chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Четвертый Рим


Четвертый Рим

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ЧЕТВЕРТЫЙ РИМ

http://picua.org/img/2018-01/19/g4hl0lcmu8gvduckzxitm27xn.jpg
◄Надо было выбирать Марка, мать его, Антония!►

участники:Ares; Hermes; Hades

время и место:Лондон, февраль 2018

СЮЖЕТ
Все гениальные идеи приходят в попойки. И чем больше вина, произведенного Дионисом, тем идеи масштабнее и сложнее.
И счастье мира, что для выполнения большинства в момент попойки просто не хватает ресурсов и, что греха таить, сил побороть лень.
Но что будет, если встретятся в одной точке пространства тоска Ареса по Риму, прекрасная идея все восстановить, вытащив Цезаря из мрачного царства дядюшки, и специалист по спасению из застенок - Гермес?
Об этом уже не напишет Гомер, но приключения обещают быть эпичными!

+2

2

Надо было выбирать Марка, мать его, Антония!
Они всегда лучше ладили. И пусть при Цезаре созданная под эгидой Ареса империя стала сильной, как никогда... Цезарь умер, все развалилось, а Марк, мать его, Антоний хотя бы не читал нудных лекций.
- Все настолько плохо? - между тем выспрашивал Цезарь, гордо шагая по просторным улицам Лондона.
На двух странных типов косились все, кому не лень. Но Арес еще не придумал, как намекнуть всегда лучше всех всё знающему императору, что в этом веке парни в простыне вызывают не восхищение, а уйму вопросов. То есть, затащить в приличное отелье и одеть достойно чину и регалиям.
По-императорски, что уж там.
Вообще, вино Диониса начинало выветриваться из головы, и идея, что еще несколько часов назад сияла своей гениальностью, вдруг начала меркнуть перед объемом работы, что предстояло сделать, дабы слепить из правителя прошлого человека, приспособленного к нынешним реалиям. Нет, уже высказанная идея захвата неверных была Аресу по душе, но...
- Люди всегда были слабым стадом. Но я даже не думал, что настолько, - вздохнул Цезарь и попытался свернуть с дороги.
Нет, в самом его жесте не было ничего катастрофического - император быстро учился, наблюдая за окружающими. Беда была лишь в том, что свет на светофоре сменился с зеленого на красный. И с трудом - с огромным трудом и бесконечной хитростью - вытащенный из царствия Аида Юлий чуть не сдох повторно - хорошо, у Ареса были отличные рефлексы.
- Ориентироваться на цвет, - словив возмущенный взгляд Цезаря, пояснил Арес, - красный - стой.
- Глупые правила, - заявляет Цезарь и добавляет в глобальные планы основной, - нужно вернуть мою свиту. И постановить, чтоб уступали дорогу богорожденным!
- Надо, надо, - устало соглашается Арес, и снова вздыхает.
Думает, надо было брать Марка Антония. Правитель из него, конечно, так себе - считай, как из дерьма пуля. Зато характер - огонь. И бухнуть не дурак. И военный, а с такими Аресу всегда легче - не надо подбирать слова.
Если уж устраивать полномасштабную операцию по спасению кого-то из застенок царства мертвых, то хотя бы для того, чтобы получить удовольствие в результате.

Впрочем, операцией это назвать сложно.
Последние прорабатывают, к ним готовятся, просчитывают риски. Спасение Цезаря больше похоже на авантюру, которой и является. На пьяную авантюру, и сейчас Арес почти готов это признать. И на фига им эти подвиги?
Хорошо же с братом сидели! Бухали, вспоминали былое, мыли кости людишкам, вспомнили Рим, и понеслось.
А ведь там планировались нимфы, и может быть даже оргия, так какого хрена надо было все портить? Нет, конечно же, очень приятно вспоминать, что когда-то ты построил империю, что до сих пор восхищает и смущает умы. Что родила аж целое философско-духовное течение и породила фанатиков.
Но возвращать все здесь и сейчас - это же столько сил. А у него диван не пролежен. И нимфы не обласканы. И братец где-то подозрительно долго без присмотра. Хм.
- Ну, я и подумал, - пытается вставить веское слово в монологи Цезаря Арес.
Но это почти бесполезно. Отличный оратор всегда любил поболтать. А нынче у него много поводов. Внешний, изменившийся разительно, мир восхищает Цезаря и интригует. Тот, как ребенок, дорвавшийся до новых игрушек, стремиться изучить все и сразу, и Арес успевает только защищать сворованную жизнь да отводить внимание копов от странных типов.
- Это если транспорт такой, какая же должна быть мощь армии. С такой силой можно весь мир заполучить. Установить власть Рима, и!..
Цезаря несет. Сейчас он напоминает Аресу помесь Наполеона и Гитлера, и собственные планы слегка пугают. Он любит ныть про то, что современный мир - редкое дерьмо. Но на деле это у него от людей - те умеют передавать свои вредные черты воздушно-капельным путем. Арес думает - сам он готов к переменам?
И снова возвращается к мысли, что надо было брать Марка, мать его, Антония! Тот хотя бы умел веселиться, и...
Мысль прерывается так же внезапно, как начинается. Потому что братец вдруг появляется из опасного ниоткуда. И с ним - Аид, собственной персоной. И Арес, конечно же, совершает героическую попытку спрятать Цезаря за своей могучей спиной и свалить с траектории чинной прогулки двух греческих джентльменов, но ровно в этот момент Цезарю попадается на глаза автомат с игрушками, и миссия провалена до старта.
- Дя-а-а-а-адюшка, - тянет Арес и улыбается, - братец! Какая встреча. А мы вот тут торопимся... надо срочно заглянуть к портному, приодеть моего друга, так что поболтал бы, да... да некогда. Ну, пока-пока, - бормочет он и, не рассчитывая на успех, тянет за руку Цезаря к ближайшему супермаркету.

Отредактировано Аres (2018-01-19 11:50:55)

+4

3

Какая разница где быть, когда в твоих силах оказаться в любой точке земного шара с малейшими затратами своих сил? Вот Аиду сейчас было совершенно все равно где он находятся. Что это за страна? На каком языке здесь разговаривают местные... Даже то, как он выглядит - это все мелочи, которые меркли и отходили на самый последний план в тот момент, когда прерывалась загрузка видео и YouTube запрашивал доступ к Интернету. Кто бы мог подумать, что отсутствие wi-fi будет той самой глобальной проблемой, способной довести бога до состояния легкой раздражительности. Тем не менее отсутствие сигнала в Подземном Царстве все еще было слабым, а видео прямой трансляции настолько волнительным, что и заставило Аида этим славным днем выбраться на землю смертных грешников.
А вся началось с сигнала уведомления... Личное сообщение пришло от Диониса, в котором содержалась ссылка как раз на канал сайта, с припиской: - «Ты должен на это посмотреть! Это не спам, Ди ♥» Ясное дело, что мужчина перешел по ссылке и поймал прямой эфир. Вот только в Аиде слишком толстый потолок, так что видео было с помехами и грузилось долго, хотя мужчина никуда не спешил и продолжал сидеть, поставив локоть на подлокотник трона и положить голову на подставленную ладонь. Терпение Гадеса хватило на пятнадцать минут, восемь из которых он просто смотрел на экран планшета, где крутилось колесико на фоне застывшей картинки видео. Но первые кадры настолько заинтересовали Темного, что ни о чем другом он думать не мог и решил поймать wi-fi в другом месте. Для этого богу достаточно было подняться с трона и шагнуть в портал, который был создан им за секунду до.
Наконец-то устройство поймало сигнал и Аид, особо не всматриваясь в окружающую обстановку, лишь приметил ближайшее заведение и направился прямо туда. Богу не улыбалось стоять на улице и пялится в планшет, когда есть возможность посидеть в комфорте и заказать себя чашечку кофе и попросить принести на столик пепельницу. И не забыть спросить пароль доступа!
Порой, Аид сам себе удивляется, что столь быстро поймал новое течение современного мира, построенного отнюдь не богами, а людьми. Этими вот босыми и хилыми, кто когда-то радовался острому наконечнику на палке и берег огонь как святая святынь и хрупкое дитя. Те, кто приносил в жертву девственниц, воспевая богов. Они же отрубали руки ворам и убивали тех, кто не чтил их веру! Эти смертные добились такого прогресса, внесли в мир столь много нового и поразительного... Аид как-то раз задумался, что попади в двадцать-первый век кто-то из древнего мира, то скорее всего будет поражен и потеряет дар речи, или же начнет про все расспрашивать и стараться аккуратно потрогать. Но быть богом - это значит жить вечно и быть, по возможности, в курсе текущих и нынешних событий. Собственно, именно этим сейчас и занимался Аид, наблюдая интересное действие.
Где-то в США прямо сейчас велась жестокая перестрелка двух банд, не смотря на то что на их стороне Земного шара был полдень, и рядом находились мирные люди - те же женщины и дети. Тот кто внимает видео одновременно является комментатором. На хрено-английском языке (примесь итальянского резала слух) человек рассказывал о том, что враждующие банды внезапно схватились за оружие, словно их натравили друг на друга. Мол, кто-то убил кого-то, а там же итальянцы и все друг-другу родственники, и прочее... В целом, Аида не интересовала история конфликта, его занимал сам процесс маленькой войны и подсчет новоиспеченных душ. Минус одно живое сердце - это плюс один в очередь на паром по Стику до Аида. Не отрываясь от видео, мужчина извлек из кармана пиджака гарнитуру-наушник и прицепил на ухо, принимая входящий звонок.
- Ты тоже это смотришь, верно Сколько уже у тебя?
По постройке предложения и голосу было ясно кто звонит и что хочет. Довольно приятная личность, хотя многим этот тип не по душе. Аид же считает, что его надо просто понять и привыкнуть к нему, ведь никто не виноват в том, что у всех в мире характеры разные.
Свернув видео в правый верхний, не тормозя его, мужчина открывает другое приложение, чтобы обновить и взглянуть на щечек. И тут же происходит следующее: официантка подходит к столу и ставит еще одну чашку с напитком, хотя кроме как эспрессо Гадес больше ничего не заказывал, он даже не успевает помыслить об этом, как за его столиком оказывается Гермес. Шустрый из шустрых появление которого рядом всегда неожиданность. Благо, что Аид уже привык к подобному и даже к тому, что племянник умудряется предупредить свое появление столь незначительной мелочью, сделав заказ. Как у него это получается - загадка всех минувших веков, впрочем Гадес никогда не посягал на чужие тайны и секреты, его больше интересует выхлоп, так сказать.
Единственное в чем не успел Гермес, так это обрушиться на Аида потоком информации, поскольку вытянутая ладонь перед молодым лицом ясно давала понять, что сейчас его не готовы слушать. К тому же мужчина даже бровью не повел и уж тем более не отвлекся от своего планшета, в одно уха слушая комментарии с другого конца.
- Всего шесть. Я тебе скинул их имена Интересует кто-то конкретный?
- Бывает...
- Договорились. Будет свободное время, загляну к тебе.

В отличии от шустрого и вечно молодого племянника, Аид торопился уделить ему внимание, еще какое-то время роясь в планшете, закрывая неактуальные вкладки и отсылая указания верному Аскалафу. Но как только, а это почти сразу, до Гермеса дошло, что его дядюшка не занят разговором то юношу прорвало. Словесный поток лился даже  и лился не смотря даже на то, что слушатель не выказывал интереса. По-началу...
- Что-что ты сказал?
Стоило Гадесу подняться из-за стола, как уже оказался на улице какого-то крупного мегаполиса где делаются большие деньги, и мужчина сразу же узнал Лондон. Тот город, который ему полюбился своей мрачностью и историей, столь же занимательная как и история древнего мира той же Греции или Рима. Собственно речь Гермеса как-то была связана с Римом и с тем, что он перенес их именно сюда. Вот только когда он успел всучить в руки Темного одноразовый стаканчик с горячим кофе?.. Аид был уверен, что на столике той кофейне, где его нашел шустрый, после их исчезновения плавно опустилась купюра местной валюты, а окружающие даже не заметили ничего странного или подозрительного. Словно их там и не было. Чего нельзя сказать о Цезаре, которого еще один племянник пытался отвести от Олимпийцев. Даже Гермес оборвал себя, возможно даже оглядел Аида, который так и стоял с каменным лицом. Нет, он не сверлил Ареса взглядом, все его внимание было обращено на великого Цезаря.
Статный и высокий мужчина, с характерным профилем, в сандалиях и белой тунике с алой накидкой. Аид оглядел своего подданного с ног до головы так, как обычно все люди смотрят на восставшего из мертвых.
- Это машина для пыток? Любопытно, а как.
Трое богов почти одновременно сделали шаг вперед и отдернули Цезаря от автомата, когда тот решил попытаться засунуть руку в отверстие. Именно об этом я и говорил. Мыслил сам с собой бог, расправляя складки чужой мантии чисто из уважения к личности и к самому традиционному наряду. Все же в тунике есть своя прелесть, а не то что эти брюки, которые... впрочем, не важно.
- Хорошо еще, что додумались венок снять. - это пока первая здравая мысль, которая не содержала в себе проклятия и бранные слова, которую смог озвучить Гадес. - Но почему именно Юлий, Арес?
Мучительный вопрос наконец выпустился на свободу и требовал ответа. Нахмурившись, Гадес взглянул на бога войны как на недоразумение. Что, злость? Ну конечно она была - где-то глубоко за железно-бетонными плитами холодной логики и непостижимости. Все же одна похищенная душа из Аида - то меньшее, с чем приходилось сталкиваться его повелителю. Сейчас бога больше волновало то, что Пурпурное одеяние их знакомого, так сказать, привлекало внимание прохожих. Кто-то даже не постеснялся навести камеру и сделать снимок или заснять на видео.
А вот это уже плохо.
- Гермес, удали все эти видео и кадры. -
как можно более спокойно проговорил Аид, беря под руку Юлия и уводя его в ту сторону, где должен был находиться бутик одежды. - Или вы хотите, чтобы весь Олимп узнал о том, что Цезарь в Лондоне?
Тихий спокойный голос покровителя мертвых - дурной знак. Но пускать все на самотек Темный не мог, как и не мог позволить Цезарю ходить по городу в таком виде. Люди будут принимать его за нелепого аниматора, который слегка так попутал образ и вместо рыцарских доспехов решил облачиться в образ древнего римлянина.

+5

4

Дионис уже давно сбежал со своими вакханками, тогда как у Гермия остается еще целых две бутылки его чудного пойла. Которое прошибает мозги просто насквозь. Даже божеству!.. Смертные, наверное, вообще могут откинуться…
В какой-то момент пирушка доходит до классического момента, когда боги начинают вспоминать прошлое. Ну, а как же без этого! Если у Вестника – золотая Эллада это любимый период, то Марс логично сохнет по его распрекрасному Риму. Пф!..
- Да ну этот твой Рим, - не очень трезво препирается с ним Гермий. – Уже никакой эстетики внешнего вида, политиканство, интриги, лень и обжорство! В золотые времена себе такого никто не позволял! На людей было приятно посмотреть! А на кого в Риме смотреть?.. Вот империя и разрушилась, это было вполне закономерно!..
- А как же Кайсар? – упирается братец, перекрикивая музыку из колонок и хлопая своим стаканом по столу, трубя добавки.
- Который Гай? А что твой Кайсар?.. Умер и так ничего и не доделал. Нет, эпичная была замута, но сам понимаешь, в итоге все, как всегда, развалилось. Навоевать дело нехитрое – а ты попробуй потом все это в веках удержи!.. – усмехается Гермий, ощипывая гроздь винограда и скармливая его с рук симпатичной нимфе, которая бдительно подливает им еще и еще чудного дионисового вина… В голове приятно шумит, все мысли - как одна - благостные и крайне гениальные!
- Но вот если бы он не умер! Это просто фортуна недоглядела!.. – настаивает Эниалий, разделывая огромным ножом огромный окорок, нарубая закуски на всех. Чудом не попадает по своим божественным пальцам, его тоже откровенно ведет, и голос уже не такой внятный, как обычно.
- А вот если бы он не умер, он бы точно захватил мир! И все бы наладил!
- Да нет, они все в итоге погибают, и все теряют!
- Да ну нет же! Это не тот случай! Он мужик был – во!
- Ну, теперь это уже не проверить!
- Проверить!
- И как же?
- Да легко! Пусть попробует еще раз!
- ???

- …Мне кажется, это не самая удачная идея, но я в деле, - нетрезво поднимается Гермес со стула, когда братец, наконец, выкладывает ему свой замечательный план выкрасть Гая Юлия из Аида и снова дать ему попробовать захватить мир. Интересная же идея! И правда, а что получится? Конечно, современность накладывает некоторые ограничения… Но! Это уже сложновато для затуманенного алкоголем разума. – Я помогу тебе! Пошли!
Сказано – сделано. Вестник вообще не любит растягивать и откладывать дела. Его работа – решать проблемы. А тут такая проблема срочная и важная образовывается – как не решить!..
Он захватывает с собой бутылку вина и открывает телепорт для братца.
- Вперед! – и вот уже на вилле где-то на берегу южного моря остается лишь несколько озадаченных нимф, которые пожимают привычно плечами и продолжают хихикать о чем-то о своем. Праздник должен продолжаться!.. Музыку погромче!
…Чтоб вы знали, душу из Аида выкрасть не так просто. Особенно смертному. Но они, во-первых, не смертные. Во-вторых, Вестник тут работает и знает все ходы.
Так что, по сути, выкрасть душу из Аида вот ваще не проблема! Особенно двум нетрезвым богам. Им и Стикс по колено, им Олимп по плечо!
- Короче, учитывая, что старик-лодочник сейчас на перерыве, нам остается обойти только Кербера! И дело в шляпе! – он поднимает бутылку пойла. – Как тебе мой план? Кербер же компанейский мужик! Явно не откажет таким славным нам, - Вестник широко улыбается, когда они подходят к логову Сторожа.
Слово за слово, упоить доверчивую псину – третьим будешь? – оказывается довольно просто, у несчастного создания иммунитет к наливке еще хуже, чем у богов, так что план проходит на «ура». Остается найти душу, вернуть ей память и вывести отсюда!
Пес должен быть в отрубе еще часа два, так что времени вагон.
Найти душу там, где этих душ мириады было бы непосильной задачей, если бы их дядюшка не был таким аккуратным божеством.
- Та-а-а-ак, - Вестник листает том регистрационной книги за нужный период. – Гайюс Юлиус Кайсар… годы жизни, тра-та-та, это наш кадр! Регистрационный номер 7656354300-50. Зона 4, отсек 5, помещение 143. Пошли! Я знаю, где это!
Душу они находят, берут под призрачны рученьки и утаскивают за реку, сделав по пути лишь одну остановку, чтобы напоить бедную беспамятную душонку жертвенной кровью. Пары баранов хватает, и вот душа уже цветет и пахнет, зыркает на них сурово, как и положено римскому полководцу!
Перетащив Кайсара в Лондон, где, по словам братца, тот и должен начать отстаивать свое величие, боги в просторном номере мажорного отеля раздавливают остатки выпивки уже на троих, благо повод выпить есть всегда – за будущую Новейшую Римскую Империю и ее славного императора!
Остаток ночи Вестник уже не помнит…

…А вот утром приходит тяжелое похмелье и осознание той ерунды, которую они все натворили под покровом ночи и под воздействием крайне тяжелых алкогольных средств. Ай да они, ай да красавцы!
- Вот черт… - выдыхает он сипло, оглядывая разгромленный номер и храпящего на кушетке Цезаря. – Ох, вот же черт!..
Не собираясь будить братца, Вестник валит с поля алкогольного боя, надеясь успеть привести себя в порядок и попытаться все исправить до того, как случилось что-то непоправимое. Как-нибудь так исправить, чтобы самому не влетело. Дядюшка закономерно расстроится, обнаружив отсутствие душ, влетит в итоге и бедному Пятнистику, и ему самому. Это Эниалию все с рук сойдет, небось. Все уже привыкли к тому, что он постоянно творит какую-то дичь!.. Но он сам-то, Гермес, приличный адекватный бог, а туда же! Эх…
Убедившись, что он окончательно трезв, и что от него не фонит бухлом за милю, Вестник надевает свой модный костюм, приглаживает волосы и отправляется к дядюшке.
Сообщать об ужасном происшествии, конечно же.
Дядя не спит, дядя тусит в Марокко. Кофе тут тоже неплохой варят, дорогой, правда!..
Вестник материализуется недалеко от столика в приятном пустом кафе и осматривается, его никто не замечает, конечно же. Так что он без лишних экивоков подходит к стойке, заказав для Аида какой-то крайне оригинальный раф с вишней и перцем – дяде нужно иногда пробовать новое, кто же в этом ему поможет, как не любимый племянник? – и когда заказ приносят, Вестник подсаживается к Гадесу, обращая на себя его внимание.
Впрочем, тут же извергнуть на Аида всю суть проблемы Гермес не успевает, послушно затыкаясь и выжидая, когда дядя закончит свои дела.
Терпение – никогда не была его добродетелью, но на минуту его все-таки хватает. Телефонный разговор – это тоже очень важно, конечно, крайне важно! Но вряд ли важнее торчащего где-то там, в Лондоне, живехонького Цезаря!..
Поняв, что дядя уже освободился, Вестник тут же радостно начинает тараторить:
- Доброго утра, дядюшка! Правда, тут замечательный кофе? Вот попробуй, интересный вкус, тебе понравится. Как дела у тетушки? Все хорошо? Я тут чисто так к тебе забежал, потому что, кажется в царстве подземном нынче не спокойно. Слухи, конечно, но отчего-то у меня появилось ощущение, что не все души на месте. Ну вот, я и решил проверить. А когда проверил, оказалось, что горячо любимый нами покойный Гай Юлий больше не числится среди тихих покойников. Немного пошуршав по планетке, я обнаружил его в Лондоне, там такие прекрасные вафли продают, знаешь, и пиццу из тоже стоит попробовать. Там новое кафе открылось в центре, я потом тебе покажу. Так вот, прежде чем забрать Кайсара обратно – я решил посоветоваться с тобой, все-таки ситуация из ряда вон! Не могла же душа просто так взять и пропасть сама по себе! Я, как психопомп, конечно же, знаю, где она, но сам факт!.. Ужас-ужас! – драматично сводит брови Вестник. – Неужели в нашей прекрасной системе учета и защиты какой-то изъян? Сейчас такие потоки душ, что возможно, что-то в системе уже требует расширения и оптимизации, модернизации и плановой проверки, как считаешь, мне стоит этим заняться?..
Дядя флегматично слушает его болтовню, пока не вылавливает для себя самое важное, и не понимает несколько закамуфлированную суть его слов. Дождавшись этого момента, Вестник поднимается и с легкой отмашки руки переносит их на улицы Лондона, где как раз прогуливаются нынче свеже возродившийся император и Арес. Гермию, конечно, неловко скидывать всю вину братца, но других вариантов он пока не видит. Тот то выкрутится, а ему еще здесь работать! И вообще, это была его идея, вот пусть и отдувается за всех…
Посасывая через трубочку апельсиновый сок из высокого стакана, Гремий вручает дяде его вишневый раф, но уже в стакане на вынос. Его часть закончена, так что он осторожно отступает на полшага назад и затыкается, стараясь не попасть под горячую руку. Дядя явно впечатлен открывшимся ему видом – Цезарь пытается забороть уличный автомат с игрушками… Волшебно... Может сфоткать на память? Гермий осторожно достает мобильный из кармана. Уж больно интересные ракурсы и выражения лиц собравшихся.
Хорошо, что общими усилиями божества все-таки не дают Кесарю пасть жертвой современной индустрии развлечений… вызывать спасателей, чтобы достать императорский палец из автомата – было бы неловко.
Гермес старается делать крайне непричемный вид, из-за плеча дядюшки отчаянно жестикулируя братцу, чтобы тот его не палил ни в коем случае.
- А? Да, конечно же, дядя, я с этим разберусь, - Вестник послушно берет под свой контроль все информационные потоки в ближайшем квартале, у людей начинают барахлить фотоаппараты, садиться батареи телефонов и отказывать карты памяти. Отосланные в сеть видео каким-то немыслимым образом виснут при просмотре и выдают многочисленные ошибки. Гермес что-то тыкает в своем телефоне, усиленно делая вид, как он занят вычищением информации, сам все-таки делает несколько пикантных снимков происходящего – на долгую память!..
Гадес тем временем уводит Цезаря вдоль по улице, к одному из модных бутиков, явно поддерживая идею Ареса о необходимости избавиться от древней одежды. Кажется, дядя все еще не в духе, так что лучше лишний раз не отсвечивать. Вестник следует за компанией, насвистывая и непричемно оглядываясь по сторонам.
У них тут все спокойно.

Отредактировано Hermes (2018-01-21 16:12:17)

+4

5

Дядя о них слишком хорошего мнения. Похмельный Арес, конечно же, рад гордо кивнуть похвале - мол, да, мы именно такие, мы сняли венец, мы же не идиоты. Мы бы и больше сделали, да еще не совсем протрезвели, ты нам только верь.
Но лжец из него так себе. А венец великий понтифик проимел где-то до них - по крайней мере, в той части истории, которую помнит Арес, его уже не было.
И это счастье, по здравому размышлению. Но мало на что влияет. С точки зрения бога войны мужик в хреново окрашенной простыне на февральских Лондонских улицах уже не может сильнее бросаться в глаза. Да, даже если на голове будет императорская цацка. Даже если она будет вместо головы.
Но теплое слово и кошке приятно. Особенно если учесть, что задница-приключенец чует беду. Арес, как та кошка, которая вроде бы и лакала сметану без лишних глаз, да белые следы на усах выдают.
Какую беду ждать в расплату за их авантюру - Арес еще не определился. Но за юмором дядюшки кроется бездна, и в ней сотни забавных вариантов расплаты за романтическую прогулку с понтификом... стоила бы она того. Хуже свидания у Ареса не было с тех времен, когда Дита (небось, с подачи Гермеса) застала его на заре, кувыркающимся в лугах с Эос. О том дне даже вспоминать больно.
И об этом лучше не думать.
Тем более, думать - больно. А Фортуна - единственная богиня, что к нему расположена всегда, так что может еще и пронесет. Проблемы надо решать по мере их поступления:
- Решил, что по Клеопатре ты будешь сильнее скучать, - улыбается обезоруживающе Арес. - У нее ж сиськи красивее. И больше. Хотя с последним - не точно, насколько я помню.
И вынужденно прерывает пламенную импровизацию, чтоб оттащить великого понтифика от очередного автомата. И в эту секунду Арес почти рад тому, что его спалили. И даже пока не задумывается - как? Есть куда более важное откровение поперек всех остальных.
Воспоминания - вылизанные, отшлифованные, подмененные яркой красивой картинкой, лицемерны, как дешевая неумелая шлюха. Они сильно врут, что когда-то было хорошо - феерично, великолепно. На деле - иначе.
Вместо импозантного политикана, что стоит во главе влажных снов о былом величии Марса, улицы Лондона меряет шагами заносчивый старикан, изрядно потрепанный хреновой медициной. И мысли его не так глубоки, как помнится. И идеи знакомы - их можно прочесть в трудах большинства диктаторов и тиранов. И осанка не так идеальна. И идеи наивны. И Арес почти протрезвел, так что его бесит человечек, что считает себя равным богам.
И перед глазами уже не благая идея - выиграть спор, а список проблем. И свиток в нем не один. И вписаны эти проблемы убористым почерком.
И что ему не сиделось в особняке? Вот что помешало хоть раз согласиться с братом, что в целом, если убрать предпочтения Марса, империя получилась и правда ведь так себе. Ведь все ворованное - от богатств до богов. А из великих изобретений только средней паршивости политический строй да новенький календарь.
Так и старый был вовсе не плох. А без республик как-то лучше жилось!
И пусть мысли мрачнеют, как лик дядюшки, улыбка не меркнет. Она, словно солнце, закатившееся в зенит, призвана ослепить. А что смахивает на оскал - ну так тут жаловаться грех, веселье не вотчина Эниалия.
- Нет? Порядком потрепанные понтифики больше в твоем вкусе?- безнадежно интересуется Арес, - шутка не удалась? Жаль. Если быть откровенным - откровенным, дядюшка. Посмотри в эти глаза, - он таращится, силясь изобразить абсолютную честность, но получается, прямо скажем, так себе.
Стайка девиц, узрев сии потуги, спархивает и утаскивает опустевшие телефоны с собой. Брат с ловкостью и профессионализмом, говорящем о многом, избавляет телефоны и камеры от информации. 
А говорят, молодежь нынче лишена инстинкта самосохранения! Вот, наглядный пример обратного. Умные девочки. Арес сейчас последовал бы их примеру, да не получится.
Не потому, что гордость мешает - когда от старика кто-то мог уйти? Да и какая-то мутная мысль пробивается через спиртные пары, беспокоит, намекает, что самое время обидеться - не на судьбу, злодейку, так на кого?
- Ладно, Юлия - это я не подумав, - неприглядная истина.
Наполовину истина. Как раз размышлений, предшествующих авантюре, было с излишком. Пьяная философия, споры за жизнь и приятные воспоминания. Но это уже мелочи.
- Понимаешь, решил, современному миру не помешает Четвертый Рим...
- Рим не может быть по номерам, - вставляет веское слово со скуки решивший прислушаться император, - Рим един! На века! И если его растеряли, только его и стоит восстановить. Рим Первый! Рим Великий! Во славу Марса и богов наших!
- Да-да, - бормочет Арес и думает - почему за столько веков никто так и не придумал, как затыкать фонтан фанатичного красноречия? - Надо было брать Марка Антония, - авторитетно заявляет Арес.
И внезапно ловит мысль о том, на кого же пора обидеться. Гермес, что вьется вокруг, тут явно не ради их команды. Именно это ощущение и не дает расслабиться. Не дает покоя. Это, и мысль, все же дошедшая до обработки несчастным мозгом - как их нашли? Нет, их нашли бы, обязательно. Но в планах фигурировала неделя (какой ужас, как много). Или даже две (он бы не вынес и сам отправил понтифика к праотцам, честное слово).
Но не с утра, когда еле проснувшийся Арес едва успел догнать и взять под контроль деятельного правителя. Не склеивалось, если не предположить весьма достоверный вариант.
Гермес?
Вообще-то у них только наладились отношения. Так что укоризненный, полный праведного гнева, взгляд Арес приберег на потом, только вставил свои пару вопросов в беседу:
- А вы тут какими судьбами? Дядюшка? Братец? Наверное, вы торопитесь. Так что может быть мы того... не будем вас задерживать, и пойдем?
Наглость, говорят, берет города. А иногда еще и вышибает двери, рушит государства и зарабатывает весьма неприятные героические подвиги во искупление. Но о последних не стоит и вспоминать. Безумие на него насылать себе дороже. А чем еще можно наказать бога войны?

Отредактировано Аres (2018-01-21 17:13:23)

+5

6

Вы только посмотрите в эти глаза. Разве они могут врать вам? Конечно же нет... к несчастью для Марса, хитрость была не его конек как и притворство. Хотя это было не так уж и плохо, по крайней мере Аиду нравилась прямолинейность племянника, качество которое было редкостью в их семейке, где каждый если не врал глядя в глаза, то за спиной уж точно мог потешить свое самолюбие, распространяя грязные слухи. И сейчас, когда Арес пытался... а что он, собственно, пытался сделать, когда его спалили? Применить силу своего обаяния и надеяться, что отделается всего одним подзатылком и даст обещание, что больше так делать не будет?
В груди бога накаливался кислород, расширяя грудную клетку, пока Гадес не моргая смотрел в глаза Ареса, давая понять племяннику, что старания его четны и лучше ему не валять дурака, ибо поздно. Сам себе могилу роешь, парень. Мысли были темные, в душе начинал подниматься волчок, но Аид не собирался устраивать сцен на публике. Им и так хватало внимания благодаря гордо шагающему Юлию, одетого, мягко говоря, не по сезону.
- Юлий, нам сюда. Вот, возьмите.
Аид всучил в руки своего подданного стаканчик с напитком, который успел попробовать, но не понял прикола напитка. Слишком сладко для того, кто предпочитает пить черный кофе или же крепко-заваренный чай. А лучше всего вино или виски. Нет на свете лучшего напитка чем джин. Когда его попробовал Аид в первый раз, то был поражен, теперь же всякому вену отдает предпочтение более крепкому алкоголю, в тайне прославляя Ирландию, Британию и Кубу за то, что придумали самогонный аппарат. А Юлия надо было чем-то занять и отвлечь, так что пусть приобщается к современной культуре с малого.
- Какой вкус,
- Да-да. - мужчина решил было, что и Юлию не понравился напиток, но тот застыл на месте с блаженным выражением на лице и молвил.
- Что за божественный напиток? Такой воздушный и мягкий. Небось его создали богини плодородия и блаженства.
- Так. Мы пришли, заходите.
Пораженного понтифика пришлось буквально вталкивать в двери шикарного бутика, специализирующийся на пошиве классических костюмов для лондонских джентльменов. Аид заходит самым последним и запирает за собой дверь, переворачивая табличку так, чтобы с улицы виднелась надпись «closed». Собственно сам салон выдержан в традиционном стиле, где все из темного благородного дерева, и слышится запах дорогой кожи с одеколонам. Здесь пол застелен коврами, присутствует сумрак, а в центральной части магазина неизменный кофейный столик с подносом, на котором всегда стоит готовый чайник чая. Широкие кресла из темно-коричневой кожи предлагают гостям расположиться с удобством и провести время ожидания за прочтением свежей газеты. К ним выходит британец почтенного возраста и даже не выражает своего удивления, замечая в центре рослого мужчину в традиционном одеянии древних римлян.
- Господа, чем я могу вам помочь?
- Чарли, приодень нашего друга в хороший костюм.
Говоря это, Гадес укладывает свою руку на плечо джентльмена, тем самым внушая ему, что все что будет сейчас происходить в его салоне - это в порядке вещей и удивляться тут нечему. Чарли учтиво кивнул головой и уже обратился к Юлию со всеми почестями, приглашая его в примерочную за тем, чтобы снять мерки и так далее. Как только понтифик и старик удалились в отдельную комнату, Аид смог выдохнуть, сжимая свою переносицу. Кажется, он еще не до конца осознал всю серьезность положения. Или может не хотел углубляться мыслями так далеко, прекрасно понимая, что в таком случае его ожидает еще больше вопросов. А когда Повелителя Мертвых терзают вопросы без ответов, то это плохо влияет на его внутреннее состояние, в следствие чего так же пагубно и для окружающих.
- Ну и... Что же вы собирались делать далее?
Его тон все еще сдержанный, словно Аид и не сердится, не поражается своим племянникам. Сейчас его точно не заботило: кто, как и каким мокаром это провернул. Был важен сам факт и тот бред про Четвертый Рим, о котором вещал Арес на улице, выкладывая краткую предысторию. Чувствуя, что надо бы сбросить стресс, а ходьба по кругулишь усугубляла состояние, мужчина притормозил и щелкнул пальцами. Тут же в его руку из ниоткуда упал большой графин квадратной формы из стекла с янтарной жидкостью внутри себя, а в другую бокал из того же набора.
- Мне даже не интересно как Юлий оказался в списке живых. Я даже могу понять почему именно Лондон. Та же великая держава, отдельная и самостоятельная от этих пидоров - Евросоюза. - тем временем голос мужчины становится громче, наполняя собой пространство, хотя сам Аид не замечает этого. Он занимал место возле кресла, словно намеревался усесться в него, но никак не мог совершить простейшее действие, поскольку сейчас ему меньше всего хотелось занимать сидячее положение. - Своя стабильная финансовая система стерленгов, которые дороже ебучих долларов и евро! Ладно, это можно понять.
Не смотря на то, что руки мужчины были заняты, он умудрялся ими жестикулировать, удерживая бокал всего двумя пальцами. Ему пришлось прервать свой монолог, чтобы налить из графина в бокал немного виски, но отпивать бог не спешил, томимой желанием высказать все свои мысли вслух:
- Хорошо, допустим! Гай Юлий в Лондоне. Почему все же не Марк Антонио? Юлий, он ведь... Тот еще зануда, даже хуже меня. - выдохнув, Аид все же испил виски, вот только не из бокала, а прямо из графина, не замечая особой разницы. - Теперь остается лишь привести его в Букингемский дворец и познакомить с Королевой? Отличный план!
Кажется... это была последняя мысль, которую мог выразить сейчас Аид словами. После чего он все же отставил графин на столик, а сам упал в кресло с бокалом и сигарой, вытянутую из воздуха. Подкурив оную от пальца, мужчина быстро раскурил сигару, распространяя по салону дым и запах крепкого кубинского табака, совершенно наплевав на нововведение текущего века о том, что вообще-то курить в помещение запрещено. Кто ему запретит?!

Отредактировано Hades (2018-01-22 16:31:20)

+5

7

Вестник заходит в загадочный бутик, оглядывается, вроде бы обычное человеческое место, ни какой-то там склад артефактов или лежбище скрывающегося кентавра. Хотя как знать, от дядюшки всего можно ожидать.
Тут пахнет старым деревом и парфюмом, Гермий любопытно поводит носом и улыбается пожилому владельцу. 
Арес, судя по всему, уже дюжину раз пожалел, что связался с мертвым императором, что ж, на пьяную голову даже Вестнику эта идея казалась вполне себе ничего… Так что не ему братца винить в принятии необдуманного решения.
Гадес благоразумно закрывает за ними дверь в бутик, сразу складывается ощущение, что он уже обо всем догадался, и они тут – в ловушке!.. Несмотря на то, что Эниалий держится молодцом, не сдает своего собутыльника, перспективы какие-то все равно туманные.
Как воздух над асфоделевыми лугами…
…Император ведет себя, и правда, немного дерзко. Вестник уже переварил чувство вины, так что теперь, совсем не стесняясь, широко склабится, наблюдая за живым куском истории. Ах, это даже ностальгично в какой-то мере.
О, Цезарю понравился его выбор кофе! Ну, хоть какой-то плюс во всем этом мракобесии.
Вестник улыбается еще шире.
Улетно день начался.
Даже похмелье уже не так мучает!
Гермесу не устоять на месте, так что он бродит по помещению, по мягким коврам, по ухоженному паркету, сует свой нос в стоящий на столике в центре зала чайник, бренчит фарфоровой крышечкой, наливает себе чашку, потом спохватывается и наливает еще и дяде, ставит на низкий столик около кресел. И Аресу – за молчание! Ну, а Цезарю пока что и кофе хватит.
…А тут миленько!
- Прошу, разлюбезные родственнички, - помещение заполняется теплым запахом ароматного напитка. Вестник к чаям относится прохладно, но чтобы руки занять – вполне себе неплохо. И чашечка такая маленькая, фарфоровая, чуть ли не прозрачная!.. С красивыми такими мельчайшими рисунками.
Надо свистнуть.
На нервах у него всегда обостряется клептомания.
…Когда появляется чинный пожилой мужчина, Гадес поручает ему заботу об их венценосной проблеме, и они удаляются из холла всем на радость. Гермес любопытным взором провожает флегматичного старика, норовит пойти за ним следом, но возвращается, когда перед его носом закрывается дверь примерочного помещения.
Пф! Подумаешь! Не очень-то и хотелось видеть дряблые цезаревы телеса!
Негромкий и сдержанный голос Аида пробирает, Вестник на всякий случай держит ухо востро, то, что дядя его спалил, кажется уже свершившимся фактом, но Гадес же такой славный, наверняка закроет глаза на мелкие шалости своих распрекрасных племянников.
Что они – ОНИ? – собирались делать далее? Надежда, что сам Гермий в это обобщение не включен – очень шаткая, но остается с ним до конца. Никто не любит попадаться, а уж он-то как не любит!
Чай дядю не особо заинтересовал, хотя бухлишко – никогда не лишнее, тут не поспоришь. Только Вестник посчитал, что им все это сойдет с рук, как дядя начал заводиться… Уууу, туши свет, может набрать Персефоночку? Но они сейчас вроде бы с дядей в ссоре, не получится. Кстати, это и объясняет тот факт, что с рук им вряд ли что-то сегодня сойдет.
Вот же!.. Не везет, так не везет!
Гермий невинно моргает и потягивает чаек из изящной чашки, удобно облокотившись о высокий старинный комод. Или что это за антикварная херотень? Тоже, может, украсть для порядка?..
По-хорошему, ему бы помалкивать, но давайте будем реалистами, он молчит вот уже пять минут, не нужно просить от него слишком многого!..
- Полагаешь, стоит заскочить во дворец? Боюсь, его примут за аниматора, зачем расстраивать пожилого человека? – легкомысленно вскидывает он брови, полагая, что Арес свое уже вытерпел, можно брать удар на себя. – Хотя Королева с ним, может быть, и нашла бы общие темы, она у нас дама в годах… Но не настолько, конечно же. И все-таки, как летит время! Когда-то он казался светлым умом и непревзойденным оратором, сейчас уже не производит такого уникального впечатления… Эх. Вот так вот и развенчиваются идеалы, тают иллюзии… А если серьезно, дядя – так мне вернуть его? Или у тебя на него планы? Сделаем с ним на память селфи на фоне Биг-Бена? Не, ну а чо, раз уж он все равно тут? Вот Анубис обзавидуется!.. – невинно пожимает Вестник плечами, отпивая еще ароматного чаю. Ничего кстати такой чаёк. Надо будет одолжить тут еще такого, нимф угостить.

+5

8

Вера дяди во все лучшее в них потрясала. Арес слушал про то, какие они молодцы, что выбрали Лондон, как это все объяснимо, и думал - ну ни фига они оба крутые. Учитывая, что выход из Аида был совершен по принципу "и так сойдет" - вдвойне впечатляюще.
Конечно, они не думали строить четвертый Рим в Лондоне - он же не Рим. Они, в принципе, и вовсе не думали, где его строить. И как его строить. Долгосрочное планирование политических игр? Для слабаков!
Видишь цель, не видишь преград.
Сказано - нужен Цезарь, вперед!
Арес едва сдерживает усмешку. Главная причина уже озвучена, но и ее дядя не хочет признавать. Ну, ведь все очевидно. Все прозрачно. Как и много веков назад, все начинается с дионисова пойла.
И можно сколько угодно клясться себе, что однажды узнаешь, что подмешивает в него мелкий, раз настолько пробирает - результат неизменен. Становится лень, к тому же - зачем, вдруг волшебная магия отключения мозга пропадет? А разве не в этом суть настоящей разудалой попойки?
- Какие такие мы?
У Ареса достаточно времени, пока они перемещаются в пространстве, чтобы раскинуть скрипящими от похмелья мозгами, разложить имеющиеся карты и сделать вывод - в этой ситуации братишке действительно есть что терять. Так что даже если именно он привел сюда дядюшку - что ж, в кои-то веки не совсем из вредности. Хоть Арес со всей прямотой души и уверен, что они вдвоем стрезву вполне справились бы с возвратом ценного римского имущества на место. И никто бы не заметил.
Но у каждого свой безопасный путь. И его можно понять.
Это у Ареса с дядюшкой из общего в основном Ромул и Рем, что вполне справляются с ролью камня преткновения. Не будь его милых, славных и необратимо мертвых сыночков, общение, пожалуй, уже давно бы сошло на нет, и не было бы даже приятных воспоминаний, как дядя под это свое любимое человеческое пойло сетовал на попытку воинственных внучатых племянников построить в Аиде свой Аид с блекджеком и шлюхами. Было весело, ничто так не сближает с родней, как взятые на посмертие дети.
А у Гермеса длинная и полная трупов история рабочих взаимоотношений. И пусть Арес считает, что Гермесу давно пора бы уволиться - ну, серьезно, местечко-то так себе, все тут взрослые и разумные боги.
Ну, ладно, может быть только взрослые. Так что не ему принимать решение. А раз так, стоило бы свести последствия для Гермеса к минимуму. Даже если забота о близких претит. Просто так - правильно.
- Не мы, а я, - фыркает возмущенно Арес. - Я похож на того, кто не в курсе, как часто великие идеи губят посвященные?
И эмоции искренние. Не надо недооценивать бога войны. Если уж тот идет в загул, так на широкую ногу.
- Хотел доказать, что если бы Юлия не убили, он построил бы великую державу. И мир был бы лучше! - заявляет высокопарно Арес.
И затыкается. Потому что дальнейшая часть речи уже не такая красивая. И не льется водой, огибая камни. В общем-то, это весь план, что был с ними на всех этапах пути. А вот это уже не круто.
- У меня несколько аргументов. Первый - две бутылки чистейшего дионисова пойла! Знаешь ли, после них трудно вспомнить не у всех на слуху имена! Вот взбреди мне великая идея в голову сейчас, - делится по секрету Арес, - забрал бы у тебя Ромула и Рема. Ты же помнишь Ромула и Рема? Ну, славные ребятки. Мои близнецы. Ну, те самые, ага. Думаю, с ними не было бы столько геморроя. Ну, или да - Марка Антония! Но нет! Цезарь - он же как долбаный сын божий - о нем кричат на каждом углу. Даже салат назвали. Имя было в меню, - осеняет Ареса.
Точно, вот с чего они вдруг перескочили на обсуждение римских времен. Еще один маленький кусочек в полузабытую картину попойки. Долбаные людишки, решившие звать их именами еду!
- В общем, извини, дядя, по стратегии в нашей семье не я, а Афина. Ну, если тебе будет приятнее считать, что причина глубже, можем считать решение последствием контузии. Я тут недавно во взрыв попал. Почти попал. Ну, видать, мозги и тряхнуло. Говорят, это лечится.
А про списки и прочие детали героического спасения Цезаря Арес тактично молчит. На промежуток времени слишком много слов. За болтовню в тандеме всегда отвечал не Арес. Забалтывать тут мастер Гермес, так что хорошо, когда тот перехватывает инициативу.
Молчащий Гермес - явление напрягающее. Такого не может быть, потому что не может быть никогда. Подозрительное поведение. Так что...
Гермес заливает вдохновенно, заслушаешься. И под половиной слов Арес готов подписаться - ну, под всеми, что не касаются упомянутого дружка брата. Эти его многочисленные межпантеонные связи, даже с египетскими животными. Какое из них имелось в виду - Арес очень старательно не помнил со времен Клеопатры - у него на египтян зуб. Да и думать с похмелья, почему оно вдруг должно завидовать селфи с королевой - последнее дело. 
Зато мысль о королевской пати внезапно кажется ему забавной. И вот тут бы напрячься всем присутствующим богам.
Нет, Арес уже слишком трезв для безумных идей. Но еще недостаточно, чтобы легко отмахнуться от полубезумной:
- Дядюшка, а ты знаешь толк в вечеринках! Между прочим, у королевы тут бал на днях. Можем и завалиться. Костюмчики можно заказать, не отходя от кассы. Эй, милая. Милый! Как тебя там! Храбрый портняжка! - громко зовет Арес.
И портняжка является. Только не выглядит храбрым. Он бледный. И капельки пота на висках говорят внимательному взгляду о многом. Но у похмельного Ареса взгляд не такой, и он продолжает, перебивая начинающего что-то лопотать мастера:
- А что нынче в бальной моде в Букингеме? Нам надо такого четыре. Ему - желтого, - решает за Гермеса Арес, - а остальным классику, желательно - черное.
- Бу... будет готово, но... ваш джентльмен. Простите, ваш джентльмен вдруг пропал. Я только отвернулся - записать мерки и ткани... - лопочет мастер.
И Арес понимает - вечеринке, кажется, не бывать. Или она передвигается на сегодняшний день, и начинается прямо сейчас.
- Шустрый старикашка, - бормочет Арей и широко улыбается дяде.
Мол, ну а кто же помнил, сколько с занудой проблем.

Отредактировано Аres (2018-01-24 08:49:49)

+3

9

Быть богом не так то легко и просто, особенно когда ты один из старших богов. И все равно что третьего поколения, что твой пантеон больше похож на удачный пиар, чем на что-то серьезное, главное - что люди вас любят. Не всех, конечно, но имен по крайней мере не забывают и не путают, имеют даже наглость снимать фильмы на современный лад и нагло тырить названия ради чистой коммерции. Ну вот что общего у помидоров-чери, курицы, листьев салата и соуса с Цезарем? Это один из тех вопросов, на которых даже боги были не в силах дать верного ответа. Ладно, верного... хоть какого-нибудь! А разве не это больше всего раздражало Гадеса в людях? Их лицемерие и жажду легкой наживы. Корыстные цели - их мотивация. Но разве умно винить тех, кому отведен столь короткий отрезок жизни, за время которого смертный подвергается стольким соблазнам в довесок к давящим амбициям и условностям окружающего мира? Человек как мышь в лабиринте, которой вкололи яд: так или иначе создание умрет, но от собственных усилий и навыков зависит продолжительность жизни и качество смерти.
Пока смертные говорят о легкой смерти во сне, боги загробной рассуждают о качестве души и тела, абсолютно не волнуясь за предсмертные агонии; поскольку сама смерть и есть итог жизни человека, и то что он умирает в канаве - это полностью его заслуга.
Но давайте вернемся к богам и поговорим о том, что быть бессмертным божеством задача не из простых. Это хлопотно и возлагает массу ответственности, от чего порой расшатываются нервы настолько, что впору сорваться на близких и разнести к Тартару мол шарика! Хотя человеческий род и сам неплохо справляется с этим, кирпичик за кирпичиком разрушая свой собственный дом и благодать, видя в лицах окружающих исключительно врагов и захватчиков, никак не скумеков одну простую истину - у всего один прародитель. Так что смысл воевать?
Подобные мысли навивают на Гадеса скуку и усталость, и это сразу проявляется на мужском лице, а взгляд становится чуть тускней. Мысли про войну задевают другие ассоциации и возвращают Гадеса в ту пору, когда в Аиде было не спокойно. Разве они могли тогда предположить, что беснование смертных окажет на них столь мощное влияние? И за шесть/семь лет меж супругами образуется трещина, которую они сами же продолбили еще глубже и отдалились друг от дуга, как континенты при сотворении Мира. Если бы Аиду сказали такое пару тысяч лет назад, он бы усмехнулся и ответил: - «Ну-ну. Посмотрим», вот только он не смеялся и не острил, когда его милая Персефона оскорбительно поджала губы, умолкая. А он дурак - вспылил, не выдержал и накричал на супругу, о чем в последствии бесконечно жалел.
Угрюмые мысли подначивают бога долить еще виски в бокал и отпить крепкий напиток, пробуждая свои эмоции и загоняя всю дурь обратно в глубь своих мыслей. Сейчас был куда более насущный вопрос о котором стоит позаботиться, но чувство легкой тревоги не оставило Гадеса на совсем. Оно таилось в тенях, которые стали более темными с тех пор, как бог помрачнел, окунувшись в неприятные воспоминания. А дым от сигары клубился вокруг, невесомо отгораживая бога от внешнего мира, выводя в воздухе витиеватые узоры.
- Нет. - не громко, без эмоций, но твердо отрезал Гатес, возвращаясь к разговору, - Ни в какой дворец мы не пойдем.
Говорить о том, что мужчина был удивлен тому, сколь быстро ело слова, брошенные вскользь, обернулись против него в виде скорейшей реализации, не стоит. Это уже было не удивительно для того, кто знает своих племянников как облупленных, которым моря по колено и горы по плечу, а всякий абсурд является естественным порядком действий. Разве не это является подтверждением того, что начало их рода тянется из самого Хаоса - такова их порода. И Аид не мог долго злиться на Ареса, поскольку жажда к войне течет в его жилах с самого рождения, что и является его пищей и источником процветания. Единственное что может Аид, так это вовремя отдергивать за ухо и вдалбливать в без башенную голову Марса здравые мысли в надежде на то, что племянник прислушается и одумается. И в таком случае, одного согласия мало как и обещания, что тот не станет претворять в жизнь задуманное. Гадесу ли не знать, как устроенны боги?
- Я позволю вам еще какое-то время поиграться с Юлием, а потом мы вернем его в Аид.
И все же в его голосе сквозило раздражение, которое испытывал Гадес, стоило Гермесу выпалить неудачную шутку в адрес египетского пантеона. Но об этом Аид тактично промолчал, решив для себя, что все его дела касательно египтян - лично его дела, а рассказывать о них младшему поколению вовсе не стоит. По крайней мере до тех пор, пока на прямую не будет задан вопрос, тогда Аид не будет увертываться и хитрить. Не его это природа, но вот что касается Царства Мертвых... ему нет равных, о чем прекрасно знал сам Гадес и не спешил трубить об этом на весь белый свет.
- Нам придется,
Мужчина не успел договорить, поскольку к ним вернулся Чарли с не самыми приятными известиями о том, что живой и здоровый Юлий куда-то пропал.
- То есть как пропал?!
Вопрос, ясное дело, риторический, но и богам в пору выплескивать эмоции, кол ни чужды им они.
- Наверное, он мог случайно ошибиться дверью и выйди на улицу с другой стороны здания. - здраво рассудил портной, сохраняя на своем лице выдержку настоящего британца, которому не предстало терять самообладание даже в самых экстремальных условиях. Жаль, но Гадес себе не мог позволить подобной роскоши. Мужчина подорвался с места и тут же направился в примерочную, куда увели понтифика некоторое время назад.
- Я лишь успел выдать вашему гостю брюки на примерку и рубашку... - докладывал попутно Чарли, отходя в сторону с пути бога, но Аид уже не вслушивался в слова человека.
Его волновало то, что теперь где-то в огромном мегаполисе потерялся его подданный - человек, чье место среди тех, кто давно почил. А потерять такую видную фигуру это еще хуже, чем какой-нибудь артефакт, ведь в случае промашки Гадесу не сыскать скандала. Сейчас он прекрасно осознает, что на карту поставлена его репутация как властителя и покровителя Загробного мира, учитывая еще ту долю, на которую он сам подписался с подачи Сета. И что же теперь будет, если египетский бог прознает что тот, кому он доверил Загробную, может так легко потерять умершую душу? Остается надеяться лишь на то, что проблема быстро решится, что Цезарь отыщется и возвратится обратно в Аид до того, как это подлежит огласке.
Проследовав еще чуть дальше, Аид в самом деле находит приоткрытую дверь за которой доносился шум улицы. Скорее всего Юлий вышел именно сюда и куда-то...
- Ну и куда он делся?
С обратной стороны здания в котором находился бутик-салон их ожидала подворотня с характерным запахом - типичная изнанка всех больших городов. Осознание масштаба не приносит облегчения, а проблема возрастает еще больше, когда Аид оглядывает местность и находит три пути. Вот теперь гадай, по которому из них решил прогуляться Великий Цезарь, ни черта не знающего об современном мире. Перед глазами так и застыла недавняя картина, когда понтифик пытался сунуть руку в автомат, и Гадес был голов возопить.
Хотя...
- Надо отыскать Юлия. Живого или мертвого, мне все равно!
Выдохнув, обратился к племянникам Аид, когда те тоже вышли на улицу следом.

+2

10

Братец его не сдает, держится замковой стеной! Молодец такой!
И отважно перед дядей заступает. Ну, тоже верно, все-таки ничего такого прям они не сделали. Подумаешь, душа какая-то прогулялась. Разве ж это редкость?
Там, в Аиде, всякое бывало!.. Кто только оттуда тиснуть душу не пытался. И многие в отпуск выходят на свет белый, вполне себе регулярно. И ничего! Адонис чертов тому примером – чтоб ему икалось!
По мере рассказов Арея, Вестник и сам вспоминает, как они дошли до этой идиотической мысли с похищением Цезаря, он морщится и трет переносицу, гул похмелья накатывает, но Гермес справляется с ним и воодушевленно делает вид, что он врожденный трезвенник и потомственный язвенник!
А Эниалий даже подхватывает идею с балом, ну а что, правильно сменить тему – это важное умение в любой дискуссии! И, казалось бы, все развивается вполне благолепно, и дядя откровенно против праздников, и смущенный угрозой суетливого досуга легко спускает им несчастного беглеца с рук… Но нет, ведь так просто быть не может! Так что, выходящий из примерочной старикан-портной сообщает им, что клиент сбег.
То есть, Цезарь. Теперь где-то там. В городе!..
Чудненько!
- Вот же! – выдыхает Вестник, будто бы крайне удручен пропажей. С одной стороны, вроде как это уже не их вина, а дядюшки, который спустил глаз с души, а то, что источник зол – они с братцем, про это уже понемногу забывается. – Я поищу его тоже.
Дядя в раздрае, братец веселится, а Вестник уже думает, как бы так по-быстрому решить проблему!..
Гермий проходит следом за дядей к выходу на улицу, пропадает на пару секунд, потом появляется снова. Осмотреть окрестности, пару перекрестков и нижние платформы парковки – это все что он успевает за такой короткий период.
- Ушел… Не вижу его нигде. Может быть, нырнул в подземку? – недоуменно сводит он брови, приглаживает свои волосы пятерней. Дядя расстроен, дядя удручен. Ну что уж тут, командный тон это замечательно, но что ж теперь делать.
Впрочем, «траблшутер» он или где? Так что Вестник хлопает кулаком по ладони, весело вскидывая брови.
- О! Может, Цербера попросим помочь? Он же отлично чует души!.. И все равно он сейчас наверняка скучает на своей мясобойне, - предлагает он с энтузиазмом. Нет, ну а что. Вспомнит былое, окажет услугу старым знакомцам. Неужто откажет? Недаром Вестник к нему регулярно наведывается с бухлишком в гости, несмотря на ту подставу с Гераклом, Цербер Гермеса, кончено, не очень ценит, но терит! Вроде бы и с Аидом они тогда вполне лояльно разошлись, не было конфликтов. Так сказать, расторгли договор по взаимному соглашению…
Может, что и получится. Тут дело такое – тонкие божеские разборки. Нет, он и сам мог бы поискать душу, но это займет чертову прорву времени… К тому же, в таком крупном мегаполисе.
Нужно хотя бы сузить район поисков, загнать, так сказать, беглого Кесаря в угол!
Улица шумит, она полна народом, людские потоки прямо таки текут туда-сюда, иди, угляди там одного Цезаря в рубашке и брюках.
Интересно, он в сандалиях?
- Можно подключиться к городским камерам, поискать его по району. Но это займет много времени, и сами понимаете, он уже может быть в другом месте, когда мы его найдем. Эх…
Не было печали, купила баба порося.
Вестник открывает мобильник, начинает там что-то набирать, подключается к местным городским сетям. Может, повезет…
Но с Цербером было бы однозначно быстрее.

+2

11

- Есть одна идея, - откликается на риторический вопрос дядюшки Арей. - Скорее всего, он в Лондоне.
Кажется, его все еще не отпустило. Несмотря на характерные симптомы похмелья, реакции Ареса  на происходящее все еще очевидно отдают хмельной удалью. Чем еще объяснить шуточки, пока братец серьезно ищет их потерю?
Только что у них на глазах ситуация стала - хуже некуда. К его выходке добавилось отягчающее обстоятельство, которое дядюшка обязательно припомнит, впишет в счет. Но Аресу так весело, что хочется хихикать от одной мысли о том, что они потеряли дохлого Римского императора в Лондоне. И что тот, не успев вернуться, вероятно, научился кататься зайцем в метро. Или тырить деньги? В любом случае, реально же забавно представлять римского императора в такой роли.
Не умеющего говорить на современном английском римского императора. Нет, ну разве не весело?
И тот факт, что трупик разгуливает по Лондону именно из-за него, не смущает. В конечном итоге, дядя сам виноват. Он создал прецедент. Если ему можно выпускать Адониса, чтобы тот трахался с их женщиной по полгода, почему другим нельзя? Нет, конечно, там ситуация, типа, была особенная. Дита тосковала, а никто не способен пережить тоскующую Диту (не фигурально). Ну так тут затосковал бы Арес. Как думаете, это лучше?
То есть, он уже подготовил пламенную защитную речь, но благополучно забыл, потому что ему слишком весело. Прямо сейчас. Когда еще доведется ловить сбежавшего Римского императора с братцем и единственным адекватным дядюшкой?
- Конечно, давайте притащим на улицы Лондона Цербера, - жарко одобряет Арес.
Интересно, их мохнатый дружок уже протрезвел? В любом случае, остается только надеяться, что он еще не настолько, чтобы быстро соображать и с порога догадаться, что вчерашняя попойка была ради того, чтобы его обмануть и протащить сюда того самого Цезаря. А если догадается - ну, это же мило! К фанатским видео о разгуливающем мужике в простыне добавится еще одно - как драпал клевый мужик (очень красивый, невероятный, восхитительный, божественный мужик - то бишь он) от гигантской псины. Кошмар, куда городские власти смотрят!
А еще не забыть пригласить Персика и Танатоса, а то обидятся, что на такое веселье века их-то и не пригласили. А что может быть хуже обиженной королевы Аида? Да ничего! Нет, серьезно, даже Гера отдыхает перед фантазией Персефоны, так что...
Но сестричка бы точно оценила такое развлечение, она не сильно-то любит все, что по ту сторону Стикса. Зато очень ценит все дикое. Странное. И дурное, что греха таить.
Впрочем, надо отдать брату должное, как ни крути, действительно, идея хороша, с Цербером они на порядок быстрее найдут Цезаря. Но в этом и проблема - веселье же быстро закончится. И все они перейдут к карательным процедурам. А так - может еще и забудется.
- Подключись к полицейским частотам, - вносит рациональное предложение брату посерьезневший Арес. - Для тебя же не проблема? Или я могу напрячь своих мальчиков - им это как два пальца об асфальт. Услышим о массовых беспорядках - с большой вероятностью это наш диктатор.
Он, конечно, вояка, но их структуры с копскими очень схожи, близки по духу, и Арес предлагает не наобум - он видит возможную пользу от подключения к базе первой защиты покоя мирных граждан. При этом не питает большой надежды на то, что это быстро принесет плоды, так что продолжает развивать мысль, полученную из риторического вопроса дядюшки. Он тут, как никто другой, знаком с замашками живого диктатора. Как там в царстве мертвых - черт знает. А в Риме уважаемый Цезарь не бродил по шлюхам, не шастал по императорским приемам. Если Цезарь исчез с горизонтов, ищи его где?..
Не в термах, отнюдь - конечно, в Сенате.
Идея бредовая, все еще отдает вакханалией и ароматом дионисового вина. Но она укореняется в мутном сознании и обрастает доводами в свою пользу. Цезарь не знает английского, а даже если встретит знатока итальянского - язык претерпел изменения, и шансы быть понятыми друг другом невелики. Скорее всего спишет странные речи мужчины на жуткий акцент иностранца. А слово сенат за века не претерпело изменений, так что Арес прокашливается и интересуется:
- А еще может зашлем кого-нибудь караулить у дверей сената? Тут вообще есть сенат? Я знаю только проклятую сенатскую библиотеку. Но я вообще этот скучный город не люблю, - делится по секрету Арес, - они тут против насилия, представляете! Даже копов не вооружают, - он закатывает глаза и всем видом дает понять - отвратительные, конченые люди.

+2

12

Слова ушлого племянника напомнил Аиду о вопросе, которым он задался первым делом. Но быстрая смена действий и событий задвинули вопрос в дальний угол. Видимо, мужчина решил озвучить его позже, когда их положение текущих дел вернется в - привычную для Аида - стабильность. Разбор полетов и раздачу тумаков можно было отложить на потом, в конце концов - что сделано, то сделан, и сейчас повелитель Царства Мертвых был вынужден пожимать плоды своих племянников, стараясь не думать о том, чем же занят его брат.

Шли века, проносились года, а суть вещей оставалась прежней, словно они были втиснуты в шар, который незримая рука судьбы спустила на воду. Вот они и крутятся в этом шаре, сталкиваются друг с другом и валят с ног. Все те же знакомые лица, досконально изученные танцы и коронные фразы. Стоит одному начать предложение, а второй сумеет его закончить. Единственное что меняется в их жизни - это окружающий мир, но даже и он стал давно предсказуем для многих из тех, кому суждено разделить вечность и застать Конец Света. Если тот, конечно же, произойдет на самом деле в чем сам Гадес сильно сомневается... Хотя греческий бог Подземного царства был бы не против такого исхода событий, имея на этот счет свое личное мнение. Поделись он с кем-нибудь своими мыслями, то сочли бы за безумца, в этом Аид уверен. Но и само понятие безумие относительно, а если это касается бессмертных, то и вовсе не поддается какой либо логике или же единому описанию из книги. Это для смертного человека конец означает лишь конец, а стремление достигнуть черты расценивается как деятельность саморазрушения, что человеку - ясное дело - не свойственно.

— Лишь самопожертвование является оправданием, а ему противоречит идея о том, что выход есть всегда.

Вот только о какой философии может идти речь, когда сейчас Аид находился в обществе двух братьев-акробатов, умело подхватывающие идеи друг друга, жонглируя ими как горящими факелами прямо над головой. Остается лишь наблюдать за представлением с изумленным лицом, держа лишь одну мысль в голове - лишь бы не уронил. Только бы тут все не загорелось... Ясное дело, что метафора, ведь никаких факелов нет, но Гадесу хорошо известно чем может обернуться это приключение, если Арес с Гермесом вобьют что-то себе в головы, считая свою новую идею событием Века. Стоит лишь отвернуться на мгновение, а Лондона может уже и не стать, или же на его месте образуется затерянная цивилизация древних Майя или той же Эльдорадо.

Выслушав Гермеса, Аид перевел взгляд на второго племянника, ожидая услышать из его уст что-то путное. По крайней мере лицо Ареса выглядело так, словно его озарила великолепная мысль. Высказанная идея была настолько грандиозна, что даже не нуждалась в комментариях и заставила Гадеса словить фейспалм на короткое время.
- Не стоит дергать мальчика по пустякам вроде этого, - авторитетно заявил мужчина, хотя подоплека такого решения была в другом.
Одна из черт характера Аида - это стремление исправить ошибки самостоятельно, не прибегая к чужой помощи до тех пор, пока ситуация окончательно не выходит из-под контроля его амбиций. Аид сам не любит, когда его дергают из-за мелочей, но и редко отказывает в помощи. Хотя те так часто меня о ней и просят. Гадес хмыкнул про себя собственным мыслям, находя в них нечто забавное, но сильно отвлекаться не стал и уже повернулся к Марсу (тот что бог, а не планета), а тут же раздался сигнал о сообщении.

Голубка прислала сообщение:
«— Ну и где ты? Только не говори, что забыл о сегодняшней встречи.»

- Твою!..
Что, они потеряли живого Юлия где-то в современном Лондоне? Да Кербер с ним, ведь сейчас Гадес должен находиться в роскошной приемной и ждать, когда с минуты на минуту откроется дверь и дяденька с седой бородой предложит супругам войти в его кабинет. Все строго по записи, о которой шел уговор еще с недели две назад, а до того долгий и мучительный месяц переговоров по телефону и sms с  уточнением графиков, предпочтений и с перерывами на мелкие ссоры.
- Биг-Бен, - коротко выдал Гадес, кивнув в сторону самой популярной часовой башни в мире, пока в телефонной трубке тянулись протяжные гудки.
Ему сейчас было совсем не до развлечений и долгих объяснений, раскрывая свою мысль. Он лишь надеялся, что мальчики поймут к чему он клонит и сообразят ловить венценосного старика возле Биг-Бена, который явно привлечет Цезаря своим масштабом. А там рядом и Вестминстерский дворец, где собственно проходит заседание британского парламента. Не сенат, конечно, но суть та же...

«— Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети, перезво...»

- Дьявол!
Других слов просто не находилось как и ничего того, что могло бы подвернуться под руку Аида лишь для того, чтобы тут же быть уничтоженным. Больше всего в этой ситуации Аида убивало то, что он сам-то ничего не сделал, а уже огреб сразу две проблемы из которых ему надо еще как-то выкарабкаться и свести потери к минимуму.
- Так! Не будем же стоять мы на месте. Двинули. Арес, - мужчина щелкнул пальцами, помогая себе подобрать слова, которые как на зло плясали в разнобой под бешеный ритм его мыслей и не желали складываться в грамотные смысловые предложения: - сто ты там говорил про своих ребят и асфальт? Вот пусть прошуршат по закоулкам. Гермес, а ты глянь камеры. Он не мог далеко уйти.
Сам же Гадес направился в сторону Биг-Бена, попутно набирая номер Персефоны еще раз, постоянно оглядываясь по сторонам.

«— Аппарат абонента выключен,»
- Привет, милая, а я вот все никак не могу до тебя дозвониться. Что-то со связью творится сегодня странное, представляешь!.. - сбивчиво вещал мужчина в трубку, разговаривая с автоответчиком, пока сам пробирался через толпу смертных, выискивая среди них одну значимую персону в сандалиях или без.

+3

13

- Так-так, - Гермес роется в интернетах и сетях, пока дядя вырабатывает стратегию, а Арес горячо поддерживает любой кипиш. Все при деле.
Раз Цербера Аид решает не привлекать, то придется действовать современными методами. Хотя лично по его, Гермия, мнению, гонять адскую собаку по городу намного интереснее и веселее! Даже в человеческом виде.
Аид несколько встревожен после разговора по телефону, но первая точка осмотра определена, Гермес делает отмашку кадуцеем и проводит всю родню тайным коридором, декорации вокруг меняются, и вот они на Грейт-Джордж-стрит, над ними возвышается «Биг-Бен», очевидно доминируя на районе.
- Прошу, - Вестник снова утыкается в телефон, пока дядя разговаривает с автоответчиком, а Арес крутит носом по сторонам, выглядывая врагов империи и блудных императоров. – Уже ищу, дядя!..
Подключиться к полицейским и городским телекоммуникациям было несложно, также несколько сотен частных камер, несколько тысяч мобильных – все в распоряжении божества информации. На полицейских частотах пока что ничего интересного, но это же ненадолго?..
Столько данных!
Одна сплошная бигдата!.. Иди, купайся в ней до посинения, только как же тут Цезаря то найти?.. Вот же!.. Вестник хмурится и перерывает тонны видеоматериала, пытаясь найти зерна сред плевел. Несколько десятков ложных тревог, но все-таки в итоге он находит то, что нужно!
Вестник вскидывает голову и широко улыбается родне.
- Кажется, он засветился на одной из камер безопасности напротив заведения «Голубой пион». Это эээ… бордель с юношами легкого поведения! – жизнерадостно выдает Гермес туристическую справку о местности. – Сейчас туда перейдем!
Пока у родни голова не закружилась от частных перемещений, Вестник снова телепортирует их на нужную улицу.
- Дядя, дядя! Я не могу туда зайти! – зубоскалит Гермий, осматривая кричащую вывеску и вульгарно оформленный вход в «клуб». – Сам понимаешь, увидят такого симпатичного меня – нападут, растерзают!.. Что делать! А у тебя вид женатика, тебя не будут брать в оборот!.. Короче, он зашел внутрь четыре с половиной минуты назад, а значит, что далеко уйти... в плане… далеко продвинуться по пути разврата~ он не мог!
Гермеса происходящее откровенно забавляет, а еще похмелье его окончательно отпустило, так что он готов с новыми силами радоваться жизни.
Вестник еще раз прокручивает видео, на котором напуганный Кесарь, озираясь, подбегает к клубу, а легко-одетый кудрявый парень затягивает несчастного Юлия в помещение.
- Хм, - Вестник показывает видео с экрана своего телефона родственникам, задумчиво комментируя самые интересные моменты. – Я полагаю, мальчишка вызвал некоторый отклик в душе императора своим оголенным плечиком… Располагающим, внушающим, понимаешь, доверие, - Гермий проматывает видео пару раз, но не видит ничего более интересного и продолжает мяться у входа.
Конечно, все его уловки и нежелание идти внутрь – показное, просто ему явно хочется сделать несколько снимков мрачного и сурового Аида, а так же гипер-брутального Ареса в антураже гейского борделя.
- Ну что, вперед? Дядя, веди нас!.. Если что, у меня есть наличка.

Отредактировано Hermes (2018-02-14 23:18:12)

+2

14

В их истории наступает тот момент, когда уже не рационально вытягивать из себя неискреннее раскаяние. Гера Великая, сколько они лет уже знают друг друга, а все еще играют в те же игры. И ведь работает. Иногда Аресу кажется, что их запрограммировали на это, и в минуты стрессов вылезает чужая воля, такая яркая, ясная. А потом он вспоминает, что философия - стезя совсем других богов, и машет рукой.
Какая разница, сколько всего в нем вложено людьми. Спасибо хоть за свободу воли. И за то, сколько сил ему выдали - достаточно, чтоб стоять над людьми.
В общем, теперь, когда их ролевые семейные игры уже не требуют раскаяния, Арес с радостью включается в развлечение. В общем и целом, он даже перестает скрывать, что последнее ему по душе. Ну, еще бы. Когда доведется поискать императора в современном мире?
- Ладно, копы на мне. Гермий, давай там по своей линии, - щедро разрешает Арес.
И ему очень хочется пойти, раздобыть костюм в клеточку, правильный головной убор, лупу и трубку. Ну, они ведь здесь и сейчас настоящие сыщики! Он вот - почти настоящий Шерлок. Гермий - доктор, конечно, лицо больно интеллигентное. А дядюшке остается роль миссис Хадсон. Главное, случайно дядюшке не озвучить распределение ролей, вряд ли семья обрадуется.
Бодро шагая по улицам Лондона в колоритной компании, Арес строчит сообщения своим людям. Это участь простых смертных - волноваться, что твои электронные мысли попадут в чужие руки. Когда твой брат - бог интернета, можешь не маяться вопросами информационной безопасности и писать всякую противозаконную херню, вроде "подключись к частоте лондонских копов, отслеживайте все вызовы, связанные со странными мужиками". Да и требование пасти библиотеку никого не смутит. Все равно проблемы тебе прилетят именно со стороны брата. И они вовсе не будут связаны с тем, что писал или делал ты. И откуда столько фантазии? Словно не одной крови!
А, ну да, они же вроде как и не одной крови.
А-ха!
За бурной деятельностью и короткими шуточками о происходящим (в которые не вовлечен категорически занятый чем-то своим дядюшка) время летит незаметно. И, конечно же, методы Гермия, приносят плоды куда быстрее. И какие плоды:
- Что, серьезно? - удивленно приподняв бровь, вопрошает Арес.
Его мир только что ломается, трещит по швам. Нет, он, конечно, помнит старые добрые времена, когда в Лондоне было полно шлюх и даже их потрошитель. Но с тех самых пор изменилось многое. В чопорной Англии, в самом центре прилизанного, как старая дева, Лондона есть бордель с мальчиками?
Арес силится это представить. Силится. Силится.
Конечно же, он не может! Это же Лондон. Они там гоняют чаи и разговаривают о Дориане Грее? Более скучного варианта борделя на ум не приходит. Так что Арес ускоряет шаг, торопясь расширить свой кругозор:
- Я должен это увидеть, - фыркает весело Арес.
Неторопливость Гермеса его удивляет, но не настолько, чтобы отказаться от самого важного в мире дела - самообразования. Что там Гермес переживает? Говорит, слишком симпатичный, не будет сладу? Арес смотрит на субтильного юнца, обработавшего императора. На Гермия. Думает - стоит ли расстраивать брата, что тут уж скорее как раз женатику переживать. Впрочем, у каждого свои вкусы. А брата расстраивать не хочется. И Арес еще не слишком отошел от попойки, чтобы переживать по последнему поводу. Так что он только хлопает Гермия по плечу и предлагает:
- Не бойся. Если что, ты со мной. И пусть попробуют тронуть! Ха!
Он и правда, похоже, не слишком трезв, раз не задумывается, что идет в бордель в компании парня, в чьем инстаграме компромата больше, чем в базах ФБР. А еще, что перескакивает в мыслях на воспоминание - а кто там из семьи покровительствует шлюхам? Очень, между прочим, важный вопрос. Вдруг голубой конфликт интересов случится! Надо же быть морально готовым.
Поглубже засунув руки в карман и нацепив суровую маску - чтобы всем сразу стало ясно, что он тут не абы кто, не просто так - он тут на законных правах, и его не трогать, Арес легко толкает плечом дверь и вваливается в шум и гам помещения.
Больше напоминает какой-то дерьмовый клуб. На шестах сосисками болтаются полуголые качки - есть на что посмотреть! Не Гераклы, конечно, но тоже герои невидимого фронта. Бармен призывно улыбается и кидает в бокалы какие-то таблетки. У-у-у-у, даже скучно. Арес разочарованно цокает языком и в первый момент не обращает внимание на вспышку. Реагирует он на действия Гермия только тогда, когда какой-то пьяный подросток выбирается из толпы и, видать, впечатленный широким размахом плеч, с размаху вешается на мускулистую руку бога войны.
- Ты серьезно? - повторяет Арес с укоризненным вздохом.
Но быстро плюет на это дело, привлеченный происходящим на низкой сценке с парой шестов. Там, уже не испуганный, и, кажется, весьма дошедший до кондиции, обосновался Цезарь. И, под восторженное улюлюканье толпы, толкал речь на латыни.
- Кажется, таких извращений эти стены давно не видали, - одобрительно бормочет Арес, стряхивая мальчишку со своего локтя и привлекая внимание богов к новоявленному стендаперу.

Отредактировано Аres (Сегодня 10:46:38)

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Четвертый Рим


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC