chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » this war isn't over


this war isn't over

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

this war isn't over

http://funkyimg.com/i/2BEWK.png
Mama, take this badge from me
I can't use it anymore
It's getting dark, too dark to see
Feels like I'm knockin' on heaven's door

участники:Jaina & Leia

время и место:30 ПБЯ // Корбос

СЮЖЕТ
Война закончилась? Юужань-вонги разгромлены, галактика может больше не бояться их разрушительных вторжений. Настало время исцеления и мира, но обыкновенная гуманитарная миссия под руководством Леи Органы разбивается о новую встречу со старым врагом. Да, война закончилась, но ее последствия галактика будет разгребать еще очень долго.

Отредактировано Leia Organa (2018-02-01 23:52:14)

+3

2

A P P E A R A N C E

http://funkyimg.com/i/2j3x2.jpg

После окончания кровопролитной войны с юужань-вонгами прошёл целый год.

Много ли это? Нет.

И через пять лет, и через десять, когда Соло посмотрит в черноту бездушного космоса, раскинувшуюся за транспаристилом обзорного окна, ей будет казаться, что из черноты вот-вот вынырнут боевые корабли пришельцев — и снова всё вокруг утонет в хаосе из лазерных лучей, раскалённых обломков и дикой, сжигающей изнутри уверенности, что весь мир хочет тебя уничтожить.

Война закончилась. Джейна выжила, не сдалась, не позволила себя убить, даже если иногда ей приходилось нарушать не то что моральные принципы джедаев, а идти наперекор и общечеловеческой этике. Но реальность именно такова. На войне нет хороших и плохих; хрупкая граница между человечностью и попытками выжить любой ценой постепенно размывается. Люди либо ломаются, либо ожесточаются — в противном случае, они погибают. Соло, как и многие другие, попала в этот ужасающий огненный вихрь будучи ещё подростком, уже умеющим обращаться со своим собственным световым мечом и пилотировать настоящий боевой истребитель, орудия которого могли убивать. Поначалу, сидя за штурвалом, она никак не могла привыкнуть и заставить себя воспринимать происходящее в форме реального мира, а не разудалой онлайновой пострелушки. Девушку отрезвило в первый же день, когда плазменный залп из орудия коралла-прыгуна пронёсся так близко, что имел все шансы распылить машину на атомы. Вот тогда Джейна поняла. Поняла, что игры кончились; что отец не положит руку на плечо и не скажет, что она слишком мала для таких вещей; что никто не отошлёт её обратно домой, потому что она даже не достигла совершеннолетия. Соло могла сражаться — вот что было главным. Все, кто могли сражаться, отправились на фронт. Многие там и остались — превратившиеся в мумии обледенелые тела в рваных скафандрах, парящие в пустоте среди обломков.

Война здорово подкосила.

Даже если забыть о том, что Джейна едва не пала на Тёмную сторону, конфликт с пришельцами ожесточил её. Она видела смерть тех, с кем ещё вчера делила одну комнату. Они вместе шутили и смеялись, ели и пили. А её товарищам всего каких-то несколько часов оставалось до смерти. Такие вещи меняют человека навсегда — тем более, если он теряет не только друзей, но и родственников. Эта война забрала у Джейны одного из братьев, второго непоправимо искалечила изнутри. В детстве они обещали друг другу, что будут защищать один другого и всегда останутся вместе. Обещание было нарушено: один брат погиб, спасая их жизни; другой замкнулся в себе и практически не реагировал на попытки вытащить его со дна. Но Соло выдержала. Внутри она могла верить во что угодно и надеяться на что угодно, однако внешне не должна была показывать своих слабостей никому, потому что слабые гибли один за другим. Они становились жертвами не столько пришельцев, сколько своих собственных желаний, стремлений, принципов и привязанностей.

Целый год без войны. Он принёс относительный покой в Галактику, но не принёс его в души её жителей. Частичка тех, кто побывал в том аду, остаётся там и поныне. Эта война, в отличие от реальной, не закончится никогда. Можно только ненадолго забыть о ней, на чём-то сосредоточившись, попытаться отвлечься от гнетущих мыслей. Джейна готова была не спать сутками, лишь бы не зацикливаться раз за разом на пропитанных кровью и гарью воспоминаниях. В этом ей прекрасно помогло восстановление найденного на рынке Татуина раритетного разведывательного корабля, когда-то служившего на благо Империи. Соло давно подумывала о том, чтобы обзавестись собственным звездолётом, поэтому не могла пройти мимо такой находки, пусть и за сумасшедшие деньги. До того, как корабль был доставлен сборщиками барахла на Татуин, он болтался в открытом космосе, поэтому очень хорошо сохранился. По большому счёту, пришлось только залатать несколько пробоин в корпусе, оставленных микрометеоритами, заменить кое-где проводку и неисправное оборудование. Основные системы и двигательные установки работали нормально. В общей сложности Джейна потратила на ремонт судна около двух недель кропотливого труда, с перерывами на еду и беспокойный сон. Впрочем, некоторые мелочи продолжали требовать внимания, особенно система камуфляжа — найти для неё запчасти будет непросто даже в лавке скупердяя Уотто. Джейна вспомнила, с какой неохотой тойдарианец продал ей "Фантом", как от сердца отрывал, бедненький. Можно было лишь догадываться, каких высот достигнет его фантазия, а вместе с ней и конечная сумма, когда он отыщет детали для генератора маскировки.

Новое задание подоспело вовремя — мрачные мысли снова начинали одолевать рыцаря. Ей хотелось развеяться, выбраться за пределы системы — сидеть на Деноне в ожидании, когда Корусанту будет возвращён первоначальный облик, насколько это было возможно, порядком осточертело. В конце концов, просто не помешало бы обкатать старое имперское корыто, стараниями Джейны превращённое в более-менее приличный корабль. Сейчас он как раз пригодился для сопровождения гуманитарной миссии на Корбос, где добывались полезные ископаемые, так необходимые при восстановлении израненной Галактики. Горнодобывающие поселения на Корбосе тоже пострадали от нашествия юужань-вонгов, хоть и не так сильно, как следовало ожидать. Тем не менее, им требовались припасы и новое оборудование для разработки горных недр. Об этой планетке Джейна знала немного, лично там никогда не бывала. Из примечательного можно было вспомнить Битву за Корбос, случившуюся много веков назад, и истребление Люком и его учениками в наши дни уцелевших левиафанов, порождённых усилиями тёмных джедаев. Вот и всё, пожалуй. В остальном, это была обычная каменная глыба скалисто-пустынного типа, изрытая шахтами, как муравейник.

Соло сама не могла решить, радоваться или огорчаться тому несколько внезапному факту, что вместе с ней сопровождать три грузовых корабля будет и её мать. Зачем ей лететь на Корбос, Джейна не понимала, но она никогда не разбиралась слишком хорошо в политике, поэтому интересоваться не стала, просто смирилась. Девушке передался талант механика от отца и крепкая связь с Силой от деда, однако искусство дипломатии, свойственное Лее, обошло её стороной. Она предпочитала воевать на линии фронта и смотреть врагу в глаза, а не получать ножи в спину на арене Сената, о чём говорила неоднократно. Младшая Соло считала политику вещью пусть и необходимой, но грязной, и ей было неприятно, что мама вынуждена принимать в этом участие. К тому же, политика послужила одной из причин, почему Лея в своё время проводила так мало времени с детьми. Джейна давно прекратила на неё обижаться, но застарелые раны побаливали то и дело.

Девушка решила, что этот полёт должен пойти на пользу им обеим. Они нечасто виделись, особенно в нынешний тяжёлый период, тяжелее которого в жизни семейства Соло, да и всей Галактики за последние пару тысяч лет, ещё не бывало. Нужно было использовать любую возможность побыть наедине, поговорить, обсудить то, на что обычно нет времени. Занятые восстановлением своего мира, они все забыли, что значит быть семьёй. С другой стороны, Джейна не была уверена, что так уж рвётся обсуждать некоторые темы. После войны она стала довольно замкнутой, борясь со своими демонами молча. В частности, она не намеревалась обсуждать то, что происходило с её братом. Девушка боялась его, боялась перемен в характере Джейсена. Она не знала, к чему они в итоге приведут, но почти не сомневалась, что ни к чему хорошему. Сейчас она попросту не могла находиться рядом с ним, ей нужно было время.

Для планеты такой массы, как Денон, вторая космическая скорость составляет приличную величину, которая, в свою очередь, ведёт к приличным перегрузкам во время взлёта. Поэтому в кабине "Фантома" царило вынужденное молчание, пока корабль преодолевал силу притяжения небесного тела вслед за грузовыми шаттлами. В силу специфики конструкции, инерционные компенсаторы при наборе высоты не работали — они включались только совместно с ионными двигателями. Наконец корабли вышли на орбиту и легли на заданный курс. Начался второй этап ускорения, который позволит судам покинуть гравитационное поле местного солнца и уйти в гиперкосмос. Компенсаторы заработали, подарив чувство лёгкости.

- Вроде пока без приключений, — лаконично прокомментировала младшая Соло, нарушая наступившую тишину.

Она проверила показания приборов и не увидела ничего угрожающего. Говоря по правде, она до самого последнего момента опасалась, что от звездолёта что-нибудь да отвалится, учитывая возраст этого корыта, но "Фантом" на поверку оказался не менее крепким, чем папин "Сокол". По крайней мере, будет чем похвастаться при случае.

Джейна взглянула на мать в соседнем кресле:

- Всё нормально?

Отредактировано Jaina Solo (2018-01-29 17:57:11)

+1

3

Лея должна была оставить политику в прошлом. Так она решила еще когда заявила, что ноги ее не будет в Сенате, предавшем целую галактику с целью удержать в своей власти центральные миры. Тем более, когда затянувшаяся на целых пять лет война закончилась, Галактический Альянс пришел на смену Новой Республике, прекрасно справляясь и без вмешательства бывшей главы государства. Пусть даже именно в этой ситуации речь шла не о дипломатичных переговорах или политических хитросплетениях, а о гуманитарной помощи нуждающейся планете Внешнего Кольца — Лея не должна была оказаться на борту корабля, державшего курс на Корбос. Но она была здесь.

Под ее ответственностью оказалось шахтерское оборудование, которое поможет маленькой планетке занять свое место среди поставщиков ценных ресурсов. Пожалуй, это оборудование было важней сопутствующей ему продовольственной помощи, потому что благодаря ему шахты Корбоса заработают слажено и продуктивно, обеспечивая рабочие места. В горнодобывающие поселения хлынут кредиты, позволяя местным жителям подняться на ноги и жить лучше, а в перспективе даже привлекая работников с других миров Внешнего Кольца. Лее действительно хотелось бы увидеть, как этот мирок, позабытый огромной галактикой, развивается и процветает. Хотелось взглянуть в глаза местных жителей, по-своему задетых войной, и убедить их в том, что голоновости в кои-то веки не врут — угроза юужань-вонгов действительно перестала существовать. А еще она просто пыталась найти предлог для того, чтобы провести время с собственной дочерью.

Лея не сказала об этом Джейне, да и не собиралась говорить, но по большей части ею двигало именно это желание, а гуманистические устремления отходили на второй план. Она уже потеряла Энакина в самой гуще войны. Она видела, как Джейсен даже не повзрослел, а скорее состарился у нее на глазах, превращаясь в другого человека, с которым она еще была не очень хорошо знакома. Она знала, как сильно минувшие события должны были ударить по Джейне, впервые оказавшейся частью военного флота еще в подростковом возрасте. И до ноющей боли под ребрами она хотела собрать воедино то, что осталось от ее семьи. Но, как бы смешно и странно это ни звучало, она не могла найти предлог для того, чтобы побыть с дочерью. Это было проще когда-то, когда ее дети были малютками под присмотром Винтер, неизменно ожидавшими ее дома из постоянных отлучек. У нее то и дело находилась причина на то, чтобы запропаститься, но она всегда возвращалась с подарками из далеких-далеких миров. А сейчас ей и вернуться было некуда, если не считать Тысячелетний Сокол. Денон был чужд ей, Кореллия была уже не та, а Корусант еще долго будут восстанавливать после вражеской оккупации. И пока они с Ханом путешествовали, по большей части без какой-то определенной цели, Джейна и Джейсен жили своей жизнью.

Окончания войны оказалось мало, чтобы свести их вместе. И Лея никому в этом не признается, но она сама связалась с Омасом, предлагая свою помощь Альянсу, а не он докопался до нее. Жаль только, что не удалось выманить и Джейсена под тем же предлогом гуманитарной миссии на Корбос. Но, возможно, оно и к лучшему — от Леи не ускользнуло то, как разладились отношения между сыном и дочерью. Ее внутренний дипломат подсказывал ей, что лучше будет для начала поговорить об этом разладе с Джейной, вместо того чтобы сталкивать близнецов лицом к лицу. А пока было достаточно и того, что Джейна сидела в кресле пилота с этой ее непринужденной уверенностью профессионала. И, кажется, она что-то сказала?

Лея редко теряла связь с реальностью, приученная жизненным опытом всегда оставаться начеку, но сейчас был именно такой редкий случай. Она встрепенулась, понимая, что к ней и вправду обращались, а она едва уловила только последний вопрос.
Я вспомнила, что обещала твоему отцу больше не лезть в политику, — усмехнулась она, потирая лоб ладонью. Не совсем ложь, а только полуправда — Лея действительно давала такое обещание, пусть и думала не о нем во время своего затянувшегося молчания.
Я могла бы сказать, что люди на Корбосе очень нуждаются в том, что мы им везем, но… В галактике всегда будет кто-то, нуждающийся в помощи. А особенно сейчас.
Сказывалось то, что она слишком часто проводила время в компании Хана за последние месяцы — вот уже она и начинала рассуждать почти как он. Именно он неоднократно пытался втолковать ей, что всем нуждающимся все равно не помочь, хоть это убеждение и не останавливало его от воистину геройской деятельности. А Лея все равно упорно продолжала тянуть руку помощи всем, до кого только могла дотянуться. Это была ее стихия, ее призвание — к этому ее готовили еще с малых лет. Выдохнув, она повернула голову к Джейне, глядя на нее чуть дольше, чем обычно.
Как ты? — вот так просто спросила она, не пытаясь плавно подойти к этому вопросу. Год назад было попросту не к месту об этом спрашивать, потому что все выжившие были не в порядке, что бы они там ни говорили. Сейчас — другое дело. У всех было время восстановиться и перестать спать в обнимку с бластером.
Когда ты успела раздобыть этот корабль? — вдогонку поинтересовалась Лея. Разбавлять обширный по сути своей вопрос более конкретным уточнением — один из заученных на зубок подходов к переговорам. К тому же, ей было действительно интересно, почему Джейна выбрала именно эту древность, хоть ей и могли запросто предоставить одну из новейших моделей за ее службу во флоте.
Должно быть, он повидал немало и у него есть интересная история… — Лея мечтательно улыбнулась, непроизвольно вспоминая Тысячелетний Сокол, который тоже упорно продолжал работать, несмотря на все, что успел пережить. Когда она только ступила на борт нового корабля Джейны, то у нее даже возникло ощущение, будто она уже была тут раньше. Тем не менее, она успела осмотреться, чтобы оценить его состояние, потому доверять ему так же, как и Соколу, не могла. Но можно было вздохнуть спокойно — Джейна, судя по всему, хорошенько постаралась, приводя это корыто в порядок. Механические детали были амортизированы, электрика приведена к нормам безопасности и заземлена, лишние позвякивания и шумы отсутствовали. Опустив взгляд на навигационный дисплей, Лея задала еще один вопрос, с которым никак не желала повременить.
Ты давно виделась с братом?
Раньше пришлось бы уточнять, какого именно брата она имеет в виду, а теперь это было бессмысленно. И боль, последовавшая за этим осознанием, уже стала такой привычной. Лея хотела добавить еще что-то, но откуда-то неподалеку послышался топот, напоминая ей о присутствии Кахмаима и Мивала. Через пару месяцев после войны ей удалось убедить упрямых ногри, что она больше не нуждалась в телохранителях, но они снова следовали за ней как только на горизонте появлялось что-то хотя бы отдаленно похожее на полноценную миссию. Она глубоко сомневалась, что на Корбосе для них найдется хоть какое-то дело. Но спорить с ними было так же трудно, как и с родичами Чубакки, настаивавшими на том, что они должны выполнить долг жизни погибшего вуки. Проще было пустить ногри на корабль, больше не реагируя на то, как они время от времени называли Лею «Леди Вейдер».

Отредактировано Leia Organa (2018-02-02 01:09:07)

+2

4

Невзирая на то, что Соло ждала этого разговора, она всё равно оказалась не готова к нему. Как вообще можно быть готовым к таким разговорам? Это же не собеседование на работу проводить, здесь нет чёткого списка вопросов и ответов, нет заранее заготовленных шаблонов. Какая-то часть сознания блокирует те ответы, которые должны считаться правильными, и ты в итоге снова говоришь не то, что нужно, произносишь необязательные, ни к чему не обязывающие слова, которые идут из ниоткуда и уходят в никуда, не оставляя ничего в душе, не даря чувство завершённости. Именно его Джейне сейчас и не хватало, но она всё же поискала бы его среди звёзд, находясь в одиночестве, а не отчаянно выуживая из закоулков души такие нужные фразы.

Нужные матери, но не ей. От былых намерений поговорить о том да о сём не осталось и следа. Видимо, девушка переоценила свои возможности.

- Мы многое друг другу обещали когда-то, — сухо произнесла Джейна, глядя в иллюминатор. — Сегодня от этих обещаний ничего не осталось.

Тяжело было слышать, как двадцатилетняя девушка говорит вещи, больше свойственные сорокалетним. Что ж, на войне взрослеют очень быстро. Куда быстрее, чем следует, и отнюдь не так, как хотелось бы. Поняв, что её начинает заносить не в ту сторону, и беседа грозит перетечь в неловкое молчание, девушка вздохнула и посмотрела на Лею:

- Прости. Это... сложно. Сложнее, чем я думала. Я знаю, нам многое нужно обсудить, но не уверена, что готова обсуждать абсолютно всё, что с нами случилось. Года для этого недостаточно. Во всяком случае, мне. И Джейсену тоже.

Как только речь зашла о брате, Джейна тут же замкнулась, словно улитка в панцире. Вот уж что она точно не желала сейчас обсуждать, так это свои отношения с Джейсеном. Во-первых, она сама до конца не понимала, что включает в себя на данный момент это простое слово. Джейсен отдалился от неё, девушка едва ощущала его сквозь Силу, их связь близнецов ослабла. Она не единожды пыталась вызвать его на разговор, но всякий раз утыкалась в стену угрюмого молчания. В лучшем случае, брат мог неохотно откупиться от неё какой-нибудь дурацкой отговоркой и удалиться восвояси. Во-вторых, Джейна боялась. Боялась за Джейсена, за его будущее, за их будущее. В Силе она ощущала тьму. Её щупальца тянулись к обоим близнецам, но сильнее — к младшему Соло. Джейна прекрасно помнила, через что ей пришлось пройти, прежде чем она вернулась назад к свету. Тёмная сторона похожа на зыбучие пески — затягивает медленно, практически незаметно, а когда ты наконец понимаешь, что попал в ловушку, уже поздно что-либо предпринимать. Джейсена затягивало. Возможно, этого не видел он, зато видела его сестра. И отчаянно пыталась протянуть ему руку, но Джейсен упорно её отталкивал.

- К слову о корабле, пока мы не ушли в гиперпространство, я хотела закончить кое-что из ремонта, — Соло проверила курс и настройки автопилота и поспешно поднялась из кресла. — Так, мелочи. Ты права, это корыто куда старше "Сокола", и здесь ещё многое нужно приводить в порядок.

Мысленно Джейна отругала себя последними словами. Блестящий тактический манёвр, отличный способ уйти от неудобного разговора! Лучше ничего не могла придумать. Её порыв выглядел настолько неестественным, что даже слепой догадался бы об истинных мотивах рыцаря. С другой стороны, пусть хоть так, но Соло обеспечила себе дополнительное время, чтобы привести мысли в порядок и решить, с чего начать. Возможно, копание с проводкой в недрах корабля поможет ей "починить" и собственные мозги.

- Скоро вернусь! — крикнула девушка уже на выходе из рубки, в следующее мгновение в коридоре взметнулись и исчезли полы джедайской робы.

+1

5

Лее не следовало удивляться. Учитывая, как складывалось ее общение с Джейной в большинстве случаев, она должна была предугадать, что будет не так-то просто завязать откровенный и продолжительный разговор. Да еще и принимая во внимание, как она почти сразу же упомянула Джейсена, хоть и догадывалась, что Джейна вряд ли захочет говорить о брате. Когда ее дочь спешно скрылась, обещая скоро вернуться, Лея безрадостно обдумывала эти ошибки, но не падала духом. В конце концов, это лишь самое начало долгого путешествия, а прибытие на Корбос наверняка встряхнет Джейну и поможет ей чувствовать себя свободнее. Искренне надеясь на это, Лея отказалась от дальнейших попыток затеять разговор  во время перелета — по крайней мере, серьезный разговор. Оставалось только переговариваться о мелочах, чтобы не позволить тягостной тишине повиснуть в кокпите и накалять напряжение, которого и так хватало.

Из прибытия гуманитарной помощи сделали небольшое представление для шахтеров и колонистов, собравшихся у посадочной площадки сплоченной группой. Казалось бы, Лея должна была отвыкнуть от публичных выступлений, которым не было места на протяжении последних лет войны, но старые навыки укореняются слишком глубоко. Конечно, в ее темно-сером летном комбинезоне не было и намека на официоз, а отросшие после Дуро волосы были заплетены в простую косу, небрежно перекинутую через плечо. Но ее лицо слишком часто мелькало в голосети, так что когда она ступила на опущенный трап, ее узнали даже здесь — на задворках галактики. И спину она держала прямо, а голову высоко, шагая вперед с величественной осанкой — это то, что у нее не смогла отобрать ни война, ни бесконечные скитания. Так уж ее воспитали.

Жители Корбоса! — громко обратилась Лея, зная, что на усилители звука рассчитывать не приходится. Хорошо бы, если ее расслышит хотя бы половина собравшейся перед ней толпы, хотя бы передние ряды. Она не собиралась никого впечатлять или вселять веру в Галактический Альянс. Ей просто хотелось поделиться надеждой с теми, кто в этом нуждался.
Я знаю, что вам долго пришлось ждать помощи, но это совсем не потому, что другие миры о вас забыли. Минувшая война с юужань-вонгами нанесла существенный удар нашей галактике, и ресурсы в первую очередь распределялись к тем системам, которые пострадали больше всего и оказались в шаге от тотального уничтожения. А теперь пришло время отблагодарить Корбос за ваше терпение, за силу вашего духа. Война отразилась и на вас, но вы смогли выстоять и выжить. Пришло время исцеления и восстановления для всех нас. И я надеюсь, что техника, которую вот-вот выгрузят из моего корабля, поможет вам не только подняться на ноги, но и заложить крепкий фундамент для будущего процветания.
Договорив, Лея сцепила ладони в замок перед собой, чуть склоняя голову в знак уважения по отношению к этим простым, но стойким людям. Ее публика была облачена в поношенную и запыленную одежду, нуждающуюся в замене. На обветренных и огрубевших лицах большинства этих людей залегли глубокие морщины, свидетельствовавшие о нелегкой жизни, посвященной каждодневному труду. Но в них не было циничной усталости, присущей жителям центральных миров и самой Лее. Они смотрели на нее открыто и верили ее словам. Или просто очень хотели верить.

В отличие от оставшихся в прошлом публичных выступлений, на этот раз не было никаких бурных аплодисментов или чего-то в том же духе. Когда Лея зашагала дальше, чтобы лично переговорить с главным управляющим шахтами, толпа оживилась, меж рядами рябью пробежались возбужденные шепотки. Эти люди, глядевшие на нее так радостно и доверчиво, чем-то напоминали Лее ее еще маленьких детей, когда она привозила им желанные подарки. Это случайное сравнение приподняло уголки ее губ в легкой улыбке, но задерживаться в собственных воспоминаниях было не к месту. Управляющий уже крепко пожимал ее протянутую руку, передавая свои благодарности Галактическому Альянсу в целом и Кэлу Омасу в частности. Он не высказал ни единого слова недовольства по поводу задержки, которая, если Лея верно подсчитала, затянулась вот уже на два месяца. Вероятно, жители Корбоса до последнего не верили, что им и впрямь помогут на этот раз — они слишком привыкли оставаться на заднем плане политических интересов. И Лея чувствовала себя виноватой, ведь она была частью правительства Новой Республики. Пусть даже той частью, которой постоянно приходилось бороться против бюрократии, эгоцентризма и апатии большинства.

+1

6

Джейна была благодарна матери за то, что та не стала давить на неё и пытаться вывести на задушевный разговор. По крайней мере, в этом Лея понимала дочь с полуслова, чувствовала её настроение и не вынуждала раскрывать душу. Соло заранее приготовила кучу отмазок — починить то, починить это, сосредоточиться на управлении звездолётом, и тысяча других притянутых за уши причин уйти от откровенной беседы, но пускать их в ход не понадобилось. В итоге, остаток полёта они говорили о бытовых вещах, позволяющих забить вакуум тягостного молчания. Иногда на лице Соло появлялась даже не вымученная, а вполне настоящая ухмылка, но её хватало ненадолго.

"Фантом" болтался на стационарной орбите, пока грузовые шаттлы входили в атмосферу планеты и производили посадку. Как только древнее детище имперских инженеров выполнило функции корабля прикрытия, Джейна рассчитала курс и направила машину к поверхности, предпочитая пилотировать вручную, поскольку пока не очень доверяла искусственному интеллекту своего нового приобретения. Его технологическое изящество не вызывало вопросов, но стабильность работы заложенных алгоритмов оставалась под подозрением. По-хорошему, нужно будет просмотреть коды программного обеспечения и убедиться в отсутствии ошибок. В остальном, оставалось только удивляться прыти Империи, построившей корабль, который опередил своё время на сотни лет.

Когда трап опустился, Джейна невольно залюбовалась матерью — уверенная походка, величественная осанка. Лея внушала доверие и уважение даже сейчас, находясь далеко не при полном параде, а в её громкой речи слышались нотки уверенности в завтрашнем дне. Насколько хорошим воином была Джейна, настолько же хорошим политиком и оратором была её мать. Своими речами она могла убедить в чём угодно даже мёртвого. И здесь крылся забавный парадокс: Лея всегда умела подобрать нужные слова, но попытка сделать то же самое в разговоре с дочерью обернулась провалом. Впрочем, родственники — отдельная тема, с ними намного сложнее, чем с посторонними людьми. Посторонние люди не знают тебя так, как знают близкие, это два принципиально разных подхода. Ораторское искусство и умение убеждать хорошо себя показывают в политических баталиях, однако в случае с родными нужно смотреть глубже, нужно чувствовать. Иногда Джейна всерьёз жалела о том, что обстоятельства вынудили её выбрать стезю по-военному сухих ответов, лаконичных отговорок и умения жертвовать людьми ради благой цели. По сути, политики тоже шли на жертвы, но не им приходилось смотреть в глаза тем, кого самолично посылаешь на смерть, приободрив фальшивыми лозунгами.

Сквозь Силу девушка ощущала в матери желание помочь жителям Корбоса, чувствовала её вину за то, что помощь шла так долго, но вина искупалась искренней заботой. Словно все эти люди, ни одного из которых Лея не знала лично, были её детьми. Это было ещё одно качество, которое производило на Джейну впечатление — способность матери поставить себя на место другого, отдать себя всю на общие цели, пожертвовать своими интересами и пытаться помочь даже тогда, когда ситуация кажется совсем безнадёжной. Рыцарь не сомневалась, что Галактика перенесёт любые невзгоды, пока в ней есть такие люди.

Экипаж шаттлов приступил к разгрузке. Джейна, заложив руки за спину, неслышной тенью скользнула через толпу рабочих вслед за Леей, резко выделяясь чернильным пятном на грязно-буром пыльном фоне. Она любила тёмные цвета в одежде и часто одевалась во всё чёрное, идя наперекор традиционным джедайским предпочтениям, сводящимся к различным оттенкам песочного и коричневого. Злые языки поговаривали, что таким образом выражается пристрастие к Тёмной стороне, а особо упоротые утверждали, что фиолетовый цвет меча и вовсе является верным признаком склонности джедая к идеологии ситхов. Всех, кто подходил к ней с подобными соображениями, Джейна от всей души слала на хаттском в дальние дали. Конечно, её выходки во время войны у многих были на слуху, но Соло не обращала внимания на сплетни. Да, она напортачила. Да, за ней водились кое-какие грехи. Но Джейна была уверена, что рано или поздно о них все забудут, а она сможет их искупить. Все делают ошибки. Джедаи тоже люди, они тоже знают боль, страх и ярость. Даже самые мудрые и выдержанные рыцари не всегда способны контролировать свои эмоции, что уж говорить о падаванах, которым раздали оружие и фактически отправили умирать. Девушка до сих пор считала, что ей сильно повезло выбраться с Миркра. Если бы не жертва Энакина, то кто знает, что стало бы с остальными?

- Что дальше? — полюбопытствовала Соло, когда формальности остались позади. — Честно говоря, я бы поела. У них тут должна быть столовая.

Девушка чуть вздрогнула, когда рядом возникли телохранители-ногри, будто из воздуха сконденсировались. За время полёта она успела забыть о них. Джедай сама присутствовала здесь не только как дочь, но и в роли охранника, однако всё время была на виду. Причём намеренно, дабы наличие рыцаря загодя отбило у потенциальных недоброжелателей всякую охоту совершить покушение. Ногри же ценились за способность превосходно маскироваться и появляться тогда, когда их совершенно не ждут. Идеальные убийцы. В их присутствии Соло и себя чувствовала увереннее, и за безопасность Леи не тревожилась.

Отредактировано Jaina Solo (2018-02-15 01:55:14)

+1

7

Доставка техники и сопутствующие ей любезности были главной целью этого путешествия, но не единственной. Лея собиралась проверить состояние шахт в настоящее время, до инсталляции нового оборудования, чтобы была возможность сравнить. Она не была экспертом горнодобывающего дела, едва смыслила в самых основах, но общую ситуацию сумеет оценить. К тому же, с ней была Джейна, умевшая увлеченно копаться в самого разного рода железках, а значит и ее критическая оценка может оказаться полезной. После этого Лее хотелось бы осмотреться на территории колонии, чтобы получше понять, в каких условиях живут местные и каким образом эти условия можно улучшить. Основываясь исключительно на внешнем виде этих людей, ее ждала весьма печальная картина, но это ее не пугало. Даже самые запущенные условия не могут быть хуже того, на что она насмотрелась в лагерях беженцев. Главное то, что на этот раз у нее был доступ к ресурсам, способным преобразить все к лучшему. Вдохновленная этой мыслью, она и не подумала о том, что следовало бы остановиться, передохнуть и перекусить перед  дальнейшими действиями. Так что когда Джейна упомянула столовую, то словно ненадолго сбила Лею с толку, заставляя ее растеряно моргнуть и замедлить шаг.
Столовая? — переспросила она, возвращаясь из своих далеко идущих планов в то, что происходило здесь и сейчас. — Да, я думаю, ты права. Правда, у местных такой вид, словно они в основном питаются «серой паутиной»…
Последнюю фразу она сказала тише, несмотря на то, что даже нормальное звучание ее голоса тонуло в гуле чужих разговоров. И скривила губы в досаде, качая головой — нехорошо, когда управление колонии скатывается до того, что кормит свое население дешевыми белковыми продуктами из одноклеточных растений. Попахивает настоящим отчаянием.
Но не думаю, что мы не сможем переварить здешнюю кухню, — договорила Лея на более оптимистичной ноте, легко приподнимая уголки губ. Она ускорила шаг, чтобы поравняться с небольшой группкой местных и попросить их указать путь к ближайшей столовой. Едва взглянув на нее, они остановились, словно оглушенные, но очень скоро снова обрели дар речи. Смущаясь и с трудом подбирая слова, они пытались объяснить, то перебивая друг друга, то говоря почти в унисон. В итоге они сдались, когда поняли, что очевидные для них пути могут быть сложнее для тех, кто прибыл на их планету впервые. Когда это осознание настигло их, проводить Лею вызвался самый молодой из компании — мальчишка лет пятнадцати, облаченный в шахтерскую форму, которая была явно велика ему и свисала складками на рукавах и брюках. При этом он предпочитал не приближаться к ней и Джейне, просто шагая вперед наподобие гида, время от времени оглядываясь через плечо. Сперва Лея списала это на недоверие к чужакам, но потом поняла, что мальчик по большей части смотрел на ногри рядом с ней. Худые и жилистые, не выше полутора метров, Кахмаим и Мивал выглядели достаточно устрашающе, чтобы внушить испуг и тревогу тем, кто их замечал.
Я хочу проверить состояние шахт, и там мне понадобится твоя помощь, — объяснила Лея, шагая следом за своим провожатым. — А потом оценить условия, в которых живут эти люди, чтобы сообразить, в чем еще они нуждаются. Так что, полагаю, мы здесь задержимся с ночевкой, а завтра к вечеру отправимся в обратный путь. Этого времени должно хватить, если только не возникнут вопросы, которые придется решать на месте.
Лея пожала плечами и мимолетно осмотрелась вокруг, скользя взглядом по одинаковым постройкам из дюракрита, больше похожим на перевернутые огромные ящики, чем на дома. Жизнь приучила ее не исключать возможность того, что в один прекрасный момент все может пойти не по ее плану, а даже вопреки ему. Ей казалось, она была готова к любого рода неожиданностям, да и задержаться ей будет не в тягость. Тем лучше — проведет больше времени с Джейной, имея на то достаточно весомый предлог.

Столовая, как и все прочее в этой колонии, оставляла желать лучшего. Тесное помещение, заставленное прямоугольными столами с такими тонкими столешницами, словно они были сделаны из флимсипласта и готовы были сломаться пополам от одного неосторожного движения. Выложенный плиткой пол наверняка когда-то был белым, но теперь шестиугольные части плитки пожелтели, покрылись тоненькими трещинами, а местами и вовсе отвалились. Единственными преимуществами этого помещения были большие транспарастиловые окна и высокий потолок. И пока Лея оценивала это «великолепие» с порога, ее провожатый успел скрыться, пробормотав нечто невразумительное напоследок. Она даже не успела его поблагодарить.
Мне даже интересно взглянуть, чем же тут кормят, — проговорила Лея, шагая вперед между столами, направляясь к выстроившейся в самом конце зала очереди у прилавка. По застарелой привычке она превращала обед в начало своей запланированной проверки, и ничего не могла с этим поделать. Даже не отдавала себе отчет в том, что снова мешает личное с работой. Да и была ли когда-то грань между этими сферами? Возможно, она ответила бы на этот вопрос, если бы вдруг не почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. То было даже не чутье, дарованное ей Силой, а просто один из навыков всякого политика со стажем. Лея оглянулась, встречаясь взглядом с женщиной лет тридцати, сгорбившейся над одним из столов, глядевшей хмуро и сурово из-под низко опущенных темных бровей. Эта женщина продолжала смотреть дольше, чем позволяла банальная вежливость, а затем вдруг поднялась и направилась к боковому выходу. Лея смотрела ей в спину, не веря, не желая верить в то, что только что почувствовала.
Джейна, — проговорила она громким шепотом, не глядя на дочь, но нащупывая ее руку вслепую и хватая ее за запястье. — Ты же видела ту женщину? Которая только что вышла? Ее нет в Силе.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » this war isn't over


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC