chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » double trouble


double trouble

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

double trouble

https://78.media.tumblr.com/59f084d857bcb57bc2de28b2c0b593de/tumblr_om2xowTHLp1qal0zgo10_r1_250.gifhttps://78.media.tumblr.com/22ea116a8cf31857aca185fae8863903/tumblr_om2xowTHLp1qal0zgo1_250.gif
◄ You’re always turning up where you are least wanted ►

участники:Porpentina Goldstein & Percival Graves

время и место:1926г, август,
после инцидента с Тиной и Вторым Салемом

СЮЖЕТ
После того, как Тина Голдштейн напала на Мэри Лу Бэрбоун, стремясь защитить Криденса от насилия, разразился грандиозный скандал. Вторым Салемцам, включая саму Мэри Лу, стерли память, а Тину лишили звания мракоборца.
Из-за вопиющей несправедливости Тина решила обратиться к одному из немногих людей, чье слово имеет вес перед Мадам Президентом МАКУСА.

Отредактировано Percival Graves (2017-11-12 23:49:40)

+2

2

- Но!..– в очередной раз раздался протестующий голос девушки, которая в иной раз отказывалась принимать решение Президента, не понимая, что в её действиях могло послужить такому повороту событий.
- Я Вас настоятельно прошу объяснить мне все еще раз и обдумать. Я считаю, что Вы, мадам Президент, совершенно не правы. Почему Вы не можете дать мне второй шанс? А если бы и Вы тогда оказались в подобной ситуации? То чтобы сделали? Стояли столбом? – лицо Тины выражало полное недоумение перед решением и обоснованием президента, она злилась, держала обиду и пыталась добиться своего. Тина была таким человеком, уважающим себя, зная свои силы и возможности, права и обязанности, все это требовало у нее объяснения. И пока она его не получит – даже глазом не моргнет, а о приказе покинуть кабинет и речи быть не должно.
Вы спросите, с чего начался все этот скандал? Если и интересно, то лучше не обращаться сразу к «виноватой», в порывах эмоций Голдштейн может неплохо накрутить, чтобы встали на её сторону. А так был один инцидент, что привел к тому, что теперь Тина капает на мозги президента, не считая себя ни в чем виноватой. И не посчитает – будет всеми силами добиваться своего, даже если ее силой вынудят покинуть кабинет и больше никогда сюда не обращаться – девушка не отступит и найдет решение вернуть все на свои места. Если не она, то кто докажет, что этот инцидент не является причиной для понижения ее в должности?
- Мисс Голдштейн, - раздался неожиданно строгий женский голос, - мы, кажется, с Вами уже все обсудили. Я Вам на понятном языке объяснила причину. И теперь прошу Вас не возникать и не пытаться оправдать себя: что сделано, то сделано, было приятно решение, потому как Вы нарушили одно из главных правил – никакой магии перед не-магами. Теперь же, если Вы не хотите распрощаться с нами совсем, я попрошу Вас покинуть мой кабинет, - голос звучал все так же строго, уверенность в принятом решение была так высока, что любой бы сейчас побоялся спорить или сказать что-то против.
Тина виновато опустила голову, сжимая руками свое пальто. Она поняла, что сейчас ничего не добьется и что послушаться на данный момент лучше. Она тяжело вздохнула и, не поднимая взгляда, немного тихо, почти шепотом, произнесла:
- Как скажите, мадам Президент…
Она быстро повернулась в сторону двери, отворила ее и двинулась прочь, быстрым шагом удаляясь от кабинета все дальше и дальше. Может, вид принятия решения она и придала, но в глубине души Тина не собиралась мириться с принятым решением, она добьется своего, у нее это получится, она еще никогда не отступала от поставленной перед собой цели!
Есть тот, кто может помочь ей, или хотя бы попытаться это сделать, да даже просто выслушать – и то хорошо. Ближе всего к президенту был лишь один, тот кто также держал власть и над Тиной. Так почему же не сходить и не выяснить все у него? Вдруг он войдет в положение девушки, поймет, как же ей трудно пережить потерю должности и попросит мадам вернуть ее на прошлое место?
В глазах девушки загорелась надежда – маленькая, но надежда. Она уверена, что мистер Грейвс, если и не поможет, то хотя бы выслушает: за все время Тина не натыкалась на какой-либо конфликт, поэтому отношения с этим человеком были спокойными, пусть та и чувствовала неловкость при каждой встрече с ним.
Тина минут десять стояла возле кабинета Грейвса, рука начинала моментально дрожать, как только она собиралась постучаться.  «Ну же, Тина, давай, вдох-выдох, все будет хорошо… Ну не съест же он тебя, ей-богу, как ребенок…».
Неуверенный стук в дверь и такой же неуверенный голос девушки.
- Мистер… Грейвс, можно войти?
В ответ тишина. Тина решила не спешить: может занят? Надо немного подождать. А минут через пять снова повторить.
- Мистер Грейвс! – громко произнесла девушка и не заметила, как надавила на ручку, открыв дверь и чуть ли не упав, но вовремя сумела удержать равновесие.
- И… извините! – воскликнула девушка, нервно бегая глазами по кабинету. Она пыталась смотреть куда угодно, на что угодно, но только не на мужчину, что сидел за столом и вопросительно поглядывал на Тину.

Отредактировано Porpentina Goldstein (2017-11-13 22:33:00)

+1

3

Если в Нью-Йорке наступят спокойные дни — это можно будет назвать лишь затишьем перед бурей. Если спросить главу департамента магического правопорядка о том, когда в последний раз в городе царило спокойствие — он ответит, чтобы ему задали этот вопрос попозже, когда решится проблема со Вторыми Салемцами.

Второй Салем — та еще организация не-магов, готовая трубить во всех уголках Нью-Йорка о том, что ведьмы существуют. Пока жители города настроены скептично, МАКУСА особо не тревожит факт постоянных митингов и прочих выпадов со стороны Вторых Салемцев. К тому же идейный вдохновитель у них всего один — Мэри Лу Бэрбоун, как она выражается, глава Общества противодействия магии Нового Салема.

К сожалению, молодежь все меньше интересуется историей, и, в особенности, историей появления магических законов. Многие уже забыли, что закон Раппапорт появился после того, как один не-маг, Бартоломью Бэрбоун, заполучил сведения о местонахождении МАКУСА и Школы Чародейства и Волшебства Ильверморни, а также информацию о Международной конфедерации магов и о методах, с помощью которых эти организации защищают и скрывают магическое сообщество.

Головной болью отзывается и тот факт, что Бэрбоуны — потомки Охотников за головами, предателей, которые которые преследовали своих собратьев по волшебному миру, чтобы получить награду за их поимку. В конце концов, эту банду объявили вне закона и изгнали из волшебного мира, вследствие чего они поселились у не-магов с целью укреплять ненависть к волшебникам среди населения.

Вряд ли в Северной Америке так уж много Бэрбоунов, на дух не переносящих магию. Разгоревшийся недавно скандал утихнет еще не скоро, счастье вообще, что удалось очень быстро ликвидировать инцидент и стереть память всем Вторым Салемцам, включая саму Мэри Лу.

Кто его знает, как теперь аукнутся последствия обостренного чувства справедливости одного из сотрудников следственной группы аврората МАКУСА.

Персиваль сидит за рабочим столом в своем кабинете, в задумчивом привычном жесте приложив указательный и средний палец к губам. Прямо за его спиной коротко, но громко щелкает одно из устройств, закрытое за прозрачной дверцей шкафа. Таких шкафов здесь целый плотный ряд по всем трем стенам кабинета. Черное дерево и стекло, а за стеклом поблескивают медными, стальными и позолоченными боками различные инструменты, астрономические приборы, артефакты и награды. Вообще все помещение выполнено в темных тонах, но не гнетущих, а наоборот, каких-то успокаивающих. По стилю больше всего напоминает смесь минимализма и готики, и вот это-то как раз не удивительно. Минимализм — практичность, ну а готика, как известно, любит гордость.

Грейвс слышит тихий стук в дверь, но не ведет и ухом, не отвлекается. Он продолжает внимательно смотреть на аврора перед собой, который, изредка сбиваясь, докладывает о ситуации на улицах города. Вторые Салемцы продолжают митинговать, однако, ничего не указывает на то, что инцидент остался в их памяти. Никакой дополнительной агрессии, внезапных заявлений, чересчур подозрительных собраний. Вроде бы, все выглядит спокойно, насколько спокойно, разумеется, вообще может выглядеть.

Дверь открывается и слышится характерный звук, словно бы кто-то запинается об порог кабинета.

Персиваль чуть поворачивает голову в сторону двери — кончики пальцев соскальзывают с губ, но руку аврор не опускает — и, в изумлении приподняв брови, смотрит на не то вошедшую, не то ввалившуюся в кабинет мисс Голдштейн.

А вот и королева прошедшего бала, вернее, человек, из-за которого и поднялся скандал. Возможно, Персиваль как-нибудь и сам вызвал бы ее для разговора — положение обязывает — однако, Серафина Пиквери, Мадам Президент, забрала Порпентину раньше, чем с ней успел пересечься непосредственный начальник. Стоящий перед столом аврор замолкает, и сначала оборачивается на вошедшую, а потом снова переводит взгляд на Грейвса, но тот лишь беззвучно вздыхает.

Тина.

Имя звучит не вопросительно, а, скорее, утвердительно. Грейвс уже давно не удивляется, когда одна из самых молоденьких его подчиненных оказывается где-то, где её совсем не ждут. Видимо, супер способность такая у человека. Впрочем, даже не это самое плохое.

Продолжим завтра, — говорит Персиваль аврору, а затем обращается уже к Тине: — Проходи.

Аврор прощается, отходит от стола, обходит стоящую у дверей Тину и выходит из кабинета. Грейвс разворачивается как положено, лицом к девушке, и опускает обе руки на поверхность стола, расслабленно переплетая пальцы в неплотный "замок".

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » double trouble


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC