chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Dancer in the Dark


Dancer in the Dark

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Dancer in the Dark

https://78.media.tumblr.com/7e23997e963db68989c8545c7a170b3d/tumblr_oyuntp8X0e1rwfbt4o1_500.gif
https://78.media.tumblr.com/5fc10ede6dbcb25d1634eec6b7b55c32/tumblr_oyuntp8X0e1rwfbt4o3_500.gif
https://78.media.tumblr.com/7f29b34ab07f9f6100dd998e1020356b/tumblr_oyuntp8X0e1rwfbt4o2_500.gif

◄ Не принимай даров, не выходи за огнями в ночь,
Не подавай руки, не жди, что кто-то придёт помочь ►

участники:Rumplestiltskin & Regina Mills

время и место:спустя несколько недель после побега Реджины из шервудской таверны; Темный замок, затем Бесконечный лес

СЮЖЕТ
Куда заведет молодую королеву танцующий во тьме Бесконечного леса огонек и как далеко ей придется зайти, чтобы доказать Румпельштильцхену, что она достойна продолжать обучение?

epigraph

Не отвечай на просьбы, не впускай незнакомца в дом,
Не принимай даров, не выходи за огнями в ночь,
Не подходи к тому, кто за текучей стоит водой,
Не подавай руки, не жди, что кто-то придёт помочь.
© lightwind

+2

2

- Что? Ты не хочешь больше учиться? – Колесо прялки замерло, весь механизм остановился, а сам Румпельштильцхен развернулся на табурете к Реджине, демонстрируя ей своё удивление и приподнятые брови. Однако никакого возмущения или гнева пока не наблюдалось; Тёмный даже не сопроводил свои слова бурной жестикуляцией – руки его спокойно лежали на коленях.
На самом деле, дар предвидения давно показал ему смутную картинку, на которой Реджина гордо поворачивалась прочь и уходила из Тёмного замка с высоко поднятой головой, чтобы... потом вернуться. Конечно же, Румпельштильцхен не был удивлён теперь – но показывать ученице этого не собирался.
- Разве я давал тебе плохие уроки? – тон Румпельштильцхена сделался вкрадчивым. – Разве я требовал от тебя чего-то невозможного, разве я бывал суров больше, чем требуется?
Тёмный слегка лукавил – он мог быть суровым, жёстким, а подчас и жестоким. Последнее требовало, прежде всего, от него самого значительных усилий. Иные взгляды, которые бросала на него Реджина, заставили бы прежнего доброго и совестливого человека умыться стыдом и немедленно раскаяться – и, похоже, этот стыдливый глупец всё ещё жил в глубине души Румпельштильцхена, если ему приходилось собирать волю в кулак, чтобы преднамеренно продолжать подводить Реджину к абсолютному отчаянию. Она не должна была стать счастливой – и не станет. Тем не менее, был один странный момент – усилие над собой приходилось делать, когда дело касалось именно Реджины. Что-то дурное в отношении любого другого, незнакомого ему человека, Румпельштильцхен мог сделать спокойно. И его беззаботный смех прозвучал бы искренне. Ну а с дочерью Коры дела обстояло иначе – видимо, потому, что это была дочь Коры, сказал себе Румпельштильцхен. И более не размышлял на эту тему.
Сейчас он выглядел как наставник, слегка обиженный неблагодарностью ученика – хотя это был всего лишь очередной акт драмы. Реджина ещё не раз попытается уйти от него, обвинит в чём-нибудь, станет бросать ему в лицо злые упрёки… Постепенно она превращалась в ту, которой и должна будет стать спустя годы. Разумеется, до этого ещё далеко, но начало положено… не так уж давно. Но вспоминать об этом «начале» Румпельштильцхен совершенно не хотел и вместо этого едко поинтересовался:
- Что же, душа моя, самостоятельно теперь учиться хочешь? Любопытно будет посмотреть на твои успехи. Как научишься менять цвет прядки волос на другой, позовёшь. Вероятно, лет через пятнадцать ты даже сумеешь изменить свой облик целиком и наконец-то спокойно придушишь Белоснежку, не вызвав подозрений, - Румпельштильцхен звонко рассмеялся, делая вид, что крепко обхватывает пальцами собственную шею; развёл руками, с сожалеющей гримасой на лице демонстрируя покорность судьбе – дескать, уходишь так уходишь, недоучка, - и вновь повернулся к прялке. Заскрипело колесо, солома в умелых пальцах Тёмного привычно становилась драгоценным металлом.
[icon]https://media.sticker.market/gif/rumplestiltskin-58d6e073f199070c18eb0c93-g.gif[/icon]

+1

3

— Все верно, я не хочу продолжать занятия, — Реджина смотрела на Темного упрямым взглядом. Она могла бы просто не прийти, как делала прежде, но чувствовала, что должна сказать ему это в лицо, чтобы он понимал: она говорит совершенно серьезно. Это не каприз и не прихоть — она в самом деле больше не хочет постигать магию тем путем, который он ей предлагал.
«Я не дам тьме меня поглотить».
То, как сплеталась ее жажда мести в сетку очередного заклинания, Реджину пугало — это чувство питало магию и в тоже время, казалось, пожирало ее саму. Алое, живое, пульсирующее сердце в ладони казалось ей жутким зрелищем — и все же она невольно думала о том, что это могло быть и сердце Белоснежки. Тогда осталось бы только сдавить.
Во сне пепел облетал с ее пальцев — кукольно-белое личико Белоснежки навеки застыло в испуге, темные волосы разметались по полу, в хрупком тельце не осталось и капли жизни. В отражении зеркала она видела Темного за своей спиной, и мрачное торжество наполняло ее.
Вздрогнув, Реджина просыпалась и долго не могла уснуть снова — в какое чудовище Румпельштильцхен ее превращал? Но она ведь и в самом деле хотела, чтобы Белоснежка страдала, как страдала она, — Дэниел был мертв, а девчонка счастливо порхала по жизни, и это было несправедливо. Принцесса должна была усвоить урок.
— И чему ты меня научил? Вырывать у единорогов сердца? Переносить предметы усилием мысли? Как это приблизит расплату?
Реджина запальчиво спорила, бросала вопрос за вопросом, но правда была в другом — она уже успела почувствовать вкус власти над человеческим сердцем и не хотела признаваться даже себе, что это ее привлекало. И в тоже время внушало ужас — как и сила, которую она в себе обнаружила, когда волшебством столкнула Кору в портал.
— Я устала смотреть, как Белоснежка радуется жизни и получает все, чего ни пожелает. Ты обещал, что научишь меня, как отомстить, но пока что твоя наука ничего мне не дала, — Реджина гордо вздернула подбородок, а после поморщилась, наблюдая за гримасами наставника, и поджала губы.
— Мне не нужна магия. Я найду другой способ.
~
Королева слукавила — колдовать она продолжала.
Не имея другого занятия, Реджина пропадала в королевских садах. Там никто не беспокоил ее, кроме садовника, а к нему, человеку немногословному и доброму, она вскоре привыкла. Он же, хотя и качал головой, что негоже королеве самой за цветами да деревьями ухаживать, был доволен своей помощницей — к чему бы она руку ни приложила, все принималось.
Будто бы магия.
Неоткуда ему было знать, что погибавший розовый куст только так и удалось спасти. В тот раз Реджина думала не о том, как свернет Белоснежке шею — о Дэниеле, и сердце ее ныло от тоски по нему. Колдовство вышло слабее, чем прежде, и все же Реджина была довольна — через несколько дней единственный бутон распустился пышной белой розой, которая цвела неожиданно долго — Реджина берегла ее для могилы Дэниела.
И в день его смерти нашла только лишь срезанный стебель, а после — прекрасный белый цветок у Белоснежки в руках; девчонка подарила его королю. Кажется, тогда Реджина не сумела с собой совладать. Будто издалека она слышала, как Леопольд обращается к ней — она так бледна, все ли в порядке? — и несколько мгновений смотрела на него так, будто не поняла вопроса, а потом, сославшись на недомогание, удалилась в свои покои.
Это было невыносимо. Белоснежка отнимала у нее все — сначала Дэниела, а теперь возможность скорбеть по нему так, как ей бы того хотелось. Как она вообще смела радоваться, когда он был мертв по ее вине?..
«Она что угодно сделает, чтобы мне насолить».
~
Прошел день, другой, третий... Белоснежка причинила ей боль — и не чувствовала ни капли раскаяния. Черствой, самовлюбленной девчонке даже в голову не пришло, что ее прихоть могла ранить кого-то другого.
Реджина, как загнанный зверь, металась в своих покоях — ей было тошно, невыносимо видеть семейную счастливую идиллию, чувство собственного бессилия и несправедливости жгло ее изнутри.
«Так и будешь всю жизнь скрываться, пока Белоснежка радуется жизни?» — нашептывало ей что-то. И в самом деле — она не слабачка, чтобы прятаться вечно. Нельзя было позволить принцессе и дальше крушить ее жизнь. Но и вырвать у девочки сердце она не могла — действовать нужно было хитрее. Реджина чувствовала, что нуждается в помощи, но возвращаться к Румпельштильцхену не хотела — из упрямства. Да и разве прежде он ей помогал?
Но дни утекали песком сквозь пальцы — а легче не становилось. Боль была что нарыв, одиночество грызло ее, материнские книги были без пользы — ни одно из знакомых заклинаний не могло дать Реджине желаемого, новые же выходить никак не хотели. Взмахом руки она старалась рассечь клочок пергамента надвое — тот даже не шелохнулся. Пыталась зачаровать пояс для платья так, чтобы повязавшую его он задушил — только время потратила зря, бестолковая тряпка.
Когда терпение иссякло и неподатливость магии стала невмоготу, одно, впрочем, ей удалось — переместиться точно к дверям Темного замка с первого раза. Реджина не была уверена, что здесь ее ждут, однако толкнула дверь — и та отворилась. Переступив порог, она остановилась в нерешительности — она столько наговорила Румпельштильцхену прежде, что теперь просить его о помощи — расписаться в своем поражении. Этого Реджине хотелось меньше всего — а он, наверное, того только и ждет.
— Румпельштильцхен! — наконец позвала королева так требовательно, как только могла. Она, быть может, и проиграла — ни на шаг без него не продвинулась, — но черта с два позволит себе это ему показать.[icon]http://funkyimg.com/i/2rpdA.png[/icon]

+1

4

Зов её застал Румпельштильцхена за столом, где он преспокойно смешивал порошки, чтобы впоследствии добавить ещё пару ингредиентов и сварить зелье. Разумеется, Тёмный не стал кидаться навстречу королеве - он невозмутимо продолжил своё занятие, и лишь спустя какое-то время поднял на Реджину привычно лукавый взгляд блестящих карих глаз.
- Что ж, - он поднял колбочку на свет, любуясь тем, как солнце радужно играет в песчинках - в кои-то веки шторы были раздвинуты. - Ваше Величество, решили почтить меня своим визитом? Странно, что без свиты!
Не было похоже на то, что Румпельштильцхен торопился принимать блудную ученицу обратно. Он лениво махнул широким рукавом рубашки - мол, надо же, какое событие! - и аккуратно пересыпал порошок в чашу из нейтрального металла, который никак не мог повлиять на состав изготовляемого зелья. Добавил туда же золотую нить, спрядённую с определёнными эмоциями, и высушенный сморщенный корешок, и плавно повёл рукой над чашей. В следующее мгновение на дне её уже лежал зелёный пузырёк с зельем, запечатанный пробкой. Румпельштильцхен ухватил его когтистыми пальцами, дёргано развернулся на своих высоких каблуках и проследовал к шкафу, где поставил пузырёк на одно из пустующих мест на полке. Увидеть, какой значок соответствовал этому зелью, Реджине мешала рука наставника, вскоре начавшего перебирать остальные склянки. Румпельштильцхен словно бы нарочно оттягивал разговор, демонстрируя ученице свою спину, затянутую в золотой парчовый жилет.
Наконец, он обернулся и живенько поинтересовался:
- Ну, как там наша самостоятельная жизнь? Наши попытки колдовать? Как там Белоснежка... а хотя, зачем спрашиваю, сам недавно видел её на конной прогулке, - Тёмный цокнул языком. - Милейшее дитя. Щёчки у неё словно розы - цветёт и пахнет, того гляди вырастет и женихи толпой повалят! Выберет Белоснежка себе суженого и будет жить-поживать, да добра наживать... Ваше Величество, вы бы присели. Бледный у вас вид, - тонкие губы растянулись в улыбке, сладкой, словно насквозь отравленный медовый пирог.
Нипочём бы он не рассказал Реджине, что без неё в замке стало как-то... пусто. Румпельштильцхен говорил себе, что это привычка. Он слишком привык к постоянным расспросам, нетерпению, попыткам Реджины заполнить пустоту в своём сердце - и пока она делала всё это, присутствуя рядом, она заполняла пустоту в его... жилище. Да, именно в его пыльном и неуютном замке, покрытом паутиной по углам. Именно Реджина впервые раздвинула шторы - и внутрь ворвался солнечный свет.
В этом было что-то символичное, однако Румпельштильцхен постарался не придавать этому значения.
Ему не хватало и радости, с которой Реджина успешно выполняла задания, пусть теперь радость стала какой-то нездоровой, связанной с местью падчерице (чего Тёмный и добивался своими манипуляциями). Но всё же, как заразно она улыбалась и как сияли её глаза - Румпельштильцхен согласно хихикал.
И вот сейчас Реджина хотела вернуться ко всему этому, а он...
Он не был готов принять её. Не просто так. Ведь её уход не был случайностью - он должен был повести за собой цепочку событий, частично предвиденных Тёмным. Многое ему пришлось додумывать, но он был уверен - всё шло, как и прежде, по плану.
Румпельштильцхен отошёл от шкафа медленными, крадущимися шажками по направлению к Реджине, словно бы собирался подойти поближе и вцепиться ей в горло. Но нет, ничего подобного.
- Значит, ты хочешь учиться снова. Неужели ты думала, что это будет так легко - пришла и сказала, что милостиво позволишь мне себя обучать? - Он сделал выразительный жест. Голос Тёмного был непривычно низким, и от серьёзности, с которой он говорил, веяло чем-то зловещим. - В самом деле, дорогуша?[icon]https://media.sticker.market/gif/rumplestiltskin-58d6e073f199070c18eb0c93-g.gif[/icon]

+1

5

Реджина и сама не заметила, как привыкла к его урокам, к Темному замку, к лаборатории, к тому, что иногда просто помогала Румпельштильцхену с зельями — насколько ей этого не хватало, она поняла только теперь.
Она отказывалась от занятий и прежде — но на следующий день всегда возвращалась.
Теперь же счет пошел на недели. В королевском дворце Реджина чувствовала себя чужой, безделье и одиночество ее отравляли. Как бы она ни пыталась отвлечься, направив свои силы на заботу о королевских садах, это не приносило ей такого удовлетворения, как магия, а теперь Реджине и вовсе не хотелось туда возвращаться — что толку стараться, если Белоснежка все равно все испортит? Она пыталась учиться волшебству сама — но и в этом радости было мало, чары толком не выходили, ей не хватало одобрения Румпельштильцхена или его советов. За долгое время он был единственным, кто заставил ее почувствовать себя полезной и нужной. Он был единственным, кто принимал ее силу всерьез — хоть иногда.
И все же возвращаться Реджина не торопилась. Она боялась того, чем могла стать — наука Румпельштильцхена пустила свои корни: вырвав сердце, не обязательно убивать, достаточно контролировать. Она испытывала отвращение к тому, что Темный порой вынуждал ее делать — она не хотела использовать магию во зло, не хотела никому причинять боль. Разве что Белоснежке, чтобы преподать урок — ведь девчонка была виновата.
К тому же, вернуться ни с чем ей, упрямой и гордой, было непросто — признавать свое поражение не хотелось. Но ее жизнь королевы была лишь фарсом, она была заживо погребена во дворце, в то время как Белоснежка жила — удушливое чувство собственного бессилия, жажда мести и горячая ярость бежали по венам быстрее, чем кровь, и оказались сильнее.

Не получив ответа, Реджина позвала мага снова и поднялась в лабораторию сама, чтобы понять: она здесь не слишком желанная гостья — Темный не удостоил ее даже взглядом.
— Я хотела поговорить с тобой с глазу на глаз.
Шпильку про свиту она пропустила мимо и, закусив губу, наблюдала за движениями Румпельштильцхена — ждала, когда он к ней обернется, однако Темный не торопился прерывать своего занятия. Реджина начинала сердиться — она ведь королева, да как он смеет! И в тоже время следила за ним чуть настороженно: вдруг он просто укажет ей на дверь, и что тогда?
Будь проклята Белоснежка! Реджина закатила глаза. Одно упоминание о падчерице заставило ее кровь закипеть — уж чего, а гнева она с собой захватила достаточно. Сколько можно! Только и слышно кругом: умница Белоснежка, красавица Белоснежка, искусница Белоснежка... Противно.
Пройдет еще несколько лет, и она позволит себе оборвать Темного на полуслове, но пока что королева молчала, и лицо ее было каменным — Реджине казалось, она владеет собой, но выражение лица выдавало, насколько ей поперек горла были его слова о Белоснежке, насколько ему удалось попасть в цель. И все же ей удалось сдержаться: Румпельштильцхен издевался над ней, испытывал ее — Реджина понимала это, как понимала и то, что ей придется проявить терпение, если она хочет учиться дальше.
— Кстати, о Белоснежке. Я поняла, что... погорячилась, — ей удалось улыбнуться. — И думаю, мне нужен учитель. Я готова попробовать еще раз, если ты научишь меня, как заставить ее страдать.
Он крадется — у Реджины вдоль спины ползут мурашки. Он ничего ей не сделает. Не посмеет, — она с вызовом смотрела Темному прямо в глаза. Она не боится и не позволит ему так просто себя прогнать. Однако мысль о последнем быстро сбила ее самоуверенность.
— Но если ты не станешь меня учить, то больше некому, и моя месть никогда не свершится! — Реджина прикусила язык, понимая, что выдала себя и сказала глупость, — какое ему дело до ее мести? Вот теперь она взглянула на него по-настоящему испуганно. Ее жизнь во дворце была ужасна, и ничего Реджина не боялась так, как застрять в ней навсегда.
— Мы можем заключить новую сделку, если хочешь, — продолжила она и, сама того не замечая, озабоченно наморщила лоб, — ей это не нравилось, за ней и без того был должок. Но больше ей нечего Румпельштильцхену предложить.
«Что тебе нужно?» — ее растерянный взгляд изучал его лицо в поисках ответа.[icon]http://funkyimg.com/i/2rpdA.png[/icon]

+1

6

— Но если ты не станешь меня учить, то больше некому, и моя месть никогда не свершится!
Румпельштильцхен рассмеялся - коротко и звонко. Он стоял совсем близко к Реджине - и его когтистая рука потянулась к ней, словно бы и в самом деле Тёмный хотел схватить свою ученицу - бывшую! - за горло; но нет, вместо этого он погрозил ей пальцем прямо перед самым её носом.
- А об этом, душа моя, нужно было думать раньше! Ты ведь так возмущалась, что я недостаточно хорош, как наставник - отчего же не нашла себе получше?
Ухмыляясь, Румпельштильцхен отвернулся и, неторопливо отходя, уже спиной выслушивал отчаянное предложение сделки. Разумеется! И это он тоже предвидел, как и заготовил собственный ответ. Всё шло, как по нотам.
- Значит, сделку хотим, а? - пропел Тёмный, поворачиваясь и глядя на Реджину особенным взглядом, означавшим: ты у меня просто так не отвертишься, дорогая моя!
- Это правильно, - он чуть склонил голову набок, не сводя взгляда с лица молодой королевы, на котором ясно проступали все её мысли и чувства. Как-то и не по себе вдруг стало, но Румпельштильцхен отмёл это странное ощущение прочь, затолкал подальше и приступил к дальнейшему осуществлению своего плана.
- Но какую же сделку мы заключим? Что ты можешь мне дать? - Румпельштильцхен изобразил на своём подвижном лице раздумье и через пару мгновений щёлкнул пальцами. - Нет, ничего не можешь! Как я и думал. Видишь ли, ценностью для меня мало что обладает, и порой это именно то, что ценнее всего для заключающего сделку, - широкий рот Тёмного вновь растянулся в ухмылке. - А ты уже со всем, что было ценно и дорого для тебя, распрощалась!
Он сделал мучительную для Реджины паузу, которая только должна была распалить её нетерпение ещё больше. Откровенно говоря, Румпельштильцхен нынче не испытывал удовольствия от спектакля, и это его слегка сбивало с толку, но, вероятно, всему виной сегодняшнее дурное настроение.
- Ладно уж, - милостиво проговорил он, как только Реджина была приведена в нужное состояние духа, - сейчас подумаем, чем ты всё-таки ещё можешь быть полезна. О! - Румпельштильцхен чуть ли не подпрыгнул на месте, как если бы его только что озарило. Он с довольной улыбкой поднял указательный палец:
- Ты пройдёшь испытание, принесёшь мне кое-что и докажешь, что ты достойна того, чтобы продолжать обучение! Устраивает тебя такая сделка?
Румпельштильцхен выждал немного и живо продолжил:
- Я как-то рассказывал тебе про чудесный огонёк, исполняющий желания. Ну-ка, расскажи, что ты об этом помнишь? - Он развалился в кресле напротив неё, скрестив руки перед собой и постукивая носком туго зашнурованного сапожка по полу. Обувь Тёмного выглядела столь же вызывающе неудобной, как и одежда.
- И что ты ответишь, если я скажу, что твоим испытанием станет добыть этот огонёк и принести мне? - медленно и со вкусом протянул Румпельштильцхен.[icon]https://media.sticker.market/gif/rumplestiltskin-58d6e073f199070c18eb0c93-g.gif[/icon]

Отредактировано Rumplestiltskin (2017-11-14 22:57:11)

+1

7

Он смеялся — смеялся над ее отчаянием и самоуверенностью, над ней, запутавшейся в своих желаниях и чувствах. Магия так и не стала для Реджины освобождением. Молодая королева сколько угодно могла играть с перемещением предметов в пространстве или превращением обрывков пергамента в канареек, но это ни на шаг не приближало ее к желаемому. Румпельштильцхен не показывал ей заклинаний, способных стать оружием, не рассказывал о ядах и ядовитых тварях — считал, что она не готова? Может, был прав?
Порой Темный вкрадчиво спрашивал ее, какую казнь заслужила Белоснежка, и Реджина представляла, как сжимает тонкую девичью шею в руках — сильнее, крепче, до тех пор, пока падчерица не испустит последний вздох — вместе с ним пламя сорвалось с ее пальцев, чтобы горячо и ярко плясать в камине; Реджина представляла, как единственное дитя Леопольда, оступившись на лестнице, пересчитывает своим птичьим телом ступени, чтобы в конце рухнуть к ее ногам мертвой изломанной куклой — сквозь землю навстречу ее ладони упрямо пробивается росток, тянется, тянется, разворачивает листья и набухает темным бутоном, пока королева не опускает в изнеможении руку.
Все это было чудовищно, но с каждым разом было труднее отвести внутренний взор от мертвенно-бледного лица падчерицы. В этом было что-то неправильное, но — Белоснежка должна поплатиться. Реджина успокаивала себя: это всего лишь образы, она сможет перестать думать об этом, если захочет. Но отчего-то не переставала. И лишь иногда спрашивала себя — неужели нет другого способа постичь волшебство?

Реджина следила за каждым движением Темного так напряженно, что прикоснись он к ней в самом деле, она бы вздрогнула. Она терялась, пытаясь заранее угадать, какую сделку Рупельштильцхен может ей предложить, но от волнения мысли были обрывочными, неясными, как неправильные картинки в сломанном калейдоскопе.
— Но... — Реджина только выдохнула растерянно, и отчаяние проступило на ее лице вновь. Сделки не будет? Нужно было что-то сказать, поспорить с ним, бороться, но королева молчала — старалась найти слова и не могла, испытывая почти то же бессилие, как тогда, когда узнала, что магией ее возлюбленного не вернуть.
Рупельштильцхен был прав — у нее ничего не осталось.
Вместе с Дэниелом была погребена ее жизнь, ее счастье, ее надежды и чувства. Взамен осталось существование — чужое, совсем не похожее на то, о чем она мечтала. Она не заслужила такой судьбы — быть пленницей в собственном доме из-за капризной, глупой девчонки.
И все же, как только Румпельштильцхен заговорил вновь, Реджина сжала руки и оживленно подалась вперед — она может быть полезна, она на что угодно сейчас согласится, лишь бы заполнившая все ее тело тоска перестала терзать сердце и ум.
— Блуждающий огонек... — она прикусила губу, стараясь вспомнить. Это ведь был один из последних его уроков — и Реджина внимательно слушала. Мысль о том, что огонек может исполнить любое желание, трепыхнулась в ней, но угасла быстро, когда Темный напомнил, что и эта магия не всесильна — ни вернуть к жизни мертвого, ни сделать так, чтобы Белоснежка вовсе не существовала, огонек не может. Последнее Румпельштильцхен вовсе назвал глупостью и сообщил, что любые изменения во времени противоречат фундаментальным законам магии и оттого невозможны.
После этого Реджина потеряла к чудесным огонькам интерес.
— Такие рождаются в глубине Бесконечного леса, — Реджина изо всех сил старалась, чтобы голос звучал не слишком торопливо, но страх, что молчание или промедление ее наставник истолкует как невежество, оказался сильнее. — И поймать их непросто — недостаточно быть быстрым и ловким. Огоньки часто заводят охотников в болотную топь или непроходимую чащу.
Это, впрочем, Реджину не слишком пугало — у нее есть магия. И она будет осторожной, а если что — выкрутится.
— И все? — взгляд у королевы был недоверчивым. — Если я смогу отыскать огонек и принести его тебе, ты будешь снова меня учить, — она сказала это задумчиво: не то повторила условие Румпельштильцхена еще раз, чтобы ничего не упустить, не то уточнила. Звучало не так уж сложно — но смутно Реджина подозревала, что эта мысль весьма наивна.
— Я согласна.
[icon]http://funkyimg.com/i/2rpdA.png[/icon]

Отредактировано Regina Mills (2017-11-28 03:24:04)

+1

8

— И поймать их непросто — недостаточно быть быстрым и ловким. Огоньки часто заводят охотников в болотную топь или непроходимую чащу.
Румпельштильцхен слушал ученицу с демонстративным вниманием, наклонившись вперёд и упираясь худыми локтями в колени; длинные сухие пальцы Тёмный сплёл вместе под подбородком. Реджина слушала его, запоминала то, что он ей говорил - невзирая на все свои утверждения, что от его уроков нет никакого проку. И это Румпельштильцхену нравилось, пусть и не мешало дразнить Реджину.
Как только она сделала паузу, Румпельштильцхен снова принял расслабленную позу, откинувшись назад, и насмешливо похлопал в ладоши. Собственно, насмехался он над её торопливостью - и эта девчонка, ищущая его одобрения по-прежнему, пыталась уверить себя, что наставник ей совсем не нужен! Как же. Без его помощи она толком и шагу сделать не сумеет – по крайней мере, в ближайшие несколько лет.
— Если я смогу отыскать огонек и принести его тебе, ты будешь снова меня учить. Я согласна.
Румпельштильцхен чуть сузил глаза; если только что в уголках его губ можно было увидеть лишь намёк на улыбку, то теперь он ухмылялся вовсю. И тут же пропел звонко и довольно, подхватываясь с кресла: "Сделка заключена!"
В то же мгновение и его, и Реджину окутал удушливый сиреневый дым, перенося на самую окраину Бесконечного леса. Румпельштильцхен огляделся с таким видом, будто выбрал отличное местечко для пикника, и заговорщическим тоном поведал Реджине, что это место полно не только тех опасностей, о которых он рассказывал ей на своём уроке. Есть и другие, и всё это поджидает незваную гостью, стоит ей очутиться в чаще леса.
- Но ты, конечно же, не испугаешься и найдёшь выход, ведь недаром сам Тёмный с тобою мучился*, - Румпельштильцхен легко рассмеялся, словно Реджина отправлялась в увеселительное путешествие, пусть и полное препятствий, и шагнул чуть ближе к ней. Отчего-то он не испытывал желания смотреть ученице прямо в глаза; Реджина должна была думать, что наставник не намерен тревожиться о ней. Выберется из Бесконечного леса, выполнив задание – значит, достойна обучаться у Тёмного, а сгинет - так что же, судьба распорядилась.
Но нет, Румпельштильцхен намеревался следить за своей ученицей в волшебном шаре - и не допустить, чтобы случилось непоправимое. Ведь Реджина была нужна ему - точнее, та, кем она станет со временем. Что-то было ещё - беспокоившее Румпельштильцхена, занозой засевшее где-то внутри, и именно поэтому он не мог с весёлым бессердечием смотреть сейчас на Реджину. В чём дело, он разберётся потом, а нынче...
- Смотри, - Румпельштильцхен указал чёрным когтем вглубь леса - туда, где в тени деревьев мелькнуло нечто светящееся и тут же пропало. - Вот он, дорогуша, вот он - огонёк! Беги же за ним!

*

*Отсылка сами понимаете к какой песне))

[icon]https://media.sticker.market/gif/rumplestiltskin-58d6e073f199070c18eb0c93-g.gif[/icon]

Отредактировано Rumplestiltskin (2017-11-28 19:33:16)

+1

9

Into the woods without regret
The choice is made, the task is set
Into the woods but not forget —
Ting why you're on the journey.

https://78.media.tumblr.com/ca0732112f8827a0c7e64c2c3067c791/tumblr_ofsgg4RkK01t147ouo1_500.gif

И она побежала.
Навстречу лесной чаще. Следом за таинственным огоньком, который мерцал среди деревьев — то, казалось, становился ярче и ближе, то совсем терялся в глубине плотного переплетения стволов и ветвей. Реджине хотелось обернуться — бросить на Румпельштильцхена последний взгляд, увидеть что-то... Она и сама не могла бы объяснить что, и не решилась, боясь потерять свою цель из виду.
Лесной лабиринт скрыл ее от наставника быстро. Какое-то время молодой королеве удавалось миновать ловушки — не запнуться о выступавшие из земли корни или поваленные стволы, увернуться от ветвей, норовивших хлестнуть по щекам или метивших прямо в глаза. Но лес становился все гуще, огонек петлял впереди — несколько раз Реджине казалось, что она его почти потеряла, но потом различала сияние снова, ничуть не ближе, чем прежде.
Ее силы не были безграничны — это огонек мог без устали кружить среди деревьев, но не Реджина. Она оступилась. Зацепилась за один из чертовых узловатых корней и упала, едва успев выставить руки вперед. Столкновение с землей отозвалось в запястьях болью.
— Dammit!
Королева не дала себе передышки, тут же поднялась на ноги, но волшебного огонька и след простыл.
Она, тяжело дыша, озиралась по сторонам; ни малейшего проблеска — только бесконечные ряды стволов. Деревья обступали ее, ветви сплетались в плотную сеть над головой, и здесь, казалось, было темнее, чем на окраине, где она оставила Румпельштильцхена.
Реджина, прислонившись спиной к одному из деревьев, шумно перевела дыхание, отряхнула ладони, поморщилась, случайно задев ссадины — и почему прежде Темный не показал ей заживляющие заклинания?
Она храбрилась, разглядывая бесконечное хитросплетение впереди, — легко заблудиться, когда вокруг все одно и тоже и ни одной тропинки. Реджина теперь даже не могла сказать, с какой стороны пришла — это, впрочем, не слишком ее пугало, вывести отсюда все равно было под силу лишь магии. И все же она испытывала растерянность — где ей искать огонек?
Во всем, что касалось желаний, ей вообще не везло — после смерти Дэниела Реджина молила о помощи, отчаянно желала свою судьбу изменить, но голубая звезда ни разу не сверкнула над ее головой, любые силы оставались к ней глухи. Возможно, и огонек больше не явится ей — возможно, Темный нарочно дал ей поручение, которого она выполнить не сможет никогда.
Ну уж нет. Реджина сердито фыркнула и пнула попавший под ноги сучок — она не позволит с ней так шутить. Она найдет этот чертов огонек, что бы там Румпельштильцхен ни думал и какой бы неудачницей мироздание ее не считало. Реджина упрямо шла вперед. Одно молодая королева знала точно — если будет стоять на месте, никогда огонек не найдет.

Она плутала по лесу — целую вечность. Как же найти огонек, когда он не оставляет за собой никаких следов? Куда он исчез и где объявится теперь? Лес огромен, нет, бесконечен. Может быть, что измениться, если пойти быстрее? И Реджина ускорила шаг, несмотря на саднящее колено, а через несколько минут и вовсе перешла на бег, но ничего не произошло. Обернувшись, она сбила дыхание, и ей пришлось остановиться. Реджина повернулась, а затем еще раз и еще, выругавшись, и перестала понимать, с какой стороны шла: и перед ней, и позади только лишь лес, лес, лес...

Лес выглядел пустынным, но Реджину не покидало ощущение, что за ней следят чьи-то глаза. Она обернулась — никого. Иногда ей казалось, будто она слышит неуловимые стоны и голоса, словно ветер гуляет в верхушках, но стоило только прислушаться, все исчезало. Ватная тишина снова заполняла собой все вокруг. Нахмурившись, Реджина оглядывалась по сторонам. Просвета не было нигде — насколько хватало взгляда, все застилала сплетаемая стволами и ветвями сеть.
А потом она услышала голос:
— Реджина!

*

© "Into The Woods" by Stephen Sondheim, Prologue

[icon]http://funkyimg.com/i/2rpdA.png[/icon]

Отредактировано Regina Mills (2017-12-17 16:39:46)

+1

10

Румпельштильцхен смотрел вслед Реджине, пока она не скрылась. Лёгкая усмешка так и не сходила с его лица - обернись Реджина, увидела бы именно её. А что ещё? Стал бы он показывать, что после исчезновения ученицы в чаще Бесконечного леса странное беспокойство, которому не было названия, усилилось?
Румпельштильцхен решил не думать об этом и благополучно переместился в Тёмный замок, где сразу расположился в кресле в лаборатории и придвинул к себе хрустальный шар на подставке. Повёл над ним ладонью, заставляя обычный на вид предмет ожить; поверхность его засветилась, и Румпельштильцхен увидел поднимавшуюся с земли Реджину. Он прицокнул языком - надо бы научить её заживляющим заклинаниям; их мысли в этот момент удивительным образом совпали. И нет, Румпельштильцхен не вдавался в анализ того, почему именно это первым пришло ему в голову. Слишком он был занят зрелищем королевы, упорно пробиравшейся по лесу в поисках огонька...
Конечно же, Румпельштильцхен не дал бы ей сгинуть - но, в отличие от неё, он мог узнать будущее, пусть и частично, и его уже посещало видение того, чем закончится её испытание. Румпельштильцхен также предполагал, какую роль во всём этом придётся сыграть ему самому - и не сказать, чтобы был в восторге. Однако судьба есть судьба, не так ли?
Если бы его сильно забавляли злоключения Реджины, он бы, пожалуй, наколдовал себе блюдо с печеньем и смотрел бы, похрустывая очередным кусочком, на интересное зрелище. Но вместо этого Румпельштильцхен испытывал некое волнение - и сдвинул брови, наблюдая за тем, как его ученица настороженно озиралась, ища следы опасности.
Это Реджина должна была считать, что Румпельштильцхен отправил её на поиски неуловимого огонька, а сам пошёл варить зелья, заключать сделки или прясть золото из соломы. А ему необходимо было следить, чтобы всё случилось, как надо, чтобы ситуация не вышла из-под контроля...
Неожиданная боль в висках заставила Румпельштильцхена на какое-то время оторваться от шара. Зрение застлало знакомой пеленой, наступило ощущение полной отрешённости от мира. Румпельштильцхен сосредоточил всё своё внимание на картинке, представшей его взору. Она лишь на миг стала чёткой, затем пошла рябью и пропала; всё стало, как прежде, глаза Тёмного вновь видели столь же хорошо, как всегда, и боль исчезла. Вот, значит, как - небольшой обрывок будущего, картинка, проясняющая некоторые детали...
Румпельштильцхен удовлетворённо кивнул самому себе и возобновил наблюдение за шаром. Теперь у него на душе стало спокойнее - если одна картинка, да ещё и смутная, всё равно не убавляла тревоги за исход дела, то вторая уже вселяла уверенность. И как после этого не чувствовать превосходство над теми, кому подобного не дано? Пусть и пришлось Румпельштильцхену многим пожертвовать, чтобы стать тем, кем он был сейчас - тьма нашёптывала, что всё это случилось не зря. А своё он ещё вернёт. И сына, и возможность получить счастливый конец.
[icon]https://media.sticker.market/gif/rumplestiltskin-58d6e073f199070c18eb0c93-g.gif[/icon]

+1

11

inspiration

Он слышал в детстве сказку про то, как волшебные огни загорались за рекой каждую ночь, они манили заплутавших путников, звали, сияя магическим светом. Зачарованный человек входил в реку, шёл прямо, продолжая слушать зов. Всё заканчивалось только тогда, когда тёмные воды смыкались над ним.

© Valearly “Closer”

— Реджина!
Голос знаком ей, и это пугает. Он не может быть здесь, не может звать ее. Он мертв. Реджина качает головой, стараясь отогнать наваждение — нет, это какая-то уловка. Слушать она не станет. Но голос зовет ее снова и снова — настойчивее.
— Реджина, где ты?
Нет. Все это неправда. Она не сумела спасти его — ведь знала, какое Кора чудовище, и все же подвоха не заподозрила, а после сделать уже ничего было нельзя. Реджина прикрыла глаза, но страшного образа отогнать не могла: как сердце в руках ее матери тускнело и рассыпалось прахом, как замертво упал Дэниел. Королева кусала губы и повторяла себе, что он мертв — мороку она не поверит. И все же, сама не сознавая того, откликнулась: я хотела спасти тебя. Если бы Реджина только могла. Она пыталась — искала ответа в волшебстве и науке, но не было такой силы, которая оказалась бы сильнее смерти.
— Нам нужно спешить.
Реджина хотела, чтобы лес снова наполнила тишина — она помнит, что Дэниел мертв, и слышать его голос, звучавший отовсюду, вспыхивавший и угасавший среди крон, преследовавший ее по пятам, стелившийся в палой листве и тянувшийся к ней вместе с кривыми корнями из-под земли, было невыносимо.
Он здесь. Он ждет ее. Всегда ждал.
Безумие. Как можно поверить в это?
Среди деревьев вновь промелькнул голубоватый свет — Реджина подалась вперед, за ним. Голос по-прежнему преследовал ее — вкрадчиво убеждая, что она должна бросить эту затею и присоединиться к нему. Реджина спорила с ним — сначала молчаливо, а после и вслух, повторяла себе, что лес пытается ее обмануть, сбить с толку, — пока огонек не исчез так же внезапно, как появился, а она не столкнулась лицом к лицу с тем, кого так боялась и хотела увидеть.
— Дэниел? — прошептала она, сделав два нерешительных шага вперед. — Как это возможно?..
Ведь ты мертв.
Был мертв.
— Я начал беспокоиться, что ты не придешь, — улыбнулся он ей, и руки его, теплые, как у живого, крепко ее обняли, а губы были мягкими и нежными, когда он ее целовал. Все произошло слишком быстро, чтобы Реджина успела его оттолкнуть. Что-то неуловимо выскользнуло в этот момент из ее сознания — на нее накатило спокойствие, будто кто-то занозу из груди вытащил, и все же...
— Не приду? — она отстранилась. — Подожди минуту...
Что-то было не так. Она, кажется, искала что-то — вспомнить бы что. Но почему-то любые воспоминания об этом будто тонули в тумане — Реджина силилась разглядеть недостающий кусочек головоломки и не могла.
— Нужно торопиться, Реджина.
Он вел ее за руку через лесную прогалину — на самом же деле с каждым шагом видение все дальше заводило ее в болотную топь. Реджина не видела этого — была уверена, что под ногами лишь мягкие травы, а впереди пасутся две лошади.
— К закату мы должны быть как можно дальше отсюда. Ты хотела, чтобы мы сбежали, помнишь?
— Я... Я помню.
Что-то было не так. Что-то в груди жгло с каждым шагом сильнее — и вместе с тем внутри росла смутная тревога. Не выдержав, Реджина опустила пальцы за ворот рубахи — горячо, больно, хватит! Маленький круглый кусочек металла остыл тут же в ее ладони — Реджина разглядывала кольцо, которое должно было стать обручальным, и туман, окутавший ее разум и память, истончался.
Нет, все это не настоящее, нет! Теплая рука, что вдруг перехватила ее запястье, улыбка, до боли знакомая, глаза, которые смотрели совершенно спокойно — светлые, как стекло, безразличные. Этот взгляд отрезвил ее до конца — Дэниел, настоящий Дэниел никогда не смотрел на нее так. Реджина попыталась отшатнуться, но каждый шаг давался с трудом, а морок держал ее крепко.
— Идем со мной, Реджина, — в его голосе проступила та же отрешенность.
— Нет. Я помню, — она сжала кольцо и подняла на него взгляд. — Ты ненастоящий. Все это неправда. Ты... мертв, — королева с трудом вытолкнула это слово. — Я отпустила тебя.
И морок исчез. Только теперь Реджина заметила, что не ковер трав у нее под ногами — трясина затягивала ее медленно, но неумолимо, поднималась все выше, к бедрам. Испугавшись, молодая королева забилась, как птица в силках, но от этого ее затянуло только глубже. Она тянула ладони к деревьям, но была слишком растеряна, чтобы колдовство удалось сразу и ветви смогли до нее дотянуться.[icon]http://funkyimg.com/i/2rpdA.png[/icon]

Отредактировано Regina Mills (2017-12-24 22:35:59)

+1

12

Румпельштильцхен слышал многое о Бесконечном лесе. Он знал, как люди блуждали в глубокой чаще, не в силах выбраться; порой им казалось, что они уже на пути к желанному выходу и впереди вот-вот забрезжит солнечный свет - но ничего подобного. Мороки, видения и кошмары Бесконечного леса могли свести с ума - вот почему Тёмный успокоился, лишь когда картинка из будущего ясно дала ему понять, что ничего подобного с его ученицей не произойдёт.
Но сейчас Реджина, как заколдованная, шла вперёд, будто бы её кто-то вёл за руку. Румпельштильцхен чуть нахмурился, досадливо цокнул языком - ему не нужно было видеть то, что предстало Реджине, чтобы понять, в чём дело. Кого могла увидеть она, кроме как не своего драгоценного покойного конюха? Тёмный хмыкнул, беспокойно сплетая пальцы вместе и не отрывая глаз от шара. Мысль о конюхе всегда вызывала у него раздражение - это Реджина по наивности своей могла считать, что, убежав с Дэниелом, обретёт счастье. Румпельштильцхен помнил мелькнувшую перед его глазами картинку - один из вариантов будущего, где Белоснежка смолчала бы, и Реджина сумела скрыться вместе с Дэниелом. Разбойники, тёмный лес... ещё тёплая кровь на траве... И запах смерти.
Разве он этого желал бы? Если бы не вмешалась Кора - Румпельштильцхен, чувствуя, что дело пошло по иной схеме, взял бы всё в свои собственные руки. Реджина могла сколько угодно оплакивать своё несбывшееся счастье, но Румпельштильцхен знал, что этого не суждено было. Никогда.
И теперь уже воображаемый Дэниел тянул её навстречу возможной погибели - Румпельштильцхен ясно видел, что Реджина шла прямиком в болото. Он сердито зашипел, как поднявшаяся из травы змея: глупая девчонка! Но вот ученица опомнилась, сообразила, видать, что к чему - да поздно было, болото начало засасывать её внутрь...
Румпельштильцхен сжал подлокотники кресла и выругался от души.

***

Реджина могла считать себя погибшей – но тут из кустов вынырнул человечек в огромной, чуть ли не больше его самого, коричневой шляпе. Он был до неприличия мал ростом – любой гном из шахт, где добывали пыльцу для фей, показался бы рядом с ним великаном, - но при виде попавшей в беду девушки, в отличие от её учителя, не стал ждать и, сорвав верёвку, служившую ему поясом, бросил её Реджине одним концом, другой же держал сам.
- Хватайся! – взволнованно скомандовал человечек. – Я помогу тебе, я сильный!
По его виду нельзя было с уверенностью утверждать что-то подобное, но голос маленького незнакомца прозвучал весьма убедительно. Ему и в самом деле потребовалось всего лишь несколько рывков, чтобы Реджина получила возможность оказаться на твёрдой земле.
- Ух, как хорошо! – человечек облегчённо выдохнул, снова завязывая верёвку на поясе. – Один раз я тоже так пытался помочь, да не успел. Гиблое это место! Сколько говорил – поворачивайте назад, идите домой, Бесконечный лес чужаков не любит и не привечает – а они всё о своём да о своём, мол, надо и надо! А кому, как не мне, нрав леса знать? Я же тут всегда жил! Да, милая, и у леса свой нрав есть, и… Ох, не представился я! – искренне огорчился человечек и снял шляпу.
У него было заросшее белой бородой до самых глаз личико и внимательные, круглые глаза, жёлтые, как у совы.
- Тихогром, - назвал себя человечек, протянув морщинистую ручонку, покрытую белым волосом. Его зелёный кафтан выглядел так, словно его сшили из листьев, а сапоги были цвета дубовой коры. Забавный это был человечек – вот только Реджине, в её положении, до забав ли было!
- А твоё имя, милая девушка? – тут же дружелюбно спросил он.
[icon]https://media.sticker.market/gif/rumplestiltskin-58d6e073f199070c18eb0c93-g.gif[/icon]

+1

13

Все было без толку.
Ветви деревьев извивались, разбуженные ее колдовством, но ни одна из них не дотянулась достаточно близко, чтобы Реджина могла за нее ухватиться; ей не хватало мастерства, чтобы повторить тот фокус, который проделала Кора, предупреждая побег, — сейчас Реджина была бы рада почувствовать, как ветви крепко обвиваются вокруг нее и тянут прочь из трясины.
Неужели ради такой нелепой смерти она пыталась смирить свою гордость и договориться с Румпельштильцхеном? В отчаянии Реджина пыталась колдовать снова и снова — безрезультатно, она не могла даже переместиться. Было ли дело в охватившем ее страхе или магии самого леса, раздумывать было некогда. Как и о том, хватит ли сил у ее неожиданного спасителя — Реджина просто схватилась за веревку.
А потом, когда выползла на твердую землю, обессиленно рухнула на траву — сердце у нее колотилось, как бешеное, испуг все еще бурлил внутри, как вода в кипящем котле. Меньше всего она сейчас была похожа на королеву — растерянная, размазавшая по щекам болотную грязь в попытке смахнуть непрошеные слезы. Реджина и сама не заметила, как они подступили — быть может, когда она нашла силы вернуться в реальность, напомнить себе снова, что Дэниел мертв? или когда почувствовала, что ей не выбраться?
Реджина, обняв себя, вцепилась в плечи, стараясь унять дрожь в руках. Как она вообще могла в это поверить? Какая же она все-таки глупая! Любовь — это слабость, лучшего подтверждения тому и не нужно.
Она злилась — на себя за то, что поддалась чувствам, когда бы стоило помнить, что только пепел от них остался по вине Белоснежки; на Бесконечный лес и магию, смевшую играть на уязвимых местах; на Румпельштильцхена — наверняка он отправил ее сюда в надежде, что незадачливая ученица погибнет по собственной глупости. Она и не рассчитывала, что он придет ей на помощь.
Она чувствовала себя несчастной — не было для Реджины другого пути из леса, кроме волшебного огонька. Лучше было сгинуть в треклятом болоте, чем вернуться в королевский дворец и играть роль любящей мачехи и примерной жены, остаться навечно в тени Евы, позволить Белоснежке и дальше быть непозволительно счастливой. Нет, отступить она не могла — ничего хуже нынешней жизни лес ей подсунуть не мог.
И все же дальше идти было страшно. Реджина имела дерзость думать, что сумеет выбраться из любой ловушки, что она умнее и сильнее прочих, да что вышло в итоге? Столкновение с первой опасностью едва не обернулось для нее смертью. Сколько таких, как она уже пропадом пропали в Бесконечном лесу?
Реджина недоверчиво разглядывала своего спасителя — вдруг это еще одна лесная ловушка? Здесь, похоже, даже себе не стоит так просто верить, не то что другим.
— Спасибо, — поблагодарила она и все-таки осторожно сжала ладонь гнома. В другой раз столько необычное существо, пожалуй, бы ее позабавило, но не теперь. — Реджина.
Так что он там говорил?.. Она, признаться, была не слишком внимательной слушательницей в последние несколько минут.
— Если... Если вы всю жизнь здесь прожили, то, должно быть, знаете, как найти огонек, который исполняет желания. Я гналась за ним, но только заблудилась и угодила в болото.
Сейчас он еще раз напомнит ей, что место это гиблое и нечего ей здесь делать, пусть возвращается домой, целее будет. Реджина разглядывала Тихогрома и колебалась: стоит ли вовсе верить ему? Он вытащил ее из болота, он был к ней добр, но мог завести в ловушку более страшную.
— Не отговаривайте меня. Я должна отыскать огонек.[icon]http://funkyimg.com/i/2rpdA.png[/icon]

Отредактировано Regina Mills (2018-01-11 01:14:58)

+1

14

- Реджина! Королева, значит, - задумчиво проговорил Тихогром. Во взгляде его мелькнуло что-то хитренькое - не так уж прост был человечек в огромной шляпе, каким хотел казаться. Румпельштильцхен, тряся указательным пальцем перед носом Реджины, не так давно нравоучительным тоном разъяснял ей, к чему приводит доверчивость и дружелюбие по отношению ко всяким подозрительным личностям - но ведь у Реджины не было иного выбора, кроме как довериться добродушному на вид, но оттого ещё более подозрительному Тихогрому, верно?
— Если... Если вы всю жизнь здесь прожили, то, должно быть, знаете, как найти огонек, который исполняет желания. Я гналась за ним, но только заблудилась и угодила в болото.
- Ох-ох-ох! - неодобрительно заохал Тихогром и сделал именно то, что предположила Реджина: попытался ещё раз отговорить настырную девицу от совершения эдакой глупости.
- Ну зачем тебе огонёк? Зачем? Любви пожелать или счастья? - допытывался он, взмахивая маленькими волосатыми ручками. - Кто только за огоньком этим ни приходил! Разок была одна ведьма - для мести огонёк хотела. Я ей не помог. А ты, как вижу, девочка добрая, зла в тебе не чую... но лучше б шла ты домой да по-другому...
Не успел Тихогром начать в третий раз отчитывать и отговаривать непрошеную гостью Бесконечного леса, как раздался какой-то подозрительный шум. Сначала замерло всё - даже ветви деревьев перестали жалобно поскрипывать, - а потом послышались тихие шаги. Казалось, что к Реджине и Тихогрому подкрадываются с двух или трёх сторон; человечек помрачнел, хмуро прислушался, вполголоса пробормотал:
- Не понравилось Лесу, что не утонула ты в болоте. Не нравишься ты ему...
Казалось, что сами деревья уже надвигаются на них, а из-за ближайших кустов приближались белёсые фигуры, протягивая прозрачные руки с когтистыми пальцами. От одного их вида у любого человека дрожь пробежала бы по телу и страх полоснул, как ножом.
- Бежим! - Тихогром схватил Реджину за руку, увлекая её за собой.
Его короткие ножки ловко перепрыгивали через камни и коряги. Тихогром уворачивался от тянувшихся к нему ветвей и выбирал самый безопасный путь с уверенностью, достойной того, кто назвал Бесконечный лес своим домом. Он вёл Реджину мимо глухо воющих призраков, мимо деревьев, пытавшихся сбить их с ног; вот ещё немного, Тихогром выбежал на широкую поляну и огляделся. Всё затихло, лес снова был пугающе спокоен, и человечек выдохнул. Снял шляпу, вытер лысую, с остатками снежно-белых волос по краям, голову и нахлобучил свой головной убор обратно.
- А я решил было, конец нам пришёл! Когда вот такое начинается, Лес шибко недоволен. Прятаться надо в такую пору, - суетливо пояснил Тихогром Реджине, осматривая её. - Я вон свой кафтанчик порвал, но сам цел! а ты как? Не поранилась?..
Он словно хотел добавить ещё одно слово, но споткнулся и замолк. Со сконфуженным видом поковырял дырку в своём кафтане - колючая ветка дотянулась слишком далеко. А затем настороженно вгляделся вперёд расширившимися глазами. Почти прошептал:
- Вон он, огонёк-то! Нас зовёт!
Огонёк дрожал и покачивался посреди дымки, такой же белёсой, как фигуры призраков, на расстоянии пятнадцати шагов от Тихогрома и Реджины. Подбеги, протяни руку... ан нет, не всё так просто было...
Тихогром кашлянул.
- Раз такое дело... раз надо тебе во что бы то ни стало... так уж и быть, помогу я тебе. Чую в тебе что-то хорошее, милая, а то бы я тебя и из болота вытаскивать не стал. Говорил же - разные люди тут были... и больше плохие, алчные...
Не договорил - сорвался с места и за огоньком. На бегу он крикнул Реджине:
- За мной, королева![icon]https://media.sticker.market/gif/rumplestiltskin-58d6e073f199070c18eb0c93-g.gif[/icon] [sign] [/sign]

Отредактировано Rumplestiltskin (2018-01-12 22:58:56)

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Dancer in the Dark


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC