chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Addicted to Danger


Addicted to Danger

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Addicted to Danger

http://s9.uploads.ru/awG5p.gif

http://sd.uploads.ru/cmJfY.gif

◄ Got a secret
Can you keep it?
Swear this one you'll save
Better lock it, in your pocket
Taking this one to the grave ►

участники:Cora Hale & Stiles Stilinski

время и место:через пару недель после истории с Ногицунэ, заповедник неподалеку от дома Хейлов

СЮЖЕТ
Тайны, тайны, тайны. История показывает, что они делают только хуже, но иногда смолчать - лучший вариант, даже если нужна помощь. Кто-то возвращается, а кто-то тонет.

Отредактировано Stiles Stilinski (2017-10-12 14:57:37)

+1

2

- Ты вернёшься туда, откуда стремглав примчалась, как только мы решим проблему с альфами, - так сказал ей дражайший вечно хмурый братец, который возомнил себя вдруг главой семьи и защитником-диктатором. Вспоминая об этом разговоре, младшая Хейл неприятно ухмыляется себе под нос, продолжая шагать по холодной мёрзлой земле, иногда поскальзываясь на особенно заледеневших островках почвы, на которой, к счастью, не остаётся никаких ярко выраженных следов. Она покинула уютную маленькую квартирку, в которой с недавнего времени обосновалась, отправившись в декабрьский серый день, чтобы в одиночестве предаться размышлениям о том, как все в её жизни внезапно перевернулось с ног на голову.
Что делать дальше и как быть теперь она не знала, и не то чтобы молодой волчице не нравилось новое осознание, что теперь она больше никогда не будет одна, даже если очень захочется. Вовсе нет. Ей нравилась действительность, в которой брат жив и пытается проявлять заботу, вот только сама Кора давно уже не была маленькой девочкой, которую нужно было направлять. Прожила же она как-то в Мексике долгих шесть лет, и ничего, жива-здорова! Впрочем, старшему Хейлу этого, кажется, не понять. На самом деле он тоже был несчастен в своём одиночестве, думая, что потерял всех и вся. Не признается, конечно, но она это понимает и без слов.
Подняв голову, Кора взглянула на затянутое пеленой туч небо. Ей почти не было холодно, разве что где-то глубоко внутри продувал лёгкий сквознячок.
- Ты уедешь, потому как, я поеду вместе с тобой.
Этого, признаться, девушка не ожидала, и потому, скорее всего, поддалась на уговоры. Они покинули территорию родного города вместе, семьёй, кою оба боялись потерять снова. И как ни странно, им удалось научиться жить бок о бок, да что там… они даже пришли к пониманию друг друга без лишних слов! Ненадолго, но все-таки это было…
Вздохнув, выпустив изо рта маленькое белёсое облачко, младшая Хейл продолжила свой путь в глубины заповедника, который оказался как нельзя, кстати, подходящим местом для анализа причудливых жизненных троп и поворотов злодейки-судьбы.
Когда он снова исчез из её жизни, волчица, разумеется, всполошилась в тот же день. Дерек ничего не сказал, не объяснил причины, он просто взял и ушёл – как сквозь землю провалился. Почему Кора решила, что он вернулся в Бейкон-Хиллс? Что ж, это казалось ей очевидным. Сама она рванула обратно, едва ли задумавшись над тем, что её там встретит. Родной маленький городок нельзя было назвать спокойным местом, и раздобыть о ком-то какую-либо информацию не составляло большого труда. Особенно, если речь шла о МакКолле и его, так называемой, стае. Детишки ещё не наигрались, заглядывая смерти в лицо, в то время как она, Кора Хейл могла бы сказать, какого цвета у неё глаза, если бы они вообще были…
Вспоминая об отравлении Омелой, оборотень каждый раз невольно ёжится и обнимает себя руками. Разумеется, ей страшно, ибо только дураки не боятся костлявой старухи с косой, которой в принципе плевать, кто попадёт в её чёрный список. Отчасти поэтому она не понимает моралей местного истинного альфы, наблюдая за ним из темноты переулков, сверкая янтарными глазами от едва сдерживаемой злости. Дурак! Никак иначе младшая Хейл назвать парня не может. Язык не поворачивается. Этот неопытный сопляк всегда готов рискнуть собственной шкурой. Практически за каждого! Ну не маразм ли? Волчица этого категорически не понимает, и не хочет понять. Хотя наблюдать за самоотверженным юнцом, право, забавно.
При мысли о бывшем протеже братца на её губах снова появляется хищная гримаса. Девушка было собирается сойти с протоптанной кем-то когда-то давно тропинке, но замирает не сделав и шага. Словно самый настоящий зверь. Запах ударивший в чувствительную слизистую человеческого носа кажется ей знакомым. Она не видит, но знает, что в заповеднике она больше не одна, и не важно уже кто пришёл сюда первым, факт от этого не изменить
Хейл двигается медленно и беззвучно, не желая быть замеченной. Ей неизвестно знает ли команда Скотта об её возвращении, но подозревает, что нет – нос к носу они не сталкивались. Кора могла бы уйти, но хищника ведёт вперёд банальное любопытство, и она, поддавшись ему, осознанно берет след, уже понимая, кому принадлежит запах.
Оборотень его не забыла. Слишком маленькой была та будка в машине скорой помощи. Будучи тогда даже одной ногой в могиле, Кора чувствовала малейшее движение воздуха, насквозь пропитанного им. Стилински.

Отредактировано Cora Hale (2017-11-25 14:33:12)

+1

3

Стайлзу кажется, что он сходит с ума. Отравленный лисом, проходит по тропинке безумия, которую для него так заботливо приготовили. Телами выстлали. Он идет по наклонной. Опускается все ниже и ниже. Пока дышать еще есть чем. И остановить это не легче, чем несущийся со скалы камень.
Стайлз пытается. День за днем будто мантру проговаривает на внутренней стороне век отбившиеся слова. "Я не виноват" звучит абсолютно бессмысленно. "Это все Ногицунэ" - жалким оправданием. Они знали, на что шли, когда искали родителей. Но горячие головы думают слишком поздно. И даже тогда они даже не попытались. Решили, что все закончилось слишком рано.
Стайлз чувствует себя слабым. Он почти не спит, а если и проваливается в дрему, то просыпается спустя считанные минуты, впивается взглядом в запертую дверь и до утра уже не может сомкнуть глаз снова. Ему все кажется, что та откроется, впуская новый кошмар в их жизни. А он ничего не сможет сделать. Всего лишь человек.
Его хватает на считанные дни. И так измученный организм сдается в разы быстрее, и никакие энергетики и кофе уже не могут помочь Стайлзу держаться на ногах. Но бесконечные часы, проведенные среди книг и в десятках вкладок, от которых браузер уже просто отказывался работать, дают свои плоды. Он, наконец-то, понимает, что нужно делать. Ответ, ожидаемо, находится на поверхности, погребенный под мириадом событий.
Короткий инцидент, о котором Стайлз бы и не вспомнил, если бы не начал искать способ прекратить быть обузой для стаи. Исписанные кривыми строчками листы и распечатки отправляются сразу в мешок и на задний двор, где в углу стоит бочка, в которой достаточно легко их сжечь. Отец, по возвращению домой, с опаской косится на догорающую бумагу, но мирится с объяснением, что комната была слишком захламлена. По крайней мере, на время.
Зато сам Стайлз переходит к следующему пункту своего плана. Он знает, что Дитон, единственный, кто мог бы ему хоть как-то помочь, захлопнет дверь прямо у него перед носом, если попытаться попросить, поэтому даже и не дергается. Вместо этого он дожидается следующей ночи, когда отец отправляется на дежурство, закидывает в карман молчащий - им всем нужно время, чтобы зализать раны - телефон и выбирается из дома. Доезжает до дома Хейлов, оставляя там джип, пробирается между деревьями, и только спустя минут пять понимает, что идет вовсе не по выстроенному в голове маршруту.
Неметон притягивает. В прошлый раз Стайлз не ощущал этого, но сейчас? Ему кажется, что с момента, как он подошел к нему достаточно близко, между ними будто канат натянулся. С одной стороны, это хорошо. Это значит, что тогда Дитон не соврал, а соседство с Ногицунэ действительно открыло дверь. Но с другой это просто по-настоящему страшно.
Стайлз как никогда жалеет, что Скотта нет рядом, чтобы если не остановить, то хотя бы просто поддержать своим присутствием. Он стоит над пнем, который в свете фонаря даже не выделяется на фоне леса. Разве что размерами, на него можно спокойно лечь и даже ноги свисать не будут.
По крайней мере, нет сомнений, что место то. Стайлз позволяет себе еще пару минут просто постоять столбом, не слишком волнуясь о диких животных, поскольку теперь-то знает, что они на территорию Хейлов, а особенно к Неметону не заходят лишний раз, но все равно не решается затягивать, боясь, что передумает.
И да помогут ему те, кто был первым.
Вытащенный из рюкзака складной нож простерилизован и наточен, кожу на ладони вскрывает с первого же прикосновения. Стайлз шипит себе под нос, но протягивает ладонь над останками древнего дерева, чувствуя, как с каждой падающей на него каплей крови в ушах нарастает гул. Он закрывает глаза, глубоко дышит и ждет, прислушивается.
Внутри привычно быстро бьется сердце и поначалу Стайлз не чувствует ничего необычного. Пока под ребрами не начинает колоть, заставляя с силой втянуть воздух сквозь зубы от вспыхнувшей на секунду боли. Он отдергивает руку, стряхивая кровь прямо на землю и не сдерживает желания подпрыгнуть на месте.
Искра есть. Она в нем. Он Искра.
А это значит, что он больше не будет бесполезным, не будет мешаться, если что-то снова нападет. Эйфория этого осознания поглощает.

Стайлз приходит к Неметону в десятый, а может двадцатый раз. У него не получается вырываться сюда каждый день, стая постепенно приходит в себя, и теперь все сложнее остаться одному хоть ненадолго, но любая свободная минута приводит его к этому сосредоточию силы, ощущаемому им все сильнее.
По всем историям, что ему удалось собрать, Стайлз знает, что пока что не способен ни на что, кроме как управлять рябиновым пеплом, да и только. Этого мало. Он понимает, что спешить нельзя, тем более без какой-либо помощи, но не может отделаться от мысли, что опаздывает. От того, как сильно приходится всматриваться в узоры пепла, заставляя его двигаться, болят глаза и дрожат руки, но зато Стайлз определенно развил в себе умение различать хоть что-то в темноте.
Хруст ветки за спиной раздается настолько неожиданно, что Стайлз даже руки не успевает опустить, как поворачивается, вздымая вокруг себя дымку, превращающуюся в круг. В другое время он бы рассмеялся, такой ровной линии ему еще не удавалось добиться. Но сейчас его больше волнует, что на краю поляны стоит никто иная, как Кора Хейл. Которую он, кстати, почему-то видит даже слишком четко, хотя выключенный фонарик лежит далеко в стороне.
- Кора?

+1

4

Кора Хейл крадётся по лесу не издавая ни звука, ни шороха. Она умеет действовать бесшумно, научилась быть незаметной, когда в этом вдруг возникала необходимость. Иначе она банально не смогла бы выжить в той реальности и в тех условиях, в которых приходилось жить последние несколько лет. Забавно, ведь когда-то в далёком почти забывшемся детстве, юная волчица не боялась, что люди неожиданно раскроют её звериную суть: да, их семья всегда была осторожной, но дома среди родных, младшая Хейл могла не сдерживать себя. Ни надевать столь ненавидимых в прошлом, и полюбившихся ей сейчас масок.

Думая об этом, девушка в который раз за день кривит губы в неприятной ухмылке. Кто мог знать, что жизнь повернётся так круто, оставив в глубине души тяжёлый осадок серого пепла, что в реальности уже давно унёс ветер? Пожар случился, прошлого не изменить, и потому, думать об этом нет смысла. Вот только забыть Кора никак не может. И пусть одиночество давно стало неотъемлемой частью её существования, въелось под кожу, растворилось льдинками в горячей крови, иногда ей хотелось громко взвыть, разодрать грудную клетку в мясо, чтобы только не чувствовать этой сосущей подобно чёрной дыре пустоты.

Именно по этой причине она доверилась брату. И по ней же, после того как он снова бросил её не объяснив причины, младшая Хейл не могла позволить себе снова купиться на добрые слова. Не в этот раз. Не в этой жизни. Она поклялась никому больше не верить.

«И, тем не менее, ты снова здесь», - гаденько шепнул внутренний голос.

«Бейкон-Хиллс – мой дом», - ответила сама себе волчица, приближаясь к источнику бившего в нос запаха. Мальчишка мог никогда не узнать о том, что она была поблизости. Если бы Кора сама захотела этого. Но Стайлз Стилински не был презираем ею, как тот же, Скотт Маккол. Сын шерифа не вызывал однозначного негатива, хотя она тоже не всегда понимала его мотив. Однако перед ним у неё все ещё был должок. Поэтому и только поэтому, издали заметив, что с парнем творится что-то неладное, в частности безошибочно угадывая запах пролившейся на землю крови, девушка намеренно наступает на подвернувшуюся под ногу ветку.

В тишине раздаётся громкий хруст. Стайлз оборачивается, и Хейл приходится выйти из спасительной тени деревьев. На лице её застыло хмурое выражение. Она бегло отмечает его дрожащие руки и ловит на мгновение испуганный взгляд. После чего невольно вздёргивает бровь в немом вопросе. Конечно, младшая Хейл удивлена тем, что видит. Она и не скрывает этого, вот только, по сути, ей не должно быть до него никакого дела. Окажись на её месте кто-то из его друзей, они, разумеется, тут же бросились бы задавать вопросы, но оборотень молчит. Лишь смотрит на одновременно знакомого и незнакомого ей человека, чуть щуря карие глаза.

Ей не нравится это место. Не нравится то неприятное чувство в собственном животе, которое у неё этот пень вызывает. Несомненно, в нём что-то есть. Это понять так же просто, как и то, что Стилински оказался рядом с ним не случайно.

Что он пытался найти здесь – силы? Чего пытался добиться, вскрывая плоть на своей ладони? И почему вдруг пепел рябины вздымается, образуя защитный круг? Неужели у самого посредственного члена команды истинного альфы появилось что-то, кроме его знаменитой биты и остроумия?

Девушка молчит даже когда он произносит её имя. Оно в его устах звучит так, словно он не до конца верит, что она действительно стоит сейчас перед ним – столько в нем удивления. В какой-то момент Хейл собирается развернуться и уйти, убеждая себя, что не её это дело, и что нет смысла в том, чтобы отвечать Стилински, подтверждая очевидное, ведь они друг другу никто. Не друзья, просто знакомые, которым не посчастливилось однажды вляпаться в общую неприятную историю.

К счастью, это все в прошлом.

Они действительно друг другу никто, и кора даже отступает, в твёрдом решении повернуться к парню спиной и скрыться с его глаз, будто её никогда здесь не было. Будто эта случайная встреча не имеет никакого значения для неё. Вот только чертова память как назло проигрывает в сознании другое время и место.

Хейл вздыхает. Её долг ему ещё не уплачен. А посему…

- Это моё имя, - усмехнувшись, кивает волчица. – Почему ты так удивлён, Стайлз, и что, черт возьми, творится с твоими глазами? – в её голосе проскальзывает невольное раздражение. Почему-то ей кажется, что мальчишка знает, где Дерек. И это она вознамерилась узнать у него, но сперва пусть объяснит свой мотив. Этот большой пень с каждой минутой не нравился Хейл все больше. И раз уж она осталась, ему придётся ответить на её вопрос.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Addicted to Danger


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC