chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Your innocence is mine


Your innocence is mine

Сообщений 31 страница 32 из 32

1

Your innocence is mine

https://i.imgur.com/QnMUcke.png
◄ I want to satisfy the undisclosed desires in your heart ►

участники:Hanji Zoe, Erwin Smith

время и место:836 год, Стена Роза, кадетское училище

СЮЖЕТ
В первый раз их встреча была чистой случайностью. Но, если судьба их сводит уже дважды за последний месяц, её намёки становится трудно игнорировать.

[status]renegade[/status][icon]https://i.imgur.com/syGpq1F.png[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Ханджи Зоэ, 16</b></a></div><div class="lzfan">Shingeki no Kyojin</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, Парадис<br>»сумасбродная девчонка, будущий гений Корпуса Разведки<br>» плохому научу</div>[/info]

Отредактировано Hanji Zoe (2017-12-23 00:50:49)

+1

31

Ты можешь сколько угодно твердить, что ты особенный. Мол, людские проблемы и желания не касаются тебя и обходят стороной, потому что ты — другой. Ты — тот, кто идет против системы и противопоставляет себя всему человечеству. Ты не знаешь о людских пороках. Плоть для тебя остается всего лишь жалкой частью, необходимой для существования материи куда более неведомой, невесомой и недоступной для понимая. Ты можешь сколько угодно отвергать низменные желания, утверждая, что дух — единственное, что в этом мире ценно. Саморазвитие, опыт, память поколений. Это и только это, как ты думаешь, должно вести вперед.
Ты можешь бесконечно долго лгать самому себе.
Потому что тело никогда не обманывает. Тело выдает с головой, вываливая все потаенные эмоции и чувства на поверхность, туда, где они должны быть. Честное донельзя тело срывает покровы, разрывая ткань лжи и паутину личностей и масок. Выявляет истину, окуная в порок и тем самым заталкивая глубоко и надолго чувство юношеского максимализма. Потому что, когда ты хочешь человека, ты просто его возьмешь. Это нормально и правильно. Нормально падать в эту вязкую и обволакивающе теплую похоть. Погружаться с головой, действуя не по воле собственного бунтующего нигилистического разума, не по велению сердца, а так, как делали многие поколения до тебя. Так, как делали первые люди. Потому что человек не может быть идеален, а жажда знаний и опыта всегда была сильнее.
Эрвин мог бесконечно читать об этом в книгах, что хранились на стеллажах в кабинете отца. Он никогда не запрещал своему сыну получать знания, какими бы они ни были, терпеливо отвечал на вопросы и оставлял свои, полные мудрости, комментарии. Он знал, что сын его однажды повзрослеет, перешагнет ту черту, отделявшую ребенка от подростка жаждущего, охочего до новых ощущений. И терпеливо разъяснял все то, что могло быть непонятно. Но одно дело — выискивать что-то в многотомных сборниках, другое — познавать самому.

Ханджи кажется Смиту красивой. Безумно красивой в своей искренности и отчаянном желании быть ближе. Без этой ядовитой и медово-сладкой фальши, тщательно раскатываемой на языке и вытягиваемой из разомкнутых губ. Без этих четко отмеренных методичных движений, плавность которых отдавала грязным умыслом. Разгоряченная, растрепанная и раскрасневшаяся Ханджи Зоэ была прекрасна в несдержанности и неосторожности, в резких выкриках и тщательно сдавливаемых стонах. А внизу живота, под кожей все скручивается и сминается в плотный пульсирующий комок с каждым толчком и касанием губ к шее. Адреналин зашкаливает, холодом оседая на пальцах и устремляясь в горло с бешеным стуком сердца. И пальцы слишком сильно сжимаются на коже, наверняка оставляя после себя синяки, что яркими темными пятнами проявятся только через несколько часов. И они не будут похожи на те, что остаются после усердных тяжелых тренировок, нет. Такие оставляют только любовники. Следы ладоней и ногтей на коже.
Мелкие царапины на спине неприятно зудят, пересекая ее вдоль и поперек, но они оба слишком юные и пылкие, чтобы о таком думать. Поэтому саднящее от хрипов горло подводит. Духота и близость взмокшего тела сводит с ума, помутив рассудок и заставляя смаковать на языке привкус собственного имени, сорвавшегося с чужих губ. Горький от пыли и тревожного ожидания очередных шагов за стенкой. Но никто не идет. И от этого становится так хорошо и волшебно.
Снова дернуть на себя и вцепиться зубами в практически любезно подставленное плечо, оставив все-таки единственный самый яркий и заметный след от зубов, не сдержавшись. Потому что от скрутившего мышцы сладкого спазма никуда не деться и стон иначе не удержать, не дав ему прорваться через хрупкие баррикады из мусора и старых книг. Потому что это слишком хорошо, чтобы быть правдой, и в это не веришь сразу, как бы того не хотелось. Потому что мелко дрожащие пальцы не могут разжаться, выпуская чужие бедра из крепкой хватки и не позволяя отстраниться от себя. Потому что ощущения, накрывшие с головой, не дают нормально вдохнуть, а стол, в которой машинально вдавливаешься, чтобы просто не завалиться вперед, вот-вот треснет с надломленным жалобным скрипом, не выдержав напора. И в ушах звоном вскрик стоит, эхом оседая.
Юноша прижимается лбом к ключицам, пытаясь вдохнуть и прийти в себя. Не знает, как заставить взять себя в руки. И не хочет этого делать, потому что осадок, оставшийся после всего, слишком прекрасен, его нельзя так просто уничтожить, не запечатлев в памяти. Нельзя. Никак нельзя. И руки слабеют неохотно, когда словно бы стальные мышцы медленно начинает отпускать.
[icon]http://i97.fastpic.ru/big/2017/1105/06/32f04ed07f891193e92909ef2a8a6f06.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Эрвин Смит, 16</b></a></div><div class="lzfan">Attack On Titan</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, остров Парадис;<br>» кадет, оболтус, будущий командор;<br>» шалить надо правильно</div>[/info]

+1

32

Инстинктивно или нет, но Эрвин понял намёк правильно. Отступать, пытаться замедлить темп и растянуть удовольствие здесь не удастся — лишние проволочки только потушат искру, поймать которую бывает порой так трудно, а разжечь — ещё труднее. Но Эрвин схватил её обеими руками вместе с бёдрами Ханджи, которые стискивал почти до боли, схватил и рванулся ей навстречу так оголтело, так отчаянно и так твёрдо, что девушка, чувствуя себя безраздельно в его власти, не нашла в себе ни сил, ни желая останавливать яркую вспышку, лишившую её вдруг всех чувств, кроме одного, — экстаза.
Ханджи закричала. Не закрываясь рукой, не кусая себя за локоть и не пытаясь заглушить этот порыв исступлённым поцелуем. Запрокинув голову, закричала открыто, дав волю своему голосу, и совершенно забыла о том, что вокруг — казармы, вокруг — офицеры, и вряд ли они решат, что этот протяжный вопль, становящийся всё истомнее к своему завершению, был вызван упавшей на ногу тяжёлой стопкой или ещё какой ерундой.  Но зубы, казавшиеся сейчас такими острыми, что смогут прокусить плечо насквозь, врезались в сознание так же цепко, как и в кожу, не выпуская его из своей хищной хватки, а плоть его внутри пульсировала слишком настойчиво, чтобы оставлять в голове место для осторожности.
Зоэ чувствовала, как сокращались её мышцы, как они стискивали член Эрвина и как её всю колотило от накатившей эйфории, словно сводя крохотными судорогами, как она трепетала у него в руках, сжимая ладони до белых костяшек в кулаки.  Удерживая кадета в себе, Ханджи до невозможного хотела продлить этот момент — не на минуту, не на две, а на целую гребаную вечность, в которой не хотелось знать больше ничего, кроме экстаза, который она разделяла с Эрвином. Глупая, порождённая приступом сладострастного безумия мысль о том, чтобы не отпускать его от себя, казалась в это мгновение самой правильной, и девушка хваталась за неё так же безнадёжно сильно, как и за волосы Смита, в которые впилась пальцами, прижимая его к себе руками и ногами.
Даже когда сводящий с ума приступ отступил, а сплошная белая вспышка в голове рассеялась, вернув Ханджи в реальность, она, обмякнув, не спешила отстраняться. Пару раз плавно приподнявшись и опустившись, чтобы вновь особенно явственно ощутить присутствие Эрвина в себе, Зоэ только тогда повисла на кадете, вслепую касаясь его лица и шеи ладонями, толком не желавшими её слушаться. Если раньше дышать было тяжело, то теперь — по-настоящему невыносимо: душный тяжёлый воздух закрытой коморки, пропахшей теперь не только грязью, но и потом двух разгорячённых тел, с упоением насладившихся собственной похотью, никак не мог протиснуться в лёгкие, и Ханджи всё сильнее вздымала грудь для каждого нового вдоха.
— Это слишком хорошо, — обессилено выдавила Зоэ, не понимая толком, отчего вокруг всё видится таким мутным: то ли от того, что с неё сняли очки, то ли от бешеной встряски, которая произошла в её голове после их с Эрвином тесного, запредельно тесного контакта. — Это… Ох, слишком хорошо, — или это он был слишком хорош? — Если бы я знала, что ты так жаждешь прикоснуться к знаниям, я бы поделилась ими гораздо раньше.
Она откинулась назад и, опираясь локтями, легла на стол медленно, лениво, нарочито продлевая момент, когда они выпустят друг друга, но даже тогда не дала Эрвину выйти из неё полностью: Ханджи по-прежнему слишком близко, и она по-прежнему не желала разрывать эту связь сама. А потому, проведя вдоль его торса снизу вверх, она потянула его за шею на себя, приподнявшись для того, чтобы по-хозяйски поцеловать его, так, будто он — её собственность, будто она имела на это исключительное и уникальное право.
Что ж, хотя бы на одну ночь это было правдой.
— Я достаточно тебе показала? — измождённо улыбаясь, Ханджи смотрела на Эрвина в упор, так, что их надрывное дыхание сливалось в едином горячем потоке. — Для первого раза?
И, возможно, далеко не последнего. [status]renegade[/status][icon]https://i.imgur.com/syGpq1F.png[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Ханджи Зоэ, 16</b></a></div><div class="lzfan">Shingeki no Kyojin</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, Парадис<br>»сумасбродная девчонка, будущий гений Корпуса Разведки<br>» плохому научу</div>[/info]

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Your innocence is mine


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC