chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » нет, блд, я не ревную!


нет, блд, я не ревную!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

НЕТ, БЛД, Я НЕ РЕВНУЮ!

http://picua.org/img/2018-02/05/d0gkeuxepsuncokckh57wt8fl.gif http://picua.org/img/2018-02/05/dlfyjr3iycnizsyicbkqlm1sh.gif http://picua.org/img/2018-02/05/gena56p8t57073vpyas2g5v8m.gif
◄Да, я просто ошибся номером! Да, все сто двадцать пять раз!►

участники:Ares; Hermes

время и место:бар с нечитаемым названием в Техасе, март 2018

СЮЖЕТ
Пришла весна, пора любви, кого поймал, того и доставай пьяными звонками. Нет, не просто так, а заслуженно. Чтобы этот кто-то вдруг не догадался, что тебе есть дело до смены общих планов. Или что тебя обижает, что вечер с самым клевым из братьев променяли на какую-то бабу. На плоскую, между прочим! И страшную!
И нет, конечно же тут никто никого не ревнует. Мужик же сказал - все в норме! Значит, все зашибись!

Отредактировано Аres (2018-02-05 13:21:23)

+4

2

О нет, Арес не ревнует, и делает это так же профессионально, как и все предыдущие века.
Что характерно, в театре одного божественного актера знакомые лица. Гермес не сходит с этих подмостков, только с второстепенных ролей вдруг перебрался на главные.
Арес не ревнует - и это уже привычное состояние. Странность лишь в том, что в этот раз не к Гермесу, а его самого. Дожили. Эта идея вызывает два таких же привычных желания - напиться и подраться. Последние и приводят в любимый бар на отшибе настоящей Жопы Мира.
То есть, конечно, в Техас.
О, нет, Арес не ревнует - в шумном баре среди грязных селян он просто приятно проводит время, вот и все. Ссаженные кулаки, три попытки мородоворотов из службы охраны выдворить драчуна и чек на круглую сумму - это так, скромные радости буржуазии. Ему, знаете ли, именно так и хотелось провести свой божественный вечер. А сломанные планы на уик-энд - кто их помнит вообще?
Да никто, у каждого ведь свои дела. У брата - вон та швабра, что лыбится с фото из инстаграмма. А у Ареса очередной тур армрестлинга и бугай, что просто напрашивается на хорошую драку. Или на перепихон в сортире, Арес не решил.
Ну и кому нужны были те самые планы?
Тем более, что и планы-то были, положа руку на сердце, так себе: не вакханалия, а охота с сопутствующим посещением очередного тайника давно уже дохлого божества. Теоретического тайника - информация с картой попадает Аресу в руки такими путями, что остается лишь гадать, что ждет смельчаков на пути к цацкам инков...
Да уже ничего и не ждет.
И пусть все равно, но бесит. Жутко.

Вообще-то, если вернуться к истокам его состояния, он вполне спокойно воспринимает сообщение от брата, что планы меняются, охоту нужно перенести. Брат говорит - это важно. Срочное дело, ты ж понимаешь. И Арес, конечно же, вот кретин, понимает. Они последнее время совсем на одной волне, и к этому слишком легко привыкнуть. Так что Арес привыкает, исподволь приучается ставить братские дела выше всех остальных...
И вот эта вот фотография с жмущейся к Гермию блядью из соседнего пантеона становится для него чем-то вроде пощечины.
Променять брата на бабу! Серьезно, брата на бабу! Экая срочность!

И Арес не ревнует вовсе. Он убеждает себя в этом очень упорно. Ради этой теории разбирает свои чувства на составляющие и ищет логичное объяснение той буре негативных чувств, что его подхватывает и кружит в вальсе.
Он расстроен! Именно. Каждый расстроился бы на его месте. Когда у тебя планы, ты отменяешь дела ради них, и...
Вообще-то никаких дел отменять не пришлось. Арес так давно прозябает в режиме энергосбережения, мотаясь по горячим точкам исключительно ради питания, что отмазка не катит.
Он не расстроен. Он праведно возмущен! Потому что все именно так. Потому что ничем другим резкий и болезненный приступ ревности не объяснить. Ну, серьезно, не мог же он увлечься Гермесом.
Конечно, от ненависти до любви один шаг, но не такой же бесконечно длинный!
Нет, он не ревнует. Он просто уязвлен тем несоответствием между словами и делами мелкого, что здесь наблюдается. Этот фанатик семьи так легко бросил родного брата ради... ради швабры!

Мысли не заливаются спиртным, не изгоняются хорошим мордобоем. Остается лишь сдаться им и плыть по течению, подкидывая в яркое пламя ревности дров. Вот этот дамский угодник, между прочим, всегда был таким. Вот всегда! Он, Арес...
Что именно он - не важно. Подтачивающему сами основы червю ревности не нужны здравые причины для того, чтобы заставить жертву чувствовать себя уязвленным. И во всем правым.
А новые порции фото в инстаграмме (который, между прочим, давно бы пора закрыть) присыпают прахом и пеплом остатки здравого смысла.
Того самого, который еще какое-то время пытается докричаться до разума, напомнить - вообще-то они просто братья, и все это где-то за гранью добра и зла.
- Вот сучка, - бормочет пьяный амбал, с которым Арей подрался, а потом скорешился, - знакомы?
- Угу, - поддакивает Арес. - Можно и так сказать. Сегодня должны были отлично повеселиться. Но меня променяли на это. Меня! На это. Как можно было?
- Дрыщ! Дура!
- И сисек нет! - подключается пьяная группа поддержки.
- Давай ей напишем!
- Не, писать бабе бред, - сопит полупьяное тело слева, - надо звонить!
И Арес думает - а звонить - отличная тема.

Он отлипает от барной стойки, идет туда, где потише, усаживается на бильярдный стол, показывает фак возмущенному таким поведением бармену и набирает знакомый номер. Он, как тот танк на поле боя, видит цель и не видит преград. А еще - не имеет представление о том, на хера. Но это как раз для него почти нормально.
- Братиш! - не здороваясь тянет Арес и ловит себя на том, что от голоса брата на душе как-то теплеет.
А собственные интонации больше подходят для общения с Дитой. Он что, пытается склеить брата? Заебись.
И от этого только ревнивей. Нет, конечно же он не влюбился. Просто проникся теплой братской симпатией, попранной братом. И... зачем он звонит-то?
- А я это!  Нам тут с пацанами охуенно! Серьезно, зашибись. И бабы тут не плоские. И отбой, - заявляет Арес и вешает трубку.
И чувствует, что отлично придумал - позвонить. Только не понимает - почему.
Ну и по фиг. Это уже не важно. К барной стойке он возвращается крайне довольный собой. И первое, что делает - постит под очередной фотографией пошлую шутку про преимущества равнин над холмистой местностью.

Отредактировано Аres (2018-02-05 14:28:24)

+2

3

- Дорогая, этим бриллианты так тебе идут, - нежно воркует Гермий, целуя ручку эффектной божественной красотки с весомыми аргументами, а так же целым состоянием, на этих аргументах возлежащим. На этом свидании он блистает, как и положено, они долго гуляют, благо погода прелестная, они целуются у фонтанов, потом делают селфи на фоне заката, потом направляются в ресторан, где сейчас и восседают. Вестник не скупится на угощения, все равно платить не ему. Богиня вряд ли понимает до конца, насколько ценные цацки у нее на шее, а Гермию уже голову кружит близость сказочных богатств. Крупный розовый бриллиант – это вам не шутки, так что нездоровый румянец и учащенное дыхание богу воров обеспечено.
Еще одно фото – так чтобы в кадре Гермий и декольте, декольте и Гермий! Ну, и конечно же, бриллианты!..
Ах, это так волнующе!
Кстати, ради этого дельца пришлось даже продинамить вылазку с братцем в индийский храм, где тоже наверняка припрятано много вкусного!.. Но храм никуда не денется, а вот ветреную северную богиню он может больше и не поймать, и не выгулять ее, и не полюбоваться на ее прекрасные… эээ… бриллианты.
И вот уже скоро подадут десерт, и можно захватить винцо и подняться в нумера, как телефон Гермия тихо вибрирует в кармане. Ах, негоже отвлекаться от спутницы, но это кто-то из божеств, так что хорошо бы ответить.
- Прости, дорогая, это по работе, - с придыханием выдает Гермий, с трудом отрывая взор от выразительных глаз спутницы. Он выходит на балкон, отсюда видно весь город, все в огнях, очень красиво, мартовский свежий воздух треплет кудри Вестника, и настроение у бога крайне благостное.
Тем неожиданней становится посыл из трубки. То, что звонит Арес, Гермий уже рассмотрел, потому и поспешил уединиться, голос у братца громкий, да и обсуждать они могут всякое противозаконное. К чему леди раньше времени напрягаться?
- Да-да, привет Арий, чо-как?.. – но его перебивают, а дальше следует очень пространная тирада, на которую даже болтливый Гермий не успевает ответить, потому что брат самым гнусным образом вешает трубку.
Ну вот! Гермий недоуменно поджимает губы, рассматривая мобильный.
ЕМУ ЖЕ ТЕПЕРЬ ИНТЕРЕСНО!
Не успевает Вестник вернуться за столик, как ему в ответ на фото в инстаграме сыплются язвительные комментарии от Эниалия. Гермий смотрит на текст, потом на весомые аргументы своей спутницы, ухмыляется – у кого-то вечер не задался, кто-то явно завидует.
Ах, братиша-братиша! Ну, ничего, может быть, даже стоит поощрить чужое внимание?
С одной стороны, подтрунивать над Аресом крайне весело, с другой стороны и про девицу не стоит забывать, ему еще нужно отжать ее прекрасное ожерелье!..
И тут Вестнику в голову приходит гениальнейшая идея!
МОЖНО ЖЕ СОВМЕСТИТЬ!
Путем нехитрых манипуляций он ловит координаты, с которых отправлял ему комментарии Арес, изучает местность, заведение, контингент и широко улыбается.
- Ну, милый, ты так и будешь залипать в телефоне? – в нежном голосе красотки появляются нотки обиды, так что Гермий улыбается еще шире, жизнерадостно вскидывая на нее влюбленный взор.
- Дорогая! Я просто подумал, что весь этот пафос тебе, пожалуй, надоел! Может быть, нам провести время в более интересном месте? Я же знаю, ты у меня та еще озорница, – он обнимает ее ладони, сжимает в своих руках и, не прекращая заговорщически улыбаться, утягивает ее на безлюдный балкон.
Оттуда он красивым жестом открывает богине дромос, провожая ее в шумный техасский бар. Ну, разве он не отлично придумал?..
- Два виски! И с зонтиками! – вскидывает он руку, вваливаясь в душное помещение с низкими потолками. Сразу привлекая внимание бармена, чтобы тот налил им со спутницей чего покрепче. Гермий в стильном дорогущем костюме с иголочки и богиня в откровенном вечернем платье выглядят в этом баре настолько неуместно, насколько вообще можно. Даже балерины в розовых пачках скорее сойдут тут за своих, чем эти столичные щеголи.
Пока богиня с любопытством и долей наглости в жестах усаживается за стойкой, шокируя местных байкеров размерами своего декольте и роковой улыбкой, Гермий берет свой вискарь, чокается с подружкой и идет к брату, который легко различим среди кучи пьяных мужиков. Ясно сразу, кто заводила всех местных драк и дебошей!
- Привет, привет! Как твои дела? Я слышал, ты тут тоскуешь-скучаешь, вот и решил заскочить, да и подруженцию привел. Ей тут, похоже, нравится, - Гермий забирается на стойку, усаживается на нее удобно, качает длинными ногами, шлет воздушные поцелуи официантке. – И мне тоже! Прекрасное место, я принял твой звонок за предложение покутить тут всем вместе! Надеюсь, я не ошибся? – улыбается весело Вестник, хлопая по плечу приятеля Ареса. – Привет-привет, я Герман! Рад знакомству! Тебя зовут Джоуи?.. ВЫПИВКИ ДЖОУИ ЗА МОЙ СЧЕТ! И вообще!.. ВСЕМ ВЫПИВКИ ЗА МОЙ СЧЕТ! – Гермий вскидывает свой стопарик повыше, в некоем тосте, потом легко проглатывает жгучий напиток.

+2

4

Покоя хватает на пару заходов с опрокидыванием в себя спиртного и болтовней о коварных бабах.
— Все они!.. — многозначительно заявляет щербатый сосед слева.
— Все! — поддакивают не менее пьяные байкеры, как-то незаметно перебравшиеся из другого конца бара сюда, поближе к главной веселухе.
Видимо, предчувствуя, что скоро тут снова начнут кормить тумаками и хуком слева. А ведь и будут. Но не сразу. Пока Аресу лень. Нет, конечно, он совсем не ревнует и не расстроен — он ведь каждый день проводит в сети, мониторя инсту брата.
Вместе с покоем заканчивается и период молчания. Больше звонить Гермесу не тянет — пока. О, это томное с придыханием «пока». В ход идут многочисленные смс, оборванные, как пьяные мысли Ареса — полушутки, подхваченные из псевдофилософских мужских пабликов, и комментарии про то, что в таких сиськах можно и задохнуться, осторожнее, братец.
А потом про то, что уж брат-то мог бы найти себе кого покрасиве, и вообще...
О, это самое «вообще», которое тем масштабнее, чем сильнее Арес напивается. Оно уже не вмещает факты, которых, к слову, и нет. Слово, как ширма, прикрывающая, что Арес злится и бесится на пустом месте и абсолютно не прав в своем поведении. У него за сегодня уже образовалось столько удобных ширм.
Эй, мироздание, ты же видишь, он пьян! Пьяному можно все, он в домике. Гермес вообще, так что точно заслужил, и...
Больше спама богу спама! А нечего было поощрять развитие технологий, честное слово. Арес так увлечен придумыванием очередного едкого сообщения брату, что почти упускает момент, когда на порогах бара появляются главные спонсоры его сегодняшней ревности.
Вскинуть голову от экрана его заставляет не интуиция даже, он слишком яростен и зол для нее: тишина.
Всего пара мгновений тишины, но настолько идеальной, что слышно каждый предсмертный стон допотопного вентилятора, что гоняет по бару пыль и хмельной дух. А еще — безмерно горячий воздух, который сейчас сравним с градусом напряжения Ареса.
Вот же батю их так и растак!
Гермес со своей телкой в этом баре смотрится, как чирей на заднице мироздания. Арес даже думает в первый момент — ну все, допился. Закрывает глаза, открывает. Реальность почти не меняется — все так же таращатся на явление богов народу остолбеневшие мужики, все так же здесь двое, которым тут делать нечего.
Вот же Геру им всем во враги!
Только место дислокации Гермеса и его пассии меняется. Девица чувствует себя в баре, как рыба в воде. Ее даже не смущает замызганная мебель и то, что бармен торопится полой рубашки до блеска начистить бокал, в который нальет в подарок вина (если это пойло вообще можно так назвать). В общем, сразу видно — богиня.
И это бесит. Ареса вообще несложно выбесить — с момента звонка брата он сам — как перетянутая струна, вот-вот порвется.
Мужики постепенно отвисают, чтобы залипнуть на спутницу Гермеса. Нормальное явление, что нужно простым работягам? Покажи сиськи и лощеную бабу, и больше ничего не надо.
Кочующие байкеры быстро перебираются поближе к красотке. Кто-то уже свистит самым пошлым образом. Кто-то цокает языком одобрительно. Кто-то гонит девице спиртное с намеками «эй, Бобби, нам с крошкой между простыней». Дураки, что с них взять! И Гермий туда же!
Вот как можно было так низко пасть! Они же наученные Афродитой, и вообще...
Трезвая и здравая мысль, что все это слишком откровенная ревность, заставляет Ареса захлопнуть рот прежде, чем встретить бога воров претензией. Он еще недостаточно пьян. Или, пожалуй, как раз пока недостаточно трезв для таких разговоров.
- Заебись, - натягивая голливудскую улыбку, как очередную ширму, за которой так уютно и безопасно, заявляет Арес и салютует своим коктейлем.
Виски и дионисово пойло в равных пропорциях — это почти шампанское с пивом: гадость редкая, но по шарам бьет отлично. То есть, даже под действием этого молота бесит все, особенно то, что брат с половины слова прочел за словами неприглядную истину. Но зато с кулаками лезть сразу же неповадно — ноги-то не слишком верные, можно и огрести. В таком состоянии не на войну, на оргии надо.
- Не знаю уж, от кого услыхал, да тебе соврали! - огрызается Арес и широко разводит руками, - мы с братанами отлично проводим время. Разве есть что-то лучше, чем бухло и мордобой в жопе мира? Ни-че-го! - тянет Арес.
Удобно устраивается на барной стойке, подпирая щеку кулаком, и таращится снизу вверх на Гермеса. Отсюда, к слову, отличный вид. Куда ни кинь взгляд — сплошное почесывание кинков. Так что Арес даже почти не против того, что сюда притащили чертову бабу, из-за которой у него сорвались отличные планы.
И все бы ничего, но мысль о том, с каких это пор он чешет кинки о Гермеса, портит удовольствие. Ну, такое себе, сомнительное.
- А, нет, вспомнил! Бытует мнение, что семейный досуг. Ну, там, например, прогулка в гористую местность с братом! Но это же дело такое! Какие братья, когда на горизонте очередные сиськи?! Их же так мало осталось на земле, нельзя упустить шанс. Так что у меня все зашибись! Не опасаешься, что пока ты протираешь брюки на том, что было моим плевком, твою бабу упрут? Мне кажется, эти стены не видели никого красивее майора Айсберг уже лет... с открытия, пожалуй! То есть очень много! — вроде как добро интересуется Арес.
И нет, кстати, его бы такой вариант вполне устроил. Сейчас, лицом к лицу с Гермесом и его пассией, Арес очевидно осознает — ему неприятна мысль, что через часик-другой эти двое будут кувыркаться в мягкой постельке. И не факт, что связан этот негатив исключительно с тем, что это его время. Его, Ареса, законное время, которое он выбил себе неделю назад! Нет, скорее всего, будем честны, вопрос в другом.
В том, что пора напиться. Серьезно, Гермес?
Надо уж было сразу возжаждать Геру! Или Зевса — для всей полноты страданий.
- Бутылку виски, можно не открывать, - мрачно просит Арес. - В общий счет, что уж!

Отредактировано Аres (2018-02-10 11:28:16)

+2

5

Еее! Толпа вопит! Кружки к небу! Пьем-гуляем! Байкеры жутко впечатлены богиней, ее аура и ее весомые аргументы никого не оставляют равнодушными. А пока толпы голодных до зрелищ сползаются ближе к его спутнице, тем меньше остается около Гермеса и Ареса. Впрочем, бухлишко халявное забрать завсегдатаи тоже не забывают, так что Вестник наблюдает за всем этим и посмеивается.
- О, ты мне так рад, братиша? Я тронут, право слово! – глядя на натянутую улыбку Ареса, Гермес чокается с ним вискарем. – Я смотрю, ты уже хорошо уговорился. Дионисовка? Воу! Одобряю, только местным ее не давай, а то откинутся, неловко будет!
Конечно, братец делает вид, что отрываться в этой дыре – это то, чего он ищет в своей длинной жизни, но Гермия то не проведешь, все слова пропитаны ядом, то ли завистью, то ли ревностью. Не удается Арею держать хорошую мину при плохой игре, впрочем, это и не его профиль.
- Да ладно тебе! Тут у тебя так круто, ну не могу же я остаться в стороне от такой гулянки! Сам знаешь, эти дорогие понтовые рестораны – никакого веселья, - вздыхает лирично Вестник, наблюдая весело за братцем сверху вниз – тот уже почти возлежит на стойке и таращится в ответ.
Взгляд – не трезвый.
- Ой, ну что вот ты начинаешь, - весело морщит нос и поднимает очи горе Гермес. – Какие мы обидчивые, подумаешь, немного продинамили. В первый раз, что ли? И вовсе не сиськи! – Вестник наклоняется к брату поближе. – Ты видал, какие у нее алмазы, тот, что розовый – точно зачарован! Я его та-а-а-ак хочу! Такая крутая цацка! Когда еще подвернется шанс ее стащить, ну? Что ты прям как непонятливый-то? – нет, Гермий не переживает, что красотку у него отобьют, богиня тоже не лыком шита, умеет держать смертных на нужной дистанции, впитывать их силы, желание. Даже отсюда видно, как пульсирует ее энергия, как жадно внимает она рокоту толпы!..
Кому ж из богов не нравится людское обожание?
- Никуда не денутся наши сокровища, подождут недельку, не скандаль, - примирительно поднимает ладони Гермий, улыбаясь Эниалию. Отбирает бутылку виски у подошедшего бармена, наливает в опустевший бокал Ареса крепкого пойла. Хорошо хоть дионисовку тот всю уже допил. А то опять бы бегал по залу, кричал что-то про вечную славу Рима, а потом бы они ОПЯТЬ кого-то похитили из Аида…
Вспоминая недавнее приключение с дядюшкой, Гермий посмеивается и добавляет себе тоже виски в стакан. Прям бог барменов!.. Хотя нет, эта должность навсегда за Бахусом.
- Будет тебе и семейный поход в горы, и бурдюки с винцом, и все как надо! Возьмем компас и плащ-палатку, твои любимые ролевые игры в заплутавших путников, - нежно шепчет Вестник, склонившись ближе к братцу, потом хохочет и снова чокается с ним, не переживая, что под звон бокалов обольет вискарем все вокруг.
- Лучше бы пособил!.. Я бы быстрее справился, раньше бы освободился, - Гермий понижает снова голос и щурится в направлении богини, которая одним своим низким голосом уже чуть ли не доводит свою непритязательную паству до оргазмов. – Ты у нас брутальный альфа-самец, надо как-то ее отвлечь до полного оголения. Просто, сам понимаешь, не хочу, чтобы она на меня подумала, когда я сопру ее брюлики, будет еще мне мелко мстить… А эти северяне – такие злопамятные, слов нет!.. Ммммм, ты же поможешь любимому братцу? – зубоскалит Вестник, негромко балагуря и наблюдая за реакцией Арея.

+1

6

Слова брата, по идее, ничего не меняют. Конечно, ведь Арес вовсе и не ревнует - он всего лишь возмущен, что его продинамили! К слову, и правда же, далеко не в первый раз! Так что от причин, по которым сие произошло, ничего не меняется - кажется. Или кто-то уже путается в показаниях? До какой версии самообмана дошел его затуманенный малой порцией Дионисовки мозг?
Точно до того, что он не ревнует! Ни разу! Ни в коем случае! Ни за что! Ну, правда, не Гермеса же - его давнего соперника в любви и почти официального недруга.
Значит, его по-любому не должно успокаивать, что сиськи тут ни при чем. Но Арес успокаивается: внезапно, пугающе быстро, вполне очевидно даже для проспиртованного мозга. Он смотрит туда, куда указано. Цацка и правда знатная - такая, из категории одной на миллион. Природное чудо. Небось, еще и пропитанная чужой силой, еще и получившая свою долю мистических свойств. Учитывая, что богиня не из темных - полезных свойств, может быть даже очень полезных. Так что речь в данном случае о богатом улове.
Зачем он Гермесу - вопрос второй. Но у парня всегда была слабость к уникальным безделушкам: каждому свое. То же самое ведь можно сказать и о складировании совершенно бесполезного оружия в хламовниках Ареса, разве нет?
И с каких это пор он такой омерзительно понимающий? Старость подкрадывается?
- Хочет он, - бурчит Арес, с завидным упорством пытаясь подбросить дров в угасший костер злости и раздражения.
Потому что тогда будет хоть видимость, что он не ревновал. Но, увы, злость не торопится возвращаться. Напротив, приходит уже знакомый привычный азарт, который совсем не радует Ареса.
Потому что делает очевидным и второй факт: Аресу нравятся совместные авантюры чуть больше, чем он желает признавать. А еще, кажется, слова "я хочу" с некоторых пор стали недурным стимулом для траты энергии.
Факт, который так же требует долгих и тщательных размышлений.
- Блядь, - коротко и уныло, невпопад комментирует откровения Арес и с куда большим вниманием рассматривает богиню и цацку.
Он думает было, что надо как-то продолжить наезды, чтобы Гермес не просек, что это было вообще. Ни за что не догадался, что не пьяное проявление гордыни и ущемленного эго, а паскудная и поганая ревность.
Но ко времени вспоминает: он пьян, мелкий - не в меру проницателен. А отказ помогать могут ведь и принять! И тогда он - весь такой защищенный от чужих прозрений, останется на весь вечер в занюханном пабе с мужиками, которым сиськи и пиво дороже спортивного дерьма на экране телевизора и его, Ареса, компании.
К тому же, Гермес со всей своей непосредственностью усаживается так, что мысли нет-нет, а скатываются к материям слишком далеким от защиты гордыни.
Любите ли вы столы так, как любят их боги войны? Столы - это лучшее, что придумало человечество. А с ними - и барные стойки, и все, что в теории создано для облегчения приема пищи. И для главной функции - ломать их и трахать на них все, что шевелится. Потому что на столе (потолке, стене, подоконниках, скамейках и даже на ветках, блядь, деревьев) куда круче, чем на кроватях. Кому вообще нужны эти проклятые, слишком мягкие и стремные, кровати?
Так что Арес дезориентирован видами снизу, улыбками и взглядами, игривыми жестами и этими интимными наклонами. Конечно, это все интимно лишь в свете Дионисовки.
Ну да и хрен с ней.
- Ну, если действительно хочешь, - вроде как идет навстречу, только сейчас смягчается Арес.
Хорошая (относительно) мина при дурной игре. Ну, серьезно, словно по его лицу еще пару минут назад не было очевидно, что его по-настоящему успокоило. Так что Арес, уже достаточно трезвомыслящий для того, чтобы быть рациональным, перестает вытягивать из себя то, чего уже не чувствует.
- Глупо было бы не помочь. Тем более, разве можно упустить шанс напоминать тебе, что даже в деле соблазнения дам тебе нужна моя братская помощь, - ухмыляется Арес, вытаскивает флягу и кладет на стол, подмигивает, сообщает шепотом, - мне кажется, для такого дела лишней не будет. Ведь твоя дама любит действительно хорошие напитки?
Вообще-то, вера Ареса в способности мелкого завалить любую без регистрации и смс неумолима. Тот, кто на столько лет смог приковать внимание Афродиты - самой ветреной богини на Земле, способен на все. Но воровство - это другое. И для того, чтобы стырить что-то, любые средства хороши.
Уже не скрывая свой искренний интерес, Арес подбирается, устраивается поудобнее, не отказывая себе в удовольствии осмотреть лощеного Гермия с головы до той части ног, что открыта взглядам с его места. Склоняет голову к плечу, как пес, изучающий мир, и предлагает с хитрой усмешкой:
- Ну что, помянем старое? Как думаешь, твоя северная богиня готова к полноценной вакханалии?
Вообще-то, роль его, честно озвученная, прямо скажем - так себе. И любой адекватный божок отказался бы от такой подставы. Но есть что-то чертовски льстящее в том, что Гермес не юлит и говорит прямо - нужен тот, на кого направит свою месть северянка. А еще, в общем и целом, его устраивает принять удар на себя. Арес еще слишком хорошо помнит, как неприятно бояться за жизнь Гермеса.
И плевать в чем по-настоящему причины этих совсем неуместных тревог. Снова испытывать их Аресу не по душе.
- Как в старые времена? Чаши Дионисовки, голые покатушки на расчехленной колеснице и встреча рассвета в хуйзнаетгдемы, под боком у охреневшей твари?

Отредактировано Аres (2018-02-20 12:19:57)

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » нет, блд, я не ревную!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC