chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Мал золотник, да дорог


Мал золотник, да дорог

Сообщений 271 страница 300 из 374

1

http://funkyimg.com/i/2kWw9.png

МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДОРОГ

http://s9.uploads.ru/t/Acgk0.gif

участники:Rumplestiltskin, Volha Rednaya

время и место:Сначала Белория, после - Зачарованный Лес и Сторибрук. Время, соответственно, разное

СЮЖЕТ
Сколь могуществен бы ни был маг, всегда есть опасность, что какой-либо эксперимент закончится не так, как было запланировано. Последствия же могут быть самые разные: от уменьшения до размера около пяти дюймов до спонтанного желания взять себе в ученицы рыжую ведьму.

Отредактировано Volha Rednaya (2017-09-13 22:33:19)

+2

271

Вольха не сразу услышала тоненький голосок своего наставника, какое-то время он молчал, и она решила было пройтись по поляне и позвать громче, но тут откуда-то из травы послышался крик, и ведьма осторожно, чтобы случайно не наступить на Румпеля и не поранить его, двинулась туда. Облегчение она испытала только в ту секунду, как различила среди зелени у себя под ногами маленькую фигурку Тёмного, тянущего к ней ручки.
- Вот вы где! - ведьма упала на колени рядом и подставила наставнику слегка подрагивающие от волнения ладони, на одной из которых лежала ещё и его ночная рубашка. Вольха очень надеялась, что на лице её не осталось следов недавней драки - уж этого она объяснять точно не имела желания, потому старалась также не показывать Румпельштильцхену ладони тыльной стороной. Подняв его повыше, напротив своих глаз, встревоженно изучающих каждый участок его тельца на предмет увечий, ведьма немного обиженно пробормотала. - Вы меня напугали! Всё в порядке? Как вы вообще здесь оказались?
- Не бойся, ничего страшного не случилось! Мы с Эль вместе летали… гуляли… потом ей понадобилось домой, а я решил ещё немного погулять. На меня напали, и я отбился, но лишился крыльев. Помнишь ту хищную птицу, нашу недобрую знакомую? Я опять на неё напоролся!
Вольха испуганно охнула и поглядела Румпельштильцхену за спину, но там не обнаружилось никаких ранений - собственно, и откуда бы им взяться, если крылышки были не родные? С другой стороны, мало ли, как работает фейская магия.
- Натерпелся я страху, а всё потому, что вообразил себя великим летуном! Храбрость мне не идёт. Хорошо, что только крылья пострадали, и пара синяков останется, но не больше того! Надеюсь, ты не слишком беспокоилась.
- Не сильно беспокоилась? - казалось, до этих его слов Вольха хотела задать совсем другие вопросы, вероятнее всего касательно самочувствия наставника, но теперь она вперилась в него сердитым взглядом; настала её очередь говорить, и виноватый вид Румпеля никак его не спасал. - Вы что, смеётесь?! А как я, по-вашему, сюда попала? На метле прилетела? - если бы руки у неё не были заняты, она бы ими всплеснула, но живая мимика ведьмы тоже прекрасно выражала её эмоции. - Я ужасно беспокоилась, если вы хотите знать. Разве нельзя было оставить хотя бы записку, или ещё чего, чтобы я знала, что эта, - Вольха поморщилась. - ваша Эль не силой утащила вас в лес и надругалась!

+2

272

Надо признаться, возможность испытать угрызения совести Румпельштильцхену представилась и без участия Эль. Судя по тому, с каким вниманием ведьма осматривала его, держа на ладони, она не просто беспокоилась, а очень беспокоилась. Но Румпельштильцхен испытал не угрызения совести, а скорее смущение, поскольку он очередной раз осознал необычность и в какой-то степени нелепость ситуации – о нём, Тёмном, кто-то всерьёз тревожится. Скажи ему кто-то нечто подобное хоть неделю тому назад, Румпельштильцхен смеялся бы до колик. В основном для того, чтобы скрыть свою истинную реакцию – растерянность и неверие.
Однако Вольха вполне реально сетовала, что он её напугал. Румпельштильцхен бросил взгляд на предмет в другой её руке – им оказалась ночная рубашка. Его собственная.
- Вы что, смеётесь?! А как я, по-вашему, сюда попала? На метле прилетела?
- Вижу, что метла тут не при чём, - пробормотал Румпельштильцхен, - зато с заклинанием поиска ты справилась великолепно! – Втайне он порадовался, что его сумбурный рассказ не вызвал никаких подозрений в искренности рассказчика. Вольха привыкла ему доверять, понятия не имея, что он обманывал её точно так же, как и фей, не имея, правда, при этом намерения убить ведьму для повторения эксперимента.
Румпельштильцхен глубоко вздохнул. Эксперимент «благополучно» провалился, он так и остался пятидюймовым смешным человечком, нуждающимся в заботе и присмотре, а ведь позволил себе помечтать, что вот-вот обретёт человеческий рост и прежнее могущество Тёмного. Как же! С каких это пор ему что-то давалось легко?..
- Я ужасно беспокоилась, если вы хотите знать. Разве нельзя было оставить хотя бы записку, или ещё чего, чтобы я знала, что эта ваша Эль не силой утащила вас в лес и надругалась!
Вот тут Румпельштильцхен не выдержал и захохотал так, что чуть не свалился с Вольхиной ладони. Пока она воображала себе ужасы с наставником в роли трепещущей жертвы, этот самый наставник обманом заставил одну фею помочь в эксперименте, а другую живьём сварил в котле, где готовилось зелье для этого самого эксперимента!
- Прости, душенька, - Румпельштильцхен вытер глаза кулаком – от смеха аж слёзы выступили, - но Эль, насилующая кого бы то ни было… нет, это практически невозможно себе представить! – Румпельштильцхен снова рассмеялся.
На самом деле он бы удивился, воочию увидев тех маленьких демонов, которые бушевали в душе ревнивой фейки. Эль и сама о них не подозревала вплоть до того дня, когда повстречала на своём пути удивительного человечка в золотистых чешуйках.
- Мне жаль, что так получилось, - любезно продолжал Румпельштильцхен, не уточняя, по какой причине он не оставил никаких записок, - но, может, мы вернёмся поскорее? Там нас ждёт, - он подмигнул Вольхе, вспоминая кое-что замечательное и бесспорно улучшающее настроение, - прялка! Ты её видела, надо полагать? Вот и посмотришь, на что твой маленький наставник способен! – Глаза его загорелись.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Rumplestiltskin (2018-07-30 22:23:46)

+2

273

Румпельштильцхен словно бы удивлялся её беспокойству, выглядел в какой-то степени смущённым - неужели это всё ещё кажется ему странным? Она искренне за него переживала, и если ранее это можно было списать на опасность нарушения сделки, то теперь в случае его смерти ведьму замучила бы совесть; да что там, она и сама себя замучила бы, потому как сейчас, когда от неё одной зависела его жизнь, точно также и возможная гибель Румпеля произошла бы по её вине. Допустить этого Вольха никак не могла.
- Вижу, что метла тут не при чём. Зато с заклинанием поиска ты справилась великолепно!
Ведьма недовольно поджала губы. Ей пришлось смешивать уже знакомое перемещение на далекие расстояния с поисковым, завязанным на эмоциях, и не сказать, чтобы этот весёлый коктейль дался ей легко. Но, потеряв часть магического резерва, Вольха всё равно абсолютно точно не собиралась повторять вчерашнюю прогулку, даже под светом солнца.
Когда Румпельштильцхен принялся хохотать над тем, что и сама ведьма с трудом произнесла с серьёзным лицом, она прыснула со смеху и уже через секунду тоже рассмеялась, прекратив давить из себя обиженную физиономию.
- Прости, душенька, но Эль, насилующая кого бы то ни было… нет, это практически невозможно себе представить!
- Ну, почему же! У меня, кажется, получилось! - Вольха захохотала ещё громче над той картиной, что встала у неё перед глазами: маленькая хрупкая Эль, связывающая свою беспомощную жертву по рукам и ногам, и с суровым лицом, как у зрелого развратного лесоруба, стаскивающая с неё узкие кожаные штанишки.
С трудом успокоившись, рыжая ведьма с озорной задумчивостью огляделась вокруг. Румпельштильцхен предлагал вернуться домой, напоминая о прялке, что так и осталась стоять на кровати, но ей совсем не хотелось так скоро уходить. Тем более, что в способность Тёмного создавать настоящее золото, просто крутя колесо, Вольха до сих пор не верила, да и вовсе не воспринимала всерьёз его упоминания этой темы, считая, что он просто продолжает шутить, а прялку хочет заполучить из скуки - чтобы было, чем заняться, пока её нет в комнате.
- Может быть, не будем пока торопиться? Вернуться мы всегда успеем, а здесь, мне кажется, достаточно спокойно, чтобы заняться нашим общим любимым делом, - Вольха пошевелила пальцами, и вдоль них прямо к Румпелю пробежались безобидные золотистые искорки. После удачного эксперимента с перемещением ведьме хотелось узнать больше. - Но если вы хотите, я попытаюсь переместить нас домой. Что скажете?

+2

274

К счастью, Вольха развеселилась вместе с ним, а не стала требовать дальнейших извинений, на которые Румпельштильцхен уже не чувствовал себя способным. Для него и сказать «мне жаль» было в достаточной мере усилием над собой, учитывая, что в эти слова не было вложено издёвки или насмешки. Так или иначе, Вольха успокоилась, но возвращаться не особо желала, намекая на занятия магией. Действительно, он же обещал учить её, начал и должен был продолжить. Румпельштильцхен поскрёб в затылке, оглядываясь – место виделось вполне безопасным, но он ещё помнил, как они совсем недавно еле выбрались из леса.
- Ладно уж, давай попробуем позаниматься, - согласился он, чуть поразмыслив. Эль всё-таки подсунула ему немного фейской еды, но без волшебства, поскольку Румпельштильцхен не заснул и не ощутил в себе огромного желания любить и облагодетельствовать весь мир, так что голодным он не был. Если Вольхе хочется учиться, то он готов.
- Себя-то ты переместить сумела, но, как я догадываюсь, не без помощи местной магии. Или всё же на одних эмоциях? – решил уточнить Румпельштильцхен. Ему виделся сомнительным такой мгновенный успех...
Между тем, Эль заприметила Вольху издалека, а подобравшись чуть ближе и спрятавшись в листве ближайшего дерева, фея разглядела знакомую коричнево-золотую фигурку. Подлететь к ним как ни в чём не бывало? Или сначала понаблюдать за ними? Эль не знала, на что ей решиться. Она прилетела сюда, боясь обнаружить Румпеля наедине с сестрой, а тут Вольха. И Аэль нигде не было видно. Эль вздохнула, чувствуя, что она окончательно запуталась. Сестру, конечно, надо будет поискать, но потом – что с ней станется? Тёмный злодей, скорее всего, мёртв, как предполагал Румпель. Значит, с Аэль не может приключиться ничего дурного. Если только она не попалась плохим людям на дороге, но до сих пор Аэль нельзя было упрекнуть в глупости и легкомыслии, с чего бы ей кому-то попадаться? Оправдав себя таким образом, Эль принялась наблюдать за Румпелем и большой рыжей ведьмой.
- Тебе надо поучиться перемещать себя и окружающие предметы легко и быстро, - заявил Румпельштильцхен, обращаясь к Вольхе. – Видишь вон ту кучку камней? Сосредоточься и перемести их под то дерево. И обратно. И так несколько раз, всё быстрее и увереннее. Если хочешь, можешь прибегнуть к своему любимому методу, - добавил он со смешком, усаживаясь и подставляя Вольхе свои волосы. – Это уж как тебе удобнее… и приятнее!
Румпельштильцхен и не подозревал, что за ними следят. Впрочем, с такого расстояния Эль не могла расслышать, о чём он говорил, она лишь видела, что он делал – и нахмурилась. Ей показалось, что её Румпель заигрывает с Вольхой![icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

275

Румпельштильцхен согласился остаться, и Вольха с улыбкой придержала его другой рукой, устроившись поудобнее в траве. Место здесь действительно было подходящее, не хуже той опушки, что она сама отыскала в лесу, а ещё здесь веяло магией - удивительно чёткий след ритуала прощупывался в воздухе, но скорее всего дело в том, что на него было потрачено много энергии, что ещё не до конца рассеялась. Самая подходящая атмосфера для занятий магией!
- Себя-то ты переместить сумела, но, как я догадываюсь, не без помощи местной магии. Или всё же на одних эмоциях?
- Нет, мне всё-таки пришлось слегка подпортить пол мелом, - Вольха задумчиво поскребла в затылке. Стоит ли объяснять?.. - Я... никогда не пользовалась заклинанием поиска. На самом деле, я даже не уверена, что у нас оно существует, так как обычно любое магическое перемещение возможно отследить. Но вы пользовались крыльями, поэтому мне пришлось на ходу придумывать способ вас отыскать, - ведьма взглядом указала на рубашку Румпеля, которую положила себе на колено, чтобы она не занимала руки и не мешала колдовать; сам маленький человечек, наоборот, только помогал сосредоточиться.
Наставник был прав: ей действительно необходимо попрактиковаться, чтобы уметь справляться без рисования вспомогательных рун и использовать эмоции. Камни, лежавшие кучкой около пещеры, идеально подходили для тренировки: небольшие, но достаточно увесистые, чтобы не вышло слишком просто.
- Сосредоточься и перемести их под то дерево. И обратно. И так несколько раз, всё быстрее и увереннее.
- О чём же мне думать? - Вольха чуть нахмурилась, глядя на небольшую груду, которую ей следовало переместить, и совершенно чётко осознавала, что никаких сильных эмоций к камням не испытывает. Но у Румпельштильцхена нашёлся обходной вариант.
- Если хочешь, можешь прибегнуть к своему любимому методу. Это уж как тебе удобнее… и приятнее!
- Вот так привыкну, - стараясь не выдать смущения, Вольха усмехнулась, наклонив голову ближе к Тёмному. - и не смогу без вас колдовать, наставник. Придётся вам либо меня отучивать, либо подарить парик, чтоб точь в точь похож был!
На самом деле, было бы неплохо попытаться справиться самостоятельно, без помощи со стороны Румпельштильцхена, но ведьма очень сомневалась, что тогда у неё всё получится. А такой способ уже проверенный и... что уж тут скрывать, приятный. Мягко коснувшись подушечками пальцев волос своего маленького наставника, Вольха прикрыла глаза. В прошлый раз всё получилось, потому что она сумела сосредоточиться на своих эмоциях, и теперь всё нужно было постараться повторить. Ощущение знакомой шершавости под пальцами помогало успокоиться, думать о хорошем; камушки должны оказаться под деревом, это очень важно, убеждала себя ведьма, нежно поглаживая Румпеля по голове; постепенно, подчиняясь её воле, они действительно пропадали с прежнего своего места и появлялись поблизости с нужной точкой: пару раз недостаточно близко, или же слишком далеко, а один особенно большой наполовину вовсе оказался в стволе. Вольха этого не видела, она изо всех сил старалась настроиться на правильную волну и колдовала, как и приказал учитель: по камушку к дереву, потом обратно и ещё раз. Постепенно у неё получалось всё лучше и точнее, и словно чувствуя это, ведьма улыбалась самыми уголками губ.

+2

276

Румпельштильцхен кивнул, услышав, что Вольха всё-таки воспользовалась магией своего мира, и с любопытством приподнял брови, услышав, что ей пришлось выдумывать что-то на ходу. Весьма примечательная и успешная импровизация, так и читалось в его взгляде. Вслух, правда, Румпельштильцхен не сказал ничего, лишь подождал, пока Вольха согласится с тем, что ей надо гладить его волосы, чтобы добиться нового успеха.
- Вот так привыкну и не смогу без вас колдовать, наставник. Придётся вам либо меня отучивать, либо подарить парик, чтоб точь в точь похож был!
Румпельштильцхен весело хихикнул, поскольку ему и самому в голову приходили подобные мысли.
- Я подарю тебе клубочек золотой пряжи, постаравшись сделать его помягче и поволнистее на ощупь – так, чтобы тебе казалось, закрыв глаза, что ты гладишь меня по голове, - Румпельштильцхен невольно улыбнулся, представив Вольху, зажавшую крошечный клубочек в своей ладони.
Тёмный был уверен, что Вольха не восприняла его слова всерьёз – она ведь полагала, что он всё шутит насчёт золотой пряжи. Придётся её маленько… удивить.
Ведьма тем временем творила магию, и Румпельштильцхен с удовлетворением отмечал, что всё идёт, как по маслу. Пару раз он порывался сказать это вслух, но не хотел отвлекать Вольху от её занятия. Да и ощущение её пальцев, приглаживающих ему кудряшки, заставило его расслабиться и улучшило настроение. Эпизод с Аэль Румпельштильцхен уже выкинул из головы, а напомни тот о себе, пятидюймовый человечек пожал бы плечами: «Сама виновата». В конце концов, это Аэль первой пыталась его убить, верно? Разве достойно феи плодить ещё больше зла на земле, убивая живое существо, пусть и злодея? Румпельштильцхен, впрочем, сомневался в том, что умер бы окончательно - кто-нибудь нашёл бы кинжал и вернул его в мир живых ценой человеческой жизни. Но когда бы и как это произошло – неизвестно, и конечно, планы Румпельштильцхена были бы похоронены навеки, развоплоти его Аэль.
- Замечательно, душенька, - прозвучал его голос после того, как Вольха управилась с заданием. – Теперь надо бы усложнить! Сама придумаешь, как, или мне тебе помочь?
Эль, так и сидевшая среди листвы, яростно сжимала кулачки. Её Румпель ворковал с Вольхой, как голубок, а та гладила его по голове, очень довольная, да ещё колдовала от пущего счастья, которое явно её распирало, ища выхода. Эль охотно выцарапала бы ей глаза! Но Румпель-то! Сразу двух обольщать! Погоди-ка, но ведь именно Эль подарила ему прялку. И надеялась стать после этого единственной в его сердце, занять особое место! Он что, хотел использовать её, и только?!
Эль буквально пылала от негодования, как маленький факел. Ей сразу вспомнились все сомнения Аэль насчёт Румпеля. Нет, в то, что он мог быть тем самым тёмным колдуном, Эль не верила – это слишком… слишком невероятно! Но вот негодяй-обольститель из него получался в самый раз!
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

277

Поглаживая Румпелевы кудряшки, Вольха совсем позабыла о том, что хотела с ним поговорить. На самом деле, она и не знала пока, что именно собирается ему сказать, потому как вообще не была уверена, что он сумеет ей ответить. Ночью, в директорском кабинете, она не дала ему рассказать всего, и, возможно, имя Кирана было в числе утаенных от Учителя подробностей. Если вдруг наставник вспомнит что-либо на его счёт или, может, о саламандрах, в исчезновении которых её обвинял парень и которые, собственно, спровоцировали возгорание, кое-что может проясниться. В противном случае придётся разбираться самой.
Но сейчас ведьма не думала ни о Киране, ни о том, что они будут делать по возвращению в комнату; куда важнее и интереснее было справиться с заданием, и в этом она, кажется, преуспела. В прошлый раз наставник наказывал не напрягаться, не думать о колдовстве, как о работе; теперь же напоминаний Вольха ждать не стала, сразу глубоким вздохом введя себя в некое подобие транса, а мягкие вьющиеся волосы под пальцами приковывали к себе всё её внимание уже без таких частых срывов на прочие мысли. Получалось, разумеется, не идеально, но со временем результат улучшался. В какой-то момент голосок Румпельштильцхена раздался словно бы с другого конца поляны, заставив ведьму вздрогнуть и открыть глаза, чтобы посмотреть на него.
- Замечательно, душенька, - Вольха улыбнулась, переведя взгляд на те несколько камушков, что не успела вернуть обратно в общую кучу - они лежали ровно там, где она и хотела. - Теперь надо бы усложнить! Сама придумаешь, как, или мне тебе помочь?
- Есть у меня одна мысль... Но это будет сложно и мне потребуется хотя бы одна моя рука, - задумчиво оглядывая камни, произнесла ведьма. То, что она планировала, нуждалось также и в её взгляде: необходимо будет целиться.
Однажды слабость к эффектным представлениям обернётся рыжей колдунье боком, но сейчас она, со спокойной улыбкой подмигнув наставнику - мол, сейчас всё увидите, - аккуратно спустила его на своё колено рядом с ночной рубашкой, после чего внимательно оглядела поле действий, словно бы что-то рассчитывая. И, в конце концов, вытянув руку к дереву, Вольха снова сделала медленный долгий вдох. Пальцы другой руки легко шевельнулись, продолжая своё приятное занятие; вновь забывшись и отмахиваясь от мыслей о том, что теперь Румпельштильцхену точно заметны разодранные и покрасневшие костяшки колдующей ладони, ведьма принялась с самого большого камня до самого маленького перемещать их под дерево... друг на друга. Поначалу всё шло хорошо, на широкой основе башенка всё росла, однако в какой-то момент камни стали сыпаться от малейшей неточности, и, поджав губы, ведьма невольно переключилась на обдумывание своей неудачи: что она делает не так? Разумеется, дальше у неё дело уже не пошло. Раздосадованная, Вольха недовольно фыркнула и опустила руку, задав наставнику давно интересовавший её вопрос:
- Мы будем заниматься тёмной магией, учитель? Может быть, я попробую что-нибудь?

+2

278

Наблюдая за Вольхой, Румпельштильцхен уже успел отстранённо отметить некие повреждения в её внешнем виде, но вопросов не задавал. Всё-таки думал он больше о себе и своих заботах, чем о ком-либо другом, да и выспрашивать у Вольхи, с кем она успела подраться, не видел нужным. Надо будет – сама расскажет. Пока что главным было не это.
Посаженный на колено, Румпельштильцхен устроился поудобнее, чтобы ненароком не свалиться и не ткнуться носом в землю, и принялся следить за ведьмиными движениями. Его позабавило то, что Вольха старалась сделать зрелище таким же эффектным, как если бы выступала перед публикой, а не демонстрировала свои способности одному-единственному пятидюймовому человечку. Румпельштильцхен и сам питал слабость к эффектам, так что ему это было понятно.
Однако выстроенная Вольхой башенка слишком высокой не стала. Румпельштильцхен счёл нужным вставить:
- Должно быть, ты отвлеклась. Запомни – сосредоточенность и только сосредоточенность, никак иначе ты успеха не добьёшься!
Вопрос о тёмной магии заставил Румпельштильцхена нахмуриться. Нет, он предполагал и даже видел тёмный потенциал Вольхи, но не имел желания подталкивать её к тому, чтобы всё это распустилось пышным цветом. Дело было не только в некоем подсознательном страхе – с некоторых пор Румпельштильцхен чувствовал к рыжей больше расположения, чем к большинству из тех, кого знал, и ему претила мысль о том, чтобы она увлеклась тёмной магией – а это вполне возможно.
- Ты уверена, что это тебе нужно? – протянул Румпельштильцхен, с повышенным вниманием разглядывая металлические пряжки на своей обуви. – Видишь ли, душа моя, всякая магия имеет цену, а уж тёмная – и подавно. Со светлой легче. Да, её творить тяжелее, она не столь грандиозна и даёт результаты не столь… заметные. Но у тебя-то неплохо получается! – Румпельштильцхен поднял на Вольху слегка озабоченный взгляд. – С чего это вовсе пришло тебе в голову?
Если эта идея – всерьёз, то Вольха, разумеется, не угомонится, пока не попробует – её упрямство Румпельштильцхену уже было знакомо. Ей даже не требуется прибегать к его советам – ясно, какими эмоциями надо питать тёмную магию и на чём необходимо сосредоточиться.
Один урок они могли бы этому посвятить. Всего один. Но кому, как не Румпельштильцхену, знать о великом соблазне сделать подобное ещё разочек, и ещё, а уж если будет результат гораздо заметнее, чем со светлой магией – Вольха и подавно захочет её бросить и переключиться на тёмную.
- Пробовать тьму на вкус – опасно, - Румпельштильцхен говорил задумчиво и мрачно. – Однажды ты можешь сама стать основным блюдом на её пиру.
Что-то похожее он однажды сказал юной Реджине – вот кого Румпельштильцхен обдуманно и осознанно толкал в бездну, нравилось ему это или нет. Но с Вольхой у него имелся кое-какой выбор. И даже если она его не послушает, он обязан её предостеречь.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

279

- Должно быть, ты отвлеклась. Запомни – сосредоточенность и только сосредоточенность, никак иначе ты успеха не добьёшься!
- Да знаю я, знаю, - хмуро оглядывая рассыпавшуюся башенку, Вольха фыркала словно бы обиженно, сама прекрасно понимая, почему всё развалилось. Но разве она виновата в том, что по привычке сосредоточенность самую малость сменяется на обдумывание своих ошибок, а после этого уже сложнее возобновить работу? Разве её вина, что она по натуре своей беспокойная и окончательно расслабиться у неё никак не выходит?
Да, её. И именно это ведьму злило сильнее всего.
Но почему-то она была уверена в том, что с тёмными эмоциями такого не произойдёт. Ей было, о чём думать сейчас, и если бы Вольха позволила себе выпустить всю эту ярость на свободу, смешав с магической энергией, она сумела бы сделать что угодно. Куда проще найти в себе причины разозлиться, чем радоваться.
- Ты уверена, что это тебе нужно? Видишь ли, душа моя, всякая магия имеет цену, а уж тёмная – и подавно. Со светлой легче. Да, её творить тяжелее, она не столь грандиозна и даёт результаты не столь… заметные. Но у тебя-то неплохо получается! С чего это вовсе пришло тебе в голову?
- С того, что "неплохо" - это мало! - упрямо тряхнула головой ведьма, и рыжие кудри упали на опустившиеся плечи. Учитель как будто обеспокоился её интересом к тёмной магии, но что в ней такого страшного, кроме названия? Она помнила, о чём рассказывал ей Румпельштильцхен и в комнате, и до этого, и прекрасно слышала его слова сейчас: магия имеет цену, но ведь и светлая, получается, тоже не бесплатна! От тёмной магии темнеет и твоё сердце - такое Вольхе тоже уже было сказано, но разве когда ты способен на тёмное колдовство, это не значит, что в тебе уже поселился кусочек тьмы? Станет ли он разрастаться, если им воспользоваться?
- Пробовать тьму на вкус – опасно. Однажды ты можешь сама стать основным блюдом на её пиру.
- Но ведь вы же не стали! - Вольха поглядела на наставника с надеждой и мольбой в глазах. Она говорила то, что видела, и не задумывалась над тем, соответствует ли это действительности. - Я хочу попробовать. Вы же сами говорите, что светлая магия даёт не такие заметные результаты. Может быть, у меня получается лучше, если я пойду другим путём? То есть, - ведьма поспешно исправилась. - хотя бы ступлю на него, и мы с вами вместе поглядим, что получится. А? - она улыбнулась и ещё раз слегка погладила Румпельштильцхена по волосам, как бы успокаивая. Согласится ли, разрешит?..

+2

280

Конечно, ей мало. Румпельштильцхен предвидел именно такой ответ, пусть его провидческий дар здесь и не работал, как он с неудовольствием успел убедиться. Вольха хотела – как и многие, многие другие до неё – пойти самым лёгким путем, и Румпельштильцхен, сам выбиравший зачастую то, что было полегче, понимал её расчудесно. И оттого ещё меньше хотел потворствовать её желаниям.
- Но ведь вы же не стали!
- Да почём ты знаешь, кем я был? – Взгляд Румпельштильцхена потемнел. О, он мог бы рассказать ей, какие удивительные метаморфозы могут случиться с человеком, когда-то готовым на всё ради семьи, а потом уже готовым на всё, лишь бы сохранить свою драгоценную магию. Своё могущество. Даже научившись в какой-то степени контролировать себя, Румпельштильцхен осознавал, насколько сильно он изменился и насколько необратимы эти изменения. Если бы такое случилось с Белфайром, Румпельштильцхен сделал бы всё, что мог, чтобы остановить тьму и не позволить ей разрастись – именно потому, что на своём примере он убедился в её влиянии и силе. Люди слабы. Разве Реджина не была доброй, нежной, мягкой? Разве не сумел Румпельштильцхен, невзирая на это всё, манипулируя ею, пробудить в ней Злую Королеву? Он не хотел повторять того же. Он мог учить – но необязательно нашёптывать на ухо о жажде крови и ненависти. А Вольха…
- Я хочу попробовать. Вы же сами говорите, что светлая магия даёт не такие заметные результаты. Может быть, у меня получается лучше, если я пойду другим путём?
Вот она себя и выдала, хоть и поправилась потом. Румпельштильцхен как-то болезненно усмехнулся, слушая эти сбивчивые попытки убедить его; тьма внутри была полностью согласна с Вольхой. Что случится с девчонкой от одного-двух хороших уроков? Она останется такой же, какой была! И не смешно ли рассуждать и колебаться тому, кто убивал, мучил физически и морально и давно уже перешагнул через рамки любой морали?
Румпельштильцхен досадливо хмурился, переживая борьбу с собой. Он знал, что не должен учить Вольху тёмной магии, но внутренний голос искушал его. Так же, как и Вольхины взгляды побуждали сдаться. Она не причинит ему вреда в любом случае, иначе бы не прибежала совсем недавно спасать его от воображаемой опасности. Так что же его останавливает? Еле тлеющая в сердце красная искра, подспудный страх или нечто иное?
- Если ты хочешь попробовать… используй недобрые воспоминания, чтобы призвать на помощь тёмные эмоции. Представь, как ты хочешь чьей-то смерти. Поддайся своей ненависти. Злобе. Всему самому тёмному, что есть в тебе, - Румпельштильцхен говорил чужим, механическим голосом, не было в нём воодушевления, как в те мгновения, когда он учил Кору. Кора была вся полна тьмы ещё до того, как Румпельштильцхен к ней прикоснулся, просто она не знала, как пустить её в действие. Сколько тьмы в Вольхе? Вот он и выяснит.
- Только не увлекайся, - настойчиво предупредил Румпельштильцхен. – Помни всё, что я тебе сказал. Я не бросаю слов на ветер, душенька, они проверены временем и ошибками... как моими собственными, так и чужими. Будь осторожна.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

281

- Да почём ты знаешь, кем я был?
- А вам откуда знать, кем стану я? - вспыхнула ведьма. Не ему решать, что с ней будет, не цвет магии определяет её поведение; она решит сама, потому что так хочет! Слишком много в ней было от капризного ребёнка - намного больше, чем от взрослой женщины, которой она должна бы быть. Умение колдовать - это великий дар и не менее огромная ответственность, но не для человека, который считал свои силы попросту частью себя, как рука или голова: есть и есть, значит нужно пользоваться на полную.
Иногда ей самой было сложно понять, глупая она или просто чересчур любопытная, но необдуманные действия, на которые она шла лишь ради собственного удовольствия, до сих пор не аукнулись ей ничем серьёзным, и словно бы чувствуя безнаказанность, ведьма продолжала идти на поводу у своих прихотей. Ни один учитель не смог втолковать ей, что магия - это не игрушка. Именно поэтому, будучи весьма одарённой волшебницей, Вольха не училась - она играла. И теперь хотела попробовать новую игру.
- Если ты хочешь попробовать… используй недобрые воспоминания, чтобы призвать на помощь тёмные эмоции. Представь, как ты хочешь чьей-то смерти. Поддайся своей ненависти. Злобе. Всему самому тёмному, что есть в тебе.
Румпельштильцхену вовсе не нужно было объяснять ей, как нужно злиться - это она умела и без него. На секунду её только смутило слово "смерть": разве это обязательно? нужно желать... убить? Тогда Кирана можно отметать, он хоть и заставил её выйти из себя, но смерти ему ведьма не желала - парень был просто жертвой своих эмоций. Весьма иронично, учитывая, что Вольхина главная цель сейчас - не повторить его ошибки. И ошибки Румпельштильцхена.
Ведьма снова подняла ладонь и направила её на дерево, но теперь гладить чьи-либо волосы ей было ни к чему, поэтому другая рука тоже будет использована. О чём думать? На кого она злится настолько, что готова убить? Есть ли вообще кто-то, кого она достаточно сильно ненавидит?
Тут-то её и осенило: есть! И наконец-то можно свободно об этом думать, не боясь, что сдуру проговорится или что-нибудь натворит, ведь сейчас ей нужно именно использовать свою ярость!
Когда-то давным давно у неё отобрали всё, и виновников страшной резни, устроенной девять лет назад в Топлых Редах, она, пожалуй, действительно ненавидела. "Только не увлекайся", - говорил Румпельштильцхен, но Вольха его уже не слышала; перед её глазами, широко раскрытыми и глядящими словно бы куда-то далеко за пределы этой поляны, мелькали картинки прошлого, а в ушах звенели страшные отзвуки борьбы, словно бы прямиком из ночных кошмаров: душераздирающие крики, хриплые предсмертные стоны, лязг клинков и омерзительный хлюпающий звук, с которым они пронзают мягкое, незащищённое металлическими доспехами тело. Это была новая чума, и она, пожалуй, была страшнее болезни: если от той у кого-то мог обнаружиться иммунитет, то железо не щадит никого, действует быстро и безжалостно, не позволяя допустить даже надежды на жизнь. Здесь когда-то было светло и зелено, но теперь все цвета исчезли, остались только алые печати пламени на домах и залитые чёрной кровью дороги. Пожар, в котором она потерялась тем днём, закрыл плотной стеной от неё эти воспоминания, и пустив их сейчас в свободный полёт, она позволила себе, наконец, ощутить всё заново.
Там были дети. Лет четырнадцати - младше них Чёрная смерть забрала всех, не считая Вольхи. Там были женщины, удивительным образом пережившие эпидемию. Стариков только не было - они все успели умереть до нападения королевских солдат: кто от тоски по погибшим детям и внукам, кто от, собственно, болезни. Но чудовища, носящие прочные облачения из крови, орудующие пылающими мечами и словно бы сами по себе пришедшие прямиком из Преисподней, не знали жалости ни к кому. И забрали у маленького, до смерти напуганного ребёнка, которым была тогда Вольха, всё, что у неё оставалось.
Камни все до единого лежали идеальной башней под деревом, но ведьма не шевелилась; только ладони её дрожали, всё ещё направленные на то же место, и если даже ей что-то говорили, она не слышала ничего за завесой из страшных воплей и рыданий. Как болячки на тыльной стороне ладоней от напора тёмного колдовства стали снова кровиться сквозь запёкшуюся было корочку - это ведьма, выпавшая из реальности, и то не заметила.
Будь она тогда так же сильна, как сейчас, ни один солдат не вышел бы из-за горящего частокола живым. Ни один не убил бы больше ребёнка, ни один не изнасиловал бы женщину на глазах у её мужа, истекающего кровью. Она каждого заставила бы поплатиться, нашла бы способ: сожгла бы заживо, насадила бы на собственный меч, заставила бы...
Громкий взрыв был точно не частью её воспоминаний; дерево сначала стало дымиться под ведьминым невидящим взглядом, камни плавились, а потом вдруг ствол словно бы изнутри был подорван взрывчаткой - так кусок его разлетелся на многочисленные большие острые ошмётки; Вольха только моргнула, и трудно сказать, стал ли её взгляд более осмысленным, но одна её ладонь резко опустилась и закрыла Румпельштильцхена от опасности; впрочем, ни один кусочек до них обоих не долетел: вторая рука на мгновение ярко сверкнула, вынудив их замереть в воздухе - а потом безвольно упасть на траву.
Вольха долго молчала. Видно, что она ещё не отошла: её лицо как было потерянно-разбитым последние несколько минут, так и оставалось. Единственное, что она сумела из себя выдавить (и то непонятно зачем) - это сиплое и дрожащее:
- Там... были дети...

+2

282

Румпельштильцхен понимал, что от попытки – по крайней мере, одной попытки – он Вольху отговорить не сумеет, а потому упорствовать не стал. Судя по её вспышке, она не могла его понять, оно и неудивительно – такого огромного и печального опыта взаимодействия с тьмой у неё не было. И, скорее всего, не будет. Всё же Вольха не под проклятьем, в отличие от самого Румпельштильцхена, который вряд ли смог бы вернуться к своему прежнему «я», даже захоти он того всей душой.
Вольха охотно принялась за дело и едва ли слышала последние предостережения Румпельштильцхена. Он только надеялся, что она не натворит никаких дел, но чем дальше всматривался в её лицо, тем больше ему становилось не по себе. Румпельштильцхен словно разделился надвое: одна его часть испытывала тревогу и почти страх, а другая – тёмная – чуть не ликовала, наблюдая за тем, какую магию творят недобрые воспоминания. Что же она такое страшное воскресила в своей памяти и кого с такой силой хотела убить?
Румпельштильцхен охнул, когда дерево взорвалось, и невольно подался в сторону, но Вольха уже прикрыла его ладонью. Ему померещился тонкий вскрик, и Румпельштильцхен высунулся из-за Вольхиной руки, настороженно вглядываясь в рассеивающийся дым. Но нет, не могло быть такого совпадения!
Эль не напугали никакие башенки из камней, и она продолжала следить за парочкой до тех пор, пока ей не начало казаться, что её заметили. Вольха с такой ненавистью смотрела в сторону дерева, в листве которого пряталась фея, что ту пробрало морозом по коже, несмотря на тёплую погоду. Но Эль не могла тронуться с места и улететь прочь – как зачарованная, она наблюдала за Вольхой и Румпельштильцхеном, переставая понимать происходящее, пока…
Эль показалось, что её обожгли, ударили, подбросили вверх. Со слабым криком фея взлетела и упала на траву. Милосердная темнота тут же обступила её со всех сторон.
- Дети? Где? – тихо спросил Румпельштильцхен, посмотрев вверх, на Вольхино лицо. Он окончательно решил, что крик ему послышался. Тем не менее, на душе неприятно скребло, и это начало ему досаждать – Тёмный, на которого производит впечатление такое ерундовое событие, как неконтролируемый всплеск чужой магии, уже может считать себя не Тёмным, а кисейной барышней!
Румпельштильцхен откашлялся.
- Успокойся, душенька, всё позади, - он чувствовал безотчётное желание утешить Вольху, но лишь неуклюже погладил её по руке. – Я… Ты сама видишь, что тёмная магия – это не так просто, каким бы ни оказался результат. Если ты будешь постоянно крутить в голове плохие мысли, они завладеют тобой целиком. Ты должна это понять и ни в коем случае не допускать такого, - в голосе Румпельштильцхена прорезались жёсткие нотки. Он не разряженная живая кукла на попечении у Вольхи, а тот, кто может давать реальные советы и отказываться потакать её безрассудству, ежели она начнёт «экспериментировать» постоянно.[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

283

Вольха тоже сумела расслышать вскрик - и дёрнулась, окончательно выныривая из своих мыслей. Что она сделала? Как это получилось? Ведьма проморгалась, вглядываясь в туман, и неверяще взглянула на свою руку. Нет, разумеется, крик этот был одним из общей кучи её воспоминаний, но он её пробудил, она как будто увидела себя на месте поджигателей в тот момент, но почему так жарко, почему трясёт, словно её силой выбросило в прошлое и не пускало больше обратно?
- Дети? Где?
- Там, - одними губами ответила Вольха, но едва ли Румпельштильцхен её понимал. Она снова пялилась в дым, который постепенно рассеивался, но его горький запах, царапающий легкие, заставлял снова и снова видеть то, от чего она теперь пыталась отмахнуться и терпела неудачу. - Там были... они все умерли... все!
Ведьма затрясла головой; как ещё запереть всё обратно, не пускать в мысли, она не знала. Ей было страшно: погружаясь в воспоминания, она пропускала через себя заново эмоции, что ощутила тем страшным днём, но теперь, вернувшись в реальность, не могла снова от них избавиться.
- Успокойся, душенька, всё позади, - кажется, он даже её коснулся. В какой-то степени это помогло: перестав дёргаться, Вольха просто закрыла лицо руками и притихла, только рвано вздыхая моментами. Она не плакала, скорее переживала тяжёлую истерику, при этом слёзы не рвались наружу, не облегчали страдания. - Я… Ты сама видишь, что тёмная магия – это не так просто, каким бы ни оказался результат. Если ты будешь постоянно крутить в голове плохие мысли, они завладеют тобой целиком. Ты должна это понять и ни в коем случае не допускать такого.
- Нет! - сдавленный стон послышался из-под ладоней, и ведьма снова быстро закачала головой, испугавшись чего-то. - Нет, нет-нет-нет, я больше не хочу! - она старалась выровнять дыхание, и, кажется, преуспела в этом, но её всё ещё била мелкая дрожь. Теперь вместо страха накатил стыд - что за представление она тут устроила? Зачем вообще начала думать о пожаре, о прошлом, почему не послушала умного человека, который ясно давал понять: это не то, чем стоит заниматься просто так, бывают последствия. Вольха посмотрела на наставника, убрав руки от лица, и во взгляде её отразилось понимание, помимо всех прочих, неприятных эмоций. - Я не могу так. Вы были правы, простите.

+2

284

Румпельштильцхен только головой покачал, глядя на Вольху. Может, оно и к лучшему, что она выплеснула свои эмоции именно сейчас, никому не причинив вреда, только дерево подпалила, чем совершила бы что-то страшное потом и горько жалела бы всю жизнь. Но одно было очевидно – воспоминания, какими бы они ни были, провоцировали слишком сильный выброс магии и морально опустошали саму ведьму. Румпельштильцхен видел, как ей тяжело, и молчал, давая возможность прийти в себя. В его давно зачерствевшем сердце шевелилось что-то, очень похожее на сочувствие. Расспрашивать Вольху о тех детях Румпельштильцхен не хотел – дети были его слабостью, и этот рассказ и ему был бы неприятен, хотя за столько лет Тёмный, казалось, должен был привыкнуть к бедам, которые постоянно обрушивались на простых смертных. Порой он сам прикладывал руку к этим бедам, но, во всяком случае, ещё не тронул ни одного ребёнка.
- Что теперь будем делать – немного продолжим со светлой магией или домой вернёмся? – Румпельштильцхен покосился в сторону леса. И всё же тот крик… Что-то было, как пустяковая заноза под ногтем – причиняло небольшое беспокойство.
Румпельштильцхен ещё раз глянул в направлении дерева. Дым рассеялся, обугленный ствол выглядел жалко, а вокруг образовался целый ковёр из листьев.
Не посмотреть ли, вдруг Вольха ненароком какого-нибудь зайчишку пришибла? А вдруг ей оттого станет хуже? Девичья сентиментальность, все дела. Румпельштильцхен, мысленно кляня свою собственную сентиментальность на чём свет стоит, осторожно слез с колена ведьмы.
- Я отойду… мне надо эээ… отойти, - он изобразил смущённую ухмылку. -
Скоро вернусь.
Дескать, за весь день может же он захотеть разочек сходить по нужде?
На самом деле фейская еда не вызывала никакой необходимости облегчиться, на то она и фейская еда. Румпельштильцхен удалился за дерево, ступая неторопливо и как ни в чём не бывало, а уже там принялся оглядываться и приподнимать то один, то другой листок волшебством. Нет никого и… Рука его замерла: Румпельштильцхену померещилось слабое сияние. Совсем тусклое. Он нерешительно подобрался поближе и, разглядев краешек знакомого платьица, мгновенно раскидал листья.
Эль. Платьице порвано, глаза закрыты, там и сям видны следы ожогов и несколько ран – её явно задело ошмётками горящего дерева. Румпельштильцхен сглотнул, неуверенно дотронулся до разноцветных крыльев. Со стороны Вольхи фею, к счастью, не было видно. Жива она или нет? Румпельштильцхен колебался. Надо бы пощупать пульс у неё на шее, потрогать руку, но ему не хотелось этого делать. Проще всего забросать фею листьями обратно – выживет, её счастье, не выживет – так и Аид с ней.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Rumplestiltskin (2018-08-02 19:48:42)

+2

285

Вольха постепенно успокаивалась. Ей уже было легче, уже не трясло так, как раньше, не нужно было жмуриться и силиться забыть то, что по глупости своей выудила наружу - всё само ушло, хоть и не до конца, но теперь не так сильно сжималось сердце.
Вместо страха теперь настойчиво обволакивала усталось, напоминая о том, что ведьма не просто заглянула себе за плечо - она использовала магию, и заметно перестаралась с расходами энергии на случайно вырвавшееся заклинание. Сказывался также недосып, но спать Вольха точно не хотела, потому что догадывалась, какие сны ей будут являться после подобных экспериментов.
Ей правда больше совсем не хотелось даже пытаться пользоваться тёмной магией. Это было слишком сложно для неё, слишком больно, а самое ужасное - она не могла себя контролировать, погружаясь в неприятные воспоминания, и колдовство её словно бы сорвалось с цепи, чего раньше никогда не случалось. Конечно, бывали стихийные выбросы, но это другое, как будто осознанное. Как она могла позволить себе?..
- Я отойду… мне надо эээ… отойти. Скоро вернусь.
Вольха мгновенно отвлеклась от своих раздумий, обеспокоенно взглянула на наставника, но всё же кивнула:
- Только... осторожно, пожалуйста. Я не знаю, что там... что я могла случайно сделать.
Чего она боялась, ведьма и сама не имела понятия, и всё же не могла не предостеречь наставника; ей действительно было не совсем понятно, что именно она сделала с деревом, почему оно взорвалось и закончилась ли на этом та энергия, что была освобождена. Вдруг оно снова рванёт? Вдруг загорится и пламя перекинется на соседние кусты? Вдруг что-то ещё?
Ведьма вздохнула и легла на траву, полностью ограждаясь от любых догадок и страхов; сегодня с неё достаточно, нужно отдохнуть, прийти в себя, а Румпельштильцхен там и сам со своими делами справится. Колдовать ей абсолютно точно больше не хотелось, так что как только наставник вернётся обратно, ведьма в последний раз переместит их домой - и на этом всё! Если кто-то будет стучаться со своими...
- Вольха! Вольха, что с тобой?
Кто-то явно больше Румпельштильцхена опустился рядом на колени, загораживая солнце, и легонько тряхнул за плечи. Рыжая открыла глаза и недоуменно уставилась на парня, который обеспокоенно вглядывался в её лицо.
- Темар? Что ты... Откуда?!.
- Твоя дверь была открыта, а на полу начертаны руны, - Вольха мысленно чертыхнулась, проклиная свою глупость, и мельком покосилась туда, где исчез Румпель. Темар тут же проследил за её взглядом, но уставился на дымящееся обугленное дерево и медленно, настороженно спросил. - Что тут произошло?
- Я... - она поспешно поднялась, пытаясь сообразить что-нибудь правдоподобнее, и заявила, как ни в чём не бывало. - Практиковалась в боевой магии. Не видишь, что ли?
Парень долго, внимательно глядел подруге в глаза, и Вольха, чувствуя себя неуютно, не сумела вспомнить, видела ли она его таким серьёзным когда-нибудь раньше. А потом он тихим голосом произнёс:
- Это какая-то неправильная магия. Здесь ею несёт, Вольха, и я бы сказал, что ты практикуешь нечто нехорошее, если бы не знал тебя. Но я также достаточно хорошо тебя знаю, чтобы понять, когда ты лжёшь, - тут взгляд его смягчился и Темар осторожно взял её ладонь в свою, чем несказанно удивил. Следующим его действием было использование магии: без труда исцелив ранки, измазанные кровью, он мягко улыбнулся ведьме и ещё сильнее огорошил своим предположением. - Это из-за Кирана, да? Слушай, я никогда не назвал бы тебя девчонкой в обидном смысле этого слова, но если это по его вине ты крушишь всё вокруг, если это его поступок тебя так задел...
- Темар, ты чего? - Вольха даже улыбнулась, растроганная такими откровениями от того, кто вовсе особой эмоциональной чувствительностью не страдал. Она не воспринимала заботу Темара как ухаживания никогда, он тоже не претендовал на её руку и сердце - они были друзьями в самом лучшем и устойчивом смысле этого слова, так что сейчас ведьма безо всякой задней мысли подалась вперёд и крепко обняла его. Тот успокоенно усмехнулся и тоже сомкнул руки за её спиной. Так он ещё и не смотрит в сторону дерева, где должен был прятаться Румпельштильцхен. - Ты прав, как всегда. Но не волнуйся, послушай, он ещё получит бумерангом возмездия в глаз.
- Мы с Енькой уже обеспечили ему весёлую ночь, - хмыкнул парень, и ведьма, отстранившись, с ехидной ухмылочкой пихнула его в плечо.
- Без меня? Небось, простынь чесоточным порошком обмазали?
- Вообще-то, это месть за подругу, а не рядовая проказа, - деланно обиделся Темар, но под Вольхиным любопытным взглядом сдался. - Засыпали в подушку блох и запустили Барсика под кровать. Он там ему всё хорошенько украсит!

+2

286

Румпельштильцхен никак не решался опуститься на колени рядом с Эль и дотронуться до её руки. Ему показалось, что со стороны донёсся какой-то шум – бросив взгляд в сторону Вольхи, Румпельштильцхен с недоумением углядел какого-то парня, обнимающего ведьму. Пару мгновений Румпельштильцхен соображал, как неизвестный тут появился и что вообще происходит, потом махнул на это рукой – выяснит у самой Вольхи. Пока главным было одно – не попасться этому человеку на глаза. Румпельштильцхен с облегчением закидал мёртвую или умирающую Эль листьями и поспешил спрятаться за деревом так, чтобы его наверняка не было видно. Затаившись у самых корней, Румпельштильцхен выжидал, время от времени осторожно высовывая голову – ушёл ли парень?
Туда, где лежала Эль, Румпельштильцхен больше старался не смотреть. Скорее всего, фее пришёл конец – и это не радовало. Не то чтобы ему было до неё хоть какое-то дело – Эль скорее обременяла Румпельштильцхена своей глупой влюблённостью, а всё, чего хотелось, он от неё уже получил – прялку. Но...
Так, погоди. Если этот парень здесь, не заходил ли он в Вольхину комнату, не трогал ли прялку?! Румпельштильцхен заволновался ещё больше, чем от мысли о том, что Вольха может всё-таки подойти и обнаружить мёртвую фею. Что за день такой – ещё хуже вчерашнего! Какого чёрта, мысленно ругнулся Румпельштильцхен и в сердцах хватил кулаком по дереву, ободрав себе костяшки не хуже Вольхиных. С хмурым видом исцелил – синие искорки пробежали и пропали.
От всего этого и вправду захотелось справить нужду, раз уж приходилось ждать, но делать это рядом с печальными останками Эль представлялось Румпельштильцхену чем-то весьма отталкивающим. Он отошёл подальше, по-прежнему стараясь держаться в тени злосчастного дерева, и забрался под кустик.
Ситуация была не из самых приятных – Румпельштильцхен вспомнил ещё и про ночную рубашку, которая наверняка валялась где-нибудь в траве. Если этот парень наступит на неё своим сапожищем, то беспременно заметит. Вкупе с тем, что он мог видеть прялку, любопытство его возрастёт до небес, и Вольхе придётся сочинять совсем уж небылицы, чтобы всё это объяснить.
Румпельштильцхен вылез из-под кустика, легче обычного натянув штаны – от фейской еды не растолстеешь, от всяческих треволнений тоже. Придётся заставить Вольху что-нибудь ему готовить, а не то штаны скоро начнут спадать с зада. Так, теперь посмотреть, не ушёл ли парень, и если нет – снова ждать за деревом. Эль. Не думать об этой несчастной Эль.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

287

Вольха и сама подумала, что раз Темар заходил в её комнату, то обязательно должен был заметить прялку, которую она не подумала спрятать. Как, впрочем, и не подумала закрыть за собой дверь, но если бы парень захотел, он бы всё равно без проблем её открыл. В ведьмину рыжую голову пришла вдруг поистине гениальная идея.
- Темар, послушай, ты случаем не замечал на Велькиной постели игрушечную прялку? Раз я забыла закрыть дверь, всякие любопытные малявки могли заглянуть, а мне как-то недосуг заново бегать по базару и пугать народ, - как бы хорошо колдун ни угадывал Вольхину ложь, сейчас даже ему не удалось бы распознать её в том, как она недовольно морщилась. Потому, ничуть не напрягаясь, чтобы вспомнить, тот спокойно ответил.
- Не боись, на месте она. Я даже удивился - думаю, чего это вдруг Вольха в детство окунулась?
- Да уж, - в этот раз усмешка выглядела фальшивой; не самые лучшие слова Темар подобрал. А спохватившись, ведьма быстро объяснила. - Это всё Учитель. После моей ночной прогулке запряг искать реквизит для той гхырни, которую первогодки для нас, выпускников, устраивать собрались. Уж не знаю, на кой им прялка...
- А вот это чудное платьице тоже для спектакля? - подняв с травы подпачканную ночную рубашку Румпельштильцхена, Темар весело хохотнул. Его радости рыжая не разделяла, но проследить этого в её лице было невозможно.
- Нет, это для маленького человечка пяти дюймов ростом, которого я прячу в своей комнате, - язвила Вольха, и реакции друга она ждала со страхом, но он, конечно, и не заподозрил, что за шуткой кроется чистейшая правда. Только покачал головой и вдруг задал весьма своевременный вопрос, за который ведьма полюбила друга ещё больше.
- Слушай, ты, похоже, сильно потратилась на разрушение природы. Давай-ка я тебя перенесу домой, ты успокоишься и перестанешь крушить окружающие тебя объекты. Что скажешь?
- Скажу, что ты самый настоящий рыцарь, прямо-таки Святой Фендюлий, ни дать ни взять, - фыркнула рыжая, не сдержав улыбку при виде наигранно возгордившегося парня, но никак не не выражая своей искренней радости такому предложению. А то ещё удивится, заподозрит что-то: итак впервые внезапно обниматься лезет, совсем не по-Вольхински. Но, видимо, он сослал её странное "девчачье" поведение на резкие перепады настроения после поступка Кирана и появления самого Темара. - Только мне нужно забрать ещё одну куклу за тем многострадальным деревцем - надеюсь, она уцелела.
И закончила свои дела!
Колдун не возражал, молча разглядывал Румпелево "платьице", пока Вольха торопливо подобралась к кустам, в которые ушёл Тёмный. Она не глядя протянула руку и буркнула тихое: "Скорее!"; пошарила немного ладонью, на что-то наткнулась - что-то мягкое и тонкое, похожее на чью-то ножку, и собралась было подставить руку, чтобы наставник на неё взобрался, как осознала: Румпельштильцхен никогда при ней не носил платьев, а именно его она сейчас и щупала, недоумевающе хмурясь. Темар окликнул её, и Вольха не ответила; в голове у неё созрела ужасная догадка. Тут же, впрочем, не дав ведьме толком испугаться, маленькие шершавые ручки коснулись её пальцев; собравшись с мыслями, Вольха осторожно подхватила Тёмного и замешкалась - куда его девать? карманов на этих штанах нет, кошель она, как назло, не взяла, даже сумки с собой не было! Оставался только один вариант. Напоследок поглядев на Румпеля искренне сожалеющим взглядом, она сделала то, чего никогда не сотворила бы, не будь в этом крайней необходимости: оттянув ворот рубашки, сунула человечка под неё и тут же поднялась на ноги, изо всех сил сдерживая ужасное смущение. Вряд ли наставник оттуда выпадет, но соскользнуть может, учитывая, что Вольха, как и любая небогатая горожанка, не имела возможности носить бюстгальтеры или корсеты, обходясь нагрудными повязками.
- Ты куда её дела? - удивлённо вскинул брови Темар, когда рыжая наконец подошла и протянула ему руку, в которую он сразу вложил "кукольную" одежду.
- Кого?.. А, игрушку! Ты рыцарь, брат, ты слишком вежлив и галантен, чтобы задавать такие вопросы.
Парень только хмыкнул и перенёс их, всех троих, в Вольхину комнату. Ведьма спровадила его довольно скоро, на его удивление неожиданной тяжести телепортации отшутившись парой набранных килограммов. И первым, что она сделала, заперев за Темаром дверь - это мгновенно достала Румпеля из его укрытия и положила на кровать, теперь уже заливаясь краской:
- Я надеюсь, мы оба прямо сейчас забудем об этом и никогда не станем вспоминать!

+2

288

Румпельштильцхен только юркнул обратно за дерево, видя, что парень повернулся в его сторону, как вскоре послышались приближающиеся шаги. Похолодев, маленький человечек стал медленно отступать назад, очень сильно надеясь, что подходит к дереву Вольха, а не её друг, с которым она так мило обнималась. Кто-то протянул руку и… сунул её прямо в листья, где было спрятано тельце феи. Румпельштильцхен буквально окаменел, глядя, как Вольха – это была именно она – ощупывает ногу Эль, но тут же собрался с духом и кинулся хватать Вольху за руку, чтобы мгновенно отвлечь её от страшной находки.
И здесь произошло нечто примечательное. Румпельштильцхен и так гадал, что же Вольха задумала, когда на него странно посмотрели и… сунули под рубашку.
Не сказать, чтобы в сём месте было неудобно, и Румпельштильцхен был вынужден смириться и махнуть рукой на весь абсурд ситуации, уповая на то, что Вольха что-нибудь наврёт. С его появлением, подумалось пятидюймовому Тёмному, ей приходилось делать это явно чаще, чем раньше. Хотя кто её знает – озоровать ведьма любила, он это уже понял.
Поудобнее пристроившись на Вольхиной груди, Румпельштильцхен услышал про игрушку и сообразил, как Вольха всё объяснила другу, в том числе и насчёт прялки. Румпельштильцхен постарался замереть, стать полностью неподвижным, как и подобает кукле, и не производить никакого шума, благо что Вольха проводила друга побыстрее и только после этого вытащила широко ухмылявшегося Румпельштильцхена наружу.
- А мне понравился такой способ перемещения, - он смотрел на неё блестящими глазами снизу вверх, вовсю, казалось бы, наслаждаясь смущением бедной девочки. – Мягко, тепло, удобно… Ну ладно, забудем-забудем, - Румпельштильцхен тихонько, но весьма ехидно засмеялся, надеясь, что Вольхин друг не взялся подслушивать за дверью. – Где там моя прялка? – Он резво подбежал к ней, на ходу придумывая, чем ещё отвлечь Вольху, чтобы у неё из головы вылетело недавнее событие – то, как она нащупала Эль в листве.
Как же он мог допустить такое! Надо было магией оттащить фею далеко в кусты, однако Румпельштильцхен не нашёл в себе сил прикасаться к ней. Он не желал ей смерти, она была единственной феей, от которой он видел добро и потому замешкался перед котлом. Но теперь всё позади, Эль и её сестёр, которым Тёмный принёс беду и погибель, лучше было выкинуть из головы.
Но как же быть с Вольхой?
- Я могу прямо сейчас показать, как я умею прясть золото из чего угодно, - заявил Румпельштильцхен, суетливо усаживаясь на табурет. Это наверняка её отвлечёт, Румпельштильцхен был уверен!
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

289

- Прекратите издеваться, я вас спасала, между прочим! - насупившись, Вольха зачем-то застегнула все пуговицы на своей рубашке до самого горла, чего вообще-то никогда не делала. Ей и самой отчасти было смешно от всей этой ситуации, но она подавляла в себе желание повеселиться вместе с наставником, вспоминая, как нащупала в кустах чью-то ножку под платьицем. Мозгом она понимала, что вариантов-то и немного: либо Эль, либо её старшая сестра, но учитывая, что именно с первой Румпельштильцхен прогуливался в тех местах, это было более вероятно.
Значит, крик ей не померещился, не был всего лишь частью воспоминаний? Кричала фея, задетая огнём и осколками, в которые разлетелся древесный ствол. Вольхе стало очень не по себе от мысли, что по её вине - буквально её собственными руками, на которые она сейчас в страхе глядела - Эль погибла (Убита?..) едва ли не так же, как жители Топлых Ред.
- Когда я говорила, что оторву ей крылышки, закрою в холодильном шкафе или что-то подобное, - тихим голосом произнесла ведьма, обращаясь вроде бы к Тёмному, но скорее оправдываясь этими словами перед самой собой и почившей. - это было не всерьёз. Я... я не нарочно её... - задела? Или всё-таки убила? Без паники, вдох, выдох. Будь на месте Эль кто-то, кто причинил ведьме или дорогим ей людям какой-то вред, посерьёзнее ночных кошмаров, вряд ли она вообще сильно беспокоилась бы. Уничтожив через магические потоки магистра Питрима, Вольха угрызений совести вовсе не испытывала, например, хотя это и было первое её убийство живого человека.
А тут - второе. Абсолютно невинной феечки. Надоедливой, глупой, неуёмной, но всё же невинной.
- Я могу прямо сейчас показать, как я умею прясть золото из чего угодно, - видимо, пытаясь девушку приободрить, Румпельштильцхен уселся за свою, словно бы действительно игрушечную, прялку. Смотреть на фокусы у Вольхи совсем не было настроения, но подняв на наставника грустный и усталый взгляд, она встретилась с его - и не решилась сильнее расстраивать. Всё-таки это он нашёл фею первый, и несмотря на то, что ему она досаждала сильнее, тоже не радовался её гибели.
- Ну, полно вам с этим золотом, - Вольха выдавила из себя полуулыбку, правда какую-то вялую. Поднявшись со своей кровати, она пересела к Румпелю и выжидающе на него поглядела. - Покажите. Может быть, когда я пойму, как вы хитрите с прялкой, хвастаться вы перестанете!

+2

290

Румпельштильцхен и сам понимал, что на деле Вольха вовсе не собиралась вырывать фее крылья и делать с ней что-то плохое. Скорее всего, просто напугала бы. Поиздевалась бы над дурёхой, только и всего. Но теперь Вольха оказалась виноватой в убийстве, и Румпельштильцхену не нравилось выражение её лица. Не начать же утешать её словами: «Ну что ж, на моей совести старшие сёстры, на твоей младшенькая» - вряд ли ведьма ожидала подобных откровений. Румпельштильцхен отвёл взгляд, который ясно говорил, что он не пожелает мук сожаления ни одному существу, к которому хоть мало-мальски привязан, и тронул колесо. Натянутая улыбка на его лице сменилась искренней и чуть насмешливой, когда Румпельштильцхен подумал, как же Вольха ошибается насчёт его «хвастовства» и с каким удовольствием он полюбуется на её растерянную физиономию.
Румпельштильцхен сосредоточился и стал привычно сучить нитку в своих умелых пальцах, но мысли были перебиты воспоминанием о том, как Эль феячила над шерстью, уменьшая её. Румпельштильцхен стиснул зубы, выбросив покойную фейку из головы, и продолжил своё занятие.
Сегодня он не смог бы прясть с тёмными эмоциями – и Румпельштильцхен попробовал светлые. Несмотря на то, что магия его была проклята, он мог с её помощью созидать, спасать, помогать – творить добро, иными словами. Так что не было ничего удивительного в том, что однажды он попытался прясть, думая не о том, с каким смачным звуком разбивал головы огров о деревья, как пустые орехи, а о самом хорошем в своей жизни.
Сейчас же на ум сами собой пришли недавние воспоминания. Ощущение ласковых пальцев на своих волосах, поглаживания, от которых он чуть было не замурлыкал, подобно тому коту. Солнечный свет и… что-то очень похожее на умиротворение. Это были короткие мгновения, они мелькнули и исчезли, но оставили после себя неизгладимый след. Румпельштильцхен сам не заметил улыбки, растроганной и неуловимо преобразившей его лицо, пока он прял. Удивительным образом он походил теперь на себя-человека, на тот образ, который недавно показывал Вольхе…
Очнувшись от этих мыслей, Румпельштильцхен остановил прялку и снял с катушки длинную золотую нить. Встал, повернулся к Вольхе с торжественным видом, отвесил ей небольшой поклон, протягивая руку с нитью, отставляя тонкую ногу в сапожке и склонив взлохмаченную кудрявую голову:
- Не соблаговолите ли принять от меня подарочек, милостивая сударыня?
Голос Румпельштильцхена звенел еле сдерживаемым весельем. О фейских трупиках в лесу он и думать забыл, всецело поглощённый своим маленьким триумфом.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+2

291

Вольха и раньше видела, как люди в её родной деревне пряли лён и шерсть, и даже было в Топлых Редах двое-трое мужчин, которые зарабатывали на этом деньги, пытаясь прокормить себя. Вовсе не удивительно было то, что будучи хромыми или слабосильными (иначе, будь они способны на обычную мужскую работу вроде полевой, зачем им прясть?), хорошо справляться с тонкой нитью у них не получалось. Но то, как ловко прял Румпельштильцхен, ведьму удивило; она загляделась, наблюдая за крутящимся колесом и быстрыми, умелыми движениями рук, следила как заворожённая во все глаза. Она старалась не думать об Эль, и чем дольше смотрела на прялку, на наставника, полностью увлечённого своей работой, тем сильнее начинала сомневаться в том, что он шутил насчёт золота.
Хотя, возможно, он сейчас разведёт руками и с печальной улыбочкой заявит, что ученица была права, его колдовство - иллюзия, а значит, спор выигран? Хочет подбодрить, повеселить? Такая вероятность Вольху не радовала; если Тёмный действительно собирается поднять ведьме настроение таким путём, она бы изобразила довольное лицо, но на самом деле даже расстроилась бы.
Но ей не пришлось. Когда под тонкими золотистыми пальцами Румпеля что-то сверкнуло, она не сразу это заметила, но приглядевшись, широко распахнула глаза, от удивления даже раскрыв рот.
- Это... - Вольха тихо, поражённо шептала. - не... невозможно!
Взволнованная, она быстро пересела прямо перед прялкой, как могла скорее стянула сапоги, расшнурованные только частично, и забралась на кровать с ногами, а нависнув над наставником, повела ладонью - нет, не иллюзия, ни следа обмана, но этого...
- Не может быть! - рыжая покачала головой, неверящим взглядом следя за тем, как золотая - золотая, леший его дери! - нить наматывается на катушку. Губы её сами собой растянулись в улыбку; подняв глаза на Румпельштильцхена, ведьма даже хихикнула, явно пребывая в полнейшем восторге от увиденного. - Это же золото! Золото, из шерсти, вы правда умеете!
Полная катушка, протянутая Вольхе, была с радостью принята и мгновенно подверглась тщательному исследованию. А окончательно убедившись в том, что нить настоящая, не иллюзорная, не хитростью превращённая в драгоценный металл и даже на ощупь ничем не отличающаяся от обычного золота, ведьма с поражённой улыбкой вновь посмотрела на наставника, бессильно пожимая плечами:
- Сдаюсь! Вы победили, хоть мне и не верится всё ещё. Как у вас получилось? Ведь не просто эмоции же, да? Или всё-таки?..

+2

292

- Сдаюсь! Вы победили, хоть мне и не верится всё ещё. Как у вас получилось? Ведь не просто эмоции же, да? Или всё-таки?..
Надо признаться, в эти победные мгновения Румпельштильцхен настолько лучился радостью, что сиял, как начищенный золотой поднос, горделиво выпрямившись и жадно изучая взглядом поражённое Вольхино лицо. Именно такого эффекта он и добивался! Именно таких слов и ждал! Скрестив руки перед собой, Румпельштильцхен лаконично пояснил:
- Эмоции, душенька, и мой собственный талант к этому делу. К пряже, я имею в виду.
Когда-то юный Румпельштильцхен не мог поверить, что у него может быть талант хоть к чему-то – ведь отец всегда считал его бесполезным, способным только есть и изнашивать одежду существом. Каким бы немужским делом это ни было, Румпельштильцхен поначалу очень обрадовался, поняв, что однажды он научится прясть так тонко и славно, что короли станут покупать его пряжу. Этого не случилось – но сбылись слова одной из прях, сказавшей с улыбкой: «Золотые руки у тебя, Румпель, и пряжа золотая
Она стала впоследствии золотой. Как и в серые чешуйки на руках впиталось золото.
- А я напомню, что кое-кто столь упрямо мне не верил, - Румпельштильцхен перешёл к самой приятной части разговора и с лукавой улыбочкой поднял указательный палец, - что даже заключил со мной маааленькое пари! А по его условиям, - с каждым словом Румпельштильцхен значительно покачивал пальцем, - кто-то будет должен исполнять мои желания! И этот кто-то, - золотистый палец, увенчанный чёрным коготком, описал в воздухе полукруг и упёрся в Вольху, - сдаётся мне, сидит прямо передо мной! Ну так что, душенька, - Румпельштильцхен заулыбался ещё шире, - ты теперь станешь моим личным джинном или попытаешься изменить условия сделки? Учти, мои желания могут быть самыми разнообразными! Например, - Румпельштильцхен вспомнил давешнюю беседу, - снять с меня сапоги и почесать мне пятки! Или… сделать мне ванну, а то я, может быть, помыться хочу. И своими руками меня искупать! Кажется, именно об этом мы говорили, когда ты сомневалась, что я златопряд, - Румпельштильцхен рассмеялся, наблюдая за Вольхой. На деле Тёмный не особо нуждался в мытье, как и во сне и в еде, но как известно, у пятидюймового человечка кое-какие нужды появились.
- Но ты можешь предложить мне что-то другое, равноценное, я с удовольствием послушаю, - Румпельштильцхен облизнул серым языком губы и выжидающе выпучил свои рептильи глаза на рыжую ведьму. Интересно, как она себя поведёт теперь? Румпельштильцхену определённо нравилась эта игра!
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon]

+2

293

Румпельштильцхен прямо-таки излучал радость, и это было понятно: рыжая ведьма до самого конца отказывалась ему верить, ведь для её мира прядение золота из любого материала, даже из, собственно, золота было более, чем невероятным, и вряд ли когда-либо могло быть хотя бы изучено. Местным магам не до этого, они поголовно заняты кто продвижением по карьерной лестнице, кто просто попытками выжить, истинных учёных-теоретиков слишком мало и, сдав экзамен, они словно пропадают из мира магии; ко всему прочему, разузнать что-то от Румпеля местным тоже не суждено, ведь к нему и просто подойти никто не позволит.
Этот самый "никто" в настоящий момент не мог смириться с тем, что проиграл всё-таки в, казалось бы, беспроигрышном споре, но кто же знал! А у наставника всегда такие заразительные эмоции, что Вольха и сама невольно улыбалась шире; Эль больше не занимала её мысли в это время, хотя на сердце всё ещё ощущалась некоторая тяжесть. Разве возможно грустить и заниматься самобичеванием, когда тебе довольно улыбается маленький златочешуйчатый человечек, перед этим показавший самое настоящее чудо - ведьме, которая колдует и сама, но на такое волшебство неспособна.
- А я напомню, что кое-кто столь упрямо мне не верил, что даже заключил со мной маааленькое пари! - Вольха, веселясь, закатила глаза и разочарованно цокнула языком - мол, как же можно прерывать такой прекрасный момент своими какими-то там пари? - А по его условиям, кто-то будет должен исполнять мои желания! И этот кто-то, сдаётся мне, сидит прямо передо мной! - нахмурив бровки, ведьма в ответ высунула язык. Имеет же она право хотя бы подразниться, раз уж проиграла? Но Румпельштильцхен упрямо издевался, и рыжая не могла не улыбаться ему. Всё-таки какой забавный! Надо почаще его радовать. - Ну так что, душенька, ты теперь станешь моим личным джинном или попытаешься изменить условия сделки? Учти, мои желания могут быть самыми разнообразными!
Вольха обречённо простонала и скорчила Румпелю жалобную моську, выпятив губу:
- Ну настааавник! - это, однако, не слишком помогло, и Тёмный принялся перечислять возможные свои "желания", после чего веселиться ведьме как-то перехотелось. Она и забыла о купании, так что теперь, когда Румпель напомнил, перестала улыбаться, в очередной раз раскраснелась, поджав губы. - Да ладно вам, разве вы не можете для этих дел воспользоваться магией? Я не хочу вас, - она отвела взгляд. - купать!
- Но ты можешь предложить мне что-то другое, равноценное, я с удовольствием послушаю.
- Равноценное? - ведьма явно задумалась. Попробуй тут не задуматься, с таким-то стимулом! Но в голову, как назло, ничего не шло до определённого момента; прямо-таки просияв, Вольха подняла голову. - А может, вместо всего этого я попытаюсь научить вас читать мысли? Или передавать, или ещё что-нибудь, - только не купать, этого я точно не перенесу!

+2

294

- Да ладно вам, разве вы не можете для этих дел воспользоваться магией?
Румпельштильцхен с удовлетворением подметил, что Вольха опять краснеет и, похоже, ни о чём постороннем не думает. Оно и к лучшему. Румпельштильцхен решительно покачал головой:
- Ну что ты, душа моя, разве может магия сравниться с нежными, ласковыми, - он сделал паузу, откровенно посмеиваясь, - тёплыми женскими руками! Так и представляю, как я сижу в чём мать родила в ванне, - со вкусом говорил Румпельштильцхен, чуть ли не причмокивая, - и меня намыливают… начиная с головы… не упуская ни рук, ни ног, ни… - Тут он снова развеселился, гадая про себя, до какой степени красноты можно довести Вольху – станет ли она, скажем, совсем уж невероятно пунцовой или дело ограничится оттенком под цвет волос?
- Айяйяй, вижу, что тебе не нравится эта замечательная идея! – Румпельштильцхен погрозил ученице пальцем. – Нехорошо! Ты разбиваешь мне сердце, - он картинно закатил глаза и прижал ладошку к груди, паясничая.
- А может, вместо всего этого я попытаюсь научить вас читать мысли? Или передавать, или ещё что-нибудь.
- Неплохая мысль, - Румпельштильцхен сделал вид, что задумался, и прошёлся туда-сюда по кровати перед Вольхой. – Но ты упускаешь один момент, - он резко остановился. – По условиям пари я могу этого и так захотеть! Не меняясь! Ведь это будет, - Румпельштильцхен плутовски прищурил глаза, искоса поглядел на сидевшую сбоку от него ведьму, - всего лишь одно из моих возможных желаний!
С этими словами пятидюймовый человечек хотел с эффектным взмахом руки развернуться на каблуках, чтобы встать лицом к Вольхе, но каблуки запутались в смятом покрывале, и Румпельштильцхен куда менее эффектно приземлился на мягкое место.
- Кхм, - немного обескураженно кашлянул он, приняв как можно более невозмутимый вид, но не выдержал и звонко хихикнул – уж больно забавной показалась эта ситуация. Всё равно что идти, задумавшись, по лесной тропинке, нечаянно треснуться лбом о низко расположенную ветку и сесть на землю! Только тут лоб не пострадал, и приземление было мягким. На кровать!
- Смешно. Но сказанного мной не отменяет! – Румпельштильцхен снова погрозил миниатюрным пальцем Вольхе. – Что ты мне ещё можешь предложить? Валяй, я послушаю, - улыбаясь во весь рот, Румпельштильцхен сложил руки на коленях и воззрился на Вольху – мол, я весь внимание. Впрочем, было очевидно, что ничего равнозначного выполнению всех его просьб у неё не имеется. – Хотя если тебя это так удручает, именно мытьё моей драгоценной персоны я могу заменить чем-нибудь другим, - Румпельштильцхен непринуждённо подмигнул своей рыжеволосой покровительнице.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon]

+2

295

Зачем он это делает?! Вольха закрыла уши ладонями и показательно отвернулась, делая вид, что не слышит ничего из того, что говорило маленькое безжалостное чудовище. Неужели она так забавно краснеет? Ну что весёлого в таких издевательствах?
На самом деле, конечно, весёлого много, но никому ведь не нравится, когда кто-то настойчиво щекочет самое чувствительное место, а для рыжей ведьмы им являлась вполне определённая тема. Которая, кажется, была самой любимой для Румпельштильцхена.
- Так и представляю, как я сижу в чём мать родила в ванне, и меня намыливают… начиная с головы… не упуская ни рук, ни ног, ни…
- Хватит, хватит, я уже поняла! - Вольха сильнее прижала ладони к голове, по большей части чтобы не показывать Тёмному своего красного лица; всё равно не слышать его слов не получалось, а так хотя бы назло лишить его лишней возможности над ней посмеяться! - Между прочим, это совсем не смешно, это... это... некультурно! - от последней фразы Вольху саму мгновенно прорвало на смех, но сдаваться она не собиралась - надоело, что наставник всё время так подкалывает, а ответа ему никакого, в сущности, не поступает!
- Айяйяй, вижу, что тебе не нравится эта замечательная идея! - ведьма вместо ответа резко повернулась к нему лицом, пылающим ярче обычного, взметнув рыжие кудри, и злобно сверкнула глазами. Вся её внешность в данную секунду говорила о поразительной наблюдательности Тёмного мага. - Нехорошо! Ты разбиваешь мне сердце.
- У вас его нет! - обиженно воскликнула ведьма, но покосившись на дверь, за которой могли проходить любопытные слушатели, понизила тон. - Вы бессердечное чудовище, играющее на эмоциях беззащитной невинной девочки!
Вольха слишком поздно сообразила, что пытаясь отмазаться, просто подала Румпелю идею для одного из желаний - только увидев его довольный лукавый взгляд после её предложения научить наставника паре телепатических фокусов, она насупилась и возмущённо надула губы - ну что за человек! А человек спустя секунду словно бы решил напомнить, что злиться на его издевательства просто невозможно. Вольха дёрнулась было в его сторону, когда он упал - как бы с постели прямо на пол не нырнул, - но Румпель просто плюхнулся на кровать, чем вызвал сначала ведьмино лёгкое замешательство, а затем и смех. Благо, обижаться не стал, даже сам похихикал.
- Смешно. Но сказанного мной не отменяет! Что ты мне ещё можешь предложить? Валяй, я послушаю.  Хотя если тебя это так удручает, именно мытьё моей драгоценной персоны я могу заменить чем-нибудь другим.
- Вот уж нет! - сощурившись и пригнувшись ближе, ведьма ткнула в Тёмного указательным пальцем и заговорила шепотом, словно бы поймала маленького наставника на обмане. - Откажусь от этого - вы придумаете чего пострашнее. А любая моя подходящая идея сразу станет вашим желанием! Я так не играю, учитель, вы слишком хитрый!

+2

296

Румпельштильцхен и в самом деле разошёлся не на шутку, и не только из-за того, что хотел заставить Вольху забыть про Эль. Будучи обычного человеческого роста, Румпельштильцхен-Тёмный также метко подшучивал над людьми, которым от возмущения и стеснения оставалось лишь заливаться краской. Ну а теперь, уменьшившись, он находил это занятие ещё более приятным, хотя везде, разумеется, надо было знать меру. Вольха благополучно запунцовела под стать полевым макам, и Румпельштильцхен сбавил обороты.
- Чудовищем меня называли и в Зачарованном Лесу, - осклабился он, - правда, вовсе не за безобидные шуточки! Но мы не будем об этом говорить, - тут же беспечно прибавил он.
Самодовольство Румпельштильцхена росло, как на дрожжах. Он невозмутимо покосился на уткнувшийся в него огромный ведьмин палец.
- Откажусь от этого - вы придумаете чего пострашнее. А любая моя подходящая идея сразу станет вашим желанием! Я так не играю, учитель, вы слишком хитрый!
- Ты раскусила меня, душенька, раз и навсегда! – Румпельштильцхен с наигранно трагическим видом всплеснул руками. – Ну да ладно, ты права, словами я играть ещё не разучился, «как и людьми», - мелькнула мысль, предусмотрительно не озвученная вслух, - и это радует! В действительности, чтобы помыть меня, тебе не потребуется ничего сложного. Просто раздобыть маленькую ванночку, мыло и немного воды. Нагреешь воду, посадишь меня голо… сам сяду, - поправился Румпельштильцхен, ухмыляясь, - погружусь по пояс, ты и не разглядишь, от чего тебе… краснеть придётся. Намылишь до пояса, а дальше я сам управлюсь. Лёгкое дело! Вот тапочки мне пошить – труднее будет, но я уверен, что ты и с этим справишься, - Румпельштильцхен махнул рукой – дескать, пустяк какой. – Я ж не попрошу на них ничего вышивать. Ещё надо бы тебе почистить мне одежду, постирать ночную рубашку вместе с дневной и вовремя покормить… Видишь, ничего страшного я от тебя не требую, душенька! – благодушно подвёл итог Румпельштильцхен. – Чтобы ты не скучала, я могу тебя в это время даже развлечь какими-нибудь рассказами. Или ты предпочитаешь песенки? – По озорному блеску в глазах Румпельштильцхена можно было сделать вывод, что петь он умел плохо. Или очень плохо.
- Согласен, много хлопот. Но мы же в ответе за маленьких пятидюймовых человечков, которых приручили? – снова рассмеялся Румпельштильцхен, сев на край кровати и болтая ножками. В отличие от Вольхи, он не терзался угрызениями совести из-за двух убитых им самолично фей. Да и обман его нисколько не печалил. Став Тёмным, прежде всего приучаешься к тому, чтобы в любой ситуации уверять себя, будто бы иного выхода не имелось, и потом суметь в это поверить. Иначе чувство вины рано или поздно заставит вручить в чьи-то руки волнистый клинок с собственным именем...
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon]

Отредактировано Rumplestiltskin (2018-08-05 20:15:06)

+2

297

- Кто ещё кого приручил, - пробубнила, надувшись, рыжая ведьма; озвученный Румпельштильцхеном перечень услуг, которые она теперь была обязана выполнить, не слишком её порадовал, но вряд ли он и должен веселить. Отказать сейчас тоже нельзя: пари есть пари, такие уговоры Вольха никогда не нарушала, но на мгновение в зелёных глазах блеснула искринка хитрости - и тут же погасла, когда ведьма моргнула и отвела взгляд. Пошить какие-то там тапочки - без проблем, но сами будете мучиться в неудобной обуви; постирать одежду - да хоть прямо сейчас, правда придётся вам самостоятельно влезать в совсем уж узкие штаны: даже колдовство иногда работает со сбоями; хотите покушать - что ж, она может подождать у кустиков, но мучиться будете вы. Что поделать, ежели таланта к готовке нет!
- Уверяю вас, скучать я не буду, - ехидная ухмылка невольно легла на уста, но тут же была спрятана; Вольха невинно поглядеала на наставника и преувеличенно-устало вздохнула. - Столько дел, столько дел!
Разумеется, Румпельштильцхен не настолько глуп, чтобы не заметить чертенят, плясавших в ведьмином взгляде при одной только мысли обо всех пакостях, которые она, будучи непонятливым и в.редным джинном для своего дорогого наставника, может натворить. Но показывать их напрямую как-то всё-таки несолидно, поэтому они - чертенята, то бишь - всего лишь красноречиво выглядывали из-под опущенных ресниц и виделись в приподнятых уголках губ; ведьма ужасно не любила кого-то слушаться, особенно если сама указанного делать не имеет желания; она вовсе мало что любила, если уж так подумать, и пошив тапочек да умывание - даже до пояса - пятидюймовых человечков явно не входили в этот список.
- И всё-таки, - снова улегшись на кровати рядом с Румпелем и задумчиво оглядывая кривую звезду с рунами на полу, Вольха снова вернулась было мыслями к бедной феечке, но быстро отвернула свой внутренний взор от этой темы: слишком неприятно, даже больше, чем от размышлений о грядущем купании. - я пока даже не знаю, где раздобуду вам ванночку. Не в чернильницу с водой же вас макать... А может, просто под умывальником посидите? - и ведьма с надеждой во взгляде приподняла брови, глянув вновь на наставника и мило улыбаясь - вдруг хоть так сжалится?

+2

298

Надо сказать, Румпельштильцхен подозревал, что Вольха поищет лазейку в его условиях. Он искоса посмотрел на ведьму, поймал её взгляд и разулыбался во весь свой немаленький рот:
- Не будешь скучать? Будешь придумывать маленькие каверзы, а? Нет уж, душенька моя рыжая да коварная, - звенел самодовольный голосок, - так дела не делаются! Всё должно быть помыто… приготовлено… сшито… максимально хорошо!
Румпельштильцхен погрозил Вольхе пальцем. Теперь он был практически уверен, что она что-то задумала!
- Учти – если у меня случится несварение желудка, лечить меня придётся тебе. А если ты испортишь мой единственный костюм, то я буду ходить абсолютно голый, а чтобы мне не стало холодно, - Румпельштильцхен изобразил раздумье, и на пару мгновений его улыбочка увяла, а затем засияла с новой силой, - заберусь в одно мягкое тёплое местечко… где я совсем недавно был!
Вот теперь он безудержно и весело захихикал, представляя себе, как он в чём мать родила забирается в… в…
…Вольхино декольте!
- Я думаю, мы… мы договорились, - Румпельштильцхен вытер слёзы, выступившие на глазах от чрезмерного смеха, и лукаво посмотрел на Вольху. – Мы ведь договорились, верно? Что касается ванночки, - спохватился он, что так и не ответил на заданный вопрос, - то… Под умывальником… Но там же наверняка холодная вода, - Румпельштильцхен вперил строгий взор в Вольху. – Хочешь, чтобы твой учитель простудился и лежал в жару, а ты стала ему преданной сиделкой, готовой, - тут его тон стал очень вдохновенным, - даже пропускать все свои занятия, лишь бы любимый наставник поскорее поправился, и болезнь выпустила его из своих ужасающих когтей?..
Румпельштильцхен явно находил такую сцену очень мелодраматичной, хотя при этом очень старательно сдерживал смех. Единожды развеселившись, он никак не мог перестать подшучивать и забавляться над Вольхой, которая благодаря своим размерам всё равно находилась в более выигрышном положении. Просто не использовала своё преимущество.
- Нет, я понимаю, что ты не хочешь, чтобы я тут заболел и, стеная, составлял завещание, - задумчиво проговорил пятидюймовый человечек. – Всё равно много я тебе там не отпишу, - всё-таки не сдержал ухмылку. – Значит… значит, искать ванночку или хотя бы что-то, на неё похожее, надо!
Откровенно говоря, в Зачарованном Лесу Тёмный крайне редко принимал ванны. Ему не было в том необходимости – так же, как есть и спать регулярно или бриться. Но здесь-то совсем другое дело. Не грязнуля-крестьянин же он какой-нибудь!
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon]

+2

299

Вольха на обвинения наставника сделала оскорблённое лицо, высоко подняв брови и недоуменно поморгав, но было прекрасно видно, что всё это нарочно неправдоподобно: пускай понимает, что любое его желание она может перевернуть с ног на голову и повеселиться! Уж на веселье-то у неё фантазии точно хватит.
- Учти – если у меня случится несварение желудка, лечить меня придётся тебе, - говорил Румпельштильцхен, пытаясь образумить свою непутёвую ученицу, но та всем своим видом и особенно лукавым прищуром показывала, что абсолютно готова испытать на нём свои лекарские способности. Надо ведь дать ему понять, что лучше бы Румпель в её присутствии даже не чихал. - А если ты испортишь мой единственный костюм, то я буду ходить абсолютно голый, а чтобы мне не стало холодно, - пауза заставила Вольху прекратить строить невинно-шкодливую мину и расплыться в улыбочке: неужто кончилось воображение? Не может быть такого! И в самом деле, вскоре маленький шутник придумал продолжение своей фразы, которым ведьму просто-таки огорошил и заставил кроме улыбки ещё и вернуть румянец на веснушчатые щёки; строить из себя обиженную она явно больше не собиралась, а вот пошутить в ответ... - заберусь в одно мягкое тёплое местечко… где я совсем недавно был!
- Сейчас не холодное время года, - покосившись в сторону окна, успокоительным тоном возвестила рыжая, а затем участливо добавила, не дожидаясь, пока учитель отсмеётся, чтобы он не перестал, а наоборот развеселился ещё больше от её слов. - Однако если вы вдруг замёрзнете по моей вине, можете вернуться в нежные объятия Барсика - ведь про него шла речь, правда? В окружении его тёплого меха вам точно не страшна будет ни одна зима.
Почему-то на умывальник Тёмный не согласился, сославшись снова на болезнь, и Вольха пожала плечами, подложив руки себе под голову и закинув ногу на ногу. Она всегда может воду подогреть до нужной температуры, а от простуты есть несложное заклинание. Но если уж воду греть, то можно воспользоваться куда более удобными предметами.
- Я думаю, столовая пожертвует вам одну чайную чашечку, - кивнула ведьма и поглядела на Румпельштильцхена, ожидая, что он скажет. - Свою я вам не отдам, мне ещё из неё пить!

+1

300

- Однако если вы вдруг замёрзнете по моей вине, можете вернуться в нежные объятия Барсика - ведь про него шла речь, правда?
- Отнюдь, - сиропным тоном возразил Румпельштильцхен и очень выразительно уставился на её грудь, чтобы было доподлинно понятно – хотя Румпельштильцхен готов был поспорить на свою новенькую прялку, что Вольха и так всё поняла. В том числе и про бесстыдство своего маленького наставника, который ничуть не стеснялся загонять её в краску.
- Я прекрасно вижу, что ты хочешь заставить меня пожалеть обо всех моих желаниях, вместе взятых. Но ведь согласно нашей сделке ты должна защищать меня, а не вредить мне, разве не так? – всё таким же голосом, напоминавшим о черничных пирогах, напомнил Румпельштильцхен и снова направился к прялке и сел на табурет. – Сделаю ещё одну катушечку золота. Чайная чашка, говоришь? Тогда бы уж лучше тарелка для супа, в ней я смогу сесть поудобнее, в отличие от чашки, - Румпельштильцхен кивнул самому себе и принялся за дело, живенько напевая немудрёную деревенскую песенку своим немузыкальным, но зато еле слышным голосом – в скрип колеса эта мелодия вплеталась звуками, которые заставили бы любого подслушивающего (если б такой имелся), подумать, что мышь как-то уж мелодично и странно пищит.
Румпельштильцхен погрузился в другие воспоминания, не касавшиеся рыжих ведьм. Он снова и снова видел себя с Бэем на руках – у ребёнка прорезались зубки, он без конца капризничал, и помочь Миле, успокаивая сына, было совсем необременительным делом… Голос Милы чуть было не ворвался диссонансом в это светлое воспоминание, но Румпельштильцхен давно научился исключать из воспоминаний то, что их омрачало. Там, где был Бэй и его детство – не место ядовитым замечаниям Милы. Впрочем, тогда Румпельштильцхен на неё не злился. Он был искренне убеждён, что заслужил всё то, что она ему говорила. И тем не менее, слово может сразить сильнее меча… особенно меткое слово. И образ Милы изгонялся из памяти, как то, что могло в любой миг сделать золотую нить на катушке шерстяной.
Зато образы тех, кто старался унизить его в бесславном прошлом, Румпельштильцхен сначала чётко помнил. Потому что потом все они получили своё. И, воскрешая это в памяти, он тоже мог превратить в золото свою нить. А со временем эти люди потеряли свои имена и личности, слились в единое целое – мерзее слизняка под ногой. Румпельштильцхен представлял себе, как уничтожает это «целое» одним взмахом руки – и золото на прялке начинало тускло сиять в редких солнечных лучах, украдкой проникавших в Тёмный замок.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon]

Отредактировано Rumplestiltskin (2018-08-08 20:25:55)

+1


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Мал золотник, да дорог


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC