chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Мал золотник, да дорог


Мал золотник, да дорог

Сообщений 301 страница 320 из 320

1

http://funkyimg.com/i/2kWw9.png

МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДОРОГ

http://s9.uploads.ru/t/Acgk0.gif

участники:Rumplestiltskin, Volha Rednaya

время и место:Сначала Белория, после - Зачарованный Лес и Сторибрук. Время, соответственно, разное

СЮЖЕТ
Сколь могуществен бы ни был маг, всегда есть опасность, что какой-либо эксперимент закончится не так, как было запланировано. Последствия же могут быть самые разные: от уменьшения до размера около пяти дюймов до спонтанного желания взять себе в ученицы рыжую ведьму.

Отредактировано Volha Rednaya (2017-09-13 22:33:19)

+2

301

Вольха недовольно поёжилась под взглядом Румпельштильцхена, испытывая сейчас огромное желание прикрыть себя руками, словно бы лежит совершенно без одежды; пускай она не думала об этом, но где-то на уровне организма - пока ещё молодого и развивающегося - ей даже нравились эти намёки, которые разумеется ничего особенного значить не могли, хотя и по-своему волновали рыжую ведьму. Но сама себе она по привычке внушала, что ей всё только противно и неприятно.
- Я прекрасно вижу, что ты хочешь заставить меня пожалеть обо всех моих желаниях, вместе взятых. Но ведь согласно нашей сделке ты должна защищать меня, а не вредить мне, разве не так?
- Разве кто-то пытается вам навредить, дорогой наставник? - с почти искренним удивлением вопросила ведьма, вскинув брови. Ведь то и не вред будет, всего лишь пара-тройка мелких пакостей, от них никто ещё не... нет, пожалуй, пострадавшие были, но трагически погибших рыжая припомнить не сумела. - Я бы никогда не подвергла вас опасности! - и это была правда. Вольха успела подумать о прошлой своей реплике, что о приручении, и с какой-то унылой улыбкой внезапно осознала: действительно, её, дикого и непослушного лесного рысёнка, кажется, приручили, а теперь заставляют выполнять желания, как какую-нибудь прислужницу, но самое обидное тут было не это. Самое обидное - то, что она неожиданно оказалась не против.
- Сделаю ещё одну катушечку золота. Чайная чашка, говоришь? Тогда бы уж лучше тарелка для супа, в ней я смогу сесть поудобнее, в отличие от чашки.
- Тарелка так тарелка, - рыжая пожала плечом, прикрывая глаза; тут же с пола постепенно стали исчезать следы мела и все те ненужные больше предметы, которые она использовала для перемещения. Как только всё оказалось на своих местах, Вольха сладко зевнула и, повернувшись на бок, устало пробормотала. - Теперь, когда у вас будет ванночка, я надеюсь, вы станете счастливее и... - но Румпельштильцхен уже начал свою работу, и ответа можно было не ждать.
Уставшая за утро и не выспавшаяся за прошедшую ночь, ведьма наблюдала за тем, как крутится с тихим жужжанием колесо прялки, и глаза у неё слипались. В какой-то момент она просто задремала, а уже спустя некоторое время стала морщить нос во сне, чему-то недовольно фыркая. Ожидать спокойных снов после таких насыщенных событиями суток было бы наивно - к сожалению, подумать об этом перед тем, как отключиться, Вольха не успела.
- Мм... ма...
О том, что рыжая говорит во сне, она и сама не подозревала. Велька никогда не рассказывала подробностей тех ночей, когда её подруга видела свои кошмары, да и Вольха не горела желанием их знать.
- Мам... Мне страшно! - она вздрогнула; пальцы её, снова оказавшись перед лицом на постели, судорожно сжимались, будто пытаясь что-то и кого-то коснуться, может быть обнять. В этом сне что-то было не так, не как раньше: маленькая Вольха больше не выглядела ничего не понимающим ребёнком, она была сильно напугана и видела взгляд матери - обвиняющий, презрительный, словом - не такой, как всегда. - Мама... так страшно, пожалуйста...
Самыми болезненными для неё были сны о чуме, самыми страшными - о пожаре. Но наиболее пугающими, от которых у чувствительной ведьмы замирали слёзы на ресницах и била крупная дрожь, без раздумий можно назвать те кошмары, где оба этих события совмещены.
- Мне будет... горячо, очень больно. Там... дети.

+1

302

Румпельштильцхен только углубился в своё воспоминание, как в него попытался ворваться слабый женский голос. Любой женский голос у Румпельштильцхена сейчас ассоциировался с Милой, так что он недовольно поморщился и попытался изгнать виновницу, возвращаясь к своим видениям. Это удалось, золотая нить вновь заблестела на катушке, Румпельштильцхен явственно видел детское личико Бэя и укачивал его, испытывая куда больше удовольствия от этого занятия, чем ему полагалось, по мнению деревенских. Но незваный голос опять ворвался в сознание, заставив Румпельштильцхена резко остановить прялку. Видение рассыпалось, как хрупкий домик из песка, и Румпельштильцхен очутился в реальности, с незаконченной работой и слыша за спиной отрывистые слова.
Вольха! Румпельштильцхен повернулся к ней и обнаружил, что она не только успела заснуть, но и бормочет во сне. Он прислушался, и морщинка пересекла его лоб.
- Мама... так страшно, пожалуйста...
Румпельштильцхен стал осторожно приближаться к Вольхе, следя за тем, чтобы она его не задела. Ему надо было встать с ней лицом к лицу и надеяться, что страхи не выльются в удары кулаками по постели, а то он, Румпельштильцхен, эдак в угол улетит, не успев ничего сообразить.
- Мне будет... горячо, очень больно. Там... дети.
Опять дети. Румпельштильцхен уже это слышал, и в сочетании с тем, что он только что думал о своём ребёнке, бормотанье Вольхи отозвалось холодком в груди. Ему внезапно захотелось узнать, что это за дети и что такого произошло с Вольхой. Какая-то трагедия в её собственном детстве? Что-то случилось с её матерью? Румпельштильцхен остановился напротив, когда Вольха была лицом к нему, уловил момент, стараясь не обращать внимания на выражение её лица, и вытянул руку. Синее свечение отделилось от вытянутых когтистых пальцев и вошло ей в лоб. Румпельштильцхен напряжённо приглядывался и прислушивался – всё ли в порядке с рыжей девчонкой? Он использовал самые обыкновенные успокаивающие чары, но ведь только что щедро расходовал свою магическую энергию на золотую пряжу – много ли осталось? Много и не было, с его-то ростом. Румпельштильцхен выжидал, проснётся Вольха или просто её кошмар перетечёт в обычный сон, скажем, о том, как она купает наставника. Невольно Румпельштильцхен ухмыльнулся. И пусть она про чтение мыслей не забудет. Разумеется, копаться в чужой памяти Румпельштильцхен умел, выбирая нужные ему воспоминания, но чтобы буквально читать мысли стоящего напротив человека – это было слишком даже для Тёмного, если вспомнить, сколько всего он ещё умел и мог делать, не напрягаясь.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

303

Мама не хотела ничего делать, как будто не слышала - ведь не могла же она нарочно игнорировать, не могла оставить всё как есть! Что не так? В чём её вина? Вольха морщилась и комкала одеяло, на котором лежала, думая, что это мамино платье. За что она так злится, почему не поможет? Отчаянно пытаясь вспомнить, чем можно было так разгневать её, Вольха беззвучно шевелила губами; огонь уже обжигал ноги, в ушах как будто застыл чей-то жуткий вопль, и обернувшись на него, девушка увидела пылающую комнату - пустую, но из стены пламени совершенно чётко доносились стоны и отчаянные мольбы; вместо пепла и копоти огонь заполнял всё пространство острым запахом крови и горелой плоти, отчего тошнота подкатила к горлу.
- Мама, забери меня, - это самое внятное, что можно было выделить из общего бормотания, прерываемого только судорожными вздохами, больше похожими на всхлипы.
Но мама не забирала. А повернувшись вновь в её сторону, Вольха дёрнулась всем телом, как это бывает, когда человеку снится падение; однако тут было не оно, а кое-что пострашнее: всё ещё рыжеволосая женщина со строгим взглядом, всё ещё неподвижная и суровая, но теперь всё лицо и руки её покрывали гнойные кровоточащие чумные струпья, платье было разорвано и обуглено, как и все открытые участки кожи; почти касаясь кончиками пальцев плеча девушки, призрак прошлого прошептал низким, холодящим душу голосом:
- Твоя. Вина.
Вольха не двигалась какое-то время, замерев на кровати с приоткрытым ртом и выражением полной обречённости на лице. Её вина? Но почему? Она не заражала никого, не сжигала и уж тем более никогда не убивала!..
...Но так ли уж никогда? Это ведь по её вине умерла беззащитная маленькая феечка, убийственная ненависть настигла её и заставила исчезнуть в страданиях из этого мира. Вольха, конечно, не задумывалась, откуда в этом месте взяться воспоминаниям о фее - ей было не до того, и всё так смешалось, что разобраться невозможно. Так если ведьме хватило сил и жестокости бросить израненную малышку в лесу, не оставив той и шанса на выживание, разве не может статься так, что это именно она привлекла беду на родную деревню? Кто нашёл повозку с мёртвым больным извозчиком? Вольха не сумела припомнить, и от этого страх прочно сковал её сердце. А вдруг...
- Я не хотела! - эта последняя мысль утонула в сознании, в котором постепенно расплывалась неожиданная волна спокойствия. Ведьма на вдохе распахнула глаза, блестящие от влаги, и увидела перед собой фигурку Румпельштильцхена. В голове туман... Что он хочет сделать? Вольха чуть нахмурилась, глядя на маленького человечка перед собой; попытка пошевелиться отозвалась лёгкой болью во всём теле - оно было ужасно напряжено всё то время, пока она спала, а пальцы ведьма вовсе с трудом разжала, выпуская из рук мокрое одеяло. Усталый вздох сорвался с её губ, когда она поняла, что наставник не просто так оказался рядом. - Я плохо спала? - ответ был известен заранее, но с чего-то же нужно начать. Будет ли он спрашивать что-нибудь? Сейчас, не до конца проснувшись и особенно хорошо ощущая тяжесть своих воспоминаний, Вольха уже не была уверена, что это так уж плохо. На самом деле, она очень устала от всех своих кошмаров, и поговорить... пожалуй, было бы не лишним.

+1

304

Нельзя сказать, чтобы вид чьих-то слёз был потрясением для Румпельштильцхена. Он был Тёмным и на беды простых смертных взирал с высоты своего неизменного, пусть и пожиравшего изнутри могущества. Всё, что оставалось в нём человеческого, Румпельштильцхен старательно запихал в некий тёмный чулан в глубине сердца. Иными словами, ему полагалось быть совершенно бесстрастным и равнодушным к чужим страданиям, даже уменьшившись до пяти дюймов – ведь в любом случае тьмы в нём оставалось достаточно для его роста.
И тем не менее, смотреть на Вольху было… болезненно. Румпельштильцхен отвёл взгляд, ожидая действия своей магии и с небывалой отчётливостью понимая вот что: когда он снова станет обычных размеров, со всем этим придётся что-то делать. С другой стороны, чужой мир… вряд ли Вольха сумеет найти путь в Зачарованный Лес, навестить учителя с радостным видом, не подозревая, как опасно для неё пытаться стать его слабостью, вызывать у него хоть что-то, не похожее на безразличие...
Об этом можно подумать потом. Румпельштильцхен глянул на Вольху – она всё ещё бормотала, и неожиданный прилив раздражения заставил его повторно прибегнуть к магии. Теперь, кажется, Вольха просыпалась. Она посмотрела на Румпельштильцхена так, словно бы не могла взять в толк, почему он стоит перед ней. Румпельштильцхен чуть отстранился, отступил назад, сцепив руки перед собой.
- Я плохо спала?
- Очевидно, - прекратив изучать измятое одеяло, Румпельштильцхен перевёл пристальный взгляд на Вольху. – Я бы сказал, ты настолько плохо спала, что я был вынужден оторваться от своего занятия, а то кто ж тебя знает, - он принуждённо хихикнул, - ещё бы заметалась и скинула меня на пол вместе с прялкой! Пришлось бы тратить магию на своё исцеление
Румпельштильцхен помолчал и очень мягко произнёс – как будто они вели задушевную беседу:
- И часто тебе снятся кошмары? Неужели нет ни одного зелья, которое ты могла бы пить, чтобы они прекратились и потом приходили всё реже? Или вас такому не учат? Для этого нужны забывай-трава, волосок и немного магической энергии, связанной с сильными положительными эмоциями.
Закончив расписывать нехитрый рецепт зелья, Румпельштильцхен прибавил весьма деликатным тоном:
- И если ты хочешь с кем-то поделиться… рассказать… облегчить душу, я могу выслушать.
Ему не в первый раз слушать печальные повести. Когда-то Румпельштильцхен собирал боль и слёзы, чтобы влить их в Проклятье. Пожалуй, Вольхе изрядно повезло, что Проклятье давно готово, иначе исступленное стремление добавить ещё ингредиентов могло бы оказаться сильнее, чем те крохи сострадания, на которые Тёмный всё ещё был способен. Может быть, и не совсем крохи – но всяко куда меньше, чем те запасы, которыми он обладал в прошлом.[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Rumplestiltskin (2018-08-09 15:32:57)

+1

305

- Я бы сказал, ты настолько плохо спала, что я был вынужден оторваться от своего занятия, а то кто ж тебя знает, ещё бы заметалась и скинула меня на пол вместе с прялкой! Пришлось бы тратить магию на своё исцеление…
Вольхин взгляд, удручённый и без намёка на веселье, ясно свидетельствовал о том, что такой исход был вполне возможен. Однажды, по словам Вельки, она так резво перевернулась, что едва не упала с кровати - так что ей стоило просто махнуть рукой и снести с неё прялку вместе с маленьким наставником? Пожалуй, тогда к чувству вины за смерть феи добавилось бы новое сожаление. И шуточки про лечение больше не были бы такими забавными. Вольха вдруг с ужасом подумала о том, что случилось бы, если бы она от обилия негативных эмоций во сне случайно выпустила пучок магический энергии - если он будет хотя бы приблизительно похож на тот, что сорвался с её пальцев в лесу, тогда ведь бед не оберёшься!..
- И часто тебе снятся кошмары? - потемневший было в задумчивости взгляд удивлённо вперился в Румпеля. Вопрос из искреннего интереса или ради приличия? Вольха неопределённо пожала плечом - что тут сказать, действительно часто. - Неужели нет ни одного зелья, которое ты могла бы пить, чтобы они прекратились и потом приходили всё реже? Или вас такому не учат? Для этого нужны забывай-трава, волосок и немного магической энергии, связанной с сильными положительными эмоциями.
- Нас, практиков, не учат, - качнула головой ведьма. Велька, на самом деле, однажды пыталась давать подруге какие-то эликсиры, которые они дают больным для смирного сна, но... - Учат травников, только мне они ненадолго помогают. А часто пить их вредно. Может быть, ваше подействует, я... попробую, - улыбка вышла вялая, но благодарность во взгляде отразилась. Вряд ли Румпельштильцхен и вправду так уж беспокоился, но его советы, как ведьма успела понять, никогда не бывают бесполезными.
Вольху всё ещё клонило в сон, поспала она мало. Но изо всех сил боролась с собой, чтобы только не повторилось случившееся. Ей надоело мешать Вельке по ночам, надоело бояться засыпать при ком-то ещё; страх вообще засыпать уже осточертел, и ведьма с радостью отказалась бы от сна, чтобы только не видеть больше этих кошмаров. Может быть, дело в том, что всё это она держит в себе, никого не подпуская к своим воспоминаниям, как агрессивная сторожевая псина? Подозрительность и беспричинное недоверие сгонят её в могилу.
- И если ты хочешь с кем-то поделиться… рассказать… - Вольха вскинула брови - неужели он говорит серьёзно? Глядя на неё, можно было обнаружить метание от одной мысли к другой; ведьма была растрогана, удивлена, но по большей части просто растеряна от такого внезапного интереса к её снам. А ведь рассказать-то хочется, так хочется, что ведьма закусывает губу, чтобы успеть сначала подумать. - облегчить душу, я могу выслушать.
- Да чего тут... рассказывать, - перевернувшись на спину, Вольха принялась разглядывать потолок. Она явно сомневалась - то ли в том, с чего начать, то ли в том, стоит ли вообще начинать. Но в конце концов тихим вкрадчивым голосом заговорила снова. - У меня была большая семья. Мать, отец... братья - целых пятеро. Рядом жили тётка с дядей. Однажды в нашу деревню пришла болезнь, - Вольха замолкла ненадолго, словно бы пыталась вспомнить подробности. Видно было, что ей тяжело об этом думать, но ведь молчать ещё тяжелее. - Все умерли. Я одна не заболела, дядя с трудом выкарабкался и взял мне к себе. Я ещё помню, как мы собирали изуродованные трупы вместе и смотрели, как дымится этот пылающий холм... А потом король решил почистить свои земли от сорной травы и прислал вооружённый отряд, чтобы закончить то, что начала чума. Мне было десять лет, когда я впервые стала свидетельницей убийства, насилия и человеческой жестокости в один проклятый день, который я в подробностях вспоминаю только ночами во снах, и в десять же лет я видела, как по очереди умирают мои братья, а потом и родители. Это было давно, и... я не знаю, почему именно сейчас вижу кошмары чаще, чем раньше, - Вольха смотрела прямо перед собой в белый пустой потолок, избегая встречаться глазами с наставником. Отчасти по той причине, что не знала, какой реакции ждёт, и ещё потому, что боялась, взглянув на него, сломать свою стену напускного спокойствия, которая и так уже покрывалась опасными трещинами.

+1

306

Румпельштильцхену показалось, что Вольха не слишком поверила в его искреннее сострадание. Это было забавно: усердно уверять себя, что хочешь услышать её историю из чистого любопытства, и всё же испытать некое подспудное раздражение, решив, что она и сама так подумала. Или не поверила в глубину чувств Тёмного. Впрочем, Румпельштильцхен и не испытывал никаких глубоких чувств – это ведь не его приручили, вопреки его заявлению вслух. Румпельштильцхен ничуть не хуже Вольхи понимал, кто кого приручил.
Всё это вызвало в нём небольшое замешательство – многовато противоречий для одного пятидюймового человечка. Румпельштильцхен отбросил смущающие его мысли прочь и как можно безмятежнее посмотрел на Вольху. Мол, ясен, открыт и желаю тебя выслушать – чего ж тебе ещё надо?
Но Вольхе больше ничего не надо было. Предупреждать Румпельштильцхена, чтобы он хранил всё, что она скажет, как тайну в своём сердце, она тоже не стала – а вместо этого начала рассказывать свою печальную историю. Естественно, разглядывая потолок, а не маленькую фигурку рядом. Румпельштильцхен внимал её словам, хмурясь; ему внезапно вспомнился горящий сундук.
- Это было давно, и... я не знаю, почему именно сейчас вижу кошмары чаще, чем раньше.
В рассказе Вольхи всё было логичным, хоть и жутким: Румпельштильцхен лично знал двоих правителей, которые не колеблясь отдали бы тот же приказ, что и король этой страны. Интересно, посещали ли рыжую ведьму мысли о мести? Румпельштильцхен плотнее сцепил пальцы – в другом мире из неё получилась бы именно такая мстительница, которая нужна была Тёмному для осуществления его Проклятья. И тем не менее, Вольхе повезло. Тёмный для неё оказался не тем, кто сбивает с пути и учит дурному – скорее наоборот, из соображений собственной безопасности он старался не приучать её к магии, подпитываемой злыми эмоциями. В последнее время в нём говорили не только соображения безопасности, но это уже дела не касалось.
- Странно. Кошмары давно должны были оставить тебя и возвращаться всё реже и реже, - Румпельштильцхен расхаживал туда и сюда, спрашивая внутреннюю тьму, не имеет ли он сам к этому отношение. Да нет. Вряд ли. Он слишком мал, чтобы его присутствие воздействовало на Вольху, к тому же осознанно этого ни разу не делал, а неосознанно… Румпельштильцхен остановился и сел, разглядывая пряжки на сапогах. Он знал, что его тьма местами непредсказуема. Была. Пока он не научился её контролировать. Вопрос – научился ли на самом деле?
- Зельице мы сготовим, - пообещал Румпельштильцхен, поворачиваясь к Вольхе и бодро жестикулируя, чтобы она не решила, будто бы Тёмный, проживший два с лишним столетия и видевший всё, что только можно, раскис от её истории. – Недостающий ингредиент – травку – можно завтра поискать в тех же горах. Уверен, у вас она растёт не хуже, чем у нас! Сегодня, я надеюсь, с твоей порцией кошмаров покончено. Ещё ночью вскакивать![icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

307

Вольха невольно улыбнулась словам Румпельштильцхена о зелье. Может быть, зря она с таким недоверием к нему относится? Всё-таки никакой выгоды он не получил от рассказанной ею истории, если только не собирался использовать её как способ ведьму раздраконить - ради шутки или с какой-то другой целью, это в любом случае грозило неприятностями, а то и опасностью самому Тёмному. Конечно, осторожность - это главное, но... Можно ей хотя бы раз побыть неосторожной не только с магией, но и в разговоре? Ведь вряд ли она ещё когда-то найдёт более безобидного слушателя... и захочет рассказать обо всём.
- Действительно, ночью вскакивать ни мне, ни вам не будет весело, - покивала Вольха. И, подумав, повернулась лицом к Румпельштильцхену, давая ему самому увидеть её искреннюю благодарность в улыбке. - Спасибо. Если что, я постараюсь ночью не вскрикивать.
Интересно, поможет ли зелье с кошмарами? Почему-то ей казалось, что это маловероятно. Они избавляли от плохих снов только на одну ночь, а это всё равно, что многократно прогонять с места одного и того же гнома: каждый день он будет возвращаться, пока ты не откопаешь тот кристалл, что его притягивает, не всучишь ему и не пошлёшь ко всем его предкам.
- На самом деле, мне уже давно перестали сниться кошмары так часто, - решившись, Вольха всё-таки продолжила разговор о том, что её беспокоило уже долгое время. Румпельштильцхен без сомнения был умнее и мудрее её самой, так вдруг он сумеет понять причину, почему вернулись все эти сны. - Лет... наверное, шесть назад, но тоже не совсем: иногда я будила Вельку посреди ночи, а теперь это стало повторяться чуть ли не каждый раз, как я засыпаю - оно как будто назойливая муха с кувалдой: всё стучит и долбит, никак не позволяет забыть и успокоиться. Как я устала! - ведьма с тяжелым вздохом потёрла ладонями лицо, глаза, и запустила пальцы в рыжие кудри. Раньше из-за этих снов она очень плохо и редко спала, но теперь подобного позволить было нельзя - на носу экзамены, усталость и рассеянность только помешают готовиться. Хотя до тех пор, пока она начнёт готовиться, может быть, они ещё пройдут... Ужасно устала.

+1

308

Румпельштильцхен сумел ничуть не позеленеть в ответ на улыбку благодарности и потому остался собой доволен. Он не сомневался, что Вольха не забыла его объяснений насчёт того, по какой причине его кожа темна и покрыта сплошь чешуйками, и пить зелье из его рук – не то же, что внимательно вслушиваться в его наставления или следовать советам. Однако Вольха пыталась доверять потенциально опасному – пусть и небольшому – существу, но вопрос в том, что бы она сказала, узнав о том, что небольшое существо успело хладнокровно разделаться сегодня с одной феей? Хотя что уж там… Вольха и сама…
Румпельштильцхен понадеялся, что мёртвая Эль ей во сне являться не будет.
Так или иначе, зелье и вправду надо будет сделать. Румпельштильцхен вслушался в дальнейшую речь Вольхи.
- Лет... наверное, шесть назад, но тоже не совсем: иногда я будила Вельку посреди ночи, а теперь это стало повторяться чуть ли не каждый раз, как я засыпаю - оно как будто назойливая муха с кувалдой: всё стучит и долбит, никак не позволяет забыть и успокоиться. Как я устала!
- Интересно, - медленно проговорил Румпельштильцхен, возвращаясь мыслями к своим опасениям. Да нет, вряд ли он имеет к этому хоть какое-то отношение. Не так много в нём тьмы, повторил себе Румпельштильцхен. Да и не могла она иметь такое воздействие на кого-то, кроме него самого! Беспокоило Румпельштильцхена и другое – не случится ли у Вольхи во сне какой-нибудь выброс магии? Возьмёт и запустит огоньком – во сне в солдат, посланных королём, а наяву этот огонёк угодит в мирно спящего пятидюймового человечка на соседней кровати…
Румпельштильцхен предположил, что вслух про эти опасения лучше не говорить. Делу не поможет.
- Шесть лет назад… значит, через несколько лет после того, как… всё случилось, верно? Тогда это было понятным, но почему именно сейчас… - Румпельштильцхен нахмурился и посидел молча. Возможно, в обычном своём состоянии он быстрее нашёл бы ответ на этот вопрос. Теперь же думалось с трудом.
- А когда тебя последний раз посещали кошмары, этому что-нибудь предшествовало? – после паузы стал допытываться Румпельштильцхен. – Обстоятельства, ситуации… появление каких-то подозрительных личностей
Он прикусил язык, рассерженный тем, что у него вырвались последние слова. Вольха и так может решить, что к её кошмарам имеет отношение тьма маленького наставника, а потом… не взбредёт ли ей в голову мысль избавиться от него наверняка… через Перлова, например…
Румпельштильцхен боялся и думать о том, что Вольха может разорвать сделку. Да нет же, он ведь привязал её к себе! Постарался. Она не предаст его.[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

309

- А когда тебя последний раз посещали кошмары, этому что-нибудь предшествовало? Обстоятельства, ситуации… появление каких-то подозрительных личностей…
Кажется, Румпельштильцхен и сам пожалел, что сделал такое предположение вслух, но Вольха только бросила на него странный, долгий взгляд, словно бы оценивая его собственную личность на роль подозрительной. А потом, поджав губы, неопределённо шевельнула плечом, вновь расслабившись:
- Я не помню, чтобы за последнее время мне встречался кто-то новый, не считая вас - а вас я, наставник, не считаю, что бы вы там себе не думали, - усмехнулась ведьма и объяснила свою уверенность в невиновности Тёмного следующим. - Если бы вы могли быть к этому причастны, вы бы сказали мне. А воздействовать на мой разум тайно вам, по-моему, невыгодно, ведь это может грозить опасностью, если я вдруг во сне использую магию - со страху или нарочно, пытаясь защититься, - к тому же, ей просто не хотелось верить, что он мог бы быть повинен в её, ни много ни мало, страданиях. Но говорить об этом Вольха постеснялась, и, на самом деле, сама не хотела верить.
Ей отчаянно хотелось иметь рядом человека, которому можно открыть душу. Или хотя бы приоткрыть... дать заглянуть, осмотреться и понять, а если даже не понять, то и пускай и так.
- До вас со мной случился Лён и все Догевские события, но там ничего... - тут ведьма запнулась. А так ли уж ничего? Взволнованно приподнявшись, Вольха на локте придвинулась к наставнику и заговорила быстрее; глаза у неё заблестели. - Послушайте, в той истории сильно много сложного колдовства, и сейчас я почти уверена, что дело в этом. Впервые после длительного перерыва - теперь-то я вспомнила, а тогда не обратила внимания! - мне приснился кошмар после той ночи, как я шарахнула молнией оборотня и провалялась в постели, но Лён сказал мне, что я легко отделалась, - в этом вампиру она не совсем верила, потому что по ощущениям (да и по логике) травма у неё была хорошенькая, но, как ни удивительно, по пробуждению Вольха чувствовала себя не так плохо. - Так вот, может быть, я поймала какое-то невербальное заклинание, или это результат длительного воздействия с существом из чистой магии? Как вы думаете, могут мои кошмары быть связаны с магией?

+1

310

- Если бы вы могли быть к этому причастны, вы бы сказали мне. А воздействовать на мой разум тайно вам, по-моему, невыгодно, ведь это может грозить опасностью, если я вдруг во сне использую магию - со страху или нарочно, пытаясь защититься.
Значит, всё-таки подобная возможность существовала. Румпельштильцхен помрачнел – нужно было готовить зелье, и раз такое дело, то чем раньше, тем лучше, но Вольха вряд ли захочет вечером снова выбираться в горы. Не пострадай его крылышки, он слетал бы сам и принёс забывай-травы для зелья, а тут изволь беспокоиться, что Вольха во сне запустит в него, Румпельштильцхена, целой горстью пламени.
- Было бы весьма нежелательно, - вслух проворчал Румпельштильцхен, - я всё-таки не феникс и вряд ли восстану из собственного праха… Но ты права, - он посмотрел выпуклыми янтарными глазками в лицо такой большой по сравнению с ним ведьмы, - если бы я был настолько силён, чтобы незаметно воздействовать на твой разум, я не сидел бы, - Румпельштильцхен взмахнул руками, - в таком нелепом виде, а уже давно увеличился бы до нормальных своих размеров!
Впрочем, ситуация внезапно начала проясняться.
- Так вот, может быть, я поймала какое-то невербальное заклинание, или это результат длительного воздействия с существом из чистой магии? Как вы думаете, могут мои кошмары быть связаны с магией?
- А-а-а, так вот оно что, - протянул Румпельштильцхен, когда Вольха вспомнила что-то действительно важное. С одной стороны, он испытал облегчение – скорее всего, дело именно в оборотне, а с другой – задача заметно усложнится, если это так и есть.
Румпельштильцхен задумался. В Зачарованном Лесу была целая стая волков-оборотней, но он никогда не имел с ними дела. Ни один из них не являлся к нему с просьбой избавить его от звериной второй натуры, оставив только человеческую. И то правда, мысленно усмехался Румпельштильцхен, разве он сам пожелал бы, чтоб его избавили от тёмного проклятья? Магия была не только единственным средством вернуть Бэя – она стала частью Румпельштильцхена, он не мыслил жизни без неё, несмотря ни на что. То же и оборотни – двойная жизнь сулила им силу и приключения, в отличие от обычного серого существования простых людей.
- Могут, - медленно произнёс Румпельштильцхен, размышляя, как бороться с эдакой напастью. В конце  концов, он совсем не желал становиться кучкой пепла из-за того, что кто-то плохо повлиял на Вольхин разум. – Над этим надо подумать, душенька. Но перво-наперво следует заняться зельем от кошмаров, оно хоть на одну ночь эффект будет иметь, а там дальше… Я одного не понимаю, - он снова перевёл взгляд с собственных пальцев на Вольху. – Мы же одну ночку спокойно провели, и тебе ничего не снилось, верно?
Его тут же осенило. Небольшой урок тёмной магии! Вот что запустило процесс!
- Зря я позволил тебе сделать это хоть разочек, - Румпельштильцхен досадливо стукнул кулаком по одеялу. - Говорил же – не надо! Упёрлась и ни в какую, и сама пострадала, получается, и...
Он осёкся, вспомнив о мёртвой фее, и неловко пробормотал:
- Ладно, что-нибудь организуем. Не впадай в панику, душа моя – это самое главное![icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

311

Вольхе не нужно было подтверждение её слов - она и сама знала, что права, и Румпельштильцхен не мог быть нарочно виноват в её кошмарах. Тем более, что заново сниться они начали ещё до него, что-то другое вытянуло их на поверхность до его появления, а при нём ей наоборот однажды повезло и одна ночь осталась спокойной. Такие затишья случались, но обычно быстро прерывались новой долгой порцией плохих снов, и последнее, похоже, закончилось только что.
- Могут, - Вольха встрепенулась и опустила голову на ладони прямо напротив Тёмного, приготовившись внимательно слушать. С таким видом она даже уроков никогда не слушала - естественно, ведь на лекциях по травоведению не идёт речь о её личных проблемах. - Над этим надо подумать, душенька. Но перво-наперво следует заняться зельем от кошмаров, оно хоть на одну ночь эффект будет иметь, а там дальше…
- Предлагаете отправиться обратно в леса? - она выразительно поморщилась, показывая этим, что именно думает о такой перспективе. Шляться по лесу вечером в поисках травы ей совсем не улыбалось. Но ведь если придётся, если кошмары уйдут... - Может быть, лучше посмотреть нужные ингредиенты в кабинете травоведения? Правда, вряд ли меня впустят туда просто так, да ещё и трав для собственных экспериментов набрать... нет, не позволят, - Вольха досадливо поджала губы и недовольно фыркнула. Ну что за напасть!
- Я одного не понимаю. Мы же одну ночку спокойно провели, и тебе ничего не снилось, верно?
- Да, и до этого пару дней тоже, - хмуро повела плечом ведьма. Ей это вовсе не показалось странным, но теперь, когда Румпельштильцхен об этом заговорил... И, кажется, он догадался, в чём дело.
- Зря я позволил тебе сделать это хоть разочек, - поначалу рыжая недоуменно вскинула левую бровь, не до конца понимая, о чём речь: поставив себе цель не думать о произошедшем в лесу, она отодвинула было эти мысли подальше от себя, но тут они ворвались обратно и заставили снова почувствовать себя неуютно. - Говорил же – не надо! Упёрлась и ни в какую, и сама пострадала, получается, и...
И?
Злость вдруг накатила на неё горячей волной; теперь её обвиняют? В том, что фея умерла, виновата только она одна, но зачем об этом говорить, зачем напоминать? Стиснув зубы, чтобы не брякнуть лишней грубости, которая так и просилась на язык, ведьма отвела взгляд от Тёмного и непроизвольно отодвинулась.
- Ладно, что-нибудь организуем. Не впадай в панику, душа моя – это самое главное!
- Разве я паникую? - вышло раздражённо, как если бы ведьма отмахнулась от назойливой мухи - мухи, докучающей своей фальшивой заботой, и при этом как будто - или не "как будто" - нарочно севшей прямо на болючий синяк.

+1

312

- Может быть, лучше посмотреть нужные ингредиенты в кабинете травоведения? Правда, вряд ли меня впустят туда просто так, да ещё и трав для собственных экспериментов набрать... нет, не позволят.
Румпельштильцхен покачал указательным пальцем в воздухе:
- Нет. Это слишком рискованно, даже если и позволят.
Было и без слов очевидно, что ему придётся отправиться вместе с ней в этот самый кабинет, чтобы опознать нужную траву - её можно было спутать с другими по внешнему виду, так что Румпельштильцхен собирался проверять вкус и запах, которые были присущи только забывай-траве. Если он примется это делать в кабинете травоведения здешней Школы волшебства, его просто могут застать за этим занятием. Как преподаватели, так и учащиеся.
Румпельштильцхен хотел было сказать, что ему самому вовсе не улыбалось куда-то идти, но его внимание было отвлечено.
- Разве я паникую?
- Я на всякий случай это говорю, - теперь в голосе Румпельштильцхена не было и следа смущения. Неясные угрызения совести исчезли так же быстро, как и появились. - Всяко может случиться. Когда отправимся искать траву?
Он угрюмо посмотрел на Вольху. Её с ним связывает сделка, и она проиграла ему пари. Что бы она ни говорила и с каким бы видом на него ни глядела, она обязана делать то, чего он хочет, и присматривать за ним. И слушать его, когда он говорит разумные вещи!
Конечно, он вовсе о ней не заботится! Он заботится о своём благополучии, мысленно сказал себе Румпельштильцхен - и правильно делает, потому что его забота, равно как и прочие его человеческие чувства, никому не нужны, нечего их и проявлять, выставляя себя на посмешище.
- Полагаю, чем раньше, тем лучше.
Потом стемнеет, мне... нам будет труднее разыскать нужную травку
.
Не помешало бы поесть, так и вертелось у него на языке, но вслух Румпельштильцхен говорить этого не стал. Хорошо, что он был не так уж и голоден благодаря хлебцам покойной Эль. Румпельштильцхен внезапно ощутил сожаление - была бы фея жива, он смог бы манипулировать ею и дальше, как-нибудь справился бы с её глупой влюблённостью. А теперь у него опять только одна вредная рыжая ведьма в распоряжении. Может, Эль всё-таки не умерла? Фея, магическое существо, живёт столько лет - и вдруг её вот так просто убило всплеском тёмной магии? Румпельштильцхен покрутил головой и сделал отрицательный жест - нет. Она же выглядела мёртвой. Он был уверен - почти уверен, что так и есть. Ощупывать её застывшее тельце... Нет уж, увольте!
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Rumplestiltskin (2018-08-16 09:51:58)

+1

313

Вместо того, чтобы поддаться чувству вины, которое, несомненно, сразу же должно было возникнуть в его маленькой головке при виде Вольхиного недовольства, Румпельштильцхен как-то неожиданно тоже рассердился, и ведьма на секунду смутилась - но только на секунду, тут же снова показательно отвернувшись. Её частенько раздражало, когда она находила в ком-то другом качества, присущие ей самой, и именно с наставником такие ситуации уже в который раз провоцировали конфликты; Вольха осознавала, что даже чувствуя себя виноватой, от этого тоже злилась бы на его месте. А сама перед собой его оправдывая, ведьма злилась уже на себя.
- Когда отправимся искать траву?
Вольха молча пожала плечом, хмуро разглядывая свои ногти и не скрывая замешательства: какое-то странное чувство, пробиваясь сквозь завесу гнева, не позволяло ей продолжить ругаться, наоборот медленно подводя к мысли, что глупая ссора не имеет толковых оснований - Румпель не нарочно её задел, а она раздула из мухи слона. Но ведь он сказал то, что думал! Эль была убита её руками по глупости, и он ткнул её носом в эту мысль, как нашалившую кошку - в её... ошибки . Так что Вольха продолжала молчать, не определившись пока, что делать.
- Полагаю, чем раньше, тем лучше. Потом стемнеет, мне... нам будет труднее разыскать нужную травку.
- Прямо сейчас? - она поджала губы, выглядя теперь ещё более угрюмой. Возвращаться так скоро туда, где... где всё произошло ей совсем, ну совершенно не хотелось, а хотелось только обнять подушку и уснуть со спокойной душой. Но без прогулки в леса этого тоже не может случиться. Вздохнув, ведьма искоса глянула на наставника, и после небольшой паузы, жутко смущаясь, тихо пробубнила. - Как скажете. Вы... хотя бы кушать не хотите?
В этот раз ей удалось не покраснеть, но тон её голоса выдавал с потрохами; обижаться Вольхе совсем не нравилось, тем более по пустякам, но просить прощения рыжая, пожалуй, не умела. Во всяком случае, в таких ситуациях. Но чем не знак сожаления - попытка помириться через еду?А вовсе не через заботу.

+1

314

- Прямо сейчас?
«Нет, завтра», - насмешливо подумал Румпельштильцхен, подавив желание бодро поинтересоваться, не хочет ли Вольха, часом, увидеть очередной кошмар, где её родственничков и односельчан губят чума, пожар и солдатня. Можно подумать, он сам рвался в лес, особенно учитывая то, что случилось не так давно! Вольха-то и знать не знала, что мертвы обе феи – она теперь ещё начнёт опасаться мести Аэль, не зная, что и эта фея тоже покойница, а Румпельштильцхен до сих пор не был уверен, что Вольху стоит посвящать в тайну гибели как Аэль, так и её старшей сестры… Ладно. Вместо ответа он лишь кивнул и услышал то, что заставило его испытать лёгкое удивление:
- Как скажете. Вы... хотя бы кушать не хотите?
Тут бы и ухмыльнуться со злорадством – в сторону, разумеется – но вместо этого Румпельштильцхен ощутил желание отвернуться, кашлянул, безо всякой нужды поправил манжеты на рукавах и осторожно произнёс, словно опасаясь сболтнуть лишнее:
- На самом деле… я не так сильно голоден… но… не откажусь… если можно что-то быстро сделать.
Что было хорошего в фейской еде – это то, что она не отягощала желудок и не побуждала искать кустик, чтобы под ним присесть. Нектар и амброзия уничтожали чувство голода и после них Румпельштильцхен ощущал прилив энергии – в тот раз, конечно же, когда Эль ничего в них не добавляла. Человеческая еда же приводит к неудобствам, и Румпельштильцхен отлично помнил, как один раз он, посидев под кустом, перестал быть невидимкой и вляпался в историю, а другой – его укусило насекомое в мягкое место, после чего он не смог натянуть штаны.
Что ж теперь поделать. С Эль и её назойливой, но местами очень полезной заботой покончено.
- Я сам виноват, - вырвалось у Румпельштильцхена, он аж опешил и поздравил себя с тем, что вовремя опомнился и не стал продолжать, а устроился у прялки и изобразил преувеличенную заинтересованность своей золотой нитью. Прялка, как услужливо напомнила ему память, тоже была по большей части наколдована феей. И вздумалось же этой крылатой дуре торчать на дереве! Что она там делала, неужели решила гнездо устроить и яйца высидеть? Румпельштильцхен нервно хихикнул. Да нет, скорее всего, она увидела его с Вольхой и начала подглядывать за ними. Из ревности или из пустого любопытства, но Эль оказалась не в том месте и не в то время, что и привело её к гибели.
- До ночи я управлюсь с зельем, - Румпельштильцхен провёл жёсткой сухой ладонью по колесу прялки. – А там дальше посмотрим. Уверен, что не всё окажется так плохо, - попытался он поиграть в оптимиста.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

315

Румпель не стал издеваться, кажется, тоже смутившись, и Вольха не сдержала довольной усмешки, наблюдая за тем, как он с преувеличенно-отстранённым видом теребит свои манжеты. Его удивляет проявление чувств каждый раз, это ведьма успела заметить. Интересно, как часто у него просили прощения? То есть, вот так, как она сейчас - не опасаясь последствий конфликта с Великим и Ужасным Тёмным магом, а просто не желая портить с ним хоть какие-то отношения. Он ведь, по сути, не сделал ей ничего плохого. Хотя и было обидно.
- На самом деле… я не так сильно голоден… но… не откажусь… если можно что-то быстро сделать.
- Может быть, потренируем перемещения ещё немного? В этот раз без тёмного колдовства, - брезгливо наморщив нос, уточнила ведьма. Впрочем, это и без того было очевидно: Вольхе совершенно не хотелось снова повторять лесной эксперимент, о чём она сразу же наставника и предупредила после взрыва. Дабы убрать остатки неловкости, рыжая даже сообразила шутку. - Всё равно у меня не получится думать о таких светлых вещах, как о еде и сытости, плохо. Тем не менее, я знаю, в какой кастрюльке повар хранит остатки обедов. Попробуем? - перепады настроений у Вольхи были вообще какие-то нездоровые, ибо от прежней обиды в её голосе и выражении лица не осталось и следа, вместо неё только озорная улыбка сверкнула. Ведь даже если кастрюлька с супом не дойдёт до комнаты, она наверняка приземлится на чью-то неудачливую маковку, верно? Это тоже несомненно поднимет настроение и Вольхе, и маленькому наставнику! Он явно не станет читать ей морали. Пожалуй, лучшего учителя для егозы-ведьмы было не найти.
- Я сам виноват, - произнёс вдруг Румпель, и Вольха явно удивилась этим словам, но в ответ ничего не стала отвечать, пожалуй, отчасти всё-таки согласная с этой мыслью.
Конечно, она была виновна в смерти феи. Это будет долго колоть её совесть, в существовании которой сомневались и окружающие, страдающие от ведьминых проказ, и она сама, но всё-таки как ещё объяснить это ужасное, болезненно тянущее чувство в области сердца? Чувство вины за несдержанность и глупость, которые повлекли за собой несчастье; малышка (звать её по имени даже в мыслях было неприятно) пускай и раздражала рыжую ведьму своей приставучестью, может быть даже вызывала какую-то своеобразную ревность, но смерти ей Вольха уж точно не желала.
- До ночи я управлюсь с зельем. А там дальше посмотрим. Уверен, что не всё окажется так плохо.
- Как вообще оно должно подействовать? Мне совсем ничего не приснится или кошмары заменятся чем-то получше? - чтобы понять, поможет ли зелье хоть сколько-нибудь, было бы неплохо понять его свойства.

+1

316

- Всё равно у меня не получится думать о таких светлых вещах, как о еде и сытости, плохо. Тем не менее, я знаю, в какой кастрюльке повар хранит остатки обедов. Попробуем?
Выражение лица у Вольхи поменялось, и Румпельштильцхен охотно поспорил бы на что хочешь, что мысли об очередной выходке способны улучшить ей настроение без каких-либо дополнительных причин. Такая уж натура!.. Придя к этому выводу, Румпельштильцхен приподнял брови:
- Ты собираешься переместить эту кастрюлю сюда? Попробуй. Главное, не кому-нибудь из нас на голову, - он усмехнулся, хотя смешного в такой ситуации было бы мало. Его самого эта кастрюля накрыла б целиком, и тогда уж Вольхе не удалось бы отвертеться от хорошей, славной стирки и чистки его небогатого гардероба.
- Как вообще оно должно подействовать? Мне совсем ничего не приснится или кошмары заменятся чем-то получше?
Румпельштильцхен обернулся к Вольхе, спуская руку с колеса, которое тихонько скрипнуло. Румпельштильцхену пару раз доводилось испытывать это зелье на самом себе, и он доподлинно знал, чего ждать. Разумеется, Румпельштильцхен не стал делиться этой информацией – Вольха, может, и не спросила бы, какие кошмары терзали его в те редкие ночи, когда Румпельштильцхен засыпал на время, однако осторожничал он по-прежнему, не желая давать возможностей для расспросов.
- У тебя будет спокойная ночь без сновидений. Безусловно, у этого зелья есть… некоторые побочные эффекты. Но с кошмарами не сравнится ни один из них, - заверил он рыжую ведьму, окончательно оставив прялку в покое и подкрепляя свои речи жестами. – Меланхолия и рассеянность – это всё, что может тебе угрожать, душенька. Не более!
Раз уж речь зашла о светлой магии, Румпельштильцхен захотел перебраться поближе к Вольхе, раздумывая, настроена ли она колдовать «приятным способом». Напрясть ей целый клубок кудрявой золотой нити он успеет. Сейчас это время отнимет, и только. Найдя свои аргументы достаточно убедительными, Румпельштильцхен встал с табурета и прошествовал к Вольхе, усевшись рядом с её рукой, чтобы она могла с удобствами добраться до его волос, заманчиво кудрявившихся на голове.
Он сделал это с таким привычным предвкушением, что, осознав, слегка позеленел. Да нет, не такое уж великое удовольствие, но ведь работает, так чего бы не позволить… пока он всего лишь пятидюймовый человечек… а не могущественный и грозный Тёмный… а клубок потом… как-нибудь… когда руки дойдут до этого дела.
- Ну-с… Начнём, - как можно более естественным тоном произнёс Румпельштильцхен.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

317

- Ты собираешься переместить эту кастрюлю сюда? Попробуй. Главное, не кому-нибудь из нас на голову.
- Это уж как получится! - Вольха весело хихикнула, пересаживаясь на край кровати, что был ближе к столу у противоположной стены - именно туда, согласно ведьминому плану, должна была переместиться кастрюлька с остатками супа. Всё равно их никто не доедает, обычно их либо скармливают собакам, либо безжалостно выливают в ближайшие кусты, что учитывая не первую (а иногда даже не вторую) свежесть сего колдовского варева весьма немилосердно. Хотя сегодня, вроде бы, на вкус супец был ничего, так что можно и утащить.
Предупреждение о побочных эффектах зелья Вольху было насторожило, но если выбирать между бессонной ночью из-за кошмаров или несварения желудка... нет, пожалуй, выбор сложноватый, нужно подумать. Однако, думать и не пришлось - ничего такого уж страшного Румпельштильцхен не обещал:
- Меланхолия и рассеянность – это всё, что может тебе угрожать, душенька. Не более!
- Всё равно, как если бы я не выспалась, - беспечно отмахнулась рыжая ведьма, уже было начавши настраиваться на колдовство. - Только без кошмаров и ночных вскакиваний. Да и, я думаю, это не продолжительный эффект, так?
Ждать прямого ответа ведьма не захотела, всем своим сосредоточенным видом показывая, что сейчас в центре её мыслей - кастрюля супа. Чего-то не хватало, но повернувшись лицом снова к маленькому наставнику, Вольха поняла, чего именно, и растроганно улыбнулась такой готовности с его стороны. Опустив левую ладонь к крохотной головке совсем рядом с собой, ведьма вытянула другую к столу, закрыла глаза и, коснувшись подушечками пальцев мягких кудряшек, уже привычным движением принялась их ворошить, бережно поглаживая. Она чётко представила кастрюлю: объёмистую посудину с металлическим отливом, с весьма красноречивой руной, намалёванной на боку, видимо, в качестве отличительного знака - руна сама по себе не значила ничего, но благодаря ей Вольха точно знала, что не спутает нужный объект с другим. Наставник хочет кушать, наставника надобно покормить - эта мысль плавала в ведьмином сознании, подпитывая эмоции; голод - не тётка, Румпеля ей действительно было жалко и хотелось покормить поскорее, чтобы заняться зельем. Даже если в лес ничуть не тянет, всё равно придётся идти, так что желание было искренним. Долго стараться не пришлось, и бедная кастрюля с тихим хлопком возникла в воздухе - именно в воздухе над столом, а не на нём, и только заметив это, Вольха вскочила с места и ухватила её за бока, когда она со звоном и всплеском упала на самый край. Обошлось! Вот так, обнимаясь с кастрюлей, рыжая дунула на кудрявый локон и весело засмеялась, глянув на Румпельштильцхена:
- Ну, и кто тут молодец?

+1

318

- Только без кошмаров и ночных вскакиваний. Да и, я думаю, это не продолжительный эффект, так?
Румпельштильцхен видел, что Вольха старается сосредоточиться на колдовстве, поэтому только кивнул. Её растроганный вид, когда он с готовностью подставил свои волосы её руке, сделал зелень на щеках Румпельштильцхена чуть гуще, но ведьма на него уже не смотрела. Она полностью погрузилась в процесс, и Румпельштильцхен тоже сидел смирно, чувствуя, как предательски горят его щёки. Кажется, они оба друг друга успели основательно приручить - что он рыжую ведьму, что она его. Румпельштильцхен поддался удовольствию, которое вызывала у него немудрёная Вольхина ласка, и слегка улыбнулся. Никогда бы не подумал, что попадёт в такой странный переплёт, подумал он в сотый, наверное, раз. Румпельштильцхен только впал в непривычно-умиротворённое состояние, как Вольха резко отдёрнула руку от его головы, а затем раздался звук, как будто что-то большое и тяжёлое с размаху опустилось на стол.
Обнаружив, что это всего-навсего кастрюля и Вольха придерживает её обеими руками, Румпельштильцхен одобрительно хихикнул:
- Получилось!
Подождав, пока Вольха установит кастрюлю понадёжнее, он резво подбежал к столу, примерился и прыгнул. Но случилась незадача: ноги в зашнурованных до колен сапожках соскользнули, и Румпельштильцхен повис на краю стола, держась изо всех сил и сосредоточенно пыхтя.
- Я сам! - выдохнул он сквозь зубы, рассерженный - эдакая беспечность ведь может как-нибудь обернуться бедой. Как-нибудь. Он начинал думать так, словно ему суждено оставаться пятидюймовым человечком ещё недели и даже месяцы...
- Сам! - Румпельштильцхен с усилием подтянулся на руках, сделал ещё один рывок, и вот он лежал на животе, только ноги болтались в воздухе. Глубоко вздохнув, миниатюрный Тёмный влез целиком на стол и уселся как мог удобнее. Вернул себе прежнее равновесие духа. Вися в воздухе, он не сразу вспомнил о том, что запросто может помочь себе магией, но случись такое в горах над огромной пропастью, мысль о магии наверняка первой посетила бы его голову. По крайней мере, Румпельштильцхен на это надеялся.
- Ну что ж, теперь будем кушать, - детским голосом обратился гроза всего Зачарованного Леса к Вольхе и посмотрел на неё с нетерпением. На всякий случай решил уточнить:
- Я надеюсь, супчик сегодня варили?
А то кто ж знает, чем тут вас кормят
! - На его лице читалось явное нежелание сидеть под кустиком дольше положенного.[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

319

- Получилось!
- Ещё бы! - всё ещё хохоча, Вольха сдвинула кастрюлю дальше от края стола, к средине, и с довольным видом на неё уставилась. Это вышло проще, чем она думала и чем сделала бы раньше, без помощи Тёмного. Всё было цело, даже не помято, супец внутри - ведьма заглянула туда и удовлетворённо кивнула - наличествует и не потерял товарный вид (возможно, тут причина в том, что он его и не имел). Всё прекрасно, а чуть сбитый прицел - сущий пустяк!
Повернувшись снова к маленькому наставнику, Вольха как раз заметила, что он разбежался, усмехнулась было: золотистый кузнечик, только и прыгает по комнате! Но только он подбежал к краю кровати, как ведьма вдруг осознала, что расстояние до стола всё-таки больше, чем между постелями, и напуганно воскликнула предупредительное: «Нет, постойте!»
Однако останавливать его было поздно, не в полёте же обратно отбрасывать. И конечно, поразительным образом достигнув своей цели, Румпельштильцхен соскользнул вниз.
- Учитель! - Вольха протянула руку, подведя её наставнику под болтающиеся в воздухе ноги, но тот категорически отказался принимать её помощь.
- Я сам!
- Но...
- Сам!
Ведьма поджала губы, обеспокоенно наблюдая за его стараниями вскарабкаться наверх, но руку отодвинула - не убрала совсем, чтобы в случае чего всё-таки поймать и поместить на горизонтальную поверхность. Однако Румпельштильцхену хватило сил подняться самостоятельно. Рыжая удивлённо вскинула брови, когда он подтянулся: махонький худощавый Тёмный совсем не выглядел сильным, но сумел поднять свой вес, на что Вольха ответила уважительным кивком:
- Слушайте, да вы ту хищную птичку одним ударом бы уделали! Вот уж действительно, Великий и Ужасный, -  она усмехнулась и потрепала пальцем маленькие кудряшки на голове наставника. Ей нравилось их трогать - точно так же, как это нравилось ему, но, получается, в обратную сторону. А ещё ей понравился тот раз, когда он сам трогал её волосы, сидя на ведьмином плече, и тайно она думала над тем, как бы повторить этот опыт ещё раз - в чисто профессиональных интересах, разумеется, именно так ему и нужно сказать!
- Ну что ж, теперь будем кушать. Я надеюсь, супчик сегодня варили? А то кто ж знает, чем тут вас кормят!
- О, мы и сами теряемся в догадках, чем именно нас пичкают! - всплеснула руками ведьма, снова пододвинув к себе кастрюльку и ещё раз, специально для спокойствия Румпельштильцхена, заглянула туда, сунув нос - кастрюля была большая, при желании Вольха и голову бы туда окунула, но такого желания у неё пока не возникало. Пока. - Но вы правы - это действительно суп и его, полагаю, действительно варили. Только вот, - она выглянула из кастрюльки и посмотрела на Румпеля. - У нас снова проблемы из-за ваших размеров. У меня уж точно не найдётся таких маленьких тарелки и ложки!

+1

320

- Слушайте, да вы ту хищную птичку одним ударом бы уделали! Вот уж действительно, Великий и Ужасный.
Румпельштильцхен слегка приосанился, хотя поглаживание кудряшек больше походило на умиление мамочки при виде первых шагов сынишки, чем на восторг от величия и могутности Тёмного. Вспомнив, что он недавно наврал про нападение хищника, чтобы не рассказывать про Аэль и заодно про Фаэль, Румпельштильцхен скромно отозвался:
- Я сильнее, чем кажусь, душенька. В конце концов, мне же не всегда приходилось решать свои проблемы колдовством, - он развёл руками. – Что касается птицы, у неё есть острый клюв и быстрая реакция, а я всё равно слишком мал, чтобы оказать достойное сопротивление! Меня вон и Барсик, - Румпельштильцхен сморщил нос, - чуть не сожрал!
Между тем, содержимое кастрюли интересовало его куда больше собственных упражнений на краю стола. Румпельштильцхен охотно сам бы заглянул в кастрюлю, чтобы доподлинно убедиться в том, что это можно есть, но увы – на крылышках нынче не взлетишь.
- У нас снова проблемы из-за ваших размеров. У меня уж точно не найдётся таких маленьких тарелки и ложки!
Румпельштильцхен задумчиво посмотрел на Вольху. Вот эту проблему, пожалуй, голыми руками не решишь. Но у него скопилось достаточно магии, чтобы после недолгих раздумий заявить:
- А это мы сейчас организуем!
Закрыв глаза и сложив руки перед собой, Румпельштильцхен постарался сосредоточиться на сильных положительных эмоциях, как только что делала Вольха. Он не совсем отдавал себе отчёт в том, что не только её саму учит светлой магии, но и сам, обладая тёмной, пытается всё чаще управлять ею с помощью света. Если бы Румпельштильцхен поразмыслил над этим явлением, то нашёл бы его весьма занятным.
Через некоторое время в сложенных вместе ладонях появилась простенькая деревянная ложка именно того размера, который требовался Румпельштильцхену. Распахнув веки и обозрев дело рук своих, он испустил самодовольный смешок и отложил ложку, кивнув рыжей ведьме – вот, мол, какой я умелец, ложки вытачиваю силой мысли, – после чего сосредоточился на том, чтобы наколдовать тарелку. Это не труднее, чем катушка или колесо, верно?
Обзаведясь ещё и тарелкой, но чувствуя значительное истощение магического резерва, Румпельштильцхен подвинул к Вольхе оба наколдованных предмета.
- Супчик, может, погреть надо? – спросил он с видом честно поработавшего человека. – Пока он там стоял, да пока я колдовал, наверняка совсем холодным сделался![icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Мал золотник, да дорог


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC