chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » locked heart


locked heart

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

locked heart

http://funkyimg.com/i/2yEfE.gif http://funkyimg.com/i/2yEfD.gif
Nirvana — Heart-Shaped Box ►

участники:Graham Humbert & Regina Mills

время и место: несколько дней спустя после падения Проклятия, через час после событий эпизода «Там, где сердце», Сторибрук

СЮЖЕТ
Встреча в лавке Голда прошла почти что мирно, а главное, продуктивно — есть вопросы, которые не решаются просто, но Темному удалось найти выход, который удовлетворил интересы всех сторон. Свою часть сделки он выполнил незамедлительно, теперь дело за королевой.

Отредактировано Regina Mills (2017-10-24 23:40:45)

+3

2

Охотник не мог предположить того, что сделка, заключенная с Темным, пройдет достаточно гладко. У Злой Королевы был довольно суровый нрав, поэтому доверить свою судьбу такому человеку – занятие довольно рискованное. Румпельштильцхен служил неким гарантом исполнительности, ведь Хамберт знал к кому идет. Однако, госпожа мэр приняла условия слишком быстро и безболезненно. Насколько сильно успел изучить женщину Грэм, она должна была разнести пол лавки. И это была бы лишь затравочка для более серьезных последствий. Но в процессе разговора удалось выяснить, что Реджина потеряла свою магическую мощь. Этот факт хоть как-то объяснял ее покладистость. Да и сам Темный всегда умел мотивировать людей на те или иные действия. Охотник это почувствует рано или поздно на своей шкуре. Но он не против. Человек, здраво оценивший всевозможные риски, не станет юлить или как-то избежать своей ответственности. А если речь заходит о фигуре, которой нечего терять, то его можно описать лишь одним словом: опасный. Бывший шериф был действительно опасен. Ему удалось вернуться снова в сказочный мир. Никто даже словом не задался, а как так вышло? Что с ним там произошло? Изменился ли он? Что стоит от него ожидать? Неужели, никто не видит в нем «темную лошадку?» Тут же и дураку понятно. Если ты возвращаешься из мест, куда не каждая душа пожелает отправиться – таким как прежде, уже не быть. И стоит поблагодарить за это Реджину Миллс. Она из-за своей эгоистичности и нежеланием терять «свое», готова идти по головам. И ей не составило никакого труда «вывести из игры» того, с кем она провела достаточно много времени. Этому человеку она могла доверять самое дорогое – своего сына. Но стоило появиться в Сторибруке Эмме Свон, как карточный домик разрушился. Пелена вранья и иллюзий начала исчезать. Грэм был первым, кто смог разглядеть суровую реальность. Оказалось достаточно всего одного поцелуя.
Хамберт пропустил многое. Тем не менее, не могло все изменится так сильно, чтобы госпожа мэр начала называть его псевдо-любезным тоном. Знали бы вы, как это выводило из себя. Для чего нужно было это представление? Для мистера Голда? Так хозяин лавки не был глупцом и наверняка знал о продолжительной связи своей ученицы и блюстителя закона. Хорошо, что Грэм и Реджина встретятся наедине. Потому что гордому носителю бороды была нужна искренность, а ее можно было добиться лишь без третьих лиц. Проблема заключалась в том, что ожидания мужчины были не оправданы. Миллс восстановится слишком быстро. Через час. К этому нельзя было подготовиться, а отказаться было еще хуже. Это означало проявить слабость. И если перед Темным это было в порядке вещей, потому что объективно – это был один из сильнейших, то перед женщиной позориться не хотелось. Одно дело, если бы их ничего не связывало, но ситуация абсолютно противоположная. А куда обычно ходят такие экземпляры, чтобы набраться решимости? Правильно, в заведение с хорошей выпивкой. Благо, Голд подарил прекрасную возможность напиться. Все-таки, удачную сделку лучше обмыть.
Была и еще одна причина пропустить стаканчик другой. Слишком напряженные отношения были между мэром и бывшим служителем порядка. А крепкий напиток всегда сможет сгладить неровности там, где казалось бы, выхода нет. Нужно только четко понимать, какого эффекта хочешь добиться. Охотник может «принять на душу» так, что вообще не сможет разговаривать. В лучшем случае, ему удастся куда-нибудь оперативно приземлиться и просто кивать головой на любые слова и действия Злой Королевы. А если она вдруг начнет возмущаться, бурчать и тому подобное, то можно просто улыбаться, продолжая кивать головой. Но увы, Хамберту необходим диалог с этой женщиной, а значит, пойти по легкому пути, нажравшись «в ноль», не выйдет. Придется соблюдать меру. Хорошо, что она у всех разная, не так ли?
Со стороны, Грэм мог показаться человеком, который прибыл с необитаемого острова. Вот с такой жадностью он поглощал местное спиртное. В целях немного оправдаться, можно смело отметить, что Хамберт во время своего отсутствия – подвергся суровым пыткам. И как человек, любящий вечерком пропустить стаканчик-другой, он попал в совершенно другой мир. Жестокий, требующий настоящего характера. Мало кто справился бы с тем, что ему приходилось соблюдать «сухой закон». А гордый носитель бороды осилил. И когда ему подвернулся повод наверстать упущенное, то он оторвался на полную, даже не заметил, как быстро истекло отведенное время. Он поднялся с места, поклонился, и ушел. Наверное, хорошо, что он еще не успел обзавестись ключами от полицейского автомобиля, потому что сегодня Сторибруку удалось избежать эпичного ДТП. Холодный воздух должен был помочь Хамберту. Вернуть ясность мыслей, например, но воздействие оказалось обратным. Попав на свежий воздух, его накрыло еще сильнее. Он шел, покачиваясь прямо до дома мэра.
Заходить сразу – было как-то палевно. Нужно было немного прийти в себя. Да, бывший шериф опаздывал, но что тут такого? Негоже заходить в чужой дом, не сделав предварительно три круга почета вокруг здания. А еще лучше десять. Спустя несколько минут, мужчина остановился возле порога немного подумать. Закралось у него смутное сомнение.
А туда ли я вообще пришел?
Когда возникают вопросы – нужно дать на них ответы, как бы очевидно это не звучало. Будет неловко, если Грэм войдет не туда. А это значит, что? Правильно, еще один круг почета! В этот раз Хамберт обходил дом намного медленней, чтобы рассмотреть каждую досочку, каждый гвоздик. Его абсолютно не волновало, что его могут заметить, как и то, что на улице уже было темно, поэтому разглядеть что-либо довольно проблематично. Но все же, внести ясность Охотнику удалось.
О! Узнаю это окно. Я же с него сиганул, когда мы с Королевой того… А Эмме сказал, что еду ухаживать за животными. Ай,яй,яй, плохой Грэм. Врать не хорошо, особенно «Детектору лжи».
Промявшись минут пятнадцать возле дома на улице, мужчина «созрел» подняться по ступенькам к двери. Равновесие все еще немного его подводило, поэтому он уперся головой в дверь, начиная по ней тарабанить.
- Когда мы были вместееееее. И было все как в песнееееее. Твои я губы целовааааааааал, – начал петь Охотник. Его понесло немного в романтику. Но когда дверь распахнулась, то Грэм навалился на Реджину.
- Добрый вечер, здравствуйте, – пробубнил Хамберт, во время того, как «обнял» хозяйку, положив голову ей на плечо и пересек порог.
Мягенько…

Отредактировано Graham Humbert (2017-11-03 22:13:24)

+2

3

Затаив дыхание, Реджина раскрыла ладонь — пламя тут же развернуло свой лепесток; поначалу слабый, дрожащий, он разгорался увереннее и ярче, пока наконец не превратился в огненный шар — сила возвращалась. Реджина чувствовала это — как магия пульсировала внутри ее тела, как бежала вместе с кровью по венам, как одновременно была частью ее и пронизывала собой все вокруг. Давно забытое ощущение — и Реджина не могла им надышаться, будто бы все эти годы в воздухе Сторибрука не доставало кислорода, но теперь его стало вдоволь — и воздух оказался свеж и сладок.

Она научилась жить без магии — поначалу было, конечно, сложно, привычки, усвоенные в Зачарованном лесу, давали о себе знать. Сколько раз Реджина по первости пыталась зажечь свет или достать вещь с верхней полки взмахом руки. Сложнее всего без магии было обходиться, когда Генри достаточно подрос, чтобы самостоятельно перемещаться по дому и влезать всюду, куда только мог дотянуться — тогда Реджина узнала, что самый тревожный звук в доме, где есть ребенок, тишина, и рефлексы, казалось бы, давно забытые, могли дать о себе знать совсем неожиданно. Смешно и нелепо, наверное, она выглядела, когда инстинктивно вскинула руку, испугавшись, что двухлетний Генри, старательно пытавшийся перевалиться через бортик кроватки и вылезти, сейчас упадет — магией, разумеется, в этом мире не пахло, и Реджине пришлось поспешить, чтобы успеть подхватить сына руки.

Замысловатый жест кистью — на столе перед ней в клубах фиолетового дыма послушно соткалась шкатулка из склепа. Еще одно испытание своей силы — и Реджина осталась довольна. Она осторожно взяла сердце в руки — живое, горячее. Искушение поднести его к губам, произнести приказ было огромным. Вот же оно, сердце Охотника в ее ладони, книга с чарами тоже при ней, и магия снова звучит в ней сильно и верно — она могла бы заставить Грэма забыть Свон и все, что случилось, и быть на ее стороне.

Нельзя — это понимание заставляет Реджину разочарованно вернуть сердце в шкатулку. Она не сделает этого — в первую очередь ради Генри, чтобы он видел и знал: она способна быть честной и совершать не только зло. И только потом — потому что выбора у нее нет, сделку с Темным королева нарушить не может.

Реджина отвела и себе и Грэму немного времени — ей хотелось поскорее со всем этим закончить. Она чувствовала себя напряженно — теперь, когда чары и Проклятие спали, Охотник был непредсказуем, злился на нее, и если прежде Голд мог его урезонить, сейчас ей предстояло справиться с бывшим шерифом самой.

Но свой час Реджина использовала с умом и, ей казалось, была готова ко всему — и все же шум у входной двери вызвал у нее недоумение. Реджина ждала чего угодно, но только не серенад на своем пороге и не изрядно принявшего на грудь Хамберта. Боги, о чем он думал вообще?

— Грэм? — Реджина попыталась отстраниться от свалившихся на нее «объятий», но это оказалось не так-то просто. — Ты... пьян, — непонимание и неодобрение легко читались и в выражении ее лица и в интонациях — Реджина не считала нужным это скрывать. — Идем, — осторожно поддерживая и направляя гостя, Реджина увлекла его в гостиную, чтобы усадить на один из стульев, а после приподняла его лицо за подбородок, пытаясь понять, как много он выпил и  стоит ли с ним вообще говорить. — Ты помнишь, зачем пришел?

Взгляд у Реджины немного встревоженный. Если Охотник в состоянии мыслить более-менее здраво, она вернет ему сердце — и дело с концом. Если же нет... эту проблему, она, пожалуй, будет решать по мере ее проявления.

+2

4

В мире существует множество красивых мест, таящих в себе что-то интересное и новое. Кто-то ищет простых приключений, кто-то отправляется на поиски сокровищ, а у кого-то под сокровищами значатся совершенно обычные вещи. Порой, многое воспринимается людьми, как должное и они начинают придавать ценность происходящему только тогда, когда происходит что-то ужасное и плохое. В жизни Охотника произошла трагическая цепочка событий, которая заставила смотреть на вещи под другим градусом. И нет, речь идет не об алкогольных напитках. Хотя, чего греха таить. Если как следует принять для храбрости (стопок так 10), то и на окружающий мир начинаешь реагировать по-другому. Вокруг становится все ярким и красивым. Можно расслабиться. Вот мужчина и сделал это, как следует.
Некоторым не много нужно для счастья. Услышав вопросительное «Грэм» в свою сторону, то бывший шериф улыбнулся. Это было почти так же приятно, как оргазм. Как же долго он ждал, чтобы Реджина назвала его по имени. Они же не чужие люди. И оно того стоило.
- Я есть Грэээээм, – утвердительно кивая головой, стараясь «поддержать диалог», пока женщина поддерживала его. На душе было радостно, что она не перепутала его имя. Затем, последовал вполне логичный вывод, не требующий никаких детективных навыков или серьезных экспертиз. Хотя, конечно можно было дунуть в алкотестер, но зачем? Охотник добрался до дома Злой Королевы не используя ничего, кроме своих двоих.
Неверно. Я чертовски пьян, женщина!
Но делиться своими мыслями с мэром мужчина не торопился. Он же все-таки гость в ее доме, а это неприлично, как минимум и немножечко стремно. Не хотелось становиться «спящей красавицей» на полную ставку. В голосе брюнетки можно было опознать нотки своегообразного недовольства. И ее можно понять. Мало кто захочет видеть рядом с собой человека, который в дрова. Но мы в ответе за тех, кого приручили. И к Миллс данная фраза относилась с полной ответственностью. Именно это она и сделала с Хамбертом. С другой стороны, хоть Охотник и надрался, свою совесть он не потерял. Если бы Генри присутствовал в данный момент, то бывший шериф не позволил себе такого состояния. А так, были приняты все меры для того, чтобы в обязательном порядке прийти к консенсусу со Злой Королевой. И это лучше делать пьяным, чем трезвым. Гордый носитель бороды проследовал за хозяйкой, после чего был усажен на один из стульев.  Он почувствовал прикосновение женских пальцев на своем подбородке, после чего они встретились с женщиной глазами. Несмотря на «слой пьяного дурмана», Грэм вполне адекватно играл в гляделки со Злой Королевой. Его очи не собирались в кучу. Очередной вопрос, повисший в воздухе. Мужчина не торопился на него отвечать. Куча выпитого алкоголя никогда не сказывалась на ясности его памяти. Только сильнейшее заклятие способно повлиять на нее, впрочем, это не нужно объяснять Миллс. Хамберт взял женскую руку, после чего расположил ладонь в том месте, где бьется человеческое сердце.
- За этим, – кратко и по делу отвечает Охотник. Между Реджиной и Грэмом давно ничего нет. Прикосновения больше не имели прежней силы, но они все еще наглядно демонстрировали положения вещей. Да и прошлое не так просто вычеркнуть из своей жизни.
- Сегодня, ты меня впервые назвала по имени. Если дело в том, что я пьян, то могу пообещать быть вечно пьяным в твоем присутствии, – вполне серьезно говорит Охотник. Вся эта излишняя официальщина была ему не по душе. Он человек простой и открытый. Да и глупо это все выглядело со стороны. Если бы они с самого начала общались в деловом стиле, то и претензий не возникло бы. А раз произошло много интересного, то нет никакого смысла отматывать назад. Разумеется, Хамберт понимал, что его алкогольное состояние было не при чем. Весь нюанс крылся в Румпельштильцхене. Он не собирался лезть в чужие взаимоотношения. Они не должны волновать бывшего шерифа. Он пропустил многое. Могло произойти все, что угодно. Это же Сторибрук, все-таки. С приездом Эммы Свон поменялось многое. Для всех. Но пусть Реджина подтвердит его догадки. В противном случае, ей придется наблюдать пьяного бородатого мужика, слоняющегося по городу. Очень сомнительное удовольствие, не так ли?
- А еще я пришел за ответами, – дополнил Грэм. Все верно, одним возвращением дело не кончится. Да и Миллс сама виновата, что натолкнула на подобные мысли. Потому они поговорят, возможно, на не очень приятную тему. Однако, это все-равно пришлось бы сделать. И уж лучше сейчас, пока Хамберт достаточно пьян и миротворен. Алкоголь действовал на всех по-разному. В ком-то просыпался бунтарский характер, а кого-то тянуло на обнимашки, поцелуйчики и в сон клонило. К тому же, это неплохой источник храбрости. Благодаря ему можно сделать то, чего не станешь обычно.

Отредактировано Graham Humbert (2017-12-07 13:32:36)

+2

5

Заставь их, и они полюбят тебя — это внушала ей Кора, но природа чувств человеческих была гораздо сложнее, и понимать их Реджину никто не научил. Выискивать слабости и давить на них — это она могла, а вот душа чужая всегда оставалась для королевы потемками.
Реджина недовольно поджала губы — черт его разберет, Охотника. Он был пьян, чертовски пьян, едва на ногах держался и пел дурацкие песни у ее порога — и в тоже время ведь дошел без чужой помощи до дома номер сто восемь по Мифлин-стрит, и взгляд у него был достаточно ясным для человека в подпитии, и память не подвела его.
Реджина чувствовала себя неловко, не понимала, как вести себя с ним, — что еще придет в его нетрезвую голову? — и оттого злилась. Между ними все прогорело, и на пепелище не было места любым напоминаниям об отношениях более близких, чем  сотрудничество мэра и шерифа, однако Хамберт, по-видимому, считал иначе.
Двадцать восемь лет — нельзя их перечеркнуть просто так. На это время Грэм стал частью ее жизни: он был ее любовником, надежным плечом, мужчиной, которому она не боялась доверить сына и которого могла попросить о помощи. Если задуматься, жизнь под проклятием — до того как Генри узнал, что неродной, и привез Эмму Свон — была не так уж и плоха.
И все же чего-то в ней не хватало — Охотник никогда не был тем, кто заполнил бы пустоту в душе Реджины. Двадцать восемь лет он не сомневался в своих чувствах к ней и был покорен, как пес, — и все же неуловимое чувство неудовлетворенности ее не отпускало; их отношения были иллюзией, как и вся мирная жизнь сонного городка в штате Мэн. Реджина повторяла себе, что и этого ей должно быть достаточно — все равно ее никто и никогда не полюбит по-настоящему, таков ее счастливый конец, чего же еще желать?
But still, it was not enough.
Реджина закатила глаза — только вечно пьяного шерифа в городе ей не хватало. Если достаточно называть его по имени, чтобы скорее закончить со своей частью сделки, что же, это не так уж много.
— Перестань, — бросила она, отворачиваясь. Заигрывать или шутить Реджина была не в настроении. Битва за любимую игрушку была проиграна — бывшая королева понимала это, даже если не хотела с этим мириться. Он предпочел ей другую женщину, Проклятие пало, и теперь он ей больше не нужен. Охотник должен был радоваться ее милосердию — она, в конце концов, оставила ему жизнь.
Тихо щелкнув, открылась крышка шкатулки — Реджина взяла сердце в руки со странным чувством. Она вырывала сердца, обращала их в пепел в ладони, причиняла своим жертвам боль и подчиняла их — ее коллекция едва ли уступала коллекции Коры. Но прежде возвращать сердца их владельцам ей не приходилось.
Приблизившись к шерифу, она глубоко вдохнула, как перед прыжком в холодную воду, и резким движением вложила сердце мужчине в грудь. Еще мгновение назад оно билось в ее пальцах — такое живое, горячее — теперь же, пропустив удар, застучало в клетке ребер.
Реджина смотрела на Грэма, и в глубине ее взгляда можно было прочесть нотки интереса. Ее никогда не заботила судьба и ощущения ее жертв — она не знала, что чувствуют люди, лишенные сердца. Женщина молчала — дала Хамберту немного времени, чтобы прийти в себя и свыкнуться с наличием сердца, а после сложила руки на груди и покачала головой:
— Грэм, я выполнила свою часть сделки. Больше я ничего не обещала.
«Аудиенцию» бывшая королева считает законченной и дает это понять всем своим видом. Ей кажется, между ними все уже решено.

+2

6

Невооруженным взглядом было видно, что точка зрения на одну ситуацию у Реджины и Грэма была своя. А учитывая, что мужчина со щетиной знал толк в охоте, и глаз у него был вполне наметан, то и видел он намного больше и дальше. И да, даже употребление в себя некоторого количества алкоголя ему не мешало. Всегда можно выкрутиться и назвать его состояние «не баг, а фича». Ну а что, существует же техника пьяного мастера, не так ли? Чем техника «пьяного экс-шерифа» была хуже?
Каждый из них обладал целеустремленностью, благодаря чему им удалось добиться определенных успехов. Раньше им не приходилось противостоять друг другу, потому что Хамберт всегда был на стороне мэра и другую сторону занимать не собирался. Но такая стратегия оказалась не долгоиграющей. Приезд Эммы Свон в Сторибрук перевернул все с ног на голову. В том числе, и чувства Охотника. Всего один поцелуй смог внести сомнение в реальность происходящего. Очень сомнительно, что бородач решился бы впиться в чужие женские губы на трезвую голову. Желание никуда бы не делось, но для реализации нужен хороший пинок.
- Не я это начал, – кратко отговорился Грэм, жестикулируя оправдательно руками. И в этом он был прав. Злая Королева не станет отрицать, что всю кашу заварила именно она. Возможно, не совсем одна, а с чьей-то помощью. Но идея, давно зревшая в голове, несомненно принадлежит ей. А жизнь устроена таким образом, что за все приходиться расплачиваться рано или поздно. Свою цену он уже успел отплатить, когда посмотрел в сторону Спасительницы, посмел проникнуться к ней чувствами. Но это так, вишенка на торте. Его не затянуло окончательно. Вернувшись в сказочный мир, Грэм хотел во всем разобраться. Других желаний у него не было. Разумеется, на Реджину он злился и не питал сильных положительных эмоций, но сделать что-то сильно плохое женщине…. Нет, мужчина не такой. Понимание того, что вред может быть нанесен не только конкретной цели, а еще и окружающим – останавливает. При любом другом сценарии, он бы придумал, что сделать с мэром. Тем более, что звезды сошлись и она лишилась магии на какое-то время.
Хамберт привык платить по счетам. Он мог обойтись и без вмешательства Темного, но не факт, что результат оказался бы лучше или хотя бы, приблизительно таким же. Однако, в чем можно не сомневаться однозначно: жертв от их противостояния могло возникнуть больше. Румпельштильцхен выступал этаким гарантом чистоты их сделки. Миллс его боялась, потому что он был не обычным. А когда воспоминания вернулись, то постепенно все вставало на круги своя. Что же касается самого Грэма, то страха он перед магом не испытывал. Не потому, что тот не имел власти или возможности «испугать». Шерифу не доводилось переходить дорогу хозяину лавки. Ну, и кто бы мог подумать, что подобный нейтралитет сможет пригодиться, в будущем? Разумеется, между ними могло бы быть соперничество за Злую Королеву. Но когда Охотник был у дел, то все обстояло совершенно иначе, а сейчас… былой заинтересованности нет. Неудивительно, трудно питать желание к тому, что было навязано.
Честно говоря, ощущение от того, когда тебе вставляют если вы понимаете, о чем я – довольно странное. К этому нельзя быть подготовленным наверняка. Чувство немного неприятное и болезненное. У Охотника не было подобного опыта прежде, потому корректно сравнить с чем-либо представляло маловероятным. Для Злой Королевы данный опыт тоже был впервые, возможно. Приятно быть первым, даже в такой ситуации. Мужчина набрал воздуха в легкие, а потом медленно выдохнул, положив ладонь ровно в то место.
Бьется…
- Ты так ничего и не поняла, да? – слегка прибухано-удивленным взглядом Грэм одаряет свою собеседницу. Это довольно странно, когда человек, находящийся в трезвой ясности не видит очевидных вещей. Хамберт не рассчитывал брать на себя роль «пояснителя», но раз уж он в подобающей кондиции, то почему бы, и за жизнь не поговорить?
- Дело совсем не в том, что ты обещала. А в том, чтобы поступить правильно и по справедливости, – продолжает вносить ясность Хамберт. Он уже успел отметить кое-что для себя, там, в лавке Голда. Реджина изменилась. Несмотря на то, что Охотник подстраховался, она бы все-равно могла схитрить. Она же Злая Королева – многоходовочки, как орешки щелкает.
- Когда ты пришла к Темному за книгой, то мое присутствие тебя удивило. Но что конкретно? Мое фактическое нахождение или то, что я обратился к нему. Спорю, что второе. Так ответь же мне, если бы я, очнувшись, сразу пошел к тебе, то вернула ли бы ты сердце его законному владельцу? – задает вопрос бывший шериф, несмотря на то, что мэр попыталась поставить точку в их взаимодействии. Но Грэм умеет быть весьма настойчив, и выпроводить женщина его сможет только силой. Скорее, с помощью магии, потому что физически Хамберт ее превосходил, даже находясь под градусом. А если она воспользуется своим могуществом, то навсегда растеряет былые остатки уважения и понимания гордого носителя бороды. Ведь, он единственный, кто никогда не просил больше, чем заслуживал и не отбирал чужого. Так, пусть, Реджина воздаст ему по заслугам.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » locked heart


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC