chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » To serve and protect


To serve and protect

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

TO SERVE AND PROTECT

http://68.media.tumblr.com/8eddd66e48920d43fc2aa2f778006a77/tumblr_or4k5pKEIa1vkm7byo1_540.gif

http://68.media.tumblr.com/8c9f8273974bd39be109090c14f2e1d2/tumblr_or4k5pKEIa1vkm7byo2_540.gif

◄ Спит маленький Лорд и надежды мои все прозрачней и тоньше. ►

участники: Noctis Lucis Caelum & Ignis Scientia

время и место:~12 лет тому назад, Цитадель

СЮЖЕТ
Атака демона серьезно ранила Принца, заставляя Короля в спешке вернуться с сыном обратно в Инсомнию. Жизнь единственного наследника Люциса опасно балансирует на грани, однако все, что могут сделать его спутники, это ждать.

+2

2

– Вы можете понадобиться Принцу в любой момент.

Таким серьезным тон голоса лорда-командира не был даже когда он отчитывал спутников наследника за очередную оплошность. С тех самых пор, как у ведущих к Цитадели ступеней остановился королевский кортеж, внутри непривычно пустынных коридоров воцарилась тревожная тишина. Все, от младших слуг и до входящих в Совет лордов, ждали одного – малейших новостей о состоянии Принца.

Невольно Игнис перевел взгляд на запертые двери, зная, что за ними решалось будущее Люциса.

– Увы, пока я не могу сказать вам ничего определенного.

Где-то справа Гладио едва слышимо выругался, выдавая свое раздражение. Для него тянущиеся ужасающе медленно секунды оказались истинной пыткой, а неизвестность – испытанием похуже вступительного экзамена в Академию. Силясь сгладить чужую несдержанность, Игнис поспешно поклонился, в последний момент придерживая свои, так и норовящие сползти по переносице, очки.

– Спасибо, лорд-командир.

– Вам не за что благодарить меня.

На этом короткая аудиенция оказалась законченной, но спину Игнис намеренно распрямил медленно, заранее подозревая, какая сцена встретит его секундой позже. Гладио вновь порывисто отмерял расстояние от одного угла к другому широкими шагами, то сжимая, то разжимая ладони.

– К демонам такую службу!

Прежде, чем Игнис успел остановить себя, его указательный палец оказался укоризненно прижатым к губам. Так или иначе, от спальни наследника их сейчас отделяла одна, далеко не звуконепроницаемая, дверь, а потому сказанные в запале слова могли услышать не только медики, но и Король.

Видят боги, последнее, в чем он нуждался, это ребячий максимализм Гладио.

– Пожалуйста, попытайся сохранять спокойствие.

– Игги, это ты сейчас серьезно?! Я должен быть спокоен, когда телохранители прошляпили незаметно подкравшегося здоровенного демона, а мы с тобой изображаем почетных истуканов вместо...

– Вместо чего?

То, что он тоже повысил голос, Игнис заметил непозволительно поздно, заставляя себя сделать несколько глубоких вдохов и выдохов. Нет. Ему нельзя терять самообладание, пока Гладио опасно балансирует на грани срыва.

Пока жизнь Принца находится под действительно серьезной угрозой.

– Вместо того, чтобы сделать хоть что-то полезное!

– Гладио...

Звук открывающейся двери отвлек их от перепалки в мановение ока. Резко повернувшись, Игнис встретился взглядом не только с дядюшкой, но и с его молчаливым осуждением, неожиданно ясно понимая, что ему следовало быть куда более осмотрительным.

– Гладиолус, Король просит тебя передать сообщение премьер-министру.

То, как быстро Гладио мог при желании усмирить свой гнев, всегда сбивало Игниса с толку. Вопреки бесчисленным стараниям, чужие эмоции до сих пор оставались для него тайной за семью печатями, однако даже в этой хитроумной науке резкие переходы от злости к абсолютному спокойствию выглядели по-настоящему странно. Как бы там ни было, принимая из рук камердинера сложенную вчетверо записку, Щит будущего Короля казался всецело сконцентрированным только на новой задаче, совершенно позабыв недавний спор.

– Будет сделано.

Против ожиданий, дядюшка не исчез обратно в спальне едва за спиной Гладио закрылась ведущая в коридор дверь. Напротив, он поманил Игниса за собой требовательным движением правой ладони, уже на ходу объясняя происходящее:

– Их Величество хотят поговорить с тобой.

Последняя фраза сбила Игниса с толку. Признаться, он не ожидал, что  в эти сутки их подпустят на расстояние вытянутой руки к наследнику и уж тем более пригласят на беседу с Королем, не отходившим от сына ни на миг.

«Вы можете понадобиться Принцу в любой момент».

Спальня встретила новоприбывших острым медицинским запахом да напряженной тишиной, нарушаемой лишь ровным гулом окруживших постель бесчисленных приборов. Чувствуя себя незваным гостем в царстве чужого горя, Игнис растерянно замер едва ли не на пороге, совершенно не представляя, что должен сделать дальше.

К счастью, рука дядюшки легла на его спину, мягко подталкивая вперед.

– Игнис? Подойди ближе.

Голос Короля был таким усталым, будто бы он только что провел три заседания Совета к ряду. Повинуясь безмолвному приказу дядюшки, Игнис сделал несколько несмелых шагов, замирая у подножья преобразившейся кровати. Покоящийся на ней наследник казался даже меньше обычного, с плотно перебинтованной грудью да покрытыми синяками запястьями, от которых тянулась паутина трубок.

– Боюсь, что неотложные дела требуют моего немедленного внимания, но я хотел бы... – Всего на миг ровный тон Короля сбился, заставляя его сразу же оборвать фразу на полуслове и продолжить только после мимолетной паузы. – Я хотел бы, чтобы с Ноктисом остался кто-то, кого он знает.

+2

3

День начинался так здорово.

Они с отцом собирались вместе сходить в лес, погулять, посмотреть на светлячков. Это было бы так замечательно, ведь они уже сто лет не проводили время вместе. Но в последний момент Король сказал, что у него какие-то неотложные дела, и не поехал вместе с Ноктисом. Тот не смог скрыть своего разочарования, но как послушный сын кивнул и отправился в лес в компании охраны и няни. К такому он даже уже привык и все равно каждый раз безумно расстраивался. И даже забавные и красивые светлячки не доставляли такой радости, как обычно. А еще он не догадался захватить с собой банку, чтобы поймать их и показать потом отцу.

И от этого настроение совсем испортилось.

Ехали домой они почти молча, никто не хотел отвлекать расстроенного принца. А тот, посетовав на свою ошибку, совсем замолк. Может, хотя бы ночью зайдет отец, чтобы послушать о дневных приключениях? Или расскажет какую-нибудь историю? Или же вновь он так устанет, что даже не зайдет пожелать спокойной ночи? Ноктису безумно не хватало присутствия отца в своей жизни, но он понимал, что Король не намеренно избегает сына. Что слишком много требует его сил и внимания, и со стороны принца было бы свинством и неуважением требовать что-то или капризничать.

Ноктис слишком любил отца.

Он прикрыл глаза всего на секунду. А когда открыл их, то понял, что находится в очень странном месте. Вокруг были зеленые деревья, трава, а воздух был свежим и приятным. Совсем как в том лесу, где он был сегодня. Но как он оказался тут? И почему лежит на траве, а не едет в машине? Это был сон? И кто мог ответить на его вопросы?

Шорох в траве. Маленькое белое пушистое существо перед глазами протягивает ему его телефон. Сигнала не было, не дозвониться было никому. Ноктис совершенно растерялся - ведь никогда раньше он не оказывался в полном одиночестве. Хотелось заплакать и позвать отца, позвать хоть кого-нибудь, но телефон в руке звякнул. Сообщение? От кого? Неужели от этого маленького зверька с большими ушами? Так это все - действительно сон, и это создание проводит его к выходу?

Ноктису не оставалось ничего, кроме как довериться ему.

Путь оказался не близким. И не самым простым. Юный принц все еще не понимал, как оказался здесь, и что происходит, и слова нового друга не сильно помогали. Но они шли вперед. По лесу. По небольшой речке к чему-то, сильно похожему на портал. Иногда вокруг появлялись страшные монстры, и Ноктис все сильнее и сильнее хотел оказаться дома. Рядом с отцом. Но лишь еще больше запутался, оказавшись в смутно знакомом помещении. Но таком большом! Да и зверек вырос, или это он сам уменьшился?

Этот сон был слишком странным.

Запах огня. Что-то мокрое под руками. Горячее. Какой-то ужасный звук.

Ноктис тряхнул головой и вновь двинулся вперед. Он хотел проснуться. Должен был проснуться. И вспомнить, что же все-таки произошло. Как он здесь оказался, и почему не может просто закончить этот сон. Почему не может просто открыть глаза и оказаться в машине, которая едет домой?

Грохот взрыва. Крики людей. Звон клинков.

Почему он оказался в Цитадели? Такой пустой, без людей, без машин. Лишь все те же ужасные чудовища вокруг. Когда же этот кошмар закончится? Когда же он сможет проснуться? И почему по пути попался тот самый мяч, который когда-то подарил ему отец? Почему отца нет рядом? Почему никого нет рядом, кроме этого смешного зверька, который знает о юном принце так много?

“ - Нокт!”

Голос отца. Его лицо. Такое обеспокоенное, испуганное. Ноктис никогда его таким не видел.

Впереди стояла машина отца. Такая родная и знакомая. И принц чуть не расплакался от счастья, когда увидел ее. Когда прикоснулся к теплому, нагретому солнцем боку. Он так любил эту машину, когда они вместе с отцом ехали куда-то. Когда Ноктис засыпал на заднем сиденье, а Король потом нес его на руках в комнату, укладывал спать, накрывал одеялом… Ноктис любил и ждать на ступеньках дворца, когда Регис вернется, чтобы броситься ему навстречу, чтобы обнять улыбающегося отца…

Мальчик не раздумывал, когда прощался со зверьком, открывал заднюю дверь и забирался в машину.

Теперь-то он уж точно проснется.

Обязательно.

+2

4

Все, что сейчас мог сделать Игнис, это растерянно оглянуться на дядюшку, совершенно не представляя, какого поведения от него ожидают. Ни один из придворных протоколов не готовил его к скорби отца над постелью очевидно смертельно раненого сына. Ни один из придворных протоколов не описывал правильные, подходящие моменту слова и жесты. Покоящийся на подушках Принц больше напоминал восковую куклу с противоестественно бледной кожей.

Последнее, пожалуй, пугало Игниса куда сильнее, чем монотонный шум пока неопознанных медицинских приборов.

– Не бойся.

– Ваше... Величество?

От неожиданного тепла в чужом голосе Игнис даже запнулся, невольно вновь переводя взгляд на Короля. Все происходящее слишком сильно походило на дурной сон. Наследник Люциса не мог умереть...так. Наследник Люциса был...

Собственно, кем?

За все то время, которое Игнис провел в свите юного Принца, они едва ли сблизились достаточно для того, чтобы звать друг друга «друзьями». Их разделяли не только два года разницы в возрасте, но и характеры, делающие сохранение уважительной дистанции оптимальным выбором для обоих. Наследник безропотно терпел ежевечернюю проверку домашней работы, ворчал над тарелкой с приготовленным в специально купленной пароварке брокколи, напрочь игнорировал принесенные ему книги в угоду комиксам и нередко покидал Цитадель, сводя с ума всех, включая обычно стоически спокойного лорда-командира, но, несмотря на это, Игнис все равно чувствовал стремительно подступающую к горлу вместе с тяжелым комком панику.

Вся его жизнь так или иначе была построена вокруг Принца. Он не мог потерять еще и его.

– Все будет в порядке.

Кажется, смятение отразилось на лице Игниса, заставляя Короля с видимым усилием подняться и, едва заметно подволакивая левую ногу, тоже подойти к подножью кровати. Его ладонь на плече была удивительно теплой. От его одежды неуловимо пахло кровью и смертью.

– Он не один.

Как бы Игнис ни пытался понять истинный смысл этих слов, он раз за разом безнадежно ускользал от него. Принц не один? В своих покоях? В беспамятстве между жизнью и смертью? Второе являлось почти такой же невозможностью, как и легенды о чудесах, созданных руками Оракулов Тенебре.

– Он найдет дорогу обратно.

+2

5

Голоса были совсем рядом.

И вместе с тем - так далеко.

Ноктису казалось, что он вот только что был в том странном сне, в кошмаре, из которого никак не удалавалось сбежать, как он не пытался. Но он все равно бежал, бежал наперегонки с маленьким зверьком, так похожим на ту фигурку, что когда-то подарил ему отец. Бежал вперед, от ужасных чудовищ, от пугающих теней. Сквозь пустую Инсомнию, сквозь огромную столовую, через пустую площадь. Такую мертвую, стерильную.

И всего несколько шагов оставалось до такой знакомой машины.

До спокойствия.

До безопасности.

Ноктис чуть не споткнулся, когда подбегал к Регалии. Машина отца, с которой было связано так много воспоминаний, всегда приятных. Тихое гудение мотора, усталый голос отца, его теплый бок совсем рядом. Теплые сильные руки, колючая борода, теплый дождь, бьющий по плечам. Юный принц бережно хранил эти ощущения в своей душе, оберегал их, как и все, что было связано с отцом.

Ведь их было так до обидного мало.

Маленький проводник довел Ноктиса до самой двери автомобиля. И пообещал, что теперь-то принц точно проснется. Ведь его так ждут там, в реальном мире. Да и сам мальчик очень хотел открыть глаза по-настоящему, оказаться рядом с отцом, рядом с тем, кто обещал его защитить. Рядом с тем, в кого он верил безоговорочно. Кого любил так сильно и ждал так безумно.

Всегда.

Хлопок дверцы показался слишком глухим.

А Ноктис открыл глаза.

Он и правда слышал голоса совсем рядом, или ему показалось? Сделать глубокий вдох оказалось так трудно, что мальчик даже удивился. Раньше это получалось словно бы само собой, а теперь отнимало так много сил. А в теле была безумная тяжесть. Боль. И Ноктис хотел бы расплакаться от боли и беспомощности, но он давно уже отвык плакать. Ведь он должен быть сильным, даже сейчас.

Да и сил у него не было.

Даже на слезы.

Еще один вдох. Слабый. Хриплый. Тяжелый. И еще один. Ноктис не понимал, проснулся он или еще спит? Ведь во сне, что был до этого, дышать было так легко, бегать было так легко. А сейчас не удается даже толком проморгаться - перед глазами все так ужасно плывет. И нет сил, чтобы даже хотя бы пошевелиться. Чтобы разлепить пересохшие губы и протолкнуть через горло хотя бы слово.

Почему так?

+2

6

– Ноктис!

Над постелью наследника Король склонился за несколько мгновений до того, как тишину спальни нарушил настойчивый писк одного из бесчисленных приборов. Невольно Игнис тоже подался вперед, с нарастающим ужасом предчувствуя худшее, однако увиденное заставило его замереть на месте.

Глаза Принца были открыты.

– Слава Шестерым...

Широкая ладонь с Кольцом Люциев на безымянном пальце легла поверху липкого от испарины лба, предупреждая попытки едва очнувшегося мальчика сесть. Кажется, Принц пытался говорить. Его губы едва заметно шевелились, не издавая ни звука. Его тело напряглось, так и не сдвинувшись с места ни на дюйм.

«Он найдет дорогу обратно».

Прежде, чем ведомый непонятным инстинктом Игнис успел шагнуть ближе, его бесцеремонно оттеснили в сторону. Дежурный доктор в белоснежном халате, накинутом поверху традиционно черного костюма придворных. Пара медсестер, одна из которых катила перед собой нагруженную ампулами и пакетами для капельниц тележку.

– Ваше Высочество, вы слышите меня? Пожалуйста, не поддавайтесь желанию вновь уснуть!

Принц никогда не любил титулы. Каждый раз, когда Игнис низко кланялся ему, произнося положенные этикетом слова, он получал в обмен в лучшем случае хмурый взгляд исподлобья, а в худшем – упрямое молчание до тех пор, пока «Ваше Высочество» не сменялось фамильярным «Ноктис».

– Кивните если вам трудно дышать!

Невольно взгляд Игниса вновь вернулся к Королю. Как он предугадал, когда его сын придет в себя? Почему вопреки голосу разума верил в казалось бы невозможное чудо?

– Доктор Мессала, достаточно.

Свою семью Игнис почти не помнил. Когда его с обозом предназначенных для Инсомнии товаров отправили к дядюшке, он едва встретил свои вторые именины. Все, что у него было, это редкие письма да приложенные к ним фотографии незнакомых людей.

– Я здесь, сын мой.

Чувствовали ли они, как отчаянно он боится сейчас? Знали ли они о тщательно скрытой зависти, которую он ощущал, наблюдая за Королем и Принцем?

– Ты справился. Все будет хорошо.

+2

7

Когда-то давно Ноктис пытался поднять огромный камень в саду дворца. Он уже и не помнил, зачем ему это понадобилось, возможно, хотел доказать что-то отцу. Да, наверное, именно так. Мальчик тогда держался обеими руками за неподъемную для него ношу и старательно сопел, пытаясь приподнять камень хоть на дюйм. А король стоял рядом и добродушно улыбался в бороду, но не смеялся над потугами сына, не насмехался. Кажется, он даже подбадривал своего наследника, а потом наклонился и помог.

Принца тогда это только обрадовало.

Это было такое редкое время, когда они проводили вместе.

А сейчас мальчику казалось, что он снова пытается поднять тот камень - столь велико было усилие для того, чтобы просто держать глаза открытыми. Но он старается, как и тогда, не сдается. Осторожно моргает, фокусирует взгляд, услышав знакомый голос, почувствовав сухие горячие пальцы на лбу.

Отец.

В серых глазах короля беспокойство, сейчас он не улыбается. Ноктис хочет позвать его, что-то сказать, но удается лишь шевельнуть губами, и как же это тяжело. Почему все так? Мальчик никак не может вспомнить, что произошло, почему ему так плохо? Все, что он помнит - это удивительное путешествие по миру снов, своего маленького пушистого проводника, и слова о том, что кто-то не хочет, чтобы он проснулся. Но кто?

Не отец же.

И не беспокойно говорящие о чем-то врачи.

Ему совсем не трудно дышать. Просто тяжело - будто бы все тот же камень положили ему на грудь. И хочется попросить его убрать, но даже этого ему не удается. Но отец рядом, он говорит, что все будет хорошо. И не только он рядом - на самом крае зрения расплывчатой фигурой маячил тот, кого Ноктису хотелось бы однажды назвать другом. Игнис. И еще больше сейчас хотелось спросить, что произошло, но… так хотелось спать.

Как никогда раньше.

И так страшно было закрывать глаза.

Что, если он не сможет снова найти дорогу обратно?

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » To serve and protect


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC