chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Мал золотник, да дорог


Мал золотник, да дорог

Сообщений 331 страница 360 из 374

1

http://funkyimg.com/i/2kWw9.png

МАЛ ЗОЛОТНИК, ДА ДОРОГ

http://s9.uploads.ru/t/Acgk0.gif

участники:Rumplestiltskin, Volha Rednaya

время и место:Сначала Белория, после - Зачарованный Лес и Сторибрук. Время, соответственно, разное

СЮЖЕТ
Сколь могуществен бы ни был маг, всегда есть опасность, что какой-либо эксперимент закончится не так, как было запланировано. Последствия же могут быть самые разные: от уменьшения до размера около пяти дюймов до спонтанного желания взять себе в ученицы рыжую ведьму.

Отредактировано Volha Rednaya (2017-09-13 22:33:19)

+2

331

Оторвать намертво приросший к скале и переплетённый плющ оказалось непростой задачей, но Вольха подбадривала себя тем, что за преодоление самых тяжёлых препятствий обычно бывает и наибольшая награда. Что она собиралась найти в той пещере было непонятно и ей самой, но что-нибудь - точно! Она чувствовала, как из уже открывшейся дыры между стеблями веет остаточной магией - явно свежими следами колдовства, но какого-то странного, необычного. При этом почему-то знакомого. Эта мысль подогревала ведьмин интерес, так что треклятая решётка из плюща вскоре оказалась разодрана и сорвана с каменной стены, чему уже подуставшая горе-колдунья несказанно обрадовалась. Неплохо было бы выработать себе привычку везде таскать с собой меч или, на худой конец, кинжал - маг-практик она или где?! Хотя, с другой стороны, оружие ей могло помочь только с расчисткой пути. В остальных же случаях - лишь навредить.
Как бы то ни было, Вольха разобралась с проблемой растительности и без меча, так что теперь задумчиво всматривалась в непроглядную темень, сунув голову в открывшийся проход. Удивлённо присвистнула - ползти предстояло на четвереньках, и гхыр его знает, как далеко... ан нет, судя по тому, как скоро свист вернулся к ней тонким эхом, путь должен был быть недолгим. Напоследок выглянув наружу, Вольха убедилась в том, что Румпельштильцхен пока не спешит к ученице с охапкой травок, и полезла внутрь, пустив вперёд себя световой пульсар.
В пещере были низкие потолки, о чём ведьма узнала только выбравшись из расширившегося к концу прохода и выпрямилась во весь рост. Эхо снова вернуло к ней её вскрик; недовольно потирая ушибленную макушку, девушка наколдовала ещё парочку пульсаров и огляделась вокруг. На первый взгляд здесь было пусто и сыро, а значит, это не медвежье жилище, да и вряд ли чьё-нибудь ещё. Однако чем дальше, тем сильнее ощущались следы недавнего колдовства, да и запашок здесь витал тот ещё, словно какой-то хищник притащил в пещеру труп, обглодал и бросил останки догнивать, а сам улёгся рядом, решив показать на примере, как это делается. Здесь должен был быть ещё один вход, побольше: вонь была ощутимая, но не сильная, словно частично выветрившаяся. И вот, за поворотом наконец забрезжил свет, и пульсары за ненадобностью рассыпались мелкими искорками, растаяв в воздухе.
Увиденное заставило Вольху в недоумении замереть на месте: валяющийся на полу котёл для зелий, из которого тёмной жижей капала какая-то жидкость, уже образовавшая большую лужу под ним и расплескавшаяся вокруг; чёткое разряженное облако чужеродной магии в воздухе, нет, даже двух видов! и этот запах... подойдя ближе и нависнув над лужей, Вольха скривилась и закрыла пальцами нос. Что ж допустим, источник вони найден. Да и энергетические следы - теперь она вспомнила, что так ощущалась магия Румпельштильцхена, его колдовство с помощью эмоций! Выходит, эта пещера - то самое место, где маленький наставник стал, собственно, маленьким? Но его следы рассеивались куда быстрее, чем у местных магов, а здесь всё ещё свежее, недавнее. Неприятная мысль закралась в голову, заставив ведьму нахмурить брови и оглядеть всё здесь повнимательнее, ведь если Тёмный действительно скрыл от неё какой-то ритуал, судя по всему ещё и неудачный, этому были какие-то причины. Должны быть! Он сделал это сколько-то часов назад, примерно после прогулки с Эль - эта версия подходила и по срокам, и по обстоятельствам, ведь всё остальное время наставник был рядом, да и выглядел потрёпанным, когда девушка его обнаружила. Чего-то Румпель ей не доверил, чего-то очень важного - или очень страшного, опасаясь её реакции. Но разве они не доверяли друг другу? На душе стало так мерзко, словно это не в котле кто-то сдох, а где-то внутри, под сердцем, и теперь там болезненно заныло.
Нет, они не доверяли друг другу. Это она, глупая маленькая ведьмочка, доверилась тёмному колдуну. Расчувствовалась, выдала всё, что терзало её столько лет, грызло изнутри, не давая покоя, и услужливо предоставила возможность наиграться в сочувствие. Теперь, держа в пальцах обломок волшебной палочки, Вольха осознала, как глупо себя вела всё это время.
Возвращаться тем путём, через который добралась сюда, ведьма не хотела. Она вообще не желала сейчас видеть Румпельштильцхена, злость и обида сжимали грудь металлическими тисками, полыхая алыми пятнами на щеках и вполне настоящим пламенем - в ладонях. И всё же, бросить Тёмного здесь одного ведьма не нашла в себе сил.
Когда он вернулся, Вольха сидела на большом камне у самой скалы, перебрасывая из руки в руку пульсар, тускло сверкающий перетекающей в нём жидкой лавой. Взгляд её будто остекленел, скулы были напряжены плотно сжатыми челюстями; глубоко задумавшись о чём-то не самом приятном, ведьма не сразу заметила шевеление в траве. А подняв глаза и увидев Румпельштильцхена внезапно ощутила такой прилив холодного равнодушия, что замерший в ладони шарик едва не покрылся ледяной коркой. Вольха молчала. И потому её пристальный, серьёзный взгляд выглядел ещё более жутко.

+1

332

По пути обратно Румпельштильцхен невольно успел представить себе несколько картин того, как могла бы подшутить над ним Вольха. К примеру, ей в голову могло бы прийти, что будет весело, если она спрячется за скалой и станет с интересом наблюдать, как пятидюймовый наставник мечется туда и сюда и в панике зовёт её своим смешным тоненьким голосом. Что только ни вообразишь!.. Румпельштильцхен на всякий случай приготовился ко всему, так что вид Вольхи, всего-навсего сидящей на камне, побудил его выдохнуть с облегчением и с довольным видом продемонстрировать ей результат своих трудов. Остановившись в нескольких шагах от Вольхи, Румпельштильцхен показал ей зажатые в пальцах пучки:
- Это было не так легко, душенька, но я нашёл забывай-траву! - Он не сразу заметил странное состояние ведьмы - слишком был занят собственными мыслями, сосредоточен на одном. Румпельштильцхен подошёл ещё ближе и протянул травку Вольхе, теперь всмотревшись в её лицо. Удивлённо сдвинул брови, не понимая, что происходит. У рыжеволосой девчонки был такой взгляд, словно она... словно её кто-то жестоко и больно обманул. Предал. Румпельштильцхен моргнул и огляделся вокруг, будто бы увидел это место заново, и внезапно понял, что оно ему и вправду очень знакомо. Здесь не было холодно, но Румпельштильцхен поёжился.
- Что... что случилось? - Он поймал себя на том, что всё ещё держит в вытянутых руках пучки травы, неловко осмотрелся, прикидывая, куда её положить. Всё-таки опять задрал голову и встретился с глазами Вольхи:
- Травку-то... забери.
Она побывала в пещере. Она совершенно определённо была там, Румпельштильцхен готов был поклясться в этом. А ещё он почувствовал себя не самым лучшим образом, припомнив, что в этой пещере могла найти Вольха. Останки Аэль, разнесённой взрывом - будь она тысячу раз проклята. Румпельштильцхен понятия не имел, что могла домыслить Вольха сверх той информации, которую ей предоставила пещера, но, судя по мрачному лицу девушки, ничего благоприятного для него, Румпельштильцхена, не ожидалось.
- Послушай, - немного нервно проговорил он, - я... Я могу всё объяснить!
Что он собирался объяснять, Румпельштильцхен и сам не вполне понимал. То, что он не рассказал ей эту историю? Не доверился? Он же говорил, что он Тёмный, и не стоит относиться к нему, как к смешному милому человечку. Тёмные не имеют привычки доверять - по крайней мере, до конца. Сейчас, глядя на Вольху, Румпельштильцхен подумал, что лучше бы он сделал для неё исключение, коль скоро тайное стало явным.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

333

Те радость и спокойствие, с которыми Румпельштильцхен подошёл к ведьме и протянул ей собранную им траву, несколько пошатнули её уверенность в том, что он действительно виноват в предписываемых ему ею поступках. Разве мог бы он так, на первый взгляд, искренне глядеть ей в глаза, если и в самом деле лгал и скрывал от неё то, что произошло в пещере? Может быть, она ошиблась, паранойя разыгралась, может... Не может. Эта вялая надежда угасла в её глазах так же быстро, как и появилась, оставив после себя неприятную горечь на губах, как после несказанных слов. Она не могла ошибиться, и глупо стараться убедить себя в невероятном.
И Румпельштильцхен понял, что что-то не так. Это стало заметно сначала по переменившемуся взгляду, затем и по выражению чашуйчатого личика, по словам. Что случилось? Зачем он спрашивает, если и сам прекрасно знает ответ? Узнав место, колдун понял, что девушка добралась до той части его истории, которую знать не должна была, и занервничал, вызвав тем самым странную гримасу на ведьмином лице - так выглядело разочарование, смешавшись с глубокой болью. Почему она так нервничает, почему позволяет себе сожалеть, если ничего больше полученного от него ожидать не должна?
Вольха протянула руку, всё ещё молча принимая у наставника травинки и пряча их в прихваченный из комнаты кошель на поясе: аккуратно, чтобы ни одна не помялась и не надломилась, ибо они всё ещё необходимы для зелья. И снова подняла пустой, безэмоциональный взгляд на Румпельштильцхена.
- Послушай, я... Я могу всё объяснить!
- Не нужно, - голос ведьмы прозвучал холодно, но нотки раздражения в нём она скрыть не сумела. Усилием воли выдавила усмешку: горькую, болезненную. - Я всё понимаю.
И она действительно считала, что понимает. Он не сказал ей ничего о своём ритуале, потому что не хотел рисковать своей безопасностью. Узнай Вольха сразу, что Румпель намерен принести фею в жертву, она пришла бы в ужас, переменила своё отношение к наставнику, глядела бы на него не как на маленького милого человечка, а как на истинно Тёмного мага - так он считал?
Что ж, теперь именно таким и был её взгляд. Наклонившись к Румпельштильцхену, уперев локти в колени, Вольха покусала губу, размышляя, что бы ещё ему сказать. И в следующих её словах наконец были слышны эмоции, но вовсе не светлые:
- Вы не обязаны ничего мне объяснять, как не были обязаны говорить что-либо изначально, ведь я ничем не заслужила это. Я не знаю, скольких из сестёр Эль вы убили и как необходимо это было для достижения ваших целей. И я понимаю, что вы ожидали самой худшей реакции на такую новость, любой выходки и любого предательства с моей стороны. Но скажите мне, неужели вы действительно считаете, что я любому решусь рассказать о том, как потеряла не частичку, а немалый шмат себя в дыме костров, на которых сожгли мою семью? Вы думаете, я так просто отвернулась бы от того единственного... существа, которому доверила свой сон? Я не просила вас в свою очередь доверять мне, да и не виню за сокрытие ритуала - безопасность превыше всего, разумеется, но если вы и вправду относитесь ко мне таким образом, - Вольха прикрыла глаза и сделала небольшую паузу, борясь с собой. Никаких слёз. Никакой слабости, только не сейчас. И, глубоко вздохнув, ведьма закончила фразу совершенно ровным тоном. - зачем вы заставили меня поверить, что вам не всё равно?

+1

334

Вольха подтвердила самые худшие опасения – она и вправду побывала в той пещере, она всё видела. Всё знала. У Румпельштильцхена мелькнула мысль, что много доверия она от него ожидала, познакомившись так недавно и учитывая, что изначально их отношения были построены на сделке. Но от взгляда на Вольху появлялось такое болезненное и неприятное ощущение, что Румпельштильцхен почувствовал себя не то что не в своей тарелке, а гораздо хуже. Обжигаемый ответным взглядом, он не выдержал и опустил глаза, хмуро слушая ведьму. Под конец ему начало казаться, что его приставили к невидимому позорному столбу, и от стыда и растерянности Румпельштильцхен не знал, куда деваться. Он так давно не стыдился своих действий, что осознание этого факта повергло его в ещё большее смятение.
- Я… послушай, как всё было, - он не смотрел на Вольху, но всё равно был уверен, что теперь ему надо выложить всё, как на духу. Что, если она, разочарованная и злая, решит разорвать сделку и бросит его здесь? Румпельштильцхен невольно вздрогнул и тут же торопливо продолжал:
- Фаэль… Это случилось ещё до того, как я стал… таким, - он нервным жестом обвёл своё небольшое тельце, - она мне понадобилась… для ритуала. Аэль как-то об этом узнала и сама на меня напала… когда я был здесь, в пещере, - Румпельштильцхен глубоко вздохнул, - хотел устроить повторный взрыв… и привёл Эль. Но Эль я не смог… Она улетела по своим делам, и появилась её сестра с обвинениями. Она пыталась убить меня, я был вынужден обороняться, - Румпельштильцхен развёл руками, - мне ничего не оставалось! Я еле отнял у неё палочку, сбросил фею… в котёл, который мы с Эль уже успели и на огонь поставить… Но взрыв мне ничего не дал. Как я мог тебе рассказать? - Румпельштильцхен наконец-то поднял глаза на Вольху – неужели она не понимает?
- Я… не хотел, чтобы ты смотрела на меня так, как сейчас, - сообразив, что сказал это вслух, Румпельштильцхен стремительно отвернулся, зеленея и ощущая неистовое желание начать крушить всё, что подвернётся под руку. Но каким смешным и нелепым выглядел бы этот бессильный гнев существа, которое умещается на человеческой ладони! Румпельштильцхен от души пнул ближайший камушек и скривился от боли, которая пусть немного, но отвлекла его от боли иного рода.
Если бы он узнал эту местность сразу!..
- Мне очень жаль, - неуклюже пробормотал Румпельштильцхен, старательно избегая того, чтобы посмотреть на рыжую ведьму ещё раз. Бросит в лесу? Нет, вряд ли. Будь она способна на такое, она бы… вела себя по-другому.
Тогда отчего у него так погано на душе? Ведь не переживал же он – Тёмный – из-за глупого разочарования девицы, которую он заранее – заранее! – предупреждал о том, что тьма течёт в его крови?
Румпельштильцхен как мог отмахивался от последних её слов, но они преследовали его, просачиваясь в сознание... Ему и вправду было жаль. Он не хотел сделать ей больно.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

335

Румпельштильцхен не смотрел на неё, рассказывая о произошедшем в пещере, и Вольхе больше всего на свете хотелось тоже отвести взгляд, чтобы не видеть наставника, заткнуть уши, чтобы не слышать, но в то же время она не могла не вглядываться в его лицо, боясь снова быть обманутой и выискивая в нём следы новой лжи.
Или, наоборот, искренности? Ведь обида зрела болючим гнойником именно на ране неоправданных надежд. Но даже если Румпельштильцхен говорил сейчас чистую правду о смерти Фаэль и Аэль, неприятное ощущение предательства никуда не ушло. На лице Вольхи не дрогнул ни один мускул, она всё также глядела на наставника в упор, изучая его, а когда он повернулся к ней, встретилась с ним взглядом. Тут-то тщательно удерживаемая ею на лице маска хладнокровия и треснула.
- Я… не хотел, чтобы ты смотрела на меня так, как сейчас.
Вольха готова была поклясться, что чётко ощутила, как её сердце будто кто-то обхватил холодными костлявыми пальцами и сжал в кулаке. Губы дрогнули, словно это была настоящая, физическая боль; стиснув зубы, ведьма покачала головой и ладонью закрыла глаза, снова выпрямив спину и тоже отвернувшись от Тёмного:
- Зачем вы говорите это? - так только хуже! Только сильнее становится чувство слабости, злости и вины перед собой: она не может обижаться на него, потому что он был прав, сто раз прав, не сказав ей ничего об убийстве фей, и никто, кроме неё самой, не был виноват в том, что её ожидания не оправдались. Но почему он продолжает говорить так, словно... словно это всё не новая игра в доверие! - Какая разница, как я смотрю на вас?!
Подскочив с места, Вольха отошла от Румпельштильцхена в сторону на пару шагов, оказавшись теперь спиной к нему, и с силой закусила губу, зажмурившись. Реальная боль отрезвляла разум хотя бы отчасти. Пора заканчивать эту глупую драму, от неё никакого смысла. Но теперь рыжая ведьма твёрдо решила: она больше не будет такой дурочкой. Сделка есть сделка, в ней нет места этой чепухе.
- Нам пора возвращаться, - домой, едва не вырвалось у неё, но почему-то это слово больше не казалось ей подходящим. Она словно бы не услышала последних слов наставника, только вздохнула и вернулась к нему, опустилась на корточки, подставила ладонь. Смотреть в это время на него, как ни в чём не бывало, ей явно было трудно, но она постаралась.
И как теперь перемещаться? Какими эмоциями пользоваться, если светлые в такой момент непременно откажут?

+1

336

Румпельштильцхен молча смотрел ей в спину. Вольха упорно отказывалась принимать то, почему он не был с ней откровенен. Но ведь он ни с кем не бывал откровенен после того, как превратился в Тёмного. А причина была проста – Румпельштильцхен был всегда в глубине души уверен, что, узнав его поближе, никто не захочет оставаться рядом. Он готов был скорее к обману, чтобы получить иллюзию того, что он кому-то нужен. Что же до Вольхи, она сейчас была нужна ему. Он не вдавался в рассуждения о том, зачем нужна, почему дело не только в его безопасности – он отдавал себе отчёт лишь в том, что это не имеет ничего общего, скажем, с его тщательно подавляемыми чувствами к Реджине. А всё прочее… Когда-нибудь он в этом разберётся. Уже обретя свой привычный рост и силу. Теперь же Румпельштильцхен понимал только одно: ему не хочется, чтобы этот нежданно соткавшийся уютный мирок разрушился. А между тем, по нему уже пробежали первые трещины.
- Хорошо, возвращаемся, - Румпельштильцхен почувствовал усталость и желание отдохнуть, а то и заснуть, но сначала ему придётся сделать зелье. Откровенно говоря, Румпельштильцхен уже не испытывал ни малейшего желания его готовить, но если он не хотел вдруг превратиться в маленький пылающий факел посреди ночи, то должен был помочь Вольхе управиться с её кошмарами.
Взобравшись на Вольхину ладонь, Румпельштильцхен подумал о том же, о чём и она: как ей теперь колдовать? Она была смертельно обижена на него. Румпельштильцхен ощутил внезапный прилив злости – он не обещал, что станет свято ей доверять и выкладывать все свои тайны. В жизни Румпельштильцхена случались моменты, когда ему начинали всецело доверять, в то время как он и не помышлял о подобном, отделываясь либо крохами доверия, либо и вовсе иллюзией его. Вольхи это не совсем касалось, Румпельштильцхен был вынужден доверять ей гораздо больше, чем привык это делать в отношении других людей, по определённым причинам. И тем не менее, почему она ждала от него… столь многого?
Румпельштильцхен вздохнул, покосившись на свою огромную, по сравнению с ним, ученицу. Злость погасла так же быстро, как и вспыхнула.
- Попробуй подумать о чём-то хорошем. О своих друзьях. О… ком-то, кто тебе небезразличен, - он замолк, усаживаясь поудобнее и даже не пытаясь подставить свою голову – было очевидно, что Вольха не сможет колдовать, используя ставший «традиционным» метод. Что ж теперь поделать.
- Постарайся, потому как второй раз тебе лучше свой тёмный потенциал не трогать, - предупредил он безо всякого выражения.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

337

Вольха же, в свою очередь, именно о тёмной магии и размышляла. У неё были все шансы научиться колдовать с её помощью, как ей казалось, но проблема состояла в этой жуткой навязчивости мыслей о прошлом. Первым, что приходило в голову при мысли о тьме, было пламя и зловонный дым, уносящий с собой пепел сожжённых тел; в прошлый раз попытка воспользоваться воспоминаниями и отдаться своим эмоциям окончилась бедой, но ведь до того, как ведьма потеряла над собой контроль и взрыв разорвал древесный ствол, у неё получилось выстроить камушки ровной башенкой! Значит, нужно просто уметь вовремя остановиться. Держать себя в руках, при этом погружаясь глубоко в себя. Однако убедить себя попрактиковаться прямо сейчас Вольха не сумела: слишком ярко ей виделись образы пожара сегодня, опасность очень велика. Рисковать своей жизнью рыжая не была настроена. К тому же, перемещаться ей предстояло не одной.
- Попробуй подумать о чём-то хорошем, - послышался голос Румпельштильцхена, и ведьма мотнула головой, поджав губы. Она пыталась прямо сейчас, пыталась и раньше, но это ведь ни разу не сработало, не получится и теперь. - О своих друзьях. О… ком-то, кто тебе небезразличен.
- Этого... недостаточно.
Знал бы он, чего ей стоила каждая улыбка, адресованная Лёну! Он был ей другом, лучшим другом, который читал её, как открытую книгу, и знал обо всех проблемах ещё до того, как она успевала их озвучить. При этом между ними была огромая пропасть, которую что вброд, что вплавь - всяко пойдёшь ко дну. А другие... что вообще "другие"? Темар, Важек, прочие - они замечательные товарищи, часть "банды", но что она, в сущности, знала о них? И что они знали о ней? Ничего, кроме общих пакостей и долгой дружбы безо всяких признаков близости - однокурсники, не более, так что тоже мимо.
Вольху ужасно злило то, что с Румпельштильцхеном, которого ведьма едва знала, у неё получилось колдовать без особых сложностей, а те люди, которые были рядом всю жизнь и многое значили, на деле оказались более отдалены, чем незнакомец. Что он сделал такого, что ей удавалось "думать о хорошем" только с ним?!
Вызвал доверие, полагаю.
Тряхнув рыжей гривой, магичка закрыла глаза и подумала почему-то о Вельке. Ох, как же её сейчас не хватало! Травница всегда умела слушать, и, пожалуй, была единственной, кто был открыт и честен с ведьмой в любой ситуации. Тоска по подруге сменилась таким приятным теплом внутри, что Вольха невольно вздрогнула от такой неожиданной перемены настроения - как будто холодным осенним вечером ей накинули на плечи согретое магией одеяло, забрались под него рядышком и завели ужасно скучный, но по-домашнему душевный разговор о сложностях поиска ингредиентов для самодельной косметики, парнях и весёлых историях с практических занятий по ясновидению. Пожалуй, от одного такого часика бессмысленной болтовни Вольха совсем не отказалась бы. Или хотя бы от крепких дружеских объятий...
Благо, открыв глаза, она не узрела белые стены палаты мед.крыла, хотя всерьёз опасалась, что слишком усердно думает о воссоединении с Велькой. Комната была всё так же пуста и заперта, одиноко стоящая на столе кастрюля грозила ведьме ручками - как она могла забыть положить её в холодильный шкаф! Но суп ещё не успел скиснуть - это девушка проверила сразу, ссадив Румпельштильцхена на его кровать и положив рядом мешочек с травами. И, подумав, перелила остатки в большую миску. Ведь для зелья понадобится котёл, так?
Всё это время Вольха ни слова не говорила, стараясь даже не смотреть в сторону наставника и раздумывая, как теперь к нему относиться. Как к простому пятидюймовому человечку, последовал ответ из глубины обиженного сознания, и пришёлся ведьме по душе. Она не будет дуться, не будет посылать хмурые взгляды и демонстративно игнорировать - нет, ведь тогда Тёмный не сможет её учить! А значит, нужно просто вести себя с ним так, как со всеми другими.
- Что там вам нужно было для зелья? Кажется, всё было проще простого, а я успела забыть, - Вольха усмехнулась, и это выглядело почти так же, как раньше. Но всё-таки что-то неуловимо изменилось в её лице, стало... наверное, наиграннее. Ежу понятно, что улыбаться ей сейчас уж точно не было причин.

+1

338

- Этого... недостаточно.
Румпельштильцхен ничего на это не ответил. Он ни за что не признался бы, но в глубине души всё-таки ожидал, что обида ведьмы не столь глубока. Что всё-таки он - совершенно неожиданно, разумеется - почувствует её ладонь на своих волосах. Румпельштильцхен уставился перед собой, изучая шнуровку своих сапог, стряхнул несколько заблудившихся пылинок, вытер зелёное пятнышко от травы - ни дать ни взять, на бал собирался и придирчиво осматривал свой туалет. Ожидание становилось томительным, а через какое-то время Румпельштильцхен ощутил... прикосновение магии. Вольха перенесла их обратно в свою комнату, умудрившись найти то, чего оказалось достаточным.
Румпельштильцхен и не думал показывать, что это как-то его задело. Он знал, что со временем всё притупится, и оно, вероятно, к лучшему. Вот только мирок, который ему столь полюбился, всё-таки не просто треснул, а был разрушен, и среди этих развалин Румпельштильцхен был абсолютно одинок. Стремясь избавиться от этого, заняться делом, он присел к прялке, как только его спустили с рук, и принялся резкими движениями искать нить, спрядённую со светлыми эмоциями. Кусочек магической энергии необязательно должен был принадлежать Вольхе - мог быть как её, так и того, кто творил волшебство.
- Что там вам нужно было для зелья? Кажется, всё было проще простого, а я успела забыть.
Вольха вела себя, казалось бы, как обычно, но Румпельштильцхен не отозвался на её усмешку. Он отрывисто проговорил:
- Если будешь забывать простое, никогда не выучишься сложному. Слушай и запоминай, дорогуша, - он выделил это слово, давая понять, что и рыжая ведьма для него теперь обыкновенная ученица, одна из многих, - для зелья от кошмаров нужны: магия светлых эмоций, - Румпельштильцхен показал ей нить, взятую с незаконченной катушки, - забывай-трава, - ткнул пальцем в мешочек - для него целый мешок - с травами, - и волосок. Будь добра вырвать свой волосок - желательно самый длинный. Кроме того, нужна вода, если мы хотим зелье, а не что-то наподобие желе.
С этими словами Румпельштильцхен повернулся и посмотрел в сторону стола, где стояла теперь уже пустая кастрюля.
- Её надо помыть и почистить. Ещё там лохмотьев капусты или картофелин в зелье не хватало! - Он рассмеялся, но этот смех прозвенел холодно и насмешливо. Так Румпельштильцхен мог бы отдать распоряжение Реджине в пору её юности... хотя нет, пожалуй, не Реджине. Той, которая на время её заменяла. Да, именно ей.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

339

Вольха понимала, что означает это внезапное "дорогуша", и была довольна тем фактом, что больше наставник не пытается строить из себя виноватого и изображать привязанность. Но от этого ей почему-то совсем не стало легче, как бы она ни пыталась убедить себя в обратном. Наоборот, после этих слов  по телу разлилась волна негодования - как быстро он сдался! и всё-таки сдался, а значит, она была права и его отношение к ученице - всего лишь талантливая игра.
- Будь добра вырвать свой волосок - желательно самый длинный. Кроме того, нужна вода, если мы хотим зелье, а не что-то наподобие желе.
- С водой-то понятно, организуем, - пытаясь нашарить среди рыжих спутанных прядей волосок подлиннее, будничным тоном проговорила ведьма. Она с трудом сдержала в себе желание выдать что-нибудь такое же снисходительно-ироничное, вроде "Как вы скажете, наставник", не желая выглядеть обиженной глупой девочкой в глазах этого существа. Той девочкой, которой, в принципе, и являлась. - Но разве нам не понадобится ничего... измельчать, нарезать? Я спрашиваю, потому что у нас часто имеет значение сплав лезвия ножа, а иногда и материал ступки с пестиком.
Хотя Вольха и говорила спокойно, удерживая на губах лёгкую улыбку, ей было сложно вести себя таким образом, словно ничего не случилось, тогда как на деле она теперь потеряла тот небольшой кусочек безопасности и уюта, который, как считала, сама себе надумала. Только сейчас ей почему-то вдруг подумалось, что быть обманутой так искусно, и дальше принимая сладкую ложь за чистую монету, было бы не так страшно, как испробовать горькой правды. Вольха всегда была сладкоежкой.
- Её надо помыть и почистить. Ещё там лохмотьев капусты или картофелин в зелье не хватало!
- Если вы думаете, что я никогда раньше не варила зелий и не догадаюсь сама до таких вещей, - теперь уже полуулыбка ведьмы, вернувшейся к кастрюле и нарочно долго глядящей без всякой причины внутрь неё, выглядела скорее способом скрыть своё раздражение, чем заученным знаком вежливости. - то глубоко ошиблись, учитель. Ваш "котёл" уже готов к использованию.
Заклинание чистки потребовало от ведьмы всего лишь пары немудрёных пасов руками; наколдовать чистую воду было сложнее, но тоже удалось без проблем. Куда тяжелее оказалось заставить себя повернуться к Румпельштильцхену лицом и посмотреть на него, чтобы показать удачно добытый в битве с нечёсаными прядями золотистый волосок, сверкающий под лучиками заходящего солнца не хуже той нити, что была в руках у Тёмного.

+1

340

Румпельштильцхен примерно догадывался, что испытывает его ученица, и надеялся испытать желчное удовольствие от всего этого - раз уж в остальном ему отказано. Но пока что ничего подобного не было. Ничего, всё ещё впереди. И издеваться он над ней будет, не выходя за рамки сделки, а то что она хотела увидеть? Может, в её воображении он бился лбом об пол - в данном случае, о кровать, - и посыпал главу пылью, стеная и заливаясь горючими слезами? Румпельштильцхен коротко и нервно хихикнул над этой мыслью. Со стороны звучало так, будто бы он смеётся над Вольхиной непонятливостью.
- Некоторые травы к некоторым зельям измельчать не нужно. Если будешь следить за моими действиями, - по интонации Румпельштильцхена можно было судить, что он считает ведьму вполне способной ловить ворон, - то сама увидишь, почему.
- Если вы думаете, что я никогда раньше не варила зелий и не догадаюсь сама до таких вещей, то глубоко ошиблись, учитель. Ваш "котёл" уже готов к использованию.
Румпельштильцхен ответил ухмылкой - мол, откуда я знаю, как ты там зелья варила и как вообще учат в вашей Школе. Пренебрежительно махнул маленькой ручкой:
- Хорошо. Будем надеяться, почистила ты кастрюлю основательно. Волосок... теперь вот что. Первым бросаем его - мы должны обозначить, для кого делается зелье, - Румпельштильцхен указал на мешок с травами, - вторым траву. Ты сделаешь это сама, сконцентрировавшись на том, что не хочешь больше видеть кошмаров. Потом берёшь меня на ладонь, подносишь к котлу, я бросаю золотую нить и приступаю к решающему этапу. Всё понятно? - Он говорил сухо и категорично, приказным тоном, который наверняка так не любила Вольха, на что ему, в общем-то, наплевать, если ей так угодно считать его чудовищем или хотя бы вредным маленьким лицемером.
- И одна мааленькая просьба. Старайся держать меня ровно, как если бы я сидел на ладони у статуи. Малейшее движение может сбить меня с мысли и помешать процессу, оказать не то действие, которого... мы бы хотели, - Румпельштильцхен скривился. Он делает и собирался это делать вовсе не ради неё, а ради себя, но ему придётся сосредоточиться не на этой мысли. Увы, нет - Румпельштильцхен обязан вложить в своё колдовство сильное желание избавить Вольху от кошмаров, а не уберечься от последствий её кошмаров. Ему действительно придётся сосредоточиться, как следует, иначе ничего не выйдет. Или в изготовление зелья вкрадётся какая-нибудь непредвиденная ошибка...
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

341

Вольха не ждала, что Румпельштильцхен станет понуро бродить по своей постели, денно и нощно размышляя над тем, как бы помириться со своей ученицей, но всё-таки надеялась, что хотя бы немного угрызения совести его помучают. Ведь не она виновата в том, что Тёмный побоялся рассказывать ей о ритуалах! Конечно же, он притворялся всё это время, чтобы ведьма относилась к нему нежнее и бережнее по собственному желанию, но теперь ведёт себя так, словно это не от неё зависит его безопасность, да и жизнь в целом! И Вольха не могла определиться, что злило её больше: то, что Румпельштильцхен относится к ней, как к какой-то девочке-подмастерью, или что относится он так к ней. Причём не обижало, а именно злило, ведь если рыжая с самого момента их встречи вела себя дружелюбно, улыбалась и подшучивала над наставником, ещё даже не успев его узнать, то он в свою очередь сейчас показывал совсем новое для неё, обычное, кажется, темномаговское поведение, которым задевал - и поэтому ужасно раздражал ведьму, привыкшую слышать от него другие слова и другим тоном. Улыбаться ей окончательно расхотелось.
- Первым бросаем его - мы должны обозначить, для кого делается зелье, - Вольха к этому моменту как раз закончила с установкой кастрюльки с водой на огонь: с шумным скрежетом выволокла носком сапога из-под стола металлическую горелку, которую подожгла с помощью щелчка пальцев, и поставила сверху их импровизированный "котелок". Как и сказал Румпельштильцхен, ведьма бросила в него волосок, на время магических манипуляций с огнём намотанный на палец, так что вился он даже сильнее, чем ещё будучи на голове. При этом лицо у неё было такое, словно она готовит себе смертельный яд, а не зелье от плохих снов. - вторым траву. Ты сделаешь это сама, сконцентрировавшись на том, что не хочешь больше видеть кошмаров.
- Что, просто засыпать? - хмуро вопросила Вольха; в голосе её звучало удивление, но больше оно ничем не выказывалось. Что ж, наставник лучше знает! Пожав плечом, ведьма и траву отправила вслед за волосом; эмоционально это не составило ей труда, ибо она действительно больше всего на свете желала прекратить вскакивать по ночам с постели в холодном поту.
Девушка скосила взгляд на Тёмного, ожидая следующих указаний. И чем больше он говорил, тем сильнее злил и раздражал её своим тоненьким голоском всезнающего учителя - абсолютно правильно Румпель считал, что его ученица не любит такой тон. Но если на Школьных занятиях Вольха могла смолчать, а по возможности проигнорировать преподавателей, то сейчас чуть ли зубами не скрипела, совсем не пытаясь скрыть своего отношения. Пускай радуется, что ему удаётся выводить её из себя. Но качество его жизни в этом мире всё ещё зависит от неё.
Ничего, ничего. Последним смеётся тот, до кого поздно доходит.
- И одна мааленькая просьба. Старайся держать меня ровно, как если бы я сидел на ладони у статуи. Малейшее движение может сбить меня с мысли и помешать процессу, оказать не то действие, которого... мы бы хотели.
- Как скажете, наставник. Только я не статуя, - грубо буркнула ведьма, но ладонь подставила - с явным, впрочем, неудовольствием. - Буду держать так ровно и неподвижно, как только смогу.
Румпельштильцхен оказался прямо над котлом, в котором уже бурлела закипающая жидкость. Одно её неловкое движение, случайный - или не очень - толчок... стоило ведьме поддаться клокочущей внутри злобе, всколыхнувшей тёмную энергию, и слегка наклонить ладонь...
В общем, им обоим предстояло приложить некоторые усилия, чтобы достичь цели.

Отредактировано Volha Rednaya (2018-09-03 23:13:55)

+1

342

Надо признаться, Румпельштильцхен и не думал, что Вольха может захотеть скинуть его в кипящую воду. Ничего подобного ему и в голову не пришло - то ли он был настолько уверен, что ведьма не причинит ему зла, даже пыхтя и чуть ли не пуская клубы дыма из ноздрей, то ли мысли были заняты другим. Так или иначе, злость Вольхи вызвала у него лишь едва заметную усмешку, которая тут же пропала - надо было сосредоточиться на зелье. Никаких лишних эмоций.
Румпельштильцхен простёр обе руки над импровизированным котлом и сделал движение, как будто когтями разрывает траву на части, и действительно - вскоре в воде плавали такие мелкие частицы, что вручную Вольхе пришлось бы долго с ними возиться. Затем Румпельштильцхен изобразил правой рукой жест, словно размешивает зелье по кругу, и показалось, что его и вправду мешает невидимая рука. Три раза, и семь в обратную сторону. Теперь же руки маленького мага были сложены вместе, и слабые сиреневые волны магии потекли с пальцев вниз. Румпельштильцхен не напрягался и выглядел расслабленным - всё это время он мысленно видел спящую ведьму... вот она поворачивается набок... улыбается... ей снятся хорошие вещи...
Румпельштильцхен чуть сбился с мысли: ему почудилось, что спящая Вольха испытала явное неудовольствие. Неважно. Видимо, бодрствующая немного пошевелилась и сама этого не заметила. Он не должен отвлекаться, эта мелочь не повлияет на процесс. Он снова сосредоточился на том, что Вольха видит радужные сны; на коленях у него лежала свёрнутая только что золотая нить, и Румпельштильцхен бросил её в зелье, когда оно стало непрозрачным. Затаил дыхание. Получится? Хватит ли его нынешних сил на это зелье? Он сглотнул и немного наклонился вперёд.
Зелье интенсивно забулькало, замерцало и стало золотистым.
- Получилось! - с искренней радостью воскликнул Румпельштильцхен, опуская руки. Он чувствовал себя порядком вымотанным, и у него снова иссякла магия, но разве результат того не стоил? Он хотел с улыбкой поднять глаза на Вольху, но вовремя споткнулся о холодную мысль, что встретит совсем не такой лучащийся взгляд. Нет. Румпельштильцхен погасил радость, оставив только высокомерное самодовольство, с коим и заявил, ещё сидя на ведьминой ладони и поглядывая вниз:
- Видишь, как всё просто. Так бывает всегда, когда за дело берётся Тёмный, - ухмыляясь, он покивал головой и небрежно пожал плечами - мол, что бы ты без меня делала. - А теперь надо прикрыть зелье крышкой, сняв с огня, и оставить до тех пор, пока ты не сможешь выпить его, не обжигаясь. Всё пить не надо. Одной чашки должно хватить.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

343

Вольха, хотя она и была ужасно рассержена, всё же не сдержалась и, подувшись ещё пару секунд, потом уже наблюдала за процессом неотрывно, следя за каждым движением Румпельштильцхена. Если это зелье подействует лучше других, ей придётся готовить его часто и самостоятельно, когда он уйдёт обратно в свой мир. Если это вообще когда-нибудь случится.
Она старалась держать ладонь прямо, не шевелясь, чтобы не мешать наставнику работать; он готовил зелье для неё, поэтому постараться стоило, как бы злость не кипела в сознании, вызывая всякие глупые мысли. Конечно, ведьма не поддалась себе и не стала бросать Румпеля в котёл - во-первых, потому что зелье будет испорчено, и во-вторых, потому что однажды её замучает совесть. Хотя... Почему же замучает? Ведь Тёмный сам недавно поступил точно так же, даже дважды, и вот он, живёхонек, не бьётся в агонии, не страдает от тяжких преступлений, совершённых им. Да и у самой Вольхи теперь, спустя немного времени, чувство вины за смерть бедной Эль заметно притупилось: ну, убила, это так и ей было искренне жаль, что всё вышло, как вышло, но это было ненарочно, фея просто оказалась не в том месте и не в то время. Корить себя до самой старости за убийство, совершённое по случайности стихийным всплеском магии, Вольха не могла. Сняв с себя вину хотя бы мысленно, убедив в собственной невиновности, она постепенно успокаивалась - так было всегда и, действительно, от этого намного легче на душе.
Румпельштильцхен работал непривычно, но запомнить последовательность действий ведьме удалось. Когда же он бросил в котёл золотую нить и сам наклонился к краю её ладони, стало понятно, что роль мага на этом завершена. Придвинувшись ещё ближе, Вольха свободной рукой сгребла свои волосы и, удерживая их собранными в рыжую копну на затылке, чтобы не уронить в зелье лишний волосок, во все глаза уставилась на варящуюся жидкость. Чего они оба ожидали, ведьма не знала, но что-то же должно произойти? И, наконец, произошло.
- Получилось!
Если Румпельштильцхен вовремя вспомнил, что они оба собирались дуться друг на друга до конца дней своих и подавил первый порыв поделиться искренними эмоциями, то Вольха думала явно медленнее, ибо сделала ровно то, чего наставник увидеть не ждал: восторженно вздохнула и обрадованно глянула на него. Правда, опомнившись, быстро скисла и отвела взгляд, снова начиная злиться, но теперь уже на себя. А человечек не растерялся:
- Видишь, как всё просто. Так бывает всегда, когда за дело берётся Тёмный, - Вольха выразительно поморщилась, выражая своё несогласие. Я бы посмотрела, как он справился бы без моей помощи и что сказал бы тогда! - А теперь надо прикрыть зелье крышкой, сняв с огня, и оставить до тех пор, пока ты не сможешь выпить его, не обжигаясь. Всё пить не надо. Одной чашки должно хватить.
- Я думаю, он успеет остыть до того момента, как понадобится мне.
Кастрюля изначально была перемещена сюда без крышки: как стояла, так и прилетела. Но в холодильном шкафе, открывшемся зе ведьминой спиной, пока она переправляла Румпеля обратно на его кровать, стоял другой пустой потенциальный котелок - так как первая была ближе, Вольха решила использовать именно её, а не свою - крышка с которого и вспорхнула, а пролетев немного к столу, легка на кастрюльку с зельем. Она была немного больше, чем нужно, но главное, что была.
А вот что делать дальше, Вольха не представляла. Молча сидеть в одной комнате, стараясь не пересекаться взглядами? Как же это всё странно... и ужасно глупо!

+1

344

Всё закончилось, зелье было сварено, Румпельштильцхен сидел на кровати, Вольха накрыла зелье крышкой, и наступило напряжённое молчание. Румпельштильцхен откровенно тяготился всей этой высосанной, на его взгляд, из пальца драмой – ну хорошо, Вольха обиделась, он почувствовал себя очень виноватым, до того виноватым, что извинился и ждал, пока его простят, какое-то время, чего не последовало. Ради чего она продолжает дуться? Румпельштильцхен мог бы подоводить ведьму до белого каления, но благоразумно решил, что в этом нет нужды. Ещё захочет по-мелкому отомстить, а учитывая размеры Румпельштильцхена, эта «мелкая» мстишка может оказаться для него очень даже крупной.
Румпельштильцхен вспомнил, что хотел помыться, но махнул рукой – он слишком устал. И не так это необходимо – не с овцами же в хлеву возился. Хмыкнув при мысли о том, какими маленькими были бы эти овцы, Румпельштильцхен с нарочито непринуждённым видом подсел к прялке. Лучшее занятие, чтобы скоротать оставшееся до сна время, к тому же можно молчать, как Вольхе нравится. Правда, Румпельштильцхен готов был поспорить, что скоро ей самой надоест это молчание.
Он мог бы сделать, как ему хотелось – перескочить к ней на кровать, подлезть под руку и сказать по-доброму: «Ну, хватит уже, душенька», однако Румпельштильцхен опасался, что Вольха его отпихнёт и отвернётся с гордым выражением лица. Ладно. К утру она должна немного «отойти», как прикинул Румпельштильцхен – ему показалось, что рыжеволосая девчонка из тех, кто не умеет долго злиться. Хотя он может и ошибаться.
Он потянулся за новой порцией шерсти и обнаружил, что запасы закончились. Недовольно отдёрнул руку, хмурясь – не идти же теперь искать шерсть. Или солому. Что будет проще стащить откуда-нибудь и уменьшить, вот вопрос?
Румпельштильцхен вспомнил про ещё одну неприятность в связи с Вольхиной великой обидой – она ж теперь его желания наверняка будет исполнять шиворот-навыворот. Может, всё-таки предпринять вторую попытку примирения? А то вдруг она себя накрутит и пойдёт решать проблему Тёмного с Перловым? Румпельштильцхену совсем не улыбалось, чтобы этот Перлов узнал, кем на деле является забавный пятидюймовый человечек. Если Вольха только дуется и считает, что её чуть ли не предали, то директор Школы перейдёт к активным действиям. Самое меньшее – Румпельштильцхена посадят в клетку под его рост. Самое худшее – отдадут учёным магам, которые разберут его по частям на опыты. Такого допускать нельзя! Румпельштильцхен помрачнел.[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

345

Вольха тоже не выглядела особо жизнерадостной. Теперь, когда все дела неожиданно оказались переделаны и она не могла вспомнить ни одного домашнего задания, что было бы необходимо выполнить прямо сейчас в обязательном порядке (хотя для неё ни одно таковым и не являлось), ей приходилось молча - ей! молча! - лежать на своей кровати и хмуро пялиться в потолок. Румпельштильцхен был прав - Вольха совершенно не умела сердиться на кого-либо подолгу. На самом деле, о пещерной находке и его скрытности она уже почти и не думала, куда больше её беспокоила мучительная неуверенность в искренности тех слов и эмоций, которые она видела и слышала от наставника за всё это время. Паранойя разыгралась очень невовремя, заставив ведьму усомниться в его честности: если он солгал один раз, что ему мешало сделать это раньше, что помешает обмануть потом, при более серьёзных обстоятельствах? Конечно, убийство - это плохо, но, если подумать, оба раза ему были причины. Румпельштильцхен ничего не делал просто так. Фаэль была ему необходима для зелья, как бы дико это ни звучало, в качестве ингредиента, и если это не слишком убедительный аргумент, то с Аэль всё проще - она пыталась его убить. И получила по заслугам. Надо сказать, если бы эта гадина выжила, сей грех Вольха взяла бы на себя, и, возможно, зациклившись на ней, не стала бы дуться на "пострадавшего" Тёмного.
Однако всё было не так просто. Аэль убита, как и Фаэль, маленьким ведьминым наставником, а их сестра - ею самой, и теперь Вольха положительно не знала, что ей делать. Косой взгляд в сторону Румпеля ничего не решил; сидя за прялкой и глядя на пустое место, где ещё какое-то время назад лежали облачка шерсти, он скорее всего его заметил. Тихо вздохнув, рыжая снова подняла глаза вверх и вернулась к мрачным раздумиям.
С другой стороны, какой ему был резон лгать ей всё это время? Она ведь и без того делала всё так, как он хотел - просто потому что могла и даже получала удовольствие, как, например, в ситуации с прялкой и золотой нитью. Это было удивительное чудо, и Вольха невольно улыбнулась, вспоминая свой восторг при виде самого настоящего золота, которое буквально секунды назад было обычной шерстью. Что уж скрывать, рыжая была поражена, впечатлена и очень хотела бы научиться такой красивой магии.
Только теперь он вряд ли захочет учить её этому. 
Вольхе и правда уже надоело дуться. Она привязалась к этому человечку, привыкла к его безобидным издевкам... к ощущению мягких кудряшек под пальцами. И ей совсем не нравилось то, как он обращался к ней теперь. Но при этом она волновалась, что все её опасения окажутся правдой, что Тёмный на самом деле ничего к маленькой глупой ведьме не испытывает, а только пользуется её отчаянным стремлением не быть одинокой - ведь в сущности именно этим и продиктовано было её внезапное нехарактерное доверие. Вольха просто очень боялась быть обманутой и брошенной. Поэтому старалась никогда и ни с кем не общаться слишком близко и поэтому же сейчас продолжала молчать, отвернувшись теперь от Румпельштильцхена и бездумно разглядывая стену.

+1

346

С каждым мгновением предположения Румпельштильцхена, раньше продиктованные лишь паранойей, становились всё более вероятными для него. Этот мир - не его родной, здесь угрожать расплатой за нарушение сделки с полной уверенностью не получится. Даже если Вольха, сдав Румпельштильцхена Перлову, заплатит за это, первому уже не придётся насладиться последствиями. Он будет озабочен собственными бедами. Румпельштильцхен знал, насколько маги-экспериментаторы могут быть безжалостны - хотя бы взять его самого по отношению к феям. А теперь могло так выйти, что он очутится на их месте. О, конечно же, Вольха об этом знать не будет и скоро утешится - смерть Эль, которую она убила собственными руками, не так безумно её взволновала, а с Тёмным ведьма тоже знакома всего лишь несколько дней. Лёгкая привязанность была отравлена обидой и улетучится через небольшое время... Румпельштильцхен озабоченно поскрёб взлохмаченную макушку. Вольхин взгляд он заметил, но мельком, и однозначно его истолковать не мог, как и развеять собственные страхи. Что теперь делать? Румпельштильцхен понимал, что Вольха ему нынче не доверяла, а мог ли он сам доверять ей? Насколько она непредсказуема?
Мучиться неопределённостью не хотелось точно так же, как и задать вопрос напрямую. Румпельштильцхен тихонько вздохнул и подумал, что вариант, который он обдумывал раньше, вовсе не так уж плох. Если Вольха перестанет злиться сегодня, она не решит сдать его Перлову завтра; если не злить её нарочно, она тем более этого не сделает. Румпельштильцхен не хотел думать о том, что его заботила не только собственная безопасность - он вообще не хотел сейчас думать. Он собрал золотые нити с катушки и спустя несколько минут сделал из них клубок размером почти со свою голову. Помял руками, употребил накопившееся количество магии на то, чтобы сделать клубок... кудрявым на ощупь. Повертел его в руках.
Миг - и пятидюймовый человечек резво перепрыгнул на кровать ведьмы, потопал к её руке, остановился. После недолгих колебаний вложил в ладонь Вольхи своё творение.
- Я обещал, что оставлю тебе такой, - Румпельштильцхен помолчал. - Если вдруг что-то случится... клубок у тебя есть, если он тебе, конечно, ещё нужен.
В его голосе прорвалась тоскливая нотка, и Румпельштильцхен готов был провалиться на месте - ровно и спокойно же говорил! Но было поздно.
Оставалось только ожидать реакции Вольхи на его действия и слова. И откровенно говоря, Румпельштильцхен малость опасался её реакции.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

347

Об опасениях Румпеля Вольха и не подозревала, даже не думала о том, чтобы "сдать" его Учителю. Зачем? Отомстить за неоправданные надежды? Или просто чтобы полюбоваться мучениями обидчика? Она была достаточно злопамятна, чтобы простить человека и всю оставшуюся жизнь капать на нервы напоминаниями о былых ошибках, но на такой подлый поступок даже ей не хватило бы бессовестности. Да и жестокой её, пожалуй, назвать нельзя было... По крайней мере, поводов к этому никто не находил. Однако ведьма была способна сделать так, чтобы Румпельштильцхен сам устал бы от её выходок и ушёл к Перлову, предворительно написав чистосердечное признание и оставив подпись внизу листочка. Уж доводить она умела, может быть даже лучше, чем колдовать.
На данный момент ей, впрочем, было не до веселья. Пытаясь понять свои чувства и намерения наставника, Вольха совершенно запуталась и почувствовала себя до того уставшей, что готова была уснуть прямо сейчас, не дожидаясь, пока остынет зелье и его можно будет выпить. Почему все эти скучные, утомительные взрослые проблемы обрушились на неё прямо сейчас? Какая гадость, какая гадость эта ваша сурьёзность!
Ощутив, как слегка натянулось от прыжка Румпеля одеяло, рыжая от неожиданности замерла. А услышав шуршание его сапожек по постели неожиданно так заволновалась, что и дальше побоялась двигаться, и затаила дыхание, ожидая, что он будет делать дальше. Шажок, ещё один, совсем рядом... ведьма глядела в стенку чуть ли не в панике; он хочет что-то сказать, что-то сделать, и различные варианты метались в её голове, но не зная, какой из них правильный, Вольха твёрдо решила, что его действия сейчас станут ответом на все её вопросы. Он пытался помириться с ней у пещеры, потом вёл себя холодно уже в комнате, словно бы желая определиться сам, чего же в итоге хочет; решающий ход должен быть сделан прямо в эту минуту.
И вдруг её пальцев коснулось что-то мягкое.
Вольха вздрогнула было - ей показалось, что это Румпель подсунул под её ладонь свою голову, но, слегка шевельнув ею, отмела, к своему невысказанному разочарованию, это странное предположение. А что же тогда?.. Собравшись с духом, ведьма повернула голову и изумлённо поглядела на моток золотой пряжи в своей руке, а затем на наставника, не совсем понимая, что это может значить.
- Я обещал, что оставлю тебе такой.
Глаза Вольхи широко распахнулись; ещё раз посмотрев на клубочек, она приподнялась на локте, и, не совсем отдавая себе отчёт в собственных действиях, с такой бережностью коснулась его кончиками пальцев другой руки, словно бы и вправду гладила Румпелевы волосы. Так удивительно похоже!.. Глаза её предательски заблестели, когда ведьма, окончательно растерявшись, вернула растроганный взгляд к наставнику. Он не мог давить на её чувства таким образом. Не мог лгать с таким лицом!
- Если вдруг что-то случится... клубок у тебя есть, если он тебе, конечно, ещё нужен.
- Ничего не случится, - шёпотом, чтобы не было слышно дрожи в голосе, но вполне отчётливо последовал ответ. И не трудно было прочитать по тому, как упрямо поджались губы и в гримасе детской серьёзности сдвинулись к переносице брови: не случится, потому что она никогда не позволит кому-либо принить ему вред. Ну как можно было ещё сомневаться, глядя в эти глаза?..

+1

348

Это был и вправду решающий момент. Возможно, в глубине души Румпельштильцхен понимал, что все его подозрения в отношении Вольхи - пустое, но ничего не мог с собой поделать. Однажды дашь волю страхам, и они растут, завладевая твоим разумом и нашёптывая самый страшный исход событий. Но когда Вольха растроганно на него посмотрела, Румпельштильцхен сразу понял, что никто и никуда его не сдаст. И не сдал бы. Разве можно предать того, на кого смотришь чуть не со слезами на глазах?
Впрочем, Румпельштильцхен быстро вернул себе чувство реальности - последний вопрос был отнюдь не риторическим. Предать можно всяко, хоть со слезами и криками, хоть без. Но насчёт Вольхи он почему-то был уверен, что она так не поступит.
Румпельштильцхен действовал интуитивно - но по реакции рыжей ведьмы стало ясно, что он выбрал самый лучший способ помириться с ней. Неуверенно улыбнувшись, Румпельштильцхен присел рядом и даже предложил:
- Можешь сравнить на ощупь - меня и клубок! - Его смех был тоненьким и едва слышным, но облегчение в лице и голосе Румпельштильцхена не заметил бы только слепой и глухой человек. - Вдруг я сделал его недостаточно похожим...
Он старался, чтобы пряжа получилась помягче и напоминала человеческие волосы - обыкновенно о золотую нить Тёмного можно было порезаться, но не в этом случае.
- Мы, наверное, сегодня ляжем спать пораньше? - решив, что всё в порядке, Румпельштильцхен заговорил тем же тоном, каким беседовал с ученицей до ссоры. Он мог бы напомнить ей про свои желания, но ладно, пусть всё будет... постепенно. Торопиться некуда.
Станет ли всё, как прежде, он не знал, но хотя бы обезопасил себя и успокоил Вольху, так что у него отлегло от сердца. Румпельштильцхен ничему не дивился в последнее время - ни своему упорному желанию пожить в мирке, где он кому-то нужен не только ради обучения, в то время как раньше он поостерёгся бы; ни тому, что ему совсем не хотелось вести себя, как ужас всего Зачарованного Леса. Есть же место, где он может... расслабиться на время? Потом всё вернётся на круги своя. Румпельштильцхен вновь войдёт в свой замок, поглумится над теми, кто полагал его пропавшим навсегда, возобновит свои планы касаемо Проклятья. Но пока что, здесь и сейчас, он был маленьким наставником одной взбалмошной девчонки, и не сказать, чтобы эта роль его сильно тяготила.
- Зелье-то, наверное, остыло, - вслух предположил Румпельштильцхен, вспомнив о нём.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

349

Вольха, глядя на удивительно мягкий клубочек золота в своих руках, чувствовала себя одновременно глупо - из-за дурацких подозрений, рассоривших её с наставником - и как-то... воодушевлённо. Её страх не полностью развеялся, ведь обстоятельства могут и измениться, а Румпель - не её ручной пятидюймовый человечек, он не может всегда оставаться таким, каким она желает его видеть. И очень скоро захочет вернуться в свой родной мир.
Но сейчас он здесь, сидит на её кровати с довольным личиком, и у ведьмы совсем не возникает сомнений в том, что Румпельштильцхен именно там, где хочет быть в настоящий момент. А что будет потом - заботы будущего.
- Можешь сравнить на ощупь - меня и клубок! Вдруг я сделал его недостаточно похожим...
- Вы сделали его очень похожим, - хохотнула рыжая, усевшись на кровати пооудобнее - несмотря на свои слова, проверить лишний раз она явно была не против, хотя бы чтобы просто ради удовольствия. Было очевидно, что успокоилась Вольха окончательно: выражение её лица и тон голоса разительно отличались от тех, что она демонстрировала наставнику во время готовки зелья, да и злость на него вся куда-то улетучилась, а неприятный осадок скоро также бесследно растворится.
Золотые "волосы" прошли проверку на твёрдую четвёрочку с плюсом: гладя пальцами одной руки настоящие мягкие кудряшки Тёмного (для большей чувствительности - с закрытыми глазами), Вольха могла бы с уверенностью сказать, что без проблем отличит их от пряжи, но при этом отдельно нити при хорошей работе воображения вполне сходили за волосы. Решив так для себя, ведьма, впрочем, не сразу прекратила ласковые поглаживания, а, приоткрыв один глаз, с хитрой улыбочкой продолжала легонько ворошить Румпелевы волосы, очень довольная таким приятным способом примирения. Да и наставнику, кажется, нравилось это не меньше. Интересно, скольким людям за свою жизнь Великий и Ужасный Тёмный маг разрешал потрогать свои кудряшки? Хотя, помня его историю о многочисленных обожательницах, ехидно вопросить об этом напрямую Вольха не решилась.
- Я думаю, если сделать какой-нибудь браслетик и повесить этот клубочек на него, он будет всегда под рукой и не помнётся, как если бы лежал в кармане.
Остановилась рыжая с неохотой, но момент трогательных приятностей затягивался, начиная её смущать. Если Румпель решит взглянуть на неё сейчас, то увидит лукавую полуулыбку и чуть сощуренный взгляд: скрывать того, что не ему одному сия процедура доставляет удовольствие, она больше не пыталась.
- Мы, наверное, сегодня ляжем спать пораньше?
- Я удивляюсь, как мне удалось досидеть до сих пор и не уснуть прямо стоя где-нибудь в горах! - хотя там ей было не до сна, но если бы она так и не нашла, чем себя занять на время отсутствия наставника, то наверняка отрубилась бы со скуки и безделья. - У меня и сейчас глаза слипаются, честно говоря... - и, не удержавшись, спровоцированный мыслями о сне широкий зевок вырвался против её воли, но был спрятан за кулаком.
Решив проверить, действительно ли успело зелье остыть хотя бы немного, Вольха слезла с постели (поднимаясь, как бы случайно задела кое-чью голову рукой, въерошив кукольные кудряшки почти до того же состояния вороньего гнезда, что у неё) и босыми ногами прошлёпала к столу, тихонько посмеиваясь. Коснулась бока кастрюльки, неопреледённо причмокнула губами и приподняла крышку, сдуру сунув палец уже туда - но, благо, зелье и правда уже не было таким горячим, так что спешно одёрнутая конечность никак не пострадала. С задумчивым видом обсасывая палец, Вольха пожала плечами:
- Въоде ы терпи-о, - прозвучал вердикт, на всякий случай повторённый уже более внятно. - Я говорю, терпимо. Ну что, можно пробовать?

+1

350

Вольха, похоже, находила истинное удовольствие в том, чтобы касаться волос Румпельштильцхена, и вряд ли он считал, что она с этим перестаралась. Наоборот – невольно жмурился, как довольный кот, которого поглаживали по шёрстке. Далеко не все «обожательницы» питали пристрастие к его шевелюре – откровенно говоря, они питали куда больший интерес к его штанам и тому, что те скрывали. Целомудрием женщины, приближавшиеся к Тёмному, редко страдали. Вольха, впрочем, не относилась к ним никоим образом, так что могла возиться с его волосами сколько угодно, и Румпельштильцхен даже ни разу раздражённо не подумал, что к нему опять относятся с умилением. Странное дело, но Вольхино умиление после их ссоры начало казаться ему гораздо более… умилительным. Что называется, всё познаётся в сравнении!
- Я думаю, если сделать какой-нибудь браслетик и повесить этот клубочек на него, он будет всегда под рукой и не помнётся, как если бы лежал в кармане.
Румпельштильцхен всецело одобрил эту идею:
- Конечно, лишний раз мять нет нужды. А позаботиться о том, чтобы не потерять – это разумное решение, достойное молодой талантливой ведьмы, знающей, как аккуратно надо обращаться с полными волшебства предметами, - Румпельштильцхен подмигнул Вольхе, беззлобно поддразнивая.
Когда поглаживания и взъерошивания прекратились, Румпельштильцхен с достоинством провёл рукой по стоявшим дыбом кудряшкам, пытаясь как-то уложить, и проследил за Вольхиным коротким путешествием к кастрюле. Терпимо, значит. Зелье надо было пить тёплым, не чрезмерно горячим, обжигаясь и плюясь.
- Так-то можно и выпить. Предупреждаю, вкус у него не очень приятный, - Румпельштильцхен слегка ухмыльнулся, но безо всякого злорадства, понятное дело. Его злость на Вольху тоже испарилась, как не была, и он больше не собирался разговаривать с ней высокомерно-снисходительным тоном. – Зато оно долго хранится, причём безо всякого холодильного шкафа! Учти, пить надо с хорошим настроением, словно это твой любимый напиток – тоже играет весомую роль. Если начнёшь морщиться и называть зелье гадостью, оно обидится, - звонкий смешок, - и не избавит тебя от кошмаров. Сбежать от тебя из кастрюли ещё может, - Румпельштильцхен говорил с нарочито серьёзным видом, а по блеску его глаз нельзя было сказать наверняка, шутит он или нет. – Выпьет его Барсик в коридоре и вместо кошмаров о том, как он не смог меня съесть, увидит себя жующим… нет, не меня, конечно, а жирную мышь!
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

351

На самом деле, с "полными волшебства предметами" Вольха обращалась из рук вон плохо. Взять хотя бы амулет Лёна, который кочевал с её шеи на руку в зависимости от того, проходит мимо Перлов или нет. При всём при этом ведьма понятия не имела, какими именно свойствами обладает сей чудный подарочек, не считая ментальной блокировки сознания и, скорее всего, повышения объёма магического резерва заклинателя. Объяснить такую аномалию как-нибудь по-другому Вольха не могла, так что ей оставалось подозревать белобрысого интригана в огромных затратах на такой мощный артефакт и, всецело их неодобряя, неблагодарно пользоваться в своё удовольствие. Ну, не пропадать же добру, правильно?
Жаль, "добро" не помогало с кошмарами. Но зато зелье, по Румпелеву дозволению зачерпнутое ведьмой в кружку прямо из кастрюли, по его же, наставника, словам должно было обладать именно таким эффектом. В свойствах зелья Вольха, впрочем, не сомневалась - Тёмный не стал бы тратить время на то, в чём не уверен. Так что, решив, что дрянной вкус - это не самое страшное, что может быть в лекарстве, рыжая глубоко вздохнула, зажмурилась и сделала быстрый глоток. Передёрнув плечами - и вправду, гадость редкостная! - она недовольно наморщила нос - и вдруг нахмурилась. В голову ей пришла одна нехорошая, даже несколько пугающая мысль, которую ведьма поспешила озвучить:
- Слушайте, наставник, а вы уверены, что это зелье не подействует как-нибудь... неправильно? - она красноречиво окинула взглядом маленькую фигурку Румпельштильцхена и поджала губы. То, что он пытался сделать в горной пещере, тоже не должно было дать такой эффект! С другой стороны, разве может стать хуже то, что уже настолько ужасно? Что случится? Кошмары участятся, станут живее, ярче? Или произойдёт тот самый энергетический всплеск, которого они с Румпелем оба так боятся? - Знаете, мне совсем не хочется быть виноватой в ещё одной смерти! Ладно ещё Эль, - Вольха осеклась: имя погибшей феи как-то само прыгнуло на язык, и теперь снова укоризненно загудело эхом в висках - нет, не "ладно", она тоже не была виновата в том, что кое-кто не умеет держать себя в руках! И всё же... всё же с этим случаем ведьма могла бы смириться. Но попав каким-либо опасным заклинанием в своего маленького наставника, забыть и простить себя, найдя оправдание, будет несравнимо тяжелее. А уж если его ранить!..
Неизвестно ещё, что хуже: убить Тёмного, чтоб с концами, или только задеть и потом долго ухаживать за капризным пятидюймовым человечком, выполняя все его желания!

+1

352

- Слушайте, наставник, а вы уверены, что это зелье не подействует как-нибудь... неправильно?
Румпельштильцхен как-то даже преобразился – шутливое выражение исчезло с его лица, сменившись хмурым. Он не мог понять, на что это намекает Вольха – на то, что он простейшее зелье хорошо приготовить не в состоянии? Если так, то это было возмутительно, и рыжую надо немедленно отчитать, чем Румпельштильцхен и занялся, не сходя с места:
- Если что-то пойдёт не так, то лишь потому, что ты меня сбила с мысли, двинув рукой! Я всё сделал правильно, это не то, что готовить сложнейшее зелье, требующее ювелирной точности с многочисленными ингредиентами! – Румпельштильцхен потряс указательным пальцем.
Вольхины опасения тем паче вызывали у него раздражение и тревогу, что Румпельштильцхен и сам в глубине души не был спокоен. Нельзя ни в чём быть уверенным до конца. Что, если предсказание не сбудется, и он так и не встретится с сыном, а суждено ему погибнуть в чужом мире от рук ведьмы, страдающей ночными кошмарами? Сейчас Румпельштильцхену казалось, что это нелепейшая смерть из возможных. Не говоря о той, что могла настигнуть его в пещере от рук мстительной Аэль. И тем более не говоря о том, что он вообще не планировал умирать в ближайшие пятьдесят, а то и сто лет.
- Знаете, мне совсем не хочется быть виноватой в ещё одной смерти! Ладно ещё Эль
- Разумеется. Представь себе, мне тоже не хочется, чтобы тебя одолело чувство вины, - саркастически произнёс Румпельштильцхен. – Сегодняшняя ночь покажет. И, раз уж она может оказаться моей последней, ты должна немного поухаживать за мной! – Он коротко рассмеялся, как если бы находил в этом что-то забавное. – Знаешь, как приговорённым к смерти исполняют их последнее желание, кормят повкуснее, одевают тщательно… В Зачарованном Лесу такого обычая нет – у нас обычно перед смертью пытают, – но я с ним сталкивался в других мирах. Весьма гуманно! Так вот, душенька, - Румпельштильцхен устремил на неё взгляд, говоривший, что Вольхе так просто не отвертеться, - тебе надо постирать мою ночную рубашку и почистить мою одежду. Если я очнусь и обнаружу себя умирающим, то чистое мне понадобится. Кроме того, приготовься выслушать моё последнее покаяние перед смертью, ежели таковая случится, - вовсю паясничал Румпельштильцхен, на душе у которого кошки не просто скребли, а уже вывели целые узоры своими невидимыми коготками. – Готовься, что твоя кровь застынет в жилах от перечисления всех моих грехов! Может, ты даже порадуешься, что убила такое чудовище, и потом тебя объявят героиней![icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

353

- Если что-то пойдёт не так, то лишь потому, что ты меня сбила с мысли, двинув рукой! Я всё сделал правильно, это не то, что готовить сложнейшее зелье, требующее ювелирной точности с многочисленными ингредиентами!
Вольха обиженно нахмурилась и поставила кружку с остатками зелья на стол, только чтобы сложить руки на груди, тем самым как бы завершая картину. Вот чего он сразу ругается, если она не сказала ничего особенного! Между прочим, опасения были вполне оправданные: если не получилось одно, то кто знает, что может пойти не так теперь? А тут вообще вину на неё перекладывают. Каков хитрец!
- Вообще-то, я беспокоюсь за вашу жизнь, - бессовестно солгала ведьма, и в этот раз ни одного красного пятнышка её щёки не выдали. Нет, конечно же, она и правда волновалась о Румпеле и не хотела ему вредить (случайно, по крайней мере; вредничать - другое дело!), но говоря о зелье, думала в первую очередь о себе. Всё-таки вероятность того, что сквозь сон ей случится наколдовать какой-нибудь файербол, не плетя формул и не делая никаких специальных движений руками, а только на основе эмоций - в общем, трудно поверить. А вот не дать наставнику и себе выспаться, просыпаясь от страха и собственных воплей, было куда более правдоподобным сценарием.
Румпельштильцхен, тем временем, в своём монологе хорошо разошелся, и пока Вольха думала о вариантах развития событий, бессовестно оставляя его без слушателей, уже начал перечислять, какими действиями она обязана подготовить себя к непредумышленному убийству его грозной личности. Пропустить мимо ушей абсолютно всё не удалось, так что, перестав строить из себя архимага за нерешённой формулой, рыжая глянула на маленького наставника, нарочито серьёзно нахмурив брови и склонив голову, но всё же улыбка пробилась наружу, испортив гримасу осуждения:
- Не смешно!
Конечно, не смешно. Шутить над своей трагической гибелью все умеют, а как только она наступает - как водится, безвременно и трагически, - так сразу все шутки и уходят на задний план!
При этом стирать рубашку и прочую одежду пятидюймовой живой куколки никто в этой комнате не горел желанием. Именно это, выпятив нижнюю губу и раскрыв пошире жалостливый щенячий взгляд, Вольха и попыталась донести до учителя.

+1

354

Однако Румпельштильцхен и вправду разошёлся и щенячий взгляд проигнорировал. Он и сам так умеет, если на то пошло, и прекрасно знает цену всем этим нарочито жалобным взглядам! Румпельштильцхен непреклонно покачал головой:
- Нет-нет-нет, душенька, мою ночную рубашку ты обязательно постираешь, потому как она испачкалась, пока лежала в траве, а мои сюртук и жилет тоже нуждаются в чистке, потому как я облазил все заросли вокруг той скалы, ища, между прочим, траву, чтобы тебе зелье сготовить!
Сказав последние слова так, будто припечатал, Румпельштильцхен с решительным видом перепрыгнул на свою кровать - он уже считал её своей, - и, сняв верхнюю одежду, положил её рядом. Подумав, сел и расшнуровал сапожки, после чего поднял на Вольху блестящие рептильи глаза и велел:
- Пожалуй, ещё обувку почистить не помешает.
Справишься же?

Остался он босой, в расстёгнутой на груди светлой шёлковой рубашке и коричневых кожаных штанишках, которые от лазанья по так называемым зарослям вроде бы ничуть не пострадали. В таком виде Румпельштильцхен приблизился к прялке и стал сматывать клубки из оставшихся золотых нитей. Всего получится три маленьких клубочка, прикинул он.
- Ты радуйся, что сейчас не осень, - невинно-провокационным голосом заявил он, - а то глядишь, слёг бы я в постель, простудившись, а тебе пришлось бы пропускать уроки и вместо этого ухаживать за бедным больным наставником. Кормить с ложечки, поить бульончиком, раздобыть мёд с молоком и подтыкать одеяло под бока несчастному учителю, слушая его кашель, чиханья и стенанья...
Румпельштильцхен тихо посмеялся.
- Признаться, и я этому рад. Не люблю осень - время унылое, надо сказать. Хотя кто знает, надолго ли я останусь пятидюймовым, - прибавил он, согнав ухмылку с лица и заметно посерьёзнев. - К сожалению, сбросить Аэль в котёл оказалось недостаточным, чтобы запустить обратный процесс. Но времени всё продумывать у меня не было. Она грозно размахивала палочкой и собиралась меня самого туда кинуть, - Румпельштильцхен выразительно поморщился. - Вот тебе и светлая фея! Кодекс фей таких зверств не предусматривает, насколько мне известно!
Конечно, слышать осуждение фей от Тёмного, который не гнушался никакими средствами, чтобы достичь своих целей, было наверняка странно, но Румпельштильцхену наплевать. Он всю жизнь ненавидел фей и с большим удовольствием отмечал, какие это крылатые лицемерки, как только выдавалась хоть малейшая возможность...[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Rumplestiltskin (2018-09-12 10:01:21)

+1

355

Аргументы у наставника были железные, так что Вольха, недовольно "сдувшись", сердито фыркнула на Тёмного, от чего одинокая кудряшка подпрыгнула на её носу и упала правее, на глаз. Совсем не сложно было угадать, когда рыжая ведьма злится всерьёз, а когда просто вредничает: в последнем случае, как сейчас, она больше походила на капризного большого ребёнка, смешно морщившего нос и хмурящего бровки. Ребёнка, которого заставляют работать тёмным вечером (хотя, вообще-то, пока ещё только розовыми сумерками), вместо здорового сна подвергая тяжкому труду! Кинув взгляд на измятую и запятнанную ночную рубашку Румпельштильцхена, Вольха сокрушённо вздохнула и, кажется, покорилась: подошла, взяла и повертела в руках перед собой, примерно рассчитывая объём работы. Но если вдруг сейчас маленький наставник вздумал возгордиться и решил, что упрямая ведьма наконец соизволила выполнить его желание, на такой случай рыжая подарила ему рушащий надежды хитрый взгляд болотисто-зелёных глаз из-за его же рубашки. Обычно во время таких взглядов в головах роятся мысли по типу: "А что бы такого мне сделать плохого?.."
В Вольхином арсенале было множество разнообразных весёлых (для неё) шуточек с одеждой. Наставник же, добровольно отдав ей ещё и жилетку с сюртуком, как будто одобрял её намерения, предоставляя выбор главного орудия мести. И хотя мстить, по сути, ей было не за что, услышав Румпелеву реплику про обувь, ведьма резко переменила своё мнение на этот счёт - ну всё, сам напросился! Не ему ведь одному тут веселиться, она обязана сделать свой ход и чем-нибудь ответить! Для начала хватит и испепеляющего взгляда из-под неровной рыжей чёлки, но это только подтверждало её намерения - только слепой не поймёт, что чертовка что-то задумала.
А наденет ли добрый и сметливый дядюшка Румпельштильцхен свою ночную рубашку после таких немногозначных знаков? Что ж, в любом случае, веселье обеспечено!
Рассуждения наставника об осени Вольха слушала уже в процессе работы. Занятая кропотливым трудом, она только изредка отрешённо кивала на его слова, почти не вслушиваясь в них, явно увлечённая сильнее, чем обычно люди в процессе стирки. Чем она занималась, Румпель увидеть никак не мог: девушка стояла к нему боком, почти спиной, и старательно работала руками, так что разглядеть он ничего не сумел бы. Только один раз она повернулась, отвлекшись от своего занятия - чтобы ответить наставнику на тему болезни:
- А если бы вы заразили меня, - убирая с лица волосы мокрым запястьем, усмехалась рыжая. - вам было бы совсем не так весело! За мной-то ухаживать некому, а ну как и я слягу с жаром? Так бы и лежали, перебрасываясь кашлем и взирая друг на друга с немым укором! - и, хохотнув, вернулась к стирке.
Следующую затронутую тему Вольха хотела проигнорировать, не горя желанием обсуждать произошедшее в пещере убийство и вспоминать недавнюю ссору. Уже решив для себя, что Румпель не виноват в смерти Аэль, она и не думала о его вине, но не могла отогнать от себя мысль о том, что теперь на счету их убийственного дуэта три феи-сестрички. Конечно, заговорить об этом ведьма не пыталась, однако оставить без ответа наставника не могла.
- Послушайте, а что, если эффект вашего неудачного зелья не развеется сам по себе даже со временем? Что мы будем делать?
На самом деле, именно в такой ситуации ничего делать она бы не хотела. Но кто её спросит? Если Румпельштильцхен попросит, она поступит так, как он скажет. Думая об этом, Вольха порадовалась, что учитель не видит сейчас её лица: от прежней весёлой улыбки не осталось и следа.

+1

356

Румпельштильцхена слегка беспокоило то, что стирка проходила оживлённее, чем можно было ожидать. Он хотел сказать себе, что глупых и слишком жестоких шуток можно не ожидать, но тут же вспомнил Вольхину иллюзию трупа в лесу. Конечно, это было раньше, с тех пор ведьму удалось приручить гораздо лучше, и всё же Румпельштильцхен поинтересовался сиропным голосом:
- Ты же ничего не задумала, что навредит твоему учителю физически или морально? Учти, ты один раз чуть не нарушила нашу сделку! А сделок с Тёмным не нарушает ни один человек, ибо чревато последствиями!
Самым обескураживающим было то, что Румпельштильцхен уже понял - захоти Вольха нарушить сделку, законы магии этого мира, скорее всего, её не накажут. Это не Зачарованный Лес или, допустим, Аренделл, то бишь не его, Румпельштильцхена, родной мир и даже не Страна Чудес, где все эти законы худо-бедно, но работали, а если что - репутация Тёмного и так бежала впереди него.
Оставалось только ожидать, пока Вольха сама всё это поймёт. В общем-то, чего-то подобного Румпельштильцхен опасался изначально, потому и взялся за приручение, что оберегать его из привязанности Вольха станет куда охотнее. Ему вовсе не улыбалось, чтоб эта привязанность означала, будто бы от чужих его сберегут, а вот от себя...
Нет. Это ему решительно не нравилось. Он же не игрушка!
- Послушайте, а что, если эффект вашего неудачного зелья не развеется сам по себе даже со временем? Что мы будем делать?
Румпельштильцхен успел нахмуриться в ходе своих, как водится, параноидальных размышлений, и этот вопрос заставил его нахмуриться ещё больше. Не исключено, что он застрянет в маленьком теле на несколько месяцев, и перспектива пропустить столько всего в родном мире, а быть может, вернуться и обнаружить, что его план с треском провалился, совершенно Румпельштильцхена не прельщала.
- Вероятно, поищем способ вернуть мне прежние размеры. Проведём пару кровавых ритуалов, - мрачно пошутил он, - возьмём кровь девственницы... О, прошу прощения, - ухмыльнулся Румпельштильцхен, покосившись в сторону Вольхи. - Я не тебя имел в виду. Найдём другую... Шутка! Изначальный рецепт ничего такого в себе не имел, - добавил он, продолжая ухмыляться - впрочем, без особого веселья. - Не знаю, душа моя. Не знаю. Признаться, я рассчитывал, что эффект будет держаться не дольше одной недели, но пока и недели-то не прошло. Не будем отчаиваться раньше положенного![icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

357

- Ты же ничего не задумала, что навредит твоему учителю физически или морально?
Вольха вдруг звонко хихикнула, снова развеселившись от такого вопроса:
- Вы действительно считаете, что даже задумай я какую-то пакость, ответила бы честно на прямой вопрос, учитель? - он мог наблюдать, как содрогаются её плечи от тихого смеха, и как качается рыжий затылок - зачем вообще был задан этот вопрос? Или он ожидал услышать невинное "Нееет, конечно!" и успокоиться? Что ж, отвечать как-то однозначно Вольха явно не собиралась, предоставив наставнику дальше думать за неё, чем его порадовать.
Разве считается нарушением одна маахонькая пакость? Такая небольшая, что сразу и не заметишь, как что-то изменилось; такая невинная, что хоть молись на неё - словом, рыжая готовила нечто замечательно-примечательное, и никакая сделка не могла остановить поток её фантазии. А на слова о последствиях Вольха ответила протяжным ироничным мычанием - мол, ну да, грозный Тёмный маг однажды отомстит, а пока что я с ним поиграю! Или не поиграю... Существовала ещё такая вероятность, что собственно шутка и есть эта самая шутка, то бишь ведьма блефует, грозится и притворяется, чтобы просто полюбоваться паранойей любимого наставника, тихонько хихикая в кулак.
Отложив мокрую, начисто выстиранную ночную рубашку, в сторону, Вольха занялась жилетом. Именно тогда ей и взбрело в голову выдать какую-нибудь ерунду несусветную, чтобы звучала она серьёзно, а Румпельштильцхен будто нарочно подкинул идейку:
- Вероятно, поищем способ вернуть мне прежние размеры. Проведём пару кровавых ритуалов, возьмём кровь девственницы...
- А если к тому моменту я перестану быть ритуалопригодной? - сдуру брякнула рыжая вместо положенного смущения, и чтобы не дать Румпелю возможности и дальше заставить её краснеть, торопливо продолжила. - Сами знаете, всякое бывает, а мы, ведьмы, сосуд греховный, дабы мощь тёмную, колдовскую свою подкрепить, в полнолуния на шабашах не только волками воем да голышом вокруг костра отплясываем, а ещё и в диких оргиях с упырями да вурдалаками участвуем, ага, - сказано это всё было таким будничным тоном, словно Вольха свой завтрак описывала. Не сдержавшись, она полуобернулась, чтобы увидеть, каковой будет реакция наставника.
Смешной эта тема, на деле, не являлась. Недели ещё и правда не минуло, а она уже нервничает, что из-за своей привязанности не сможет так просто отпустить Румпельштильцхена... нет, не домой. От себя. Но лучше глупые шуточки, чем неловкое молчание и печальные переглядки.

+1

358

- Сами знаете, всякое бывает, а мы, ведьмы, сосуд греховный, дабы мощь тёмную, колдовскую свою подкрепить, в полнолуния на шабашах не только волками воем да голышом вокруг костра отплясываем, а ещё и в диких оргиях с упырями да вурдалаками участвуем, ага.
Румпельштильцхен ответил полным насмешки взглядом. Всем своим видом он, казалось, так и говорил: «Не верю!» По крайней мере, в возможные оргии с участием рыжей ведьмы он не верил наверняка. Кроме того, он уже сказал, что пошутил, и его шутки, в отличие от её, хотя бы не приводят к чужим нервным потрясениям!
Румпельштильцхен решил, что он не придаст никакого значения Вольхиным угрозам и преспокойно наденет свою одежду – так дневную, так и ночную. Что она там может ему устроить, за что он потом на ней же не отыграется? На всякий случай он со сладчайшей улыбкой предупредил:
- Не забывай, что ты теперь выполняешь мои желания! Так что с последствиями твоих шуток тебе же и придётся разбираться, - Румпельштильцхен был уверен, что проснётся раньше неё и обнаружит… что? Что ему не удаётся снять ночную рубашку? Что от неё пахнет мясом, а дверь открыта и внутрь крадётся Барсик? Вольхе определённо следует быть осторожней! Если рубашка вдруг окажется мокрой, будто бы её не сушили, наутро простуженный и злой наставник покажет своей ученице, где раки зимуют.
- Ты мне ещё завтра раздобудешь материал для прялки, - нахально заявил пятидюймовый человечек, поглядывая в сторону Вольхи, развалившись на кровати и вытянув ноги. – Шерсть ли, солома – всё едино. С соломой более захватывающее зрелище получается, но как тебе сподручней будет. Может, у вас тут шерсть на каждом углу валяется. А солома… Ты же не спутаешь её с сеном? – Румпельштильцхен не мог упустить возможности задать такой вопрос невинным голоском, хотя Вольха, исходя из её тягостных рассказов о себе, была деревенской и должна была знать очевидную разницу.
- И ещё один замечательный момент. Раз мы теперь можем перемещаться, я хочу, чтобы ты меня перед сном переместила к какому-нибудь кусту, - ещё больше развернулся Румпельштильцхен. Его требовательный голос так и звенел в ушах «прирученной ведьмы». – Вот ведь какая штука – если я, пусть и  невидимым, снова вылезу во двор, что-то может приключиться… опять! – Румпельштильцхен зацокал языком и подмигнул Вольхе. – Мы же этого совсем не хотим, правда, душенька?
Он рассмеялся и сделал небрежный жест – мол, такова жизнь. После чего принялся шевелить босыми пальцами ног для развлечения, будто скучающий мальчишка.
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1

359

Вольха, разумеется, и не ожидала, что Румпельштильцхен поверит в её опыт участия в оргиях, тем более с такими несимпатичными субъектами, как упыри, так что на его насмешливый взгляд ответила довольной ухмылкой и с невинным (то бишь, окончательно перечёркивающим её слова о шабашных приключениях) видом пожала плечом:
- Ну, а что? Всякое случается! Ведьмовские вечеринки - непредсказуемая штука, - доверительным шёпотом сообщила ему рыжая и покивала со знающим видом.
Вольха не раз участвовала в настоящих шабашах, надо сказать. Но если они проходили в компании преподавателей, то ограничивались простыми магическими ритуалами и безобидными заклинаниями... ровно до того момента, как начиналось застолье. После первых же рюмочек снотворного адепты оставались в одиночестве с колдовскими гримуарами, алкоголем и едой, "переезжали" на соседнюю полянку и разводили собственный костёр. Именно после таких вечеров появляются слухи об обнажённых ведьмах, скачущих вокруг огня и читающих свои чёрные заклинания на неизвестном жутком языке. Чтобы наладить контакт и убедить магов мракобесить на своей территории, к ним обычно подсылался кто-нибудь из деревенских пьяниц - они свободно говорили на этом загадочном диалекте.
Но чаще всего у учителей и студентов полянки были разные, и более того - по возможности располагались как можно дальше друг от друга. И, кто знает, может быть, на преподавательской территории и случались какие-либо конфузы с упырями да вурдалаками... Однако Вольха действительно в оных не участвовала, как Румпельштильцхен и думал. А вот в другом он был прав лишь частично: рыжая проспорила и должна была выполнять все его желания, но то, что она придумала, исправить было невозможно. Ну, почти. В любом случае, смысла в этом будет немного. Довольная, ведьма увлечённо продолжала свою работу, уже представляя её результат и беззвучно хихикая. Но ведь Тёмному обязательно нужно поиздеваться!
- Ты мне ещё завтра раздобудешь материал для прялки. Шерсть ли, солома – всё едино. С соломой более захватывающее зрелище получается, но как тебе сподручней будет. Может, у вас тут шерсть на каждом углу валяется. А солома… Ты же не спутаешь её с сеном?
- Уж будьте спокойны, - язвительно отозвалась она. Ежу понятно, на что намекает этот чешуйчатый шутник. Конечно же, ей было прекрасно известно, чем они различаются! И, снова остановив свою работу, чтобы показать Румпелю медовую улыбочку, ведьма с выражением процитировала одного знакомого конюха. - Коник, сено смело лопай; на солому ж сядешь... кхм... сядешь, в общем.
Собственно, в этом милом стишочке и скрывался ответ на вопрос, где ей взять солому. Отжать в конюшне у бедного парнишки - чего же проще! Да и ходить далеко не надо. Одним словом, повезло Румпельштильцхену с ученицей. Хотя вот касательно обучения всё шло не так гладко. Пускай у неё и получилось пару раз переместить камни, всё-таки это были не живые объекты, да и расстояние не в три этажа! Наставник этого видеть не мог, только слышать в голосе Вольхи, но она заметно занервничала после его последней просьбы.
- Может быть, лучше пешком пройдёмся?..

+1

360

Цитату насчёт сена и соломы Румпельштильцхен выслушал с нарочито одобрительным видом, ухмыльнулся и даже похлопал в ладоши. Вольха очень старалась не отставать от него, придумывая ответы, как ей казалось, поостроумнее – чего бы в насмешку не поощрить её? Где-то в глубине души он всё ещё беспокоился, что она, имея на руках доверчиво врученные ей кукольных размеров одёжки, устроит с их помощью совсем несмешную шутку, но Румпельштильцхен запихал все опасения подальше и решил посмотреть, что будет, если он, к примеру, проверит ту же ночную рубашку накопившейся в его жилах магией. Этого Вольха могла не ожидать, верно? Иногда она не думает наперёд, а значит, есть шанс – пусть и такой же пятидюймовый, как сам Румпельштильцхен – перехитрить ведьму, играя в её собственную игру.
Снаружи Румпельштильцхен по-прежнему изображал абсолютную уверенность в том, что Вольха ему ничего не сделает; он лениво потянулся, почесал взлохмаченную макушку, сел и поглядел на ведьму, которая не горела желанием сделать, как он предложил. С одной стороны, Румпельштильцхен её понимал – вдруг она напортачит, и боится напортачить именно потому, что может навредить ему. С другой… Осторожность – превыше всего, не так ли?
- Пешком? Тебе бы тренироваться надо. И побольше. Но если так настаиваешь, можно и пешком, - протянул Румпельштильцхен, раздумывая. – Разумеется, если нам придётся как-нибудь от кого-нибудь побыстрее уносить ноги, то лучше, чтобы ты уже умела перемещать всё, что пожелаешь, легко и просто. Но риск есть, согласен, - рассудил он, глядя на свою руку с выражением лица, ясно говорившим о том, что он никак не намерен расставаться с любыми частями своего тела, а именно это и произойдёт, если Вольха будет колдовать неправильно. Помнится, в первый день их знакомства такая перспектива его пугала ничуть не меньше, чем сейчас.
- Придумал, - тихо хихикнул Румпельштильцхен, снова значительно посмотрев на свою ученицу. – Ты можешь поймать Барсика… или любое живое существо в лесу, того же ежа… и попрактиковаться на нём. Как тебе такой вариант? Если делать это только с неживыми предметами, толку не будет. Ты должна ощущать некую… ответственность. Поначалу не такую большую, как если бы перемещала меня – я-то ценнее кота буду. Таким образом, ты подготовишься морально, - Румпельштильцхен поднял указательный палец и описал им круг, заканчивая: - И потом спокойно справишься с заданием «Переместить наставника в нужное ему место»!
[icon]http://static.tumblr.com/7ed58c0be848b00faff9c5ebe227ec5e/g7cpkdt/p9Mn0w5xs/tumblr_static_rumple3.gif[/icon][sign] [/sign]

+1


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Мал золотник, да дорог


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC