверен, что его сон - не просто сон. И дело не только в том, насколько реалистичным он был. К сожалению, Джонатан был настоящим сыном своего отца, как бы не пытался от этого откреститься - талантливым, способным и чувствующим, когда что-то идет не так, как должно. Сейчас как раз был тот случай. Может, Клэри и не сможет ему помочь, но он не мог не попытаться. Прежде чем отправиться по следующему адресу - прямиком к отцу. И уж этой встречи Джонатану хотелось бы избежать намного больше, чем с Клариссой.

- Мои обвинения могут перестать быть завуалированными, если ты этого хочешь, - Джонатан выпрямляется и подвигается к сестре ближе, вновь укладывая руки на стол. Чем Клэри не преминула воспользоваться, накрыв одну его ладонь своей. Джонатан непроизвольно внутренне содрогается, но не двигается. Напротив, весь застывает, словно каменеет. Прикосновение не то, чтобы не приятно ему, но Джонатану совсем не по душе издевательский посыл, которое Клэри в него вкладывает. Он напрягает, силясь не выказывать собственных эмоций и упрямо смотрит сестре глаза в глаза, - пошла ты, - с ухмылкой отзывает он на язвительный вопрос и не менее омерзительное предложение, высказанное накануне. И переводит взгляд в окно. Его голос подрагивает от напряжение, а гордо распрямленные плечи, кажется, вот-вот сведет судорогой. Он ни за что не выкажет слабости перед сестрой, по крайней мере, пытается соответствовать намеченному плану. Но ее эти попытки, кажется, только забавляют. И Джонатану становится противно от самого себя, ведь при том, что это именно Клэри ведет себя омерзительно, для нее брат - лишь посмешище. Она не понимает, что вовсе он здесь тот, кто сбился с пути. Тот, кому закрыта дорога в цивилизованное общество. Тот, кто навсегда останется изгоем - проклятым и непонятым. Ненужным. Отец рано или поздно отвернется и от нее, потому что добиться его любви или признания невозможно. Не тем способом, который выбрала Клэри. Джонатан знал об этом от Джослин, ведь они посвятили разговорам о Валентине ни один вечер. Мать очень боялась, что ее сын может в какой-то момент свернуть на кривую дорожку и решить пойти по стопам отца. Потеряв дочь, она не могла позволить себе потерять еще и сына. Теперь Джонатан вспомнил. Теперь он понял, почему Иззи так удивилась, когда он заговорил о Клариссе - в отличии от Валентина, Клэри была той темой, упоминания которой в Институте и его доме избегали, как огня.

- Наша мать презирает тебя, Клэри, и теперь я понимаю почему, - Джонатан прикрывает глаза от облегчения, когда ладонь сестры исчезает с его руки. Кларисса была привлекательной девушкой, даже красивой, но рядом с ней он чувствовал себя как в непосредственной близости от извергающегося вулкана. И не смотря на комплименты ее заднице, уже точно никогда не стал бы пытаться приударить за Клэри. Не только потому, что она его сестра. Просто потому что она та, кто есть и они будто живут в разных мирах, которым суждено пересечься только в смертельной схватке, из которой победителем может выйти лишь один из них, - но я тебя почти не знаю, а ведь ты моя сестра. Ты бы хотела это изменить? Почему ты с ним? Ты давно не ребенок, ты можешь уйти. Если ты хочешь этого, конечно, - Моргенштерн вновь поворачивается к сестре. Презрение исчезло из его взгляда, уступив место обеспокоенности. Что бы он ни говорил и не делал, как бы не демонстрировал свой враждебный настрой по отношению к сестре, на самом деле она была ему не безразлична. Он чувствовал назойливое беспокойство относительно того, что с ней происходит. А еще острое чувство неправильности происходящего, будто не всё на своих местах. Точнее, не все. Не они с Клариссой точно.

- Как на счет того, чтобы изменить настоящее, что повлечет за собой изменение будущего? Разве это не в наших силах? Мы одни из сильнейших сумеречных охотников нашего поколения, но неужели не можем даже этого? - он качает головой и опускает ее в бессилии, - что-то произошло этой ночью и я не могу отделаться от чувства, что занимаю чужое место. Что эта жизнь - не моя, - он крепко сцепляет зубы, отчего под кожей начинают ходить желваки. Джонатан обращает прищуренный взгляд на Клэри, - а ты чувствовала нечто подобное? - его взгляд цепко следит за каждой эмоцией, которая может проявиться на лице сестры. Только бы она показала ему себя настоящую.[nick]Jonathan C. Morgenstern[/nick][status]enjoy the silence[/status][icon]https://i.imgur.com/If0iuTd.gif[/icon][sign][/sign][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=3090"><b>Джонатан Моргенштерн, 19</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» США, Нью-Йорк;<br> » сумеречный охотник;<br>» моя <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=15">сестра</a> - моя ответственность.</div>[/info]

Отредактировано Sebastian Morgenstern (2017-11-22 19:08:03)

+3

10

По стеклам уныло забарабанил дождь. Крупные капли медленно поползли вниз, оставляя за собой мокрые следы. Я тихо фыркнула, отводя взгляд от окна и возвращая все свое внимание к брату, что намеренно бьет по болевым точкам, в самое сплетение нервов, напоминанием о маме. Я и подумать не могла, что здесь, в этом мире, она может быть по-прежнему жива. Не было никакого нападения на Институт, не было демона, что убил бы ее. Не было и меня. И где-то в глубине моей черной души пробудились чувства, подгоняемые желанием увидеть ее. Даже если она ненавидит меня. Даже если попытается убить. Хотя бы на один краткий миг поверить в то, что моя жертва была не напрасна, а вмешательство в прошлое – оправдано. Впустить тьму в свое сердце ради благополучия дорогих людей – отчаянный шаг. С моих губ срывается короткий вздох, и я вновь отвечаю на слова брата очередной усмешкой, пряча за этим действом настоящую себя. Вот только настоящего во мне остается все меньше. Пройдет не так много времени и прошлая я окончательно исчезнет, уступив место монстру, что теперь носит мое имя, играя чужими жизнями забавы ради, в угоду демонической крови, что течет по моим венам.

Зачем мне куда-то идти?- небрежно спрашиваю я, опуская десертную ложечку в чашку с кофе и помешивая его – абсолютно бесполезное действие, за которым скрывается волнение. На самом деле вопрос Джонатана вполне логичен. Я и сама не раз задумывалась о том, что держало его рядом с отцом все это время? Почему он так легко принимал его сторону, не пытаясь противиться? Однако сейчас я точно знала ответы на каждый из этих вопросов, пусть я и не чувствовала и малейшей преданности отцу,— Меня и так все устраивает. Я делаю лишь то, чего сама хочу. И пока желания папочки совпадают с моими, я не вижу ни единой причины уходить. Сам подумай. Я ведь могу задать тебе тот же вопрос. Не надоело сидеть на привязи у Конклава и выполнять их бестолковые приказы? Ты ведь уже большой мальчик,- усмешка не сходит с моих губ, пока я, позвякивая ложкой, размешиваю кофе. Однако в следующее мгновение останавливаюсь, откладывая ложку в сторону,— Забей. Я знаю, что ничего такого ты никогда не сделаешь. На твоем месте, и я бы не стала,- допускаю я мимолетную мысль, не высказанную вслух.

Нет, я не собираюсь сломить Джонатана, не собираюсь переубеждать его следовать за мной. Иначе все это станет бессмысленным. Так странно, но сейчас, рядом с ним, моя темная сторона будто отступает, поддаваясь простым слабостям - воспоминаниям, что то и дело отзываются ноющей болью где-то в области сердца. До чего же сложно сейчас сохранять невозмутимо-насмешливый вид. И это бесит. Вновь возвращается этот вытесняющий другие эмоции гнев. Сейчас от этого чувства по телу разливается теплая волна. Пусть и злюсь я в этот раз лишь на себя. Я думала, что у меня хватит сил противиться демонической крови. Я думала, что справлюсь. Я еще никогда так сильно не ошибалась. Так просто смирилась и приняла свое новое предназначение. В итоге все, ради чего я сражалась, больше не имеет смысла.

Я знаю, к чему ты ведешь, С..Джонатан,- поправляюсь я, в который раз едва не назвав брата чужим именем, которое теперь следует бы оставить в прошлом,— Этой ночью и правда кое-что случилось. Но я не думаю, что тебе стоит об этом знать. Продолжай жить в неведении, братец. Неспроста говорят, что оно благо, а это как раз по твоей части. Мы с тобой именно там, где и должны быть. Здесь и сейчас,- я не могу рассказать ему правду. Не хочу говорить. Брату совершенно не обязательно знать, что я сделала. На что мне пришлось пойти ради его благополучия. Да, я просчиталась. Но я смогу с этим жить, в отличие от него. Мне остается лишь направить всю свою ненависть против отца. Ненависть, подобную лихорадке, когда бросает то в жар, то в холод, а из сердца выплескивается такая сильная ярость, похожая на сумасшествие. Ненависть, которая сейчас казалась мне слаще самой жизни. Перерезать отцу глотку так же, как тому несчастному оборотню и ждать, пока горячая кровь стекает по моим рукам. От собственных мыслей мурашки по коже, а кончики пальцев подрагивают в предвкушении,— Какой бы чужой не казалась тебе эта жизнь, все же она твоя. Проживи ее с достоинством. Все остальное – моя забота, и тебя это не касается,- голос звучит холодно и резко, в нем слышатся угрожающие нотки, но мне плевать, что он подумает. Здесь наши пути расходятся. Я должна отпустить его, прежде, чем новая я полностью завладеет моим разумом и тогда меня уже будет не остановить. Возненавидь меня всем сердцем, Джонатан, и тогда, быть может, ты сможешь выжить.

[nick]Clarissa Morgenstern[/nick][status]monster[/status][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=594"><b>Кларисса Моргенштерн, 18</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» Нью-Йорк<br> » нести зло в массы<br>» подавать пример <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=984">брату</a></div>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2xzQg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Clary Fray (2017-12-06 21:23:33)

+3

11

Джонатан не понимает ее и в этом кроется причина их вечного противостояния. Говорят, противоположности притягиваются, тогда почему с его родной сестрой это не работает? Его младшая сестренка. Он задумывается о том, как могла бы повернуться их жизнь, если бы все сложилось иначе. Мог бы он стать хорошим старшим братом для Клариссы? Но какой смысл думать о том, чего быть не может? Без шансов, вот как можно охарактеризовать их положение друг относительно друга. Ничего уже не исправить, ничего не изменить.

- Просто это не правильно. То, что вы с Валентином делаете, - Джонатан пожимает плечами и отводит взгляд, уставившись в окно. Он говорит это, как само собой разумеющееся и не понимает, как может сестра этого не понимать. На самом деле, он не верит ей. Знает, что она-то как раз все понимает. Просто ей плевать. Но что тому виной - демонская кровь, промывка мозгов Валентином или что-то еще - знать наверняка невозможно. Если Клэри сама не решит открыться ему. Но пока не похоже, чтобы быть откровенной с братом входило в ее планы, - честь и долг - это то, что делает нас теми, кто мы есть. Сумеречными охотниками. Даже Валентин это понимает, он был одним из нас когда-то. Но ты не была, поэтому ты не знаешь, - только произнеся все это Джонатан понимает, насколько был глуп раньше, что не понимал очевидного. Конклав, долг каждого сумеречного охотника защищать примитивных от демонов - для Клэри это все пустой звук и так было всегда. Сложно проникнуться тем, с чем никогда не имел дела. Поэтому она такая.. другая. Не плохая и не хорошая. Она просто такая, как есть. Такая, какое ее слепил Валентин. Разве был у нее выбор? Разве есть он сейчас на самом деле? Клэри не придет в голову исправиться и встать на верный путь, потому что у нее никогда даже не возникало подобной мысли. А еще Моргенштерн знает, что ее бы попросту не приняли. Даже если бы она искренне раскаялась, чего она делать все равно не станет. Все эти мысли мгновенно пролетают в голове как зацикленные, чтобы прийти к одному простому выводу - для его сестры дорога в его мир запечатана.

- Я бы хотел вернуть себе свою сестру, но у меня ее никогда не было. Так что нечего возвращать, - он вновь поворачивается к Клариссе. Взгляд острый, колкий. С презрением и вызовом. Что ж, если судьба распорядилась так, а не иначе, он будет играть по ее правилам. Все, что нужно Джонатану - понять, что изменилось этой ночью в его жизни. А Кларисса пусть живет свою как знает. Но сестра не больно-то горит желанием помочь ему докопаться до истины.

- Кто дал тебе право решать за меня? Я хочу знать и ты скажешь мне, - Джонатан с размаху хлопает ладонями по столу и резко поднимается со своего сидения, только чтобы тут же рухнуть обратно под осуждающим взглядом официантки, протирающей стаканы за барной стойкой.

- Просто скажи мне. Ты бы тоже злилась, если бы я решал за тебя. Но я не лезу в твою жизнь, если ты хочешь жить так. Я согласен на то, что каждый идет своей дорогой, но эти видения... - Джонатан хмурится и трясет головой, отгоняя ненужные сейчас мысли. Он итак сболтнул лишнего. Возможно, он даром искал помощи у Клариссы. Что вообще его надоумило обратиться именно к ней? Даже сам Моргенштерн затруднялся ответить на этот вопрос. Но одно было ясно - если Клэри что-то знала, то Валентин и подавно. И Хотя желание встречаться с ненавидимым отцом было еще меньше, чем с сестрицей, Джонатан готов был пойти на это, - ладно, забудь. Я понял, что ты не хочешь мне ничего говорить. Значит, мне придется найти того, что будет посговорчивее. Например, наш отец, а? Это ведь его рук дело? Если ты в этом замешана, то это наверняка его мерзкая идея. Ему не хватает трофеев в коллекции? Теперь он решил заполучить и меня? Этого не будет, - Джонатан смотри упрямо, демонстративно отсаживаясь подальше от Клариссы и прижимаясь к самой спинке дивана. Складывает руки на груди и щурится, глядя на сестру и будто не узнавая ее. Все таки, не только он изменился, с ней тоже произошло что-то, но невозможно просто взять и угадать что. Ему нужны факты. Ему нужен тот, кто заговорит. Он может попытаться надавить на нее, но как давить на человека, которого ты не знаешь? Наугад давить на потенциальные больные точки? Все, что он знает о ней, что Кларисса предана их отцу. Но в ее голосе не слышно слепой покорности или любви. Клэри подает все так, будто ей просто выгодно быть с Валентином, но на самом деле ей плевать. Тогда на кого ей не плевать?

- Есть хоть кто-то, кого ты по-настоящему любишь? - Джонатан сам от себя не ожидал подобного вопроса, поэтому непроизвольно тушуется и вновь отводит взгляд. Его горделиво выпрямленные плечи поникают, а руки разжимаются, свободно повиснув по бокам. Но он сжимает ладони в кулаки и упирается ими в мягкое сидение по обе стороны его тела. Он бы не хотел жить так, как живет Клэри. Но не может отрицать одного ощутимого плюса в таком существовании - по крайней мере, она свободна.[nick]Jonathan C. Morgenstern[/nick][status]enjoy the silence[/status][icon]https://i.imgur.com/If0iuTd.gif[/icon][sign][/sign][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=3090"><b>Джонатан Моргенштерн, 19</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» США, Нью-Йорк;<br> » сумеречный охотник;<br>» моя <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=15">сестра</a> - моя ответственность.</div>[/info]

+3

12

Утверждение Джонатана о Сумеречных охотниках отзывается легкой усмешкой на моих губах. Если бы только он знал. Если бы только я могла вспомнить. В той, другой жизни, однажды я нашла свое предназначение, как только передо мной распахнулись двери Института. Пробел, что до того времени я ощущала в своей жизни, непременно заполнился, вытесняя все сомнения. И не смотря на тревоги и опасности Сумеречного мира, тогда я точно знала, что это мое место. Что я была рождена для этого. Сейчас, оглядываясь назад в прошлое, я чувствовала лишь пустоту. Тьма вытеснила все, что было во мне прежде. И это меланхоличное настроение было последними отголосками той Клэри, что скоро совсем исчезнет, уступив место новой улучшенной версии. Более сильной, решительной, способной крепко держать оружие, идти по трупам для достижения собственных целей. Я поднимаю взгляд к брату, ловя отклик в его светлых глазах:

Хочешь ты того или нет, но мы с тобой связаны. Скоро ты поймешь это и тогда наши пути вновь пересекутся,- спокойно отвечаю я, цепляясь за навязчивую мысль о том, что он непременно должен разделить мою точку зрения. Поверить мне. Эгоистичную мысль, которая быстро сходит на нет, как только Джонатан срывается, повышая голос, демонстрируя именно те эмоции, что я хочу в нем видеть. Яркие, сильные, наполненные новыми красками, красивыми до дрожи - гнев и ненависть, идеальное сочетание чувств, что ныне стали моими неизменными спутниками.

Все уже решено за нас обоих и ты не в силах это изменить,- произношу я, надменно вскидывая подбородок, смотря на брата сверху вниз скорее неосознанно, чем намеренно. Я просто наблюдаю, слежу за его реакциями, прощупываю,— Эти твои видения - всего лишь побочный эффект моего вмешательства и... скоро он исчезнет,- запнувшись на полуслове продолжаю я,— Советую тебе не придавать значения тому, чему не можешь найти объяснений и сосредоточиться на том, что действительно важно,- в конце концов, я не собираюсь лгать ему или вводить в заблуждение. В то время, как его глаза прозрачны и выжидающе смотрят на меня. В них нет сожаления или страха, но тем не менее, я знаю, что достаточно сделать что-нибудь непредсказуемое, как его бастион уверенности рухнет. Начнет ли он тогда бояться меня?

Наш отец здесь не при чем,- раздраженно фыркаю я, небрежно бросая взгляд в сторону официантки, что бесстыдно пялится в нашу сторону, потирая стаканы. Может, если свернуть ей шею, она перестанет быть такой раздражающе любопытной?— Ты и правда думаешь, что разговор с ним что-то изменит? Ну так дерзай. А я на это посмотрю. Занимательное, должно быть выйдет шоу,- я откровенно издеваюсь, чувствуя накатывающее волнами раздражение. Еще немного и я больше не смогу сдерживать свои внутренние порывы. Поддамся тьме, и тогда уже никакие отголоски разума меня не остановят. Я сжимаю пальцами край диванчика на котором сижу, до хруста в суставах, до боли,— Но он и правда хочет заполучить тебя, братец, не облегчай ему задачу.

Наверное, со стороны я похожу на больного шизофренией с раздвоением личности. Одна насмехается над Джонатаном, подстегивая его к разрушительным действиям, другая же оберегает его, заботливо ограждая от возможных ошибок. Мне становится страшно от осознания того, что я не знаю, которая из них настоящая, мне становится смешно от мысли, сколь глупо задаваться подобными вопросами. А кровь во мне кипит, разгоняя по венам обжигающую тьму.

Последний вопрос брата застает меня врасплох. Я с нескрываемым удивлением замираю и насмешливая улыбка сходит с моего лица, словно и не было ее вовсе. Когда-то я и правда любила. Была готова отдать все ради людей, которые мне были дороги. А что осталось мне теперь? Странное желание заполучить все, до чего смогу дотянуться, неутолимая жажда разрушительной свободы и вместе с ней стремление к власти. Любовь на этом пути лишь бремя. Привязанности - слабость. Друзья - помеха.

Признаться, этот разговор мне наскучил. Не думала, что ты можешь быть таким занудой,- устало произношу я, в попытке уйти от ответа. Джонатан пришел ко мне сегодня не просто так. Он чувствует, что что-то в его жизни изменилось, но он и представить себе не может, насколько кардинальны эти перемены. И что бы он там ни чувствовал, какие бы видения ему не являлись, скоро это должно прекратиться. От прошлого останется лишь пыль. Добро пожаловать в новый дивный мир. Ну или как там говорится?— Сдается мне, к общему мнению сегодня мы с тобой не придем,- я выуживаю из кармана куртки пару мятых купюр, оставляя их на краю стола, расплачиваясь тем самым за кофе и поднимаюсь с места,— Делай, что хочешь, я тебе не нянька,- равнодушно добавляю я, отпуская короткий вздох, мимолетно касаясь ладонью плеча Джонатана, проходя вперед, — Ты знаешь, где меня искать.

[nick]Clarissa Morgenstern[/nick][status]monster[/status][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=594"><b>Кларисса Моргенштерн, 18</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» Нью-Йорк<br> » нести зло в массы<br>» подать пример <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=984">брату</a></div>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2xzQg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Clary Fray (2017-12-26 14:46:42)

+3

13

Ему было плевать на советы Клэри и указания. Она пыталась помочь ему или только делала вид, но Джонатан об этом думал лишь одно - пусть сначала попытается помочь самой себе. Избавиться он влияния Валентина и зажить собственной жизнью. До тех пор, ее слова лишь пустой звук. Каждый раз, когда Кларисса открывает рот, Джонатану чудится, что он слышит голос Валентина. Он настолько крепко вдолбил себе в голову, что сестра абсолютно и безоговорочно подчиняется его отцу, что саму Клэри практически не видит. А то, что оказывается доступно его взору, ставит под сомнения - чьи это мысли на самом деле? Клариссы или Валентина? Действительно ли она пытается предостеречь его или это лишь очередная ловушка? Тонкий психологический ход, чтобы он вопреки ее словам угодил прямиком отцу в руки. Действовал безрассудно. Джонатан думал, что ни сестра, ни отец не заставят его действовать неосмотрительно, не просчитав наперед хотя бы несколько ходов. Джонатан ошибался.

- Я не нуждаюсь в твоих советах, - раздраженно огрызает он уже в спину уходящей сестры, ловя себя на мысли, что все это время просидел каменным изваянием, пока она пыталась учить его жизни, - и встречи искать с тобой не стану, - поднимаясь со своего места выкрикивает он, гневно сжимая ладони в кулаки. Джонатан ошибался дважды.

***

Он даже не успевает добраться до института, когда случается непоправимое. Мощные ворота, за которыми находится желаемое для него сейчас здание, не скрытое от него гламуром, уже маячит перед глазами. Джонатан ежиться от пробираемого до костей холода, но чувствует, что бьющий его тело озноб лишь косвенно связан погодой. Что-то не так. Не с ним, с Джейсом. Он ускоряет шаг, стремясь отыскать своего парабатая как можно скорее. Уверенный, что отыщет его в стенах Института в тренировочном зале в компании Лайтвудов или в своей комнате в гордом одиночестве. Третий, альтернативный, вариант он даже не рассматривает. Но ему приходится пересмотреть свои взгляды едва пересекая отворившиеся перед ним кованные ворота, гостеприимно впускающие внутрь сумеречного охотника. Джонатан останавливается на месте, как вкопанный, пока яркая вспышка боли не опаляет его грудь, вынуждая согнуться пополам. А после и вовсе упасть на колени. Он знает, Джейс не просто ранен. Джейс умирает. И Джонатан ничего не может с этим сделать. Слишком мало времени. Он был так беспечен, так зациклен на себе самом, что почувствовал сигнал тревоги слишком поздно. Нить, что связывала их, истончилась и в конечном итоге разорвалась, выжигая в Джонатане все живое. Сжигая его изнутри. Он, вскрикнув, падает на землю, упираясь в нее лбом, и тяжело дышит. Пальцы судорожно сжимают рубашку в районе груди. Там, где все еще бьется его живое сердце. Но в этот момент он понимает ясно, как белый день - Джейса больше нет. И для этого ему даже не нужно смотреть на уже исчезнувшую с его собственного тела метку.

***

В течении прошедших суток весь Институт был занят одним - поиском пропавшего Джейса Эрондейла. Или того, что от него осталось. Джонатан в горячке метался по постели в больничном отсеке, преимущественно находясь в бессознательном состоянии. На его теле начертили несколько рун, призванных утолить физическую боль, но это мало помогало. У Моргенштерна душа была вывернута наизнанку и никакими рунами этого не изменить. Изабель не отходила от него ни на шаг и все время заботливо держала его за руку. Казалось, судьба собственного парня беспокоила охотницу куда больше, чем возможная (у кого еще были сомнения?) смерть соратника. Оно и неудивительно. Джонатан был единственным, с кем Джейс был по-настоящему близок. Но и для Моргенштерна парабатай значил куда больше, чем подружка. Поэтому когда он окончательно приходит в себя, то нервным движением вырывает ладонь из руки девчонки Лайтвудов и бросает на нее раздраженный взгляд. Он видит, что ей плевать на Эрондейла и ровным счетом почти все равно, что с ним стало. По крайней мере, не больше, чем остальным нефилимам, что населяли институт Нью-Йорка. И эти переживания даже рядом не стояли с тем, что испытывал он сам.

- Я иду искать его. Или кого-то, кто может пролить свет на его местонахождение, - не смотря на то, что уже очевидно, что в живых Джейса нет, Джонатан отказывается озвучивать этот факт. Признавать его свершившимся. Он не примет такой исход, пока не убедится собственными глазами. Изабель, даже если хотела возразить, видя настроение Моргенштерна лишь что-то неуверенно промямлила себе под нос и уже громче добавила.

- Поступай, как знаешь. Ведь он твой парабатай, - в ее голосе не было вчерашнего упрека, хоть у нее самой парабатая не было, любой сумеречный охотник представлял себе хоть в общих чертах, что значит потерять его. Потерять часть своей души, которую никак не вернуть и ничем не восполнить. Она коротко обнимает Джонатана и отходит в сторону, позволяя тому уйти. Джонатан за затылок притягивает Изабель за голову и целует в макушку, прежде чем покинуть лазарет.

Первым делом он отправляется в свою комнату, намереваясь отследить Клэри тем же способом, что и вчера. Потому что Джейса он не чувствует и понимает, что пытаться искать его бессмысленно. Кларисса единственная, кто сможет дать ему ответы. По крайней мере, он на это надеется. Но покинуть стены института незамеченным Джонатан не успевают. Ему сообщают, что хоть тело Джейса обнаружено не было, поисковая группа обнаружила бездыханное тело Валентина в доках. Неподалеку от того самого места, где он вчера встречался с Клэри. Что лишь убедило его в причастности сестры в произошедшем. Джонатан все же покинул институт, ошарашенный свалившейся на него новость. Смотреть на труп Валентина сейчас не было никакого желания, хоть он и понимал, что должен убедиться собственными глазами. Он понимал, что должен.. много чего, но все его мысли занимал лишь Джейс. И Клэри, которую он должен найти и потребовать объяснения, которые не получил еще вчера. Вчера, а, кажется, прошло целая вечность.

В этот раз сестра обнаружилась в месте куда более живописном - парке. Но выглядела она намного хуже. Как может выглядеть чистое зло во плоти - безумные глаза, бледная кожа, спутанные волосы. Издалека Джонатану даже показалось, что и руки, и одежда Клэри были перепачканы в крови, что вынудило его приближаться к сестре еще более стремительно.

- Клэри, - сестра как раз отвернулась в тот момент, когда Джонатан с ней поравнялся, так что он подошел со спины. В его голосе удивительным образом смешивался гнев и осторожность, почти забота, вот только непонятно, на кого она была направлена - на саму Клэри или в нем говорило только лишь желание позаботиться о Джейсе - что происходит? Ты не можешь скрывать от меня правду, говори сейчас же, - он опускает руку девушке на плечо, чтобы, потянув на себя, резко развернуть ту к себе лицом.[nick]Jonathan C. Morgenstern[/nick][status]enjoy the silence[/status][icon]https://i.imgur.com/If0iuTd.gif[/icon][sign][/sign][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=3090"><b>Джонатан Моргенштерн, 19</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» США, Нью-Йорк;<br> » сумеречный охотник;<br>» моя <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=15">сестра</a> - моя ответственность.</div>[/info]

+2

14

26 ноября 2016
Небеса в огне. Яркие всполохи опаляют мне кожу, ласкают своими языками землю, выжигая на ней все живое. Передо мной широкая улица, вдоль которой лежат рваными рядами обломки бетонных стен, прикрытые пеплом, чернеющие угли некогда белоснежных домов. А под ногами кипит кровь. Темно-красные лужицы пузырятся на выжженном асфальте, растекаясь, запуская алые дорожки в мелкие трещинки, заполняя их, словно кровоточит сама земля. Мои губы тянутся в жестокой насмешке, в то время как сердце неистово бьется в груди, взволнованно и ликующе отмеряя удары. Мои руки по локоть в крови. И вовсе не в фигуральном смысле. Горячая жидкость пульсирует на моих ладонях, бьется чужая жизнь в предсмертной агонии, стекает по пальцам, а я наслаждаюсь этим чувством, полностью растворяясь в разрушительной энергии, что правит этим местом - моим личным адом, рукотворным, сотворенным лишь по одному моему желанию, продиктованному демонической сущностью, прочно пустившей корни в моей зияющей чернотой душе. Или того, что от нее осталось.

Я открываю глаза и вижу над собой сереющий потолок в разреженном дневном свете, с трудом пробивающимся сквозь запылившееся окно. Живописный сон или же столь яркое видение оставляет странное послевкусие, заставляющее меня желать большего. Я хочу увидеть, как сгорит этот мир дотла, погрузить его в пучину хаоса и разрушений. Показать всем, на что способна Кларисса Феирчайлд.. нет, Моргенштерн. Снизойти, словно Павший Ангел на землю, неся с собой одну лишь погибель всем, кто встанет на моем пути. Ради него. Во имя него. Перед глазами яркой вспышкой возникает образ Джейса, словно пробиваясь сквозь пелену забвения - его последний вздох, остекленевший взгляд, мои руки в его крови, ухмылка на губах Валентина... Мне понадобилась всего минута, спустя которую я громко рассмеялась, глядя в изумленные глаза отца, когда клинок в моих руках пронзил его сердце. В этот момент ко мне пришло осознание моего истинного предназначения. Я очищу этот уродливый мир.

Эта мысль полностью овладевает мною, затуманивает рассудок, определяет единственно верную желанную цель. Мне не ведомо, откуда это взялось, но я знаю, что должна сделать. План был прост - первыми падут нефилимы, следом за ними я обрушу весь нижний мир, а потом с упованием буду наблюдать за тем, как горит все, что осталось. Сила, заключенная в моей крови, позволит мне заполучить армию, которую еще никто до сего дня не видывал - орды демонов, подвластных мне. Нужно лишь пробить брешь, ведущую в глубины ада. И я знаю, кто мне в этом поможет. Лилит. Та, чья кровь течет по моим венам, высший демон, с которым ныне я связана узами, что крепче родительских. Она придет на мой зов, нужно лишь приоткрыть дверь.

День проходит быстро в решении мелких дел. После смерти Валентина распад Круга стал лишь вопросом времени. Разбегутся по норам, словно крысы, а от вредителей следует избавляться немедля. Мне не нужны те, в чьей верности столь легко усомниться. А потому я решила эту проблему по-своему, окропив их кровью землю. После, я вновь навестила Джейса, чтобы попрощаться. Теперь навсегда. Я готова к этому шагу. Стану последней, кто увидит его. Потому что никто не найдет его здесь. Теперь он только мой. Мой Джейс.

Солнце клонится к закату, окрашивая небеса в ярко-алый, напоминая мне о моем сне. Столь желанном в своем воплощении. Острое лезвие ангельского клинка легко скользит по моей ладони, рассекая кожу. Немного странно, но боли почти нет. Я ничего не чувствую. Крупные капли черной крови падают на зеленую траву, иссушая ее. Тонкая вязь ползет по земле, образуя пентаграмму, прожигая ее на поверхности, незримо уходя вглубь, запуская корни сквозь миры, что вот-вот столкнутся, образуя разрыв. С губ слетают слова на неведомом мне языке, значение которых я даже не понимаю. Я знаю лишь одно - это то, чего я хочу. Впереди еще много работы. Как только Лилит явится в этот мир, освободившись от оков, удерживающих ее с начала времен, я смогу совершить свое возмездие. Это единственное, что сейчас заглушает боль, единственное, что помогает мне идти вперед.

Голос брата возвращает меня в реальность.

Ты пришел,- произношу я с равнодушным холодом. И тем не менее, мое сердце ликует. Джонатан единственный в этом мире, способный понять, что я чувствую, разделить со мной мою боль, нужно лишь убедить его. В ответ на его прикосновение, я улыбаюсь, в то время как он разворачивает меня к себе. Я не сопротивляюсь,— Рада тебя видеть, брат мой. А что происходит?- переспрашиваю я, в некотором удивлении вскидывая бровь и тут же приподнимая свою раскрытую ладонь, где зияет резаная рана, с сочащейся из нее кровью,— Ты об этом? Что ж, приди ты чуть раньше и, быть может, у тебя был бы шанс помешать мне. Теперь же слишком поздно, процесс запущен, никто не сможет остановить его – даже я,- дернув плечом, я высвобождаюсь из хватки брата, лишь для того, чтобы подойти к границе пентаграммы, выжженной в земле моей кровью,— Нью-Йорк падет. А следом за ним и остальной мир. Это неизбежно,- мой голос звучит спокойно и сдержанно, словно я говорю о чем-то до тошноты обыденном. Когда-то я пыталась противиться самой судьбе, боролась в отчаянной попытке всех спасти.. Как же глупа я была тогда! Мое предназначение было вовсе не в этом. И теперь я, как никогда близка к его исполнению,— Присоединись ко мне, Джонатан. Я хочу, чтобы ты взглянул на все моими глазами. Вспомни, кто ты есть на самом деле.

Я верю, что тьма оставила след в его сердце. Она все еще там, нужно лишь пробудить ее. Напомнить ему, кем он когда-то был, кем должен стать. Никакие перемены прошлого не изменят его предназначения. Он должен быть рядом со мной в тот самый миг, когда мир рухнет к нашим ногам и имя Моргенштерн обретет новый смысл.

[nick]Clarissa Morgenstern[/nick][status]monster[/status][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=594"><b>Кларисса Моргенштерн, 18</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» Нью-Йорк<br> » нести зло в массы<br>» подать пример <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=984">брату</a></div>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2xzQg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Clary Fray (2018-02-06 13:39:28)

+2

15

Говорят, что после драки кулаками не машут, но Джонатан с этим был категорически не согласен. Потому что он не участвовал в той драке. Потому что ему не дали шанса защитить. Попытаться изменить судьбу Джейса и свою тоже. Потому что ему не дали шанса. А Моргенштерн привык решать за себя сам. Он не нуждался в покровителе или помощи, он мог сделать все сам. Единственный, в ком он нуждался - был Джейс. Был. И теперь он мертв.

Кларисса зовет его братом и Джонатан в ответ морщится. И отпускает ее, отступая на шаг, чтобы иметь лучший обзор. Выглядит младшая Моргенштерн неважно, она излучает безумие и Джонатан едва подавляет желание развернуться и уйти прочь. Он не хочет иметь с ней дел, не хочет быть втянутым в их с отцом сумасшествие, одно на двоих. Вот только слишком многое изменилось за эту ночь, ведь мертв оказался не только Джейс.

Джейс.

Одно имя отдает вспышкой боли в воспаленном мозгу. Может ли быть так, что он все еще жив? Тогда бы метка не исчезла. И все же Джонатан отказывался верить, пока не увидит его. Или то, что от него осталось.

- Валентин мертв, - холодно констатирует Моргенштерн, исподлобья глядя на сестрицу. Она выглядит чересчур довольной, почти радостной, но Джонатан видит ее насквозь, его не провести так просто. Она несчастна в собственном безумии не меньше, чем он сам, - где Джейс? Ты знаешь, что с ним произошло? - он подавляет в себе желание схватить Клэри за плечи и встряхнуть, чтобы та начала его слушать и слышать. Он пропускает слова сестры мимо ушей, будто не замечает того, что происходит вокруг, когда догадка озаряет его мозг.

- Он погиб из-за тебя, верно? Кто убил его? - Джонатан сам не замечает, как слова срываются с губ. Безжалостная констатация факта, действия свершенного, последствия которого уже не обратить вспять. Он отступает еще на шаг назад и судорожно хватается за волосы. Вплетает в них длинные пальцы и крепко зажмуривается. Осознание происходящего вокруг накатывает на Джонатана и теперь он начинает понимать, что толкует ему Кларисса. Его мир погибает. Сначала Джейс, теперь это. Всего за одну ночь его жизнь рухнула, - или это ты убила его? - Джонатан обращает к сестре полубезумный взгляд, хватаясь за спрятанный в ножнах клинок. Крепко перехватывает рукоять пальцами, но не вытаскивает. Лишь держит, наготове задействовать оружие в любой момент. Глядя на Клэри сейчас он готов поверить чему угодно. А еще он знал, сейчас Джонатан понимает это, знал, что между ней и его парабатаем что-то происходило. Эта связь была такой же странной, как их их, Джонатана Моргенштерна и Джейса Эрондейла, собственная. Чужой. Не настоящей. Фальшивой. Эта жизнь не принадлежала Моргенштерну и он должен был исправить это.

- Что ты несешь? Ты спятила, - неверящим тоном отзывается он и морщиться. Сама мысль о возможности присоединиться к Клариссе, стать частью ее мира и участвовать в уничтожении всего, что дорого Джонатану, была ему противна, - ты совершенно спятила, если даже допускаешь мысль, что я стану на твою сторону. Особенно после того, что произошло с Джейсом, - Джонатан чувствует нарастающую в груди слабость. Он раздавлен и сломлен из-за случившегося, но до сих пор не поддавался этим эмоциям, потому что продолжать верить. Но теперь эта вера таяла все больше, с каждой секундой проведенной в компании Клариссы.

- Ты не знаешь меня, Клэри, никогда не знала. Мы не похожи и никогда таковыми не будем, - его голос звучит надломлено, а губы кривит болезненная усмешка. Он оборачивается, осматриваясь вокруг, пытаясь оценить масштаб катастрофы, которая грядет. Понять, что сестра пытается сделать. Открыть проход в саму преисподнюю? Или, как минимум, в одно из измерений, в котором обитают демоны. Но какое именно и с какой целью? Может она пытается выпустить кого-то особенного? Но смотрит, но не понимает. Джонатану стоило бы спросить напрямую, но получит ли он такой же прямой ответ? Или, как минимум, правдивый?

- Чего ты добиваешься? - он снова поворачивает к сестре, с недоверием вглядываясь в ее лицо. Бесстрастное, холодное. И понимает, что ничего от него не добьется. Кларисса не даст ему больше, чем посчитает нужным. Если только он не найдет болевую точку, на которую можно надавить. В глубине души он понимает, что ему хорошо известна эта точка. Вот только для него самого она равносильно болезненна, как и для сестры. Он кусает губы, силься что-то сказать, но молчит. Пальцы, с силой сжимающие рукоять клинка, начинают болеть от напряжение. Все тело Джонатана ощущается как натянутая стрела и такими темпами он выдохнется раньше, чем начнется бой. Если он вообще начнется. Теперь они единственные остались друг у друга. Последние из рода Моргенштерн.[nick]Jonathan C. Morgenstern[/nick][status]enjoy the silence[/status][icon]https://i.imgur.com/If0iuTd.gif[/icon][sign][/sign][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=3090"><b>Джонатан Моргенштерн, 19</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» США, Нью-Йорк;<br> » сумеречный охотник;<br>» моя <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=15">сестра</a> - моя ответственность.</div>[/info]

+2

16

Всполохи необузданной энергии едва уловимо вырываются из выжженных линий пентаграммы. Пожелтевшие листья травы слегка подрагивают от незримой пульсации воздуха. Еще немного и последний барьер, отделяющий наш мир от Эдома, рухнет. Начнется ли тогда паника? Будет ли тогда брат по-настоящему бояться меня? Я поднимаю взгляд, устремленный вдаль, и оборачиваюсь к Джонатану. С холодным равнодушием позволяю себе один короткий вдох, выражающий сожаление. Лишь на мгновение я допускаю мысль о том, что было бы, останься Джейс жив? Всего лишь маленький глупый вопрос, ответ на который теперь не столь важен. Я именно там, где и должна быть.

Ты правда хочешь знать, как это случилось?- спрашиваю я, не желая вновь возвращаться в прошлое, тонуть в этой темной пучине, разрывающей болью грудь. Пусть там больше и нечему болеть. На мгновение становится страшно от собственного безразличия,— Он погиб из-за тебя,- это был укол, не сильный, но точечный, прямо в сплетение нервов. Попытка сломить Джонатана чувством вины. Заставить его прочувствовать все это,— Он видел, как мы встречались в той забегаловке. А после пошел за мной и угодил в ловушку. Валентин убил его и поплатился за это собственной жизнью,- отчасти все это было правдой, но лишь в той степени, если опустить подробности произошедшего,— Если бы ты не пришел ко мне вчера, Джейс был бы жив.

Мне так хочется поддаться собственному желанию заглянуть еще глубже, задеть по-больнее, чтобы вызвать новый отклик. И бить потом в одно место, с каждым разом все сильнее, чтобы смотреть на то, как на Джонатана накатывают все новые эмоции.

Земля в центре пентаграммы проседает, словно снизу под ней образовалась пустота. Дыра становится все глубже, выделяясь темным пятном, медленно, почти лениво, разрастаясь, увеличиваясь в диаметре, раскрываясь. Поднявшийся ветер холоден, рваными порывами треплет мне волосы, бросая рыжие пряди мне в лицо. Но мне все равно.

Ты этого не помнишь, но ты уже был на моей стороне прежде,- неожиданно для самой себя произношу я. Я не собираюсь больше лгать брату или вводить его в заблуждение. Ловко манипулируя правдой, я выверну ее наизнанку в свою пользу,— Я так же, как и ты сейчас, не понимала тебя. Не хотела понимать,- я вновь повернулась спиной к брату, завороженно смотря на растущую дыру в земле,— Я сражалась на стороне сумеречных охотников против Валентина… против тебя. И думала, что смогу что-то изменить. Вместо этого изменилась я сама. Стала другой, а ты…- я подняла взгляд к небу, наблюдая за тем, как сгущаются тучи, над моей головой,— Если ты думаешь, что мне никогда не понять того, что ты чувствуешь, то ты ошибаешься. Я знаю, каково это – противиться собственной судьбе, пытаться снова, и снова, и снова…- я глубоко вздохнула и опустила голову, прикрывая глаза, вслушиваясь в едва уловимый гул, исходящих из-под земли,— Но мы не в силах изменить своего предназначения, остается лишь принять его,- поворачиваю голову, чтобы взглянуть на брата. Сейчас он слаб, а чужая слабость редко вызывает трепетные чувства. Особенно если перед тобой стоит хищник, решивший променять свою собственную натуру на судьбу жертвы,— Наверное, ты считаешь меня безумной. Но не потому ли ты вчера приходил ко мне? Ты почувствовал, что что-то изменилось, что ты не на своем месте, что живешь чужой жизнью. Не так ли? Ты хотел ответов, так вот же они. Я сделала это ради тебя.

Конечно, мы бы еще долго могли вести беседу на философскую тему "куда приводят мечты", вот только смысла в этом нет. Забавно, но я ничуть не сомневаюсь в том, что Джонатан ко мне присоединится. Это чувство уверенности не исчезает, даже когда он пытается противиться мне, бросаясь словами отнюдь не лестными. Уже абсолютно не важно, какое решение он примет – в итоге все случится так, как задумала я.

Однажды ты поймешь меня, Джонатан, ибо грядет тьма,- он должен быть мне благодарен. С тех пор, как я оказалась здесь, в этой измененной реальности, я еще ни с кем не была столь откровенна.

Последний островок земли у выжженного края пентаграммы пал. Я ощутила поток горячего сухого воздуха на своей коже и в ту же секунду в небо стремительно взмыла огромная острокрылая тень. А затем еще одна и еще. Врата открыты.

[nick]Clarissa Morgenstern[/nick][status]monster[/status][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=594"><b>Кларисса Моргенштерн, 18</b></a></div><div class="lzfan">shadowhunters</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» Нью-Йорк<br> » нести зло в массы<br>» подать пример <a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/profile.php?id=984">брату</a></div>[/info][icon]http://funkyimg.com/i/2xzQg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Clary Fray (2018-02-08 09:40:56)

+2


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » good and evil


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC