chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » weyland-yutani: building better worlds


weyland-yutani: building better worlds

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

weyland-yutani: building better worlds

http://funkyimg.com/i/2wVmz.gif http://funkyimg.com/i/2wVmA.gif
http://funkyimg.com/i/2wVmB.gif http://funkyimg.com/i/2wVmC.gif
Fear Factory — Invisible Wounds

участники:Predator & Max Caulfield;

время и место:осень 2012 года; Форт-Кламат, Орегон.

СЮЖЕТ
Когда прыжки во времени скатываются до уровня серой обыденности, невольно начинаешь забывать об опасности, которую они несут. Макс оставила за собой такое количество параллельных реальностей, что пространственно-временной континуум не выдержал и сломался, превратив самый обычный день в начало нового кошмара. Теперь секрет путешествий во времени знает не только Колфилд. И страдает она от этого тоже не в одиночку.

Отредактировано Predator (2017-09-01 11:27:49)

+2

2

В последнее время Скар начинает лучше понимать то, что люди называют прекрасным. Спустя длительное время, прошедшее с момента начала общения с этими существами, он не мог не перенять у них какие-то привычки и особенности взгляда на мир. Это, на самом деле, не очень хорошо. Это означает, что он перестаёт быть эффективной, бездушной машиной убийства, но Хищнику плевать. Он прекрасно знает свои достоинства и недостатки, прекрасно себя контролирует. Только то, что он начинает проникаться человеческой культурой, в кои-то веки взглянув на людей под другим углом, отнюдь не означает, что он утратит то, что делает его хорошим охотником.

Надо признать, что закаты на Земле представляют собой иногда потрясающее зрелище. В атмосфере своей планеты Хищник такого не увидит. Его родной спектр — инфракрасный, в нём мир выглядит совсем иначе. Анализ человеческого зрения помог Скару создать алгоритм для маски, в результате чего в ней появился режим, который даёт охотнику возможность видеть так, как видят люди. Временами — весьма полезная опция.

Заходящее солнце подсвечивает пряди перистых облаков множеством оттенков красного и оранжевого. Хищник неподвижно наблюдает за закатом с верхушки дерева, упираясь ногами в ствол и зацепившись за него одной рукой. Несколько неподходящая для созерцания поза Хищнику не мешает.

Ему мешает другое. Имя этой помехе — «Вейланд-Ютани».

Они его нашли. Хищник не знает, как именно, но нашли. Давно пора было прекратить удивляться и начать отдавать должное землянам по части хитрости и изобретательности. Многие яутжа по инерции рассматривают их как добычу, но до отдельных представителей уже дошло: земляне больше не добыча. Теперь они сами становятся охотниками. Неумелыми, слабыми, беспомощными, однако хороший охотник никогда не станет недооценивать того, с кем вступает в противостояние.

Нашли не только его. Скрываясь и уничтожая, при случае, агентов и наёмников корпорации, Хищник наткнулся на интересную вещь — базу данных компании. В ней он нашёл список приоритетных целей. Наличию собственного личного дела в списке Скар не удивился. Удивило другое — личное дело юной девушки по имени Максин Колфилд. Восемнадцатилетняя школьница из маленького городка в Орегоне. В её биографии Хищник не увидел ничего странного. Он так и не понял, почему «Вейланд-Ютани» взяли её на мушку.

Видимо, они знают что-то, чего не знает Скар. Он решил, что ему тоже следует это знать. Перспектива попасть на операционный стол отнюдь не прельщает охотника. Если он выяснит, почему компания хочет заполучить Колфилд, то они наверняка сумеют помочь друг другу и разобраться с преследователями. У Хищника большой опыт сотрудничества с людьми, он сумеет найти с девушкой общий язык. Если только наёмники WY не доберутся до неё раньше.

Выследить Макс оказалось несложно. Скар переработал интерфейс портативного компьютера, чтобы тот мог воспринимать программное обеспечение, созданное людьми, и подключаться к их базам. Это повлекло за собой неожиданный побочный эффект — общая скорость работы системы упала. По всей видимости, виной тому — несовершенство земных алгоритмов.

На современной Земле спрятаться сложно. Если знаешь имя человека, найти его не составляет труда. Данные повсюду — в социальных сетях, в полицейской картотеке, в списках номеров медицинского страхования... В социальные мелочи Хищник не вникает, пропускает их мимо себя. Он искал совпадения по изображениям с видеокамер, установленных практически на каждом углу.

Максин нашлась не совсем там, где Хищник рассчитывал её обнаружить. Но это уже не имеет значения.

Солнце озаряет землю последним лучом и уходит за горизонт. Скар быстро спускается вниз по древесному стволу. В национальном парке Крейтер-Лейк таких много — позволяет ощущать себя, как рыба в воде. Камуфляж идеально маскирует охотника на фоне многочисленной зелени, переходящей в жёлтые и оранжевые осенние оттенки. Даже если бы кто-нибудь оказался поблизости и посмотрел в его сторону, то не увидел бы ничего особенного. Разве что на мгновение человеческий глаз мог бы уловить странное колебание воздуха, но мозг тут же забыл бы об этом. Психика людей склонна игнорировать то, чего не может объяснить. Привиделось, и всё. Бывает.

Скар спрыгивает на землю, зарываясь массивными ступнями в опавшие листья. Отсюда он уже видит Колфилд — девушка сжимает в руках фотоаппарат, что даже по земным меркам являет собой прошлый век, и делает снимки пейзажа.

Хищник задумчиво наблюдает, перебирая в голове наиболее безболезненные для девушки варианты знакомства. Он к такому не привык. Союзы с людьми — да, но обычно они первые шли на контакт, по тем или иным причинам.

Отредактировано Predator (2017-10-01 01:20:14)

+1

3

Зрение резко мутнеет, затем проясняясь, и Макс часто моргает из-за резкого, колкого ветра. Она игнорирует рефлекс смахнуть скопившиеся в уголках глаз слезы, вместо этого хватая пальцами полученную фотографию, и по старой привычке встряхивает ее, рискуя смазать изображение. Макс слабо щурится, фокусируясь на происходящем, и рассеянно оглядывается, словно забыв, где она находится.

Национальный парк Крейтер-Лейк. Макс выехала сюда, пользуясь выходным, чтобы запечатлеть на камеру местные пейзажи. Вид здесь действительно впечатляет, но Макс сейчас не до этого, тем более, что она тут не в первый раз: по крайней мере, в воспоминаниях. Это завтра уже, выйдя на работу, ей придется делиться якобы первыми впечатлениями с другим продавцом, так же работающим в магазине фототехники. Не нарушать ведь порядок того, что должно случиться, верно?

Осень здесь холодная, сырая. Макс слабо ежится из-за ветра и отворачивается от развернувшегося перед ней пейзажа, держа в руках одну из фотографий. На ней темные из-за наступающих сумерек деревья, пожухлая листва и что-то еще, едва заметное, но присутствующее, чужеродное, странное. Макс любопытно. Макс вспоминает мельком призрачную лань и думает, что, может быть, она снова тут.

Однажды Макс думала, что, может быть, лань — это дух Рэйчел, но тогда для ее появления еще слишком рано. На дворе двенадцатый год, и Рэйчел Эмбер предстоит прожить еще меньше года, прежде чем в апреле тринадцатого Марк Джефферсон введет ей слишком большую дозу наркотиков и скинет вину на Нэйтана Прескотта. Макс прячет камеру в сумку, затем руки — в карманы, чтобы согреть замерзшие пальцы. Взгляд ее бродит по притихшему в преддверии ночи лесу.

Макс стоит по-хорошему быть вовсе не здесь и тратить силы не на исследование непонятно чего, но с каждым днем она все сильнее чувствует себя закостеневшей, уставшей и безразличной. За ее спиной сотни параллелей и впереди еще сотня на сотню как минимум, поэтому Макс не торопится: вечность от нее никуда не денется.

Макс шагает вперед, не испытывая особого страха, потому что сложно бояться смерти, когда ты уже успел умереть.

Макс ненадолго приседает на корточки, беря в руки случайный камушек. Взгляд ее не отрывается от пространства перед ней, но в наступающих сумерках Макс не уверена наверняка, что зрение ее не подводит. Другой рукой она аккуратно держит фотографию, пряча ее в кармане, зная, что на ней запечатлено именно это место, именно этот момент.

Макс бросает камень перед собой, не особо прикладывая силы. Клацнув, тот отскакивает не то от земли, не то от чего-то еще.

Макс зарывается носом в теплый вязаный шарф и чуть склоняет голову.

— Кто здесь?[status]keep on damning the devil[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2xVbH.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Max Caulfield (2017-10-02 21:17:18)

+1

4

Проблема контакта решилась сама собой, хотя несколько странно: Макс явно не видела его, но знала, что он где-то здесь. Либо она просто знала. Знала, где искать, но не представляла, что конкретно ищет. Брошенный ею камень стукнулся об пластину брони и отскочил в сторону. Хищник не пошевелился, продолжая раздумывать. Каким образом она смогла на него выйти? Для него это стало такой же загадкой, как и то, зачем она понадобилась «Вейланд-Ютани».

Скар решительно пробежался когтями по панели управления, отключая камуфляж и проявляясь перед девушкой.

- Я давно тебя ищу, — глухо произнёс охотник из-под маски. — Есть разговор.

Признаться, находясь на Земле, Хищник совершенно неожиданно обнаружил на этой планете много необычных вещей, которые не понимал до конца. Которые, как ему прежде казалось, вообще не должны были существовать, поскольку прямо или косвенно нарушали известные ему законы. Даже большинство землян не подозревали о том, что сверхъестественное, как они называли подобные явления в своей культуре, жило у них под боком и время от времени вносило коррективы в их жизнь.

Поначалу охотник отвергал эти мысли, отмахивался от них. Они были слишком странными и зловещими, чтобы с комфортом уложиться в рамки его рационального сознания, привыкшего к той картине земной действительности, которая была получена ещё во времена первых экспедиций яутжа на Землю. Но проходило время, появлялись новые данные, не поддававшиеся анализу. Старейшины тоже от них отмахивались.

Теперь Скар жалел об этом. Потому что у него на уровне интуиции сложилось подозрение, что он столкнулся с чем-то похожим. Охотник привык доверять фактам, а не игре своего воображения, но сейчас его с головой окутывала густая, тягучая атмосфера чего-то неизведанного и достаточно опасного, если не смотреть в оба. Впрочем, он привык соблюдать осторожность во всём. Даже если имел дело с хрупкой девушкой, которая, на первый взгляд, не имела никакой возможности защитить себя. В противном случае, WY не стала бы проявлять к ней такой интерес.

- Тебе это может показаться безумием, но времени на адаптацию нет. Моё имя Скар, и я не с Земли. Ты в курсе, что тебя преследуют наёмники компании «Вейланд-Ютани»? Ты когда-нибудь прежде слышала это название?

Трудно было выстраивать разговор с тем, в чьих знаниях Хищник не был уверен. Сильнее всего его сейчас беспокоила возможная реакция на контакт с представителем внеземной цивилизации. Если Колфилд когда-нибудь об этом и мечтала, то уж точно не могла предположить, что встреча будет проходить в загородном парке на уровне «Привет, как дела?». Скару самому это казалось дикостью, но жизнь обожает откалывать подобные шутки.

+1

5

Макс ждет. Ей торопиться некуда, поэтому она может простоять так еще долго, бесцельно пялясь перед собой. Она лишь сейчас задумывается, что именно ожидает увидеть — и понимает, что представляет только смутно, что может показаться перед ней. После разнообразных приключений в оставленных позади параллелях Макс больше не думает, что понимает или знает хоть что-то об этом мире. Что в этот раз выкинет судьба?

Когда перед Макс появляется существо, ей приходится задрать голову, чтобы увидеть его лицо. Она стоит, в немом ступоре пялясь на него, пытаясь провести параллели или увидеть нечто схожее с чем-то, что она видела раньше, но терпит неудачу. Существо отчасти схоже с человеком — по крайней мере, строением тела, — но в остальном представляет из себя нечто--

Нечто, что Макс даже не может описать.

— Ага, — Макс выдавливает слабым голосом, продолжая с невежливой пристальностью разглядывать пришельца. Все это отчаянно ей напоминает нечто, однажды пережитое в другом столетии и за пределами земной орбиты, но Макс не уверена, в правильном ли направлении она думает.

Макс смутно представляет, по какой причине она могла заинтересовать существо и о чем именно оно хочет с ней поговорить, поэтому, чуть отойдя от ступора, переминается с ноги на ногу, потирает пальцы рук, пытаясь согреть их в карманах, и дожидается, когда тот перейдет к сути. Благо, пришелец почти сразу это делает, видимо, настроенный на серьезный разговор.

Тихий смешок срывается с ее губ, когда она слышит про безумие, но в остальном Макс слушает Скара — так зовут пришельца — внимательно. И озадаченно хмурится, когда тот упоминает компанию, о которой Макс более, чем известно.

— В каком смысле? — в ее голосе больше растерянности, чем беспокойства. Макс достает из кармана телефон и на всякий случай проверяет на нем дату. Нет, все верно — сейчас двенадцатый, а не сто пятьдесят третий год, и здесь она никак не пересекалась с «Вейланд-Ютани». — Они не могут обо мне знать. Не здесь и не сейчас.

Макс слабо трясет головой, окончательно сбитая с толку. Она действительно не понимает, как компания может охотиться по ее душу — ну или способности, — если их первая точка пересечения должна появиться не раньше, чем через сто с лишним лет.

Макс смотрит на Скара и тяжело вздыхает.

— Ладно. Хорошо. Бывает, — она потирает переносицу, нахмурившись. А ведь Макс только начала думать, что устроилась со всем комфортом вдали от любых проблем. Она немного, но успела вымотаться, бросаясь из одной параллели в другую, но нигде не достигая успеха, поэтому решила, что заслужила отдых. Видимо, мир и отдельные лица так не считают.

Макс мельком думает, что стоит написать на работу и сообщить о своем скоропостижном уходе.

— Они за тобой тоже охотятся? — Макс безрадостно усмехается. Ситуация начинает проясняться: Скар, скорее всего, тоже представляет из себя интерес для «Вейланд-Ютани». Тогда понятна причина, которая вынудила его найти ее и обратиться к ней. Только почему именно она? — Предлагаешь объединить усилия? — с губ вновь срывается смешок, на этот раз нервный.

Макс уже проходила это, носясь по коридорам космической станции, периодически ловя свинцовые пули и смотря, как дружелюбно настроенный к ней ксеноморф разрывает на куски персонал и охрану. Макс не уверена, что хочет заново пережить это, но вряд ли у нее есть выбор (на этой секунде Макс едва не смеется).[status]keep on damning the devil[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2xVbH.gif[/icon][sign][/sign]

+1

6

- Тем не менее, они знают, — парировал Скар. — Я видел их файлы. У них на тебя полное досье. Мало того, ты входишь в список их приоритетных целей. Как и я, в этом ты не ошиблась.

Как всякий человек, Макс отрицала очевидное, но это была попытка подсознания защититься от информации, которая прямо противоречила известной девушке действительности. В этом Хищник её понимал. С другой стороны, он не занимался отрицанием, приняв всё как есть, и тут же начал поиск причин. Причины и следствия — вот на чём следовало сосредоточить внимание. Нужно было понять, в первую очередь, в чём заключалась ценность Колфилд для «Вейланд-Ютани».

- Я не удивлён, что они вышли на меня. Рано или поздно это должно было случиться. Я не впервые посещаю вашу планету, как и другие представители моей расы. Люди учились, технологии развивались. В конце концов, нас выследили.

Хищник не стал проводить для собеседницы краткий исторический экскурс и углубляться в историю долгих симбиотических взаимоотношений яутжа и первых земных цивилизаций. Когда-нибудь, возможно, она узнает и это. Но не сейчас.

Скар прокрутил в голове ответы девушки и зацепился за её фразу «Не здесь и не сейчас». Помимо прочего, компьютер, непрерывно анализировавший тембр голоса Макс и её пульс, пришёл к интересному выводу: девушка была поражена лишь самим фактом преследования, но никак, во-первых, не контактом с пришельцем, и не, во-вторых, известием о том, что за ней вообще охотятся какие-то там наёмники. Очевидно, раньше ей уже приходилось как минимум слышать о Компании. Вопрос с объединением усилий Скар предпочёл оставить на потом. Сперва он хотел узнать главное — правду о том, кто такая Макс Колфилд.

- Что ты имела в виду, сказав «Не здесь и не сейчас»? — этот вопрос охотника звучал особенно требовательно. — Почему они хотят тебя поймать, что в тебе такого? Ты же обычный человек.

Или не совсем обычный. Хищник снова вспомнил о сверхъестественном.

Раньше он никогда ничего не боялся. Но сейчас, уже понимая, что в мире есть силы, не поддающиеся никакому логическому обоснованию, Скар ОПАСАЛСЯ столкнуться с ними снова. Столкнуться, не понять. Или, в худшем случае, вступить с ними в противостояние. В не таком уж далёком прошлом ему приходилось переживать подобный опыт. Хищник оказался к нему не готов. Со всеми своими знаниями, навыками, оружием — ничего подобного он прежде просто не встречал.

Нигде, кроме Земли. Проклятая планета. Постепенно, по мере того, как Скар получал в своё распоряжение новую информацию, Земля начинала вызывать у него практически суеверную тревогу. Сверхъестественное, в отличие от всего остального, с чем Хищник имел дело прежде, не поддавалось статистике и могло выкинуть что угодно.

+1

7

Макс подозрительно щурится, смотря на пришельца. Она совершенно не удивлена, что тот числится в приоритетных целях компании, но то, что она находится на той же позиции, кажется ей несколько странным — пока не задумывается о природе своих способностей. Так уж ли много компания знает путешественников по времени?

Вопрос, тем не менее, остается прежним: как они узнали о ней сейчас?

— Поэтому ты решил встретиться со мной? — Макс спрашивает прямо, потому что еще смутно представляет мотивацию Скара. Макс не верит, что является наравне с этим пришельцем единственными приоритетными целями «Вейланд-Ютани». Скорее всего, там есть целый список, и Скару было бы логичнее обратиться к другим жертвам преследования, которые оказались бы полезнее... во всём.

Макс слабо кивает, слушая, что говорит Скар. Он не единственный представитель своего вида — есть целая раса, которая решила однажды заглянуть на неприметную голубую планету и обнаружить там человеческую цивилизацию. Кто знал, что все обернется так, что им придется спасаться от их внимания? Макс чувствует себя героем стереотипного фильма, где безумные учёные гоняются за всем непонятным, желая путем препарирования и экспериментов понять, что оно из себя представляет.

Скрывшись за горизонтом, солнце оставляет землю в полумраке и холоде. Макс одета тепло, но все равно не чувствует себя особенно комфортно. Она задумывается об оставленной неподалеку машине и маленькой квартире, которую снимает за те гроши, что получает в магазине, и с легким отторжением думает, что вряд ли туда вернется.

Макс тихо вздыхает. Она отучивает себя привязываться к чему- и к кому-либо, но к хорошему все равно быстро привыкаешь — и болезненно с ним расстаешься. Ей не стоило изначально себя обнадеживать, что она сможет продержаться в этом месте достаточно долго, чтобы собраться с мыслями, силами и остатками нервных клеток.

Задумавшись, Макс не сразу понимает, о чем спрашивает ее Скар. Когда смысл сказанных слов доходит до нее, Макс с удивлением смотрит на пришельца: она-то думала, что тот понимает, с чем имеет дело. С кем. И что за способности у нее в арсенале, которые и вызвали такой интерес у «Вейланд-Ютани».

— Я... не знала, что ты здесь есть, — помедлив, Макс начинает осторожно, пытаясь подобрать нужные слова. — Сделав фотографии, я поехала домой, и уже там увидела на одном из снимков, что среди деревьев есть нечто... странное, — Макс колеблется, думая, показывать ли фотографию, но передумывает. — И я решила проверить, что это. И я вернулась обратно. Через фото.

Макс снова негромко вздыхает, слабо хмурясь, соображая. Ей редко приходится объяснять природу своих способностей, но каждый раз это дается с трудом. Макс даже не думает, что пришельцу можно солгать или умолчать об этом: в конце концов, он такая же жертва, как и она, и они не виноваты, что, отличаясь от других, привлекают к себе столько ненужного и подчас опасного внимания.

— Я управляю временем, — Макс слабо ведет плечами, и спокойный, почти будничный тон резко контрастирует со словами. — Впервые я столкнулась с «Вейланд-Ютани» в 2153 году и за пределами Земли, — Макс с трудом отмахивается от образов-воспоминаний, заполнивших голову, и смотрит снизу вверх на Скара, заговорив серьезно. — Поэтому они не должны знать обо мне сейчас.

С легкой руки выдав всю информацию, Макс переводит дыхание: она отвыкла так много разговаривать.

— Что ты собираешься делать? — она находит логичным, что в ответ на искренность можно потребовать такую же честность. — От них как-то можно скрыться? — у Макс всегда есть выход в виде скачка в другую параллель, но эта идея сейчас вызывает у нее лишь отвращение. Может быть, удастся обойтись без этого. [status]keep on damning the devil[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2xVbH.gif[/icon][sign][/sign]

+1


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » weyland-yutani: building better worlds


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC