chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Behind dark glass


Behind dark glass

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

BEHIND DARK GLASS

http://s2.uploads.ru/8oxlV.jpg
Brian Crain – A Simple Life ►

участники: Ignis Scientia & Iris Amicitia

время и место:~10 лет тьмы, Хаммерхед

СЮЖЕТ
Сжечь мосты всегда проще, чем восстановить их. Верить в свет, видя только темноту, – практически невозможно.

Отредактировано Ignis Scientia (2017-11-19 16:04:37)

+2

2

Дважды в день, утром и вечером, Промпто почти силком выводил Игниса из трейлера, удобно устраивая его на раскладном пластиковом стуле. «Тебе нельзя все время сидеть внутри. Это вредно для здоровья». Последняя фраза почему-то задевала особенно сильно, напоминая о почти такой же беседе с Ноктом. Во время летних каникул заставить его оторваться от подключенной к новенькому плоскому телевизору консоли было воистину непосильной задачей. Когда Игнис, ближе к полуночи, начинал собираться обратно в Цитадель, наследный Принц, надежда всего Люциса, с покрасневшими от перенапряжения глазами все еще ожесточенно гонял по экрану виртуальных монстров.

«Не забудь закрыть за мной дверь».

«Угу».

«Гладио будет ждать тебя на тренировку ровно в десять».

«Угу».

«Ты меня слушаешь?»

«Конечно, мамочка».

Шум двигателя ненадолго заполнил собой сонную тишину Хаммерхеда, отвлекая Игниса от призраков прошлого. После произошедшего в Зегнавте, автомобилей на дорогах заметно поубавилось, не в последнюю очередь из-за стремительно повысившейся активности демонов. «Ночи действительно становятся длиннее». Каждый раз, когда Промпто заводил разговор о мире за пределами четырех стен трейлера, Игнис отворачивался от него и делал вид, что дремлет.

Он не уберег Избранного Короля.

Он позволил ему пойти к Кристаллу без прикрытия.

Гладио мог тысячу раз к ряду обвинять Игниса в том, что он сдался, однако на деле они оба понимали, кто был первой и единственной причиной случившегося. Обуза, задержавшая защитников Принца. Слепой, неспособный толком попасть по магитеку даже стоя лоб в лоб с ним.

– У нас гости!

Сегодня наигранную жизнерадостность Промпто временно подменил еще менее убедительный спектакль Такки. Игнис даже не попытался подняться навстречу новоприбывшим, продолжая точно так же, как и секунду тому назад, смотреть в одну точку абсолютной темноты.

Кто знает, может однажды ему и удастся обмануть себя достаточно для того, чтобы увидеть свет?

+2

3

Она всматривалась в густую темноту за стеклом, пытаясь восстановить в памяти пейзаж до малейшей детали, неуловимого оттенка голубого неба или причудливой игры теней. Только этот воображаемый паззл не желал собираться, каждый раз ей казалось, что чего-то не достает, или же свет усиленных фар выхватывал совершенно другой рекламный баннер, не тот, что она помнила. Воспоминания о светлых днях постепенно истлевали, словно старые фотокарточки. Блекли краски, размывалось изображение, и все превращалось в неуловимый призрак прошедших дней.

Ирис отвернулась, от окна и раскрыла книгу, которую все это время прижимала к груди. Веселые кактуары прыгали по страницам выпуклые до малейшей иголочки, я рядом нанесенный гибридным способом шрифт, читаемые как зрячими, так и незрячими, детская азбука попавшая совершено случайно Ирис в руки, родила маленькую надежду, с которой девушке хотелось поделиться с тем, кому она была куда важнее.

Несколько недель она потратила на поиск необходимой литературы, аудиозаписей и письменных принадлежностей, всего что, так или иначе могло ей пригодится. Оставалось лишь придумать, как все это передать Игнису. Ирис волновалась, что могла невольно обидеть его, особенно после того злополучного разговора с Гладиолусом. Кажется, она успела перебрать с десяток вариантов возможного развития ситуации, пока их внедорожник не пересек блок пост рядом с Хаммерхедом.

Ирис вздохнула и улыбнулась, надеясь скрыть за этой улыбкой всю свою неуверенность и страх все испортить. Завидев Промпто, девушка выскочила из автомобиля подхватив рюкзак и бросилась к старым друзьям, совершенно позабыв про свои страхи. Ирис снова была среди друзей. Она устроилась напротив Игниса, приветствуя его и слегка касаясь его руки,  обозначая свое местоположение. Она щебетала без умолку, о том, как они с Талкоттом устроились на новом месте, как получилось у строить небольшой парник, в котором все таки проклюнулось несколько ростков люциского горошка, рассказала и о пока безуспешных попытках уговорить Леониса позволить ей присоединиться к отряду добровольцев, сетуя что она нечем не хуже остальных.

- Кстати! - Ирис положила на стол небольшую книжицу, которую все это время держала на коленях. - Я случайно наткнулась на нее, среди забытых посетителями вещей, и подумала, что возможно она пригодится. Правда, она совершенно детская, - Она осторожно подвинула книгу к Игнису. - Но по ней достаточно легко обучится основам шрифта Брайля.

+2

4

Как Игнис ни пытался игнорировать звук чужого голоса, привычный концентрироваться на деталях разум то и дело вылавливал из сумбурного потока информации одну новость за другой. Гладио был в порядке, теперь вплотную занимаясь тренировками рекрутов. Лорд-командир Леонис сумел заключить взаимовыгодный союз с Охотниками, начиная патрулировать дороги вокруг ставшего пристанищем для беженцев Лесталлума. Посаженные в землю под штучным светом зерна дали первые ростки.

Эос жил дальше так, будто бы ничего и не произошло. Будто бы Король Света всегда являлся простой легендой со страниц старой книги.

Они забудут его.

Это Игнис осознал неожиданно четко, рефлекторно сжимая лежащую на колене правую ладонь в кулак. Он злился на них всех. На Гладио с его хлесткими словами, до сих пор напоминающими о себе тягучим чувством в груди. На Промпто и напускную беззаботность, старательно обходящую по почетному широкому кругу любую память о Нокте. На Ирис, кажется, изо всех сил старавшуюся не сказать что-то лишнее, то и дело запинаясь прежде, чем оборвать фразу на середине.

Он не вернется.

Сохранить веру оказалось куда сложнее, чем встать лицом к лицу со смертью ради будущего Короля.

Ради друга.

– Ух ты!

Восхищение в голосе Пропмто стало первой искренней эмоцией, которую Игнис услышал едва ли не за целый месяц. Прежде, чем он успел возразить, чужая ладонь с силой сжала его запястье и потянула руку куда-то вверх, в конце концов опуская ее на пластиковую столешницу.

– Я видел такие только один раз. Ты настоящее чудо, Ирис! Смотри, Игги.

Вся ирония последней фразы, увы, оказалась абсолютно потерянной на Промпто, но пойманный в ауре всеобщего энтузиазма Игнис не стал сопротивляться, послушно расправляя пальцы поверху страницы.

– К – Кактуар!

Произнесено это слово было с такой торжественностью, что в нем без труда можно было заподозрить таинственную формулу создания философского камня. Чего они рассчитывали добиться? Чуда? Провидения богов? Его зрение не вернется, а потому...

Пушки пальцев нащупали выпуклые точки на бумаге, разом заставляя все фрагменты пазла сложиться воедино. Конечно. Как он мог забыть? Шрифт Брайля. Азбука для слепых.

– С этим ты без труда опять начнешь читать и занудничать!

Надежда Промпто была почти такой же очевидной, как и отчаянной. Все они, так или иначе, хотели только одного – возвращения к иллюзии нормальности. Игры в поддавки, где, если очень сильно постараться, зажмурив глаза, то можно представить, что Инсомния не пала, а Избранный Принц не оказался узником Кристалла.

– Спасибо.

Вновь сжав ладонь, Игнис опустил ее на подлокотник, порываясь встать.

Он не вернется. Почему вы не можете понять это?

+2

5

Они все были сломаны, разбиты и снова склеены. Кто-то аккуратно, так чтобы не было заметно ни малейшей царапинки, ни скола, кто-то же наспех, неряшливо. Были и те кто, из всех сил стремился разбиться еще сильнее или же не делал ничего, так и лежал кучкой острых осколков. Попробуешь собрать такого, порежешься. От этого было больно и обидно.

Ирис сидела, спрятав ладони под столом и сжав их в кулачки. Она старалась не смотреть на ребят, старалась подобрать слова, которые так некстати потеряли свой смысл и звучание.  Память тоже сыграла над ней злую шутку, подкидывая все те до жути едки и прямолинейные колкости брата, которые так часто проскальзывали в их разговорах, стоило речи зайти про Игниса. Гладио всегда был таким слишком резким, не желающим мириться с чужой слабостью, даже мимолетной. Когда-то он каждый вечер, придя с дежурства, во все красках расписывал, каким же безвольным и слабохребетным растет принц, теперь, же вернувшись с очередной вылазки, порой затевал разговор о жалеющих себя слабаках. Все чаще Ирис старалась ускользнуть из дома, сразу же после его прихода, и почти все свободное время проводила вместе с Талкоттом в небольшом букинистическом магазинчике.

"Не уже ли от них ничего не осталось? От тех шумных улыбчивых ребят? Ноктис вернется. Обязательно вернется... и что он увидит тогда? Сломленных и разругавшихся больше не друзей", - думала она, наблюдая за тем, как разгружают их машину.

- А еще я нашла книгу с рецептами, - тихо сказала вдруг Ирис, - Моника говорит, что она за авторством одного знаменитого шеф-повара, - девушка замялась, но переведя дыхание продолжила, - Она рассказывала, что он ослеп из-за какого-то несчастного случая, но так и не смог отказаться от любимого дела. Думаю, здесь не только рецепты, а и  все возможные подсказки в готовке.

Она боялась поднять глаза на Игниса, беспомощно взглянула на Промпто словно ища поддержки.

- Было бы здорово устроить пир горой, когда Ноктис вернется, думаю он скучает по твоей готовке. - она улыбнулась, чуть склонив голову на бок, - Я стараюсь готовить по твоим рецептам, и делаю все так же, но выходит так себе. Вечно чего-то не хватает, или слишком соленное, или недостаточно специй. Или чуть передержала, или недоварила. Вечно, что не так. М-м-м, а как смотришь на то, чтобы приготовить сегодня мясной пирог? Мне очень нужна твоя помощь, Игнис. Пожалуйста!

+2

6

«Когда Ноктис вернется».

Видят боги все, что Игнис делал в своей жизни, это терпел. Шалости Принца, порой абсолютно неспособного понять, где находится грань между силой характера и банальным упрямством. Твердолобость Гладио, считающего деликатность слабостью, а потому повышающего голос по малейшему поводу. Абсолютную бесполезность Промпто, раз за разом мечущегося между друзьями в тщетной попытке угодить каждому. Он разводил их по противоположным углам, он рационализировал их бесчисленные страхи, он, вопреки собственным желаниям, старался неизменно оставаться голосом разума. Опорой. Поддержкой. Стабильностью в хаосе придворной жизни.

От резкого движения легкий пластиковый стул упал, утянув за собой еще и трость. К демонам. Нащупав левой рукой нагретый солнцем метал трейлера, Игнис воспользовался им вместо поводыря, с максимальной возможной скоростью двигаясь в направлении ведущей внутрь двери.

«Она рассказывала, что он ослеп из-за какого-то несчастного случая, но так и не смог отказаться от любимого дела».

Хлесткая пощечина, задевшая его не меньше слов Гладио. Никто из присутствующих не был так же близок к Ноктису, как его самый давний спутник. Никто из присутствующих до сих пор не понял, почему он на самом деле тратил почти все свое свободное время на готовку и эксперименты со злосчастными пирожными.

«Игнис, ты ведь мой друг, правда?»

Даже сейчас он прятал свою боль за крепко сцепленными зубами и молчанием, не желая стать еще большей обузой.

– Осторожно!

Голос Промпто появился рядом будто бы из ниоткуда, а его пальцы с силой сжались на локте оступившегося во время подъема по ступенькам Игниса, удерживая того от падения. Беспомощный. Бесполезный. Все, что он мог, это ограничивать чужую свободу сомнительным долгом заботы о калеке.

– Я сам.

Резким рывком высвободившись из посторонней хватки, Игнис с третьей попытки нашарил ручку двери, секундой позже захлопывая ее за собой с характерным щелчком.

Он не вернется.

Все кончено.

***
Против неожиданной вспышки Игниса Промпто рефлекторно съежился, но все же попытался поймать хотя бы край чужого пиджака прежде, чем его хозяин окончательно исчезнет внутри трейлера. Тщетно.

– Игги, пожалуйста...

Увы, на последней ступеньке он встретился лицом к лицу лишь со вновь запертой дверью. У них были плохие дни и то, что с натяжкой можно было назвать «хорошими». Тогда Игнис даже задавал короткие вопросы, навроде сакрального «который час?», и, если Промпто везло особенно сильно, эти крупицы получалось превратить в подобие беседы.

Как бы он ни старался, сколько бы раз не звонил Гладио, неизменно натыкаясь на автоответчик, с каждым новым днем друзья неумолимо отдалялись от него.

Без Нокта вся их троица не стоила и выеденного яйца.

– Ирис, не держи на него зла, хорошо? Он просто...

Прежде, чем повернуться лицом к вынужденным зрителям недавней сцены, Промпто попытался не только пропихнуть как можно глубже внутрь собственную горечь, но и растянуть губы в своей лучшей наигранной улыбке. Однажды, едва ли не жизнь тому назад, он точно так же провожал в очередную командировку родителей, стараясь ради них быть ответственным и взрослым.

– Он переживает.

+2

7

Совместно с Игнисом

– Я понимаю, – тихо ответила Ирис, все еще пребывая в оцепенении. Выходит, что все это было зря?

Маленькая искорка надежды, которую она все это время берегла в себе, так и не смогла разгореться. Или же? Нет уж! Она не оставит все это просто так! Амицития так просто не сдаются!

Ирис потерла щеку горящую словно после пощечины, и села на пластиковый стул, спрятав лицо в ладонях. Она не пыталась больше подобрать слова, но ломала голову над тем как поступить, ей нужна была небольшая передышка, перед новой попыткой.

"Ты не хочешь быть склеенным, так ведь, Игнис?"

– Знаешь, – после долгой неловкой паузы, заговорила Ирис, – Может я просто глупая и наивная, но мне хочется верить, что пророчество сбудется и мы скоро все снова будем вместе, пусть и не такие как прежде. Мне хочется верить, что мы сможем пройти через все это, сохранив хотя бы крупицу прежнего мира. Я надеялась, что все это поможет хоть как-то сгладить острые углы, но в итоге сама же об них и порезалась. Так еще и соли на рану, кажется насыпала от души.

После ее слов и без того натянутая улыбка Промпто померкла окончательно. Сейчас он почему-то казался гораздо старше своих лет, с залегшей вокруг глаз тенью знакомых тревог. Сейчас он очень мало напоминал лучшего школьного друга Ноктиса. Неуклюжего, сыпящего шутками по поводу и без, фотографирующего все, что могло привлечь его внимание хотя бы на секунду.
Сейчас он куда больше походил на одного из защитников Избранного Принца.

– Не смей думать, что ты глупая. – Вернувшись к столу, Промпто занял не свое прежнее место, а пластиковый стул рядом с Ирис. Его ладони, неожиданно теплые, сжали обе ее руки так крепко, что попавшие в плен пальцы едва не онемели. – Пророчество сбудется. Нокт вернется и спасет мир. Все хорошие истории всегда заканчиваются победой добра, разве ты забыла об этом?

В его голосе тоже было что-то новое. Уверенность, которой раньше часто недоставало теряющемуся среди куда более опытных друзей мальчишке. Что бы не произошло с ними после Лесталлума, Промпто изменился.

Промпто верил вопреки неумолимо удлиняющимся ночам.

– Тем более Нокт все еще не вернул мне мою карманную консоль.

На этот раз улыбка коснулась и его глаз, не оставляя никаких сомнений в своей подлинности.
Ирис взглянула на него, словно не узнавая его, но быстро оправилась от удивления и наконец улыбнулась как и прежде. Искренне и тепло.

– Если принц потерял моего мугла, я ему этого никогда не прощу! - фыркнула она, давясь от смеха. В этом был весь Промпто, даже обретя несвойственную себе серьезность суждений, он не утратил своей дивной способности в один момент разрядить обстановку. Порой он напоминал Ирис королевских шутом из старых сказок. Казалось бы смешных и глупых, но способных своей удивительной дуростью вселить в своих зрителей надежду и подтолкнуть к правильному решению.

Высвободив руку из его крепкого пожатия, Ирис смеясь растрепала его челку, так похожую на хвост ездового чокобо.

– Но до возвращения Ноктиса, у нас слишком много проблем. И одна из них сидит в трейлере и жалеет себя! - сказав это, Ирис поднялась на ноги и принялась расхаживать туда-сюда напротив трейлера, сама того не замечая, что неосознанно копирует привычку отца мерить шагами свой кабинет.

+1

8

Совместно с Ириской! \(★ω★)/

Прикосновение чужой ладони к волосам вместе с собственной недавней решительностью явно застали Промпто врасплох. Сначала он замер, несколько раз удивленно сморгунув, а затем чересчур поспешно откинулся на спинку стула и тем самым едва не опрокинул его.

– Игнис это Игнис.

Странно. Поворачивающаяся на каблуках в конце своего короткого променада Ирис, могла поклясться, что щеки Промпто едва заметно порозовели.

– Как бы они с Гладио не утверждали обратное, на самом деле у них очень много общего. Например, упрямство. Нокт…

На секунду Промпто замолчал, а в его взгляде появилась прежняя, тщательно скрытая, горечь. Он старался, это было очевидно по каждому жесту, по шуткам, которые давались ему с явным трудом. Он, как и всегда, прятал свои истинные чувства под маской бравады, боясь стать обузой. Боясь оказаться не в силах помочь тем, кто точно так же остро переживал потерю друга.

– Нокт связывал нас всех воедино, но сейчас… Сейчас все расклеилось. Игнис не знает куда себя деть, а я не знаю что делать с ним. Поверь мне, он не жалеет себя. Он просто… Заблудился. Десять лет долгий срок для того, чтобы жить одной надеждой. Видят шестеро, мне хватит и того, чтобы мы все остались верными товарищами, но Игнис то привык к более масштабным целям! Защищать Принца, безопасно доставить его в Алтиссию для свадьбы с леди Луной, превратить Нокта в Короля Света. Ты же играла в Королевского Рыцаря, да? Наша “проблема” точь в точь как герои оттуда. Благородство, хорошие манеры и вечные размышления о смысле бытия. Честно, иногда мне очень хочется встряхнуть его как следует, чтобы может хоть так раз и навсегда выбить эту дурь.

Промпто был прав, именно Нокт был тем связующим элементом, что объединил их всех, и теперь каждый невольно напоминал другому о принце заточенным в кристалле, на десять, если верить пророчеству, долгих лет.  Они стали заложниками своей привязанности к Ноктису, сами того и не заметив.

Ирис остановилась, завела руки за спину, сцепив пальцы в замок, и покачалась с пятки на носок и обратно, старая привычка родом из детства, с которой она так и не рассталась. Выглядит, глупо зато помогает сосредоточится!

– Один уже встряхнул, да так, что кажется все только усугубил. Тут как в том фильме, нужно всю эту кашу в его голове аккуратно смешать, но не взбалтывать, а то еще сильнее рванет, чем сегодня.

Наконец, Ирис снова заняла свое место за столом. Девушка принялась задумчиво водить пальцем по пластиковой столешнице, рисуя замысловатые узоры.

– Игнис был рядом с Ноктисом дольше, чем мы все вместе взятые, – наконец Ирис нарушила неловкую тишину, – Он слишком привык постоянно о ком-то заботиться, а теперь от него словно кусок отрезали. Может стоит показать ему, что мы нуждаемся в нем? Вот только как?

Девочка взглянула на Промпто, в надежде, что у него еще не кончилось, то внезапное просветление, снизошедшее на  него несколько минут назад, но оно кажется настигло теперь и Ирис.

– У меня есть идея! – девушка придвинулась поближе к Промпто и наклонилась к нему, почти касаясь белобрысой челки. – Нужно сделать так, чтобы он спас нас, советом и в том, что он лучше всего делает! Я обещала помочь сегодня с ужином для охотников, но могу случайно его испортить, а исправить все поможет Игги. Ведь только он может даже из подошвы сделать изысканный ужин из трех блюд и сладкого на десерт! Правда, он, наверное, даже выслушать меня не пожелает.

Румянец на щеках Промпто, кажется, достиг своего апогея, однако это совершенно не сказалось ни на непривычной серьезности его взгляда, ни на сокращенной практически до абсолютного минимума дистанции. Со стороны все происходящее наверняка напоминало крайне своеобразную игру в гляделки, только вот Ирис знала, что на самом деле стоит на ее кону.

Будущее защитников Принца.

Глупые размолвки, прячущие под собой боль утраты.

– Наверное все это потому, что я не вырос при дворе и принес клятвы гвардейца понимая их только наполовину, но разве...подобное правильно по отношению к Нокту? Такая привязанность наверняка становится обузой, особенно когда чужая жизнь всецело зависит от твоей. Если бы у меня была волшебная палочка, я наколдовал бы Игги не смену шила на мыло, а осознание того, что он может и должен двигаться дальше. Боль никуда не денется, сомнения никуда не денутся, но мы очень вряд ли порадуем Нокта если продолжим от души страдать.

На последних словах Промпто наконец-то отстранился и будто бы сжался, сутулясь. Когда он вновь встретил взгляд Ирис своим, в нем отчетливо читалась только вина.

– Пожалуйста, извини за то, что я взваливаю на тебя свои моря с океанами драмы. Просто... После Зегнавта я понял, что уже давно и ни с кем не был откровенен. Я так боялся потерять свой имидж вечного весельчака и стать ненужным, что даже попробовав завести разговор с Ноктом начал привычно отшучиваться. Я не хочу больше лгать. Я не хочу плодить недомолвки. Особенно, когда могу и должен помочь другу.[nick]Prompto Argentum[/nick][status]Good enough[/status][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Промпто Аргентум, 20</b></a></div><div class="lzfan">Final Fantasy</div><div class="lzinf"><b>настоящее//</b><br>» Эос<br> » спутник Принца Ноктиса<br>» помочь друзьям</div>[/info][icon]https://i.imgur.com/eJYz7A5.jpg[/icon][sign]We'll stand tall so you don't fall.
https://i.imgur.com/TEH3Yo2.gif
[/sign]

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Behind dark glass


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC