chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » партнерство » Virizan: Realm of Legends


Virizan: Realm of Legends

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

V I R I Z A N
R E A L M    O F     L E G E N D S
https://i.imgur.com/Scylr1N.png
• фэнтези • средневековье • приключения • монархия  • магия •
о миреакция #1акция #2хотим видетьгостевая

0

2

V I R I Z A N
R E A L M    O F     L E G E N D S
https://i.imgur.com/TPj0ner.png
стая волков приснилась мне ночью, как я просил совета у них.
они сказали, что не будет проще,

«стой до конца и помни своих»
◈ ◈ ◈
ГЕЙСТ И ВЕСЬ ВИРИЗАН ОЧЕНЬ ЖДУТ ВОЛЧЬЮ СЕМЬЮ

0

3

V I R I Z A N
R E A L M    O F     L E G E N D S
https://i.imgur.com/7ZrHlAD.png
• фэнтези • средневековье • приключения • монархия  • магия •
о миреакция #1акция #2хотим видетьгостевая

0

4

неактуально

Люсиль очень ждет сестру:

POLINE CARNE - ПОЛИН КАРНЕ
В ПОИСКАХ ЛЮБИМОЙ СЕСТРЫ
http://sg.uploads.ru/t/OMJdo.gif http://sg.uploads.ru/t/ZP7I0.gif
fc: Anna Katherine Popplewell

Планируемые отношения:
Мы с тобой, словно две половинки одного целого, однако мы очень разные.
Мы любим друг друга, что бы не происходило между нами.
Мы- все, что у нас есть.
Мы- семья, дорогая моя, Полин.

Возраст, дата рождения:
17 лет, 8 декабря 967 год

Титул, род деятельности:
шира Карне, девица на выданье

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Полин родилась третьей в семье Карне и с детства показывала всем, что тень старших детей на неё совсем не падает. Она всегда хотела выделяться, что и делала весьма успешно. Девушка привлекала к себе внимание учителей, родителей, подружек. Она хотела быть лучшей во всем, чтобы её ставили в пример. Когда родители подруг порицали своих чад, приговаривая, что Полин лучше, та словно на небеса возносилась от счастья. Зависть никогда не присутствовала в шире - Полин старалась делать так, что бы завидовали ей. Она пела, играла, вышивала, ах, какие она вышивала чудесные картины! Матушка не могла нарадоваться такими дочерьми, как старшая Филомена и Полин. А вот последняя дочь характером отличалась от старших сестер и порой их вовсе не понимая.
Когда родилась Люсиль, Полин сделала сестренку своей куколкой и не заметила как полюбила младшую сестру сильнее, чем любого другого человека, которого только можно сыскать в Дальмасе.
Люсиль подрастая продолжала таскаться за сестрой хвостиком, то туда, то сюда. Младшая Карне шла на поводу прихотей Полин, а она, понимая это, порой подводила сестру к тому, чего в одиночку та делать не стала бы. Например, не сильно, но довольно колко подшучивать над теми кто не имел титула, устраивать соревнования по красоте, буквально спрашивая каждого об их мнении на сей счет. В её голове моментально появлялись какие-то идеи, которые они с Люсиль обязательно должны выполнить.
Полин была много властнее, сильнее и напористее, чем любимая сестричка. И в то время как Люсиль отдавалась романтическим, тяжелым думам, которые отражались в ее стихах или занятиях музыкой, Полин делала упор на знание правильного поведения в обществе, много разговаривала с Филоменой, прося у старшей сестры совета. Также Полин часто устраивала пикники и посиделки с подружками, рассказывая о тканях, которые буквально сегодня купили на пошив её очередного нового платья.
Когда Филомена покинула родной дом, выйдя замуж, Полин загорелась тем, что тоже хочет поскорее вступить в брак. Она обращала на себя внимание мужчин, однако никогда не позволяла себе быть вульгарной или показаться навязчивой. Она умела выкручиваться так, словно это не она хотела внимания, а это вы на неё только что посмотрели.
Переезд в родовой замок Лавайе был переломным моментом для Люсиль, а Полин же была этим вдохновлена. Трещала о том, что будучи ближе к Филомене Карне смогут выйти в свет. По приезду в замок, Полин сразу определила отношение к миловидной Ноэль: ей не нравилась эта девочка, отчего она подшучивала, тихонько смеялась над разбитыми коленками и растрепанными волосами. А вот это что? Неужели царапина на носу? Люсиль и здесь пошла на поводу, хотя ей и казалось все это совсем неправильным.
Знакомство с принцем Раулем Мерво, за которого Филомена хотела выдать одну из своих младших сестер, уповая на их красоту и ум, началось на довольно хорошей ноте, однако Полин закопала саму себя своим поведением и желанием выделиться за счет других. Люсиль хоть и находилась подле, не привлекала к себе лишнего внимания, ведь там в тени сестры, ей было хорошо, тепло и уютно. И заметил принц как раз не ее, а невидимку Ноэль из-за очередной шутки Полин, когда та хотела вновь блеснуть своим чувством юмора в её сторону. И в этом была её роковая ошибка.
Рауль уехал, так и не дав точный ответ даже не по поводу женитьбы, а своих точных симпатий. Но вдохновленная неоспоримым успехом Полин,  в скором времени Филомена со своими подопечными отправилась в столицу. Как раз здесь появился надлом в отношениях Полин и Люсиль. Младшая сестра, наконец-то, вышла из тени старшей, и Полин это не понравилось.


Я очень жду свою сестричку, сильную духом, желающую быть взрослее, чем есть. Есть столько разных сюжетов, которые мы могли бы отыграть. Перед вами открыта любая дорога, ведь я не ставлю перед вами каких-то жестких рамок.
Вас так же, ожидает Ноэль Лавайе, думаю, что и у неё есть идеи на сюжеты. Приходите и одна точно не останетесь :3
Внешность мы можем обсудить, главное что бы была схожесть с Каей Скоделарио.

пост

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты...


Люсиль приехала в столицу с сестрами и Ноэль совсем недавно. И признаться честно, такой прекрасной осени,  Люсиль не видела нигде. Она в восхищении хватала воздух ртом, не смея произнести хоть одного слова, в отличие от Полин, которая кричала Филомене:
-О Богиня! Филомена, только взгляни на эти колонны, а эти большие цветные окна, посмотри какие платья у этих дам! Филомена, Филомена!!! Погляди только!!! И почему мы раньше не приезжали сюда? Почему ты раньше не отвезла нас в Туссен?
Полин не унималась, когда Люсиль смотрела на небо и видела в нем нечто, что отличалось от неба в Китери, она смотрела в глаза людям и в них тоже было что-то, что смогло тронуть младшую Карне до дрожи в коленках. Она сжимала в руках свою флейту, все время, пока они гуляли. Ноэль тоже молчала, восхищенно всматриваясь в окружение.
Может тогда Филомена была права? И мы с Ноэль, действительно, имеем нечто общее? Эта девушка не так плоха, по крайней мере она старается не раздражать своим присутствием. - Люсиль задумалась, не обратив внимание, что залюбовалась простотой и легкостью ширы Лавайе. Одернув себя, она мягко ей улыбнулась, но после, как ни в чем не бывало отвернулась в другую сторону.
Приезд Графини Лавайе и её подопечных праздновался при дворе. Прием оказался весьма широким и радушным, как показалось младшей Карне. Ноэль куда то пропала с утра, а потом появилась счастливая и сияющая. Никак иначе - виделась с принцем Раулем. И где же сам принц? Вот он. Говорит с Филоменой и Полин, а Люсиль переглянувшись с Ноэль тихонько подошла к ним. То сделала и Ноэль. В разговоры Люсиль вновь предпочитала не встревать, лишь поприветствовав принца, что стал ей хорошим другом. Она просто стояла рядом. То ли по воле случая, то ли велением судьбы, но Люсиль попросили сыграть. Она растерялась, взяла Полин за руку и согласилась. Такой шанс! Показать себя перед столькими людьми.
-Но у меня будет просьба. Пусть принесут мою виолончель. Я привыкла к своим инструментам и точно не ударю в грязь лицом.
-Люсиль, никто не будет ждать и бежать только по твоей прихоти. [float=right]http://s3.uploads.ru/t/Ff56v.gif
[/float]Это столица! Эти инструменты будут ничуть не хуже твоей старенькой виолы,
-проговорила Графиня Лавайе и не осталось ничего, кроме того, что Карне все же вышла перед народом, села на пуф, взяла смычок и заиграла.  Музыка, что рождалась под пальцами девушки, проникала глубоко в душу, запоминалась, а голос её трогала те самые струны души, до которых человек не дотянется своим трудом, однако искусству, то было по плечу.
После того, как Люсиль продемонстрировала свои таланты, на неё обратили внимание. Мимолетное знакомство с братом-близнецом Рауля, общение с графом Ромпье, столько внимания к своей персоне Люсиль не получала до сегодняшнего дня. Полин очень задело то, что сестра, которая предпочитала оставаться в тени, вышла на свет и в этот миг затмила её существо.

* * *

Сегодня Карне совсем не хотела сидеть, пусть и не в четырех стенах, но в помещении. Она будучи охваченной романтичным настроением, проследовала в сад, взяв с собой виолончель, и как она могла пойти одна? Потому первой мыслью стало, предложить прогулку сестре. 
-Полин, ты не хочешь погулять со мной? - но та отнекивалась, как только приходилось. -В последнее время у тебя находится очень много дел, но не прогулка со мной. Очень жаль...
Люсиль была расстроена такой холодностью со стороны горячо любимой сестры. По приезду в столицу, Полин все чаще держалась от Люсиль в стороне. Причину в самом деле, младшая Карне понимала, но то все еще продолжало её обижать.
Смирившись с тем, Люсиль надела теплую накидку, ведь на улице уже была поздняя осень, о чем говорил прохладный ветерок и буйство красок в саду. Клены стали пестрить оранжевым и красноватыми цветами, трава желтела, местами все еще оставаясь зеленой.
Люсиль была восхищена, она с замиранием сердца рассматривала все вокруг, медленно шагая по тропинкам в саду. Найдя, казалось бы, укромное местечко, Люсиль присела на лавочку, поставила виолу у своих ног, из складок платья она вынула смычок. Еще пару минут Карне наслаждалась одиночеством, свежим воздухом и прекрасной осенней порой.
Смычок так легко коснулся виолы и нежно дрожа струнами, инструмент запел. Люсиль прикрыла глаза и стала играть ту мелодию, что произвела фурор на приеме, в честь приезда Графини Лавайе и её подопечных. Играя эту мелодию, Карне воспроизводила мгновения, которые засели в её голове. Восхищение графа Ромпье, который не постеснявшись, выказал их самой Люсиль, вгоняя в смущение. Вот и принц Рауль, поздравляет подругу с первым выступлением при дворе, вот теплый и приветливый взгляд его брата- принца Дамьена, а вот Полин, которой очень не нравиться такая популярность сестры.
Люсиль понимала какая кошка пробежала между ней и сестрой. Они выросли. Полин много раньше, чем Люсиль, но когда-то это все равно случилось бы.

Отредактировано tornado (2018-04-06 18:10:44)

0

5

Вигго в поиске цветка ненастья

GERTRAUDE WIEDERHOLD - ГЕРТРУДА ВИДЕРХОЛЬД
В ПОИСКАХ ЦВЕТКА НЕНАСТЬЯ
http://sg.uploads.ru/t/N7DGk.gif http://sd.uploads.ru/t/Y81Fa.png http://sd.uploads.ru/t/BortK.gif
fc: yuliya snigir

Планируемые отношения:
взаимное притяжение

Возраст, дата рождения:
26 лет [08.11.959]

Титул, род деятельности:
старшая дочь танна

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

http://sd.uploads.ru/t/eDX8H.gif
лютая зима холод в сердце поселила.
хладная пришла, ой, пришла да не спросила.
принесла печаль забрала все мои силы
белая зима.

Схоронив мужа и детей Герта возвратилась в почти опустевший родительский дом. Её сестры разлетелись кто куда, свили свои гнезда и счастливо живут в браке, баюкая румяных детей и милуясь с возлюбленными супругами. Принесли ли тебе покой родные земли, милая? Примирилось ли твое сердце с утратами в родных лесах Кроушора? Забрало ли море твои печали или лишь заглушило, но не уняло до конца боль? С каждым годом отца Герты все больше подводит здоровье, в непогоду и с наступлением холодов он почти не покидает усадьбы. Молодая женщина берет на себя все дела, просит матушку не беспокоиться о ней — ей не хочется быть приживалкой, она хочет помочь, она полна сил и к тому же у неё все равно столько времени, что его просто некуда девать. Пожилая дама провожает долгим взглядом самую старшую и самую печальную из своих дочерей.

Горе поросло в Герте ядовитыми побегами. Магия плескалась и пела в ней погребальным напевом. Магия шептала ей о смерти первого мужа, о мертворожденных сыновьях и детях, которых она положила в мерзлую землю рядом с их отцом. Магия ведала о том, что было и будет, но Герта загоняла все в глубь себя и не желала верить, что короткий век отведен её семейному счастью.

Второй муж придет к ней морем. Море его и заберет.

Все, кто знал о случившемся — жалели её, как принято жалеть юродивых и калек.

В её браке не было страстной любви, о которой воспевают песни, но было доверие и поддержка. Благодаря своему покойному супругу Герта смогла вырасти в хорошую хозяйку, внимательную и бережливую, разбирающейся в делах и не брезгующей заниматься тем, что не пристало высокородной даме. Благодаря своему покойному супругу Герта смогла привести в порядок свои родные земли, которые начали медленно запустевать и приходить в упадок с момента как погиб брат и единственный наследник, а отца начал одолевать недуг. Её все ещё жалели, но теперь с восхищением смотрели на плоды трудов. Процветание Кроушора поддерживало теплящуюся в Герте жизнь, не давая ей рухнуть в чернильный омут горя и магии.


Нам с сестрой хочется видеть Юлию именно в Скайхайе [внешность смене не подлежит, по сути из-за неё начал создаваться образ и вокруг неё строиться заявка; я готов вам помогать с графикой, после выхода Кровавой Барыни у меня в закромах скопилось изрядное количество гифов]. Я очень неторопливый игрок, не привык гнаться за скоростью и пинать своих соигроков. Прошу это учитывать, дабы избежать возможного недопонимания. Неспешность в игре стараюсь искупать поддерживая постоянный-живый диалог с соигроком, делясь с ним идеями и мыслями для дальнейшей совместной игры, вдохновением (музыкой, разными картинками-гифками, зарисовками, стихами). Посты в 4-7к считаю самыми оптимальными и комфортными для игры.
По прописанному сюжету Вигго с Гертой виделись уже как минимум дважды. Несколько лет тому назад (сцена мелькает в представленном ниже посте) и вот буквально в конце прошедшей зимы. Они оба с израненными сердцами. Оба опаленные и вряд ли смогут полюбить кого-то вновь очень быстро. Герта вызывает у Вигго восхищение, ведь она такая невероятно сильная. Всевыносящая. На первых порах они сойдутся скорее из-за общих тем в разговорах. Мне очень легко представить их беседующих о том, как идет строительство кораблей и продвигается торговля в Кроушоре, о том, какие решения принимает новый кинн. Эта чудесная атмосфера простого северного быта чтоб не киннский двор, не пышный шумный Дальмас, а знакомые хлопоты, древесина и вереск [q] Вилла

я тебя отвоюю у всех времен, у всех ночей,
у всех золотых знамен, у всех мечей

<...>
я тебя отвоюю у всех других — у той, одной,
ты не будешь
ничей жених, я — ничьей женой

пост

|Life is either a daring adventure or nothing at all.

Впервые, аж с осени ушедшего и развеяного по ветру года, Вигго смог выйти под парусом в море. Практически всю весну и лето он пробыл дома, зализывая раны, нанесенные танновским сыном. Внуку корабельщика потребовалось время дабы окрепнуть, последствия же полуголодной зимы поспособствовали тому, что исцеление затянулось на долгие недели, выжимая из тела все соки. Два сезона уже не мальчик, но еще не мужчина безвылазно провел на суше и ходил как в воду опущенный, тихий-поникший, непривычно отчужденный и молчаливый. Но он не роптал, не выплескивал точно грязную воду всю застоялую силу и накопившиеся эмоции, делал что было по силам в доме, помогал Эйрику и провожал сестру в плаванье. Он со смиренностью узника, отбывающего наказание, занимался домашним трудом, ездил на чахлой кобыле в город и там брался за разные поручения. Он достаточно провалялся в постели с рассеченной спиной и теперь хотел все нагнать, отработать. За проведенные на берегу луны Вигго оброс знакомыми и связями, которым раньше не придал бы даже значения, да и своего внимания. Его мир постепенно расширялся и приобретал все новые краски. Он теперь хорошо знал булочника и его семью, многих торговцев, самого умелого сапожника в Рейвенвуде, а еще довольно часто стал выполнять поручения одного купца и даже сдружился с его младшей дочерью, носящей нежное цветочное имя Примроуз.

Всю свою жизнь Вигго ощущал себя частью толпы, но после того как оказался прикован к суше, без возможности еще какое-то время выйти в море, он осознал до чего мало было людей, которых он в силах окликнуть по имени и назвать своими. Хватило бы пальцев чтобы их перечислить. Возможно даже пальцев одной руки. Случившееся несчастье в какой-то мере преподнесло ему дар, сняло шоры и дало взглянуть на мир, охватить его взглядом, а не один лишь полюбившийся кусочек связанный с морем и работой на кораблях. Теперь Вигго ходил по Рейвенвуду, здоровался с людьми и узнавал их. Толпа перестала быть безликой и серой. Она приобрела, как и весь мир, цвета, обзавелась именами, человеческими жизнями. Но наконец-то возвратиться в море было хорошо и верно. Это точно поставить на место недостающую деталь в картине и получить самый желанный подарок.

Вновь оказавшись на палубе Вигго было все равно какую работу ему поручат — главное двигаться вперед и жадно глотать соленый воздух, остальное не столь существенно. Плавания позволяли ему открывать все новые и новые чудеса мира, не останавливаться на полученном. Узнавать то, что для простого мальчишки из небольшой деревни оставалось бы недостижимым. За осень и лето ему перестало хватать доступных источников новых знаний и историй, ими для Вигго были моряки да сестра, иногда приезжие купцы. Вырваться в Кроушор вместе с Виллой было счастьем. Дороги еще не заносили его в этот эрлинг, но зато он очень хорошо знал главную легенду здешних мест и о ней прожужжал все уши сестре.

«Звездный лес! Ты только вообрази себе, Вилла! Звездный лес!»

Люди верили, что именно здесь когда-то давно упал осколок неба. Звездный камень, который отныне лежит где-то на дне полноводного ручья в сердце густого леса, населенного дивными единорогами. Говорят, выпьешь воды — исцелишься от любого недуга. Говорят, отыщешь целебные травы — они будут сильнее всех, что можно добыть в рощах да на лугах, вырастить в своих садах. Говорят, маги приходят сюда набраться сил, а просто люд — тишины и умиротворения. Вигго уже пятнадцать, — в его возрасте многие обзаводятся сердечными подругами, а иногда и семьями, — но в нем еще чувствуются отголоски восторженного ребенка, который тянется к чуду. Он сбегает на причал быстрее сестры, поторапливает её и едва ли не приплясывает от предвкушения. Столько всего нужно успеть.

Они пользуются предоставленной капитаном возможностью и уходят исследовать рынок, пока добрая часть команды веселится в таверне. Брат с сестрой снуют между торговыми лавками, заглядывают в закутки разными диковинными вещицами. Вигго на несколько мгновений теряет Виллу из виду, отвлекается на какую-то возню в закоулке и не глядя с размаху налетает на кого-то.

[float=left]http://sg.uploads.ru/t/bDLXP.gif http://s9.uploads.ru/t/lwMae.gif[/float] Мужчина и женщина. По ним сразу видно, что они из благородных. Голубых кровей. Они оба молоды и необычайно красивы. Только мужчина отчего-то очень бледен, прозрачен как осенний лист на свету. Вигго при взгляде на него вспоминает балладу о человеческом лорде, которого полюбила королева фэйри и увела в свой мир. Незнакомец был таким же — нездешним, белокурым, изящным, хрупким как весенний наст и сын Мерры в тот миг почему-то как никогда остро осознает, что ему не стать столь же красивым даже окончательно повзрослев и возмужав. Он останется простым трудягой из рыбацкой деревни, моряком с обветренным лицом и огрубевшими от тяжелой работы руками. Его молодость угаснет, не успев толком вспыхнуть, а вместе с ней и крохи приятности, которые достались от по-северному красивой матери. Вигго отводит взгляд и неожиданно ловит ободряющую улыбку молодой женщины. Спутница светловолосого лорда на целую голову ниже него — кровь с молоком, крепкая, цветущая, со светлыми глазами чей оттенок умело подчеркивают синие бусы и лазурные ленты в густых косах. Юноша вздрагивает, прогоняет окутавшее его наваждение, неуклюже кланяется и пробурчав извинения, спешно уходит с дороги прекрасной пары, широким шагом направляясь за сестрой, которая все это время была неподалеку и говорила о чем-то с птичницей. Вигго на ходу оборачивается, чтобы посмотреть вслед мужчине и женщине. Они рука об руку неспешно идут вдоль торговой улицы и вероятно уже позабыли о досадном происшествии.

Вилла! Ну пошли уже!..

Ему хочется поскорее двинуться вперед. Поглядеть, что ещё вобрал в себя Трамур и позабыть о красивой паре, чей образ почему-то царапнул его терновыми шипами незнакомого чувства и засел где-то в темном углу его души. Досадливый голос Виллы заставляет Вигго фыркнуть и проказливо сверкнуть темными глазами. Ему не хватало прогулок вместе с ней, разговоров обо всем и ни о чем, ощущению покоя и счастья. Ему просто по-человечески  х о р о ш о  рядом с сестрой. Она может сколько угодно ворчать на него, даже сердиться, ругаться, ударять вполсилы кулаком в грудь — он будет лишь смеяться, шутить и тянуться обнять её, сомкнуть руки за её спиной в замок.

Она бросается на его защиту, когда какой-то дворянин решает, что они преграждают ему путь. При виде кнута у Вигго начинает нестерпимо жечь отметины на спине. Хотя, казалось бы, они зажили, превратились в белесую вязь шрамом. Юноша ругается, недобро провожает взглядом всадника и помогает сестре стряхнуть грязь. Но даже подобное столкновение не омрачает настроения темноволосых отпрысков Мерры и Алдис. В юности очень легко все пережить и преодолеть, сбросить с себя старую шкуру и пойти дальше, не оглядываясь на постигшие беды.

Они торопливо идут на площадь и понимают, что все уже расходятся. Чувство огорчения вяжет Вигго рот точно яблочко-дичка. Он насуплено вздыхает, со стороны выглядит нахохлившимся на морозе воробьем, выдыхает и оборачивается к сестре. Пойдем тогда что ли? Сын моря не успевает озвучить мысль, ибо перед ними будто из ниоткуда возникает молодая женщина. Даже в лучах холодного северного солнца волосы незнакомки отливают осенней позолотой. Вигго почему-то всегда проникался подсознательной симпатией к тем, кого поцеловало пламя. Даже если такие люди оказывались сущими проходимцами.

Мы хотели послушать Сказочницу, госпожа, но видимо опоздали.

0

6

Прекрасная королева-мать очень ждет воспоминание:

DAEGHELM - ДЕГХЕЛЬМ
В ПОИСКАХ ВОСПОМИНАНИЯ
https://i.imgur.com/pcRunoG.gif
fc: aidan turner

Планируемые отношения:
знакомство, которое не отпускает уже много лет

Возраст, дата рождения:
около 35 — 36 лет,
~ 950 — 949 год

Титул, род деятельности:
моряк/капитан скайхайского
торгового судна (?)

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."


Родилось рано наше поколение, чужда чужбина нам и скучен дом,
Расформированное поколение,
мы в одиночку к истине бредем.

  Он вырос на берегу моря в вечном ожидании корабля, на котором вернется его отец-скайхаец из дальних земель. Его мать-дальмаска по вечерам любила рассказывать невероятные истории, зарываясь пальцами в черные кудри своего сына, положившего голову к ней на колени. Ее слова зародили в сердце мальчика жажду приключений и стремление увидеть свет за пределами Донерина, которые не пройдут еще долгие-долгие годы. Каждый раз по возвращении главы дома жизнь Дегхельма приобретала яркие краски, становилась суматошней и волнительней. Когда же приходило время провожать его в очередное плаванье, отец обещал взять сына с собой как только он чуть-чуть подрастет, но мальчишка рос быстрей, чем моряк выполнял свои обещания.

Я путь ищу, как воин и мужчина, но буду честен, есть еще причина...
Меня по свету гонит страшный бред, душой я болен с отроческих лет,
Когда на мне остановился взгляд Казанской Божьей Матери!

Увидел в Ней не Вседержительницу Деву, а женщину с вишневыми глазами.
Хотелось защитить ее, спасти. Мне не помог ни врач, ни богослов,
Я посягнул на Божию любовь.

  Впервые он увидел ее в храме Богини-Дарительницы, куда сопровождал мать. Глаза ее были серыми, как море в шторм. Светловолосая девчонка забыла о своей молитве, уставившись в его лицо в упор, словно впервые в жизни видела сына моряка. Через пару мгновений ее увели, и забылась бы эта история, если бы не новая встреча в скором времени. Она появилась на берегу из ниоткуда. Просто ветер раздул парусом подол светлого платья, а звонкий девичий голос попросил показать ей свой улов. Дегхельм с воодушевлением пересказывал ей истории своего отца, поощряемый искренним восторгом слушательницы. Перед уходом она попросила взять ее с собой в море, когда мальчик отправится в очередной раз рыбачить. И он легко дал это простое обещание. Когда же пришло время, сероглазая не появилась.
«Ты обиделся?» - спрашивает светловолосая, спустя несколько недель появляясь на том же месте. Он и правда обиделся, ведь с детства приучен сдерживать обещания, чего нельзя сказать об этой белолицей девчушке. Но на нее нельзя долго сердиться. Она смеется и зовет за собой на ярмарку или исследовать морское побережье в часы отлива.
Впервые отец взял его с собой в четырнадцать лет, наконец-то поддавшись на горячие уговоры. Новая жизнь под порывами ветра и соленными брызгами казалась самым настоящим приключением. И не было больше желания возвращаться к прежней жизни простого рыбака, знакомого лишь с кромкой моря. Впрочем, если судьба нам дает что-то, то и требует что-то взамен. Через год  светловолосое виденье бесследно исчезнет из его жизни. Ее просто нет в условленном месте в условленное время. Ни через день, ни через два она не объявится и не позовет за собой. Обида выдумает предательство, которое на протяжении следующих лет Дегхельм считал оправданием этой пропажи. Родной берег стал не так интересен, как прежде. Все больше времени он стал проводить в море, обучаясь у отца корабельному делу.

Знал многих женщин. Схоронил жену.
Но всюду чуял тайный взгляд вишневый...

(с) мюзикл «юнона и авось» – ария резанова

Он встретил ее снова там же – в храме Богини-Дарительницы. Ее взгляд был все так же притягателен, а сама она стала благочестивой леди в окружении множества служанок, совсем не похожей на ту восторженную девчушку, помогающую распутывать рыболовные сети. Назавтра же она сама объявилась на пороге его дома в светлом пузырящемся от ветра платье, окруженная орелом светлых волос, и кротко спросила «Дегхельм, ты обиделся?» Но на нее нельзя долго сердиться...
https://i.imgur.com/7DXF3WU.gif https://i.imgur.com/GFyEYDx.gif


  В заявке я сделала больший уклон на отношения Дегхельма и Шарлин, а не на его биографию, так как хочу предоставить Вам полет фантазии. Собственно, несколько точных фактов: родился в Донерине в семье скайхайского моряка и его жены, привезенной из Дальмаса; воспитывался матерью, но в отце видел свой идеал; до четырнадцати лет мальчик помогал матери, рыбачил, после - поступил на торговое судно к отцу. Что с родителями на данный момент и есть ли братья/сестры/жена - Вам решать. При встрече с Дегхельмом Шарлин представилась не своим именем, назвав себя дочерью танна (во избежание раболепства),  поэтому о ее статусе он узнал намного позже. Кочевой образ жизни позволит затронуть не только Скайхай, но и Дальмас, и острова, где может произойти много-много всего!
Готова к обсуждениям и помощи с биографией, Вы только забирайте его в свои заботливые руки и приходите :З

пост

  Как часто мы возвращаемся туда, где когда-то были счастливы. Желание заново пережить схожие ощущения заставляет нас посещать эти места снова и снова, чтобы отыскать в мельчайших деталях отзвуки нашего прошлого. Для молодой кинны таковым убежищем является родной Донерин. Этот край, с одной стороны опаленный дыханием Долины жнецов и теснимый своенравным морем с другой, навсегда поселился в сердце Шарлин. Леса и поля, окружающие Перегрин, кажутся ей не такими просторными и бесконечными, как водная гладь, ускользающая из-под неровного скалистого берега и стремящаяся к идеальной линии горизонта. Зима в Фарвайне глуха и однообразна, она не идет ни в какое сравнение с силкхорноской – овеянной сезонными штормами, неспокойной, разъяренной. Белокаменные стены Замка надежны, но слишком толсты, чтобы через них проникали отзвуки внешней жизни; другое дело в Донерине, где воздух наполнен гомоном морских птиц и шумом накатывающих на берег волн. Изголодавшаяся по родным местам, уставшая за год от материнских страхов и волнений, супруга Линда Голдвина выпрашивает для себя эту желанную поездку и получает согласие. Сборы начались в тот же день и проходили спешно – слишком уж ей хотелось вырваться из опостылевших стен и оказаться в объятиях любящих родителей. Помимо годовалого Лисандра (разлука с сыном казалась невыносимой и кощунственной) в путешествие с кинной отправились и дети ее предшественницы, покойной леди Лорейн. Шарлин стремилась показать им настоящий Донерин, не ограничиваясь одними только рассказами. Ей хотелось, чтобы они полюбили его так же, как и она сама. Не имея ничего, кроме этого места, она делилась самым дорогим.

Здесь поет сердце. Оно переполнено восторгом, когда порыв соленного ветра треплет светлые волосы и подол платья. Задыхаясь, хочется смеяться так же громко и искренне, как делает это маленький Лис на руках у своей бабушки, леди Дейдре. Кинна вспоминает свое детство и не может поверить, что когда-то была так безответственна, что сбегала из дома и вместе с сестрой бесстрашно исследовала окрестности. Представив, что через каких-то десять лет ее сын вырастет и так же будет ускальзывать из-под ее надзора, молодая мать ужаснулась и стала еще более ласковой с собственной родительницей. Познав определенный опыт материнства и супружества, две женщины пытались поделиться друг с другом своими мыслями, рассказать о том, что было пропущено, вспомнить минувшее. Пребывание в отчем доме и теплое сентябрьское солнце вернули Шарлин ее улыбку. Она все чаще стала находиться в прекрасном расположении духа и смеяться, пренебрегая положенной ее высокому статусу сдержанностью.

Проснувшись слишком рано, леди Силкхорн не спешила выбираться из теплой постели. Она лишь вспорхнула на мгновенье, чтобы открыть окно и впустить внутрь свежего воздуха, а потом обратно нырнула под одеяло, прикрыв босые ноги. Деловито убрав за ухо прядь распущенных волос, кинна высыпала на постель из небольшой резной шкатулки несколько необычных ракушек, кривую жемчужину, пуговицу и прочие сомнительные предметы, которые вовсе не должны храниться в женских шкатулках. Все это – воспоминания: жемчужину выловила Рагна в тринадцать лет и подарила ее младшей сестре; ракушки были найдены на берегу и казались настолько красивыми, что рука не поднялась выкинуть их обратно в море; пуговицу малышка Шери приметила на новеньком отцовском мундире и захотела себе такую же, позже умудрившись срезать ее в тайне ото всех – это событие казалось маленькой сороке самым настоящим грехом и еще долго терзало ее совесть! Перебирая пальцами предметы перед собой, кинна улыбалась вслед своим мыслям. Так спокойно и мирно на душе не было уже давно. Да и не чувствовала она себя сейчас супругой правителя скайхайских земель, а простой семнадцатилетней растрепанной девчонкой, разрумянившейся со сна и мечтающей о чем-то приятном.
Со стороны открытого окна донеслись обрывки чьих-то голосов – вестник пробуждающегося после ночи Донерина. Откинув край одеяла, Шарлин касается ногами пола и ощущает прохладный поток сквозняка. Оправляя ночную рубаху, молодая женщина подходит к открытому окну, с любопытством рассматривает открывающийся вид. Сердце заходится радостью и девичьим непокорством. Захотелось оказаться там, внизу, где снуют люди-муравьи, голосят торговки, расхваливая свой товар, играют дворовые дети, вышагивают бравые дальмаские моряки с темными глазами. Еще мгновенье и леди Силкхорн бросилась в сторону дверей, звонким голосом зовя прислугу и требуя одеваться. Но не в шелка и бархат, а в простое холщевое платье, которое велела отыскать тотчас.  Спустя полчаса светлейшая кинна в одежде не со своего плеча практически походила на простолюдинку. Выдавали ее только белые руки, не знавшие труда, да точеные черты лица, свойственные благородному сословию. Исполнительная дворня послушно осталась в покоях, когда светловолосая госпожа исчезла из замка. Вот так, пренебрегая своими же собственными обещаниями, Шарлин в очередной раз сбежала ото всех, отправившись на шумные донеринские улицы инкогнито.

Глаза разбегаются от обилия мягчайших дальмаских тканей, которые ласкают нежную кожу, стоит только коснуться их рукой. В окружении таких же падких на красоту женщин Шарлин надолго задержалась у ткацких прилавков, присматривая материал на обновки. Дальше людской поток унес ее в сторону, к небольшой площади, где выступали бродячие артисты. Молодая леди попыталась увидеть представление, привставая на носочки и выглядывая из-за чужих голов. Не добившись успеха, она беспечно отвернулась и отправилась дальше. У лавки с плетенными клетками, в которых беспокойно щебетали маленькие пташки, Шарлин натолкнулась на гадалку. Скользнув беглым взглядом по женщине в ярком тряпье, кинна отвернулась. Та же воспользовалась моментом и крепко вцепилась в белую ручку:
- Все расскажу, красавица! Что было, что будет… - Женщина настойчиво перевернула ладонь и начала всматриваться в переплетение линий. – Первой слывешь среди всех… Вокруг крутятся многие, а в сердце один был и останется. И ты у него, так-то.
Светловолосая леди удивленно поднимает взгляд на вещунью, повинуясь извечной женской падкостью на такого рода предсказания.
- Говори, - вся базарная суета в тот же миг потеряла значимость, остались только черные глаза уроженки южных стран и ее вкрадчивый сладкий голос.

0

7

Арман ждет будущую супругу:

ELOISE IVES - ЭЛОИЗА ИВЕС
В ПОИСКАХ [НЕВЕСТЫ]
http://78.media.tumblr.com/bc4e49b087e41a9358772cec3f417e39/tumblr_p1fnv8Ohwr1rcn1qfo6_400.gif http://78.media.tumblr.com/f6e1c8e7a0d5c0ea824a04729256d037/tumblr_p1fnv8Ohwr1rcn1qfo7_400.gif
fc: Emma Watson

Планируемые отношения:
предложение буду делать брачное
(дальше помолвка, свадьба, дети и так далее)

Возраст, дата рождения:
17 лет, родилась в 968 году, 18 еще не исполнилось

Титул, род деятельности:
шира
воспитанница королевы Анриетты, фрейлина и подруга принцессы Эстель

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Gentle Mother, strength of women,
Help our daughters through this fray.
Soothe the wrath and tame the fury,
Teach us all a kinder way.

Когда стало известно, что у отрекшейся от престола принцессы Розали и ее благородного супруга родилась дочь, Стефан Ромпье потирал руки от счастья: какой выгодный союз можно заключить, породнившись с Ивесами. Да и Бертран, кажется, был не прочь, чтобы их дети сделались друзьями. Вот только единственный сын Стефана, на которого возлагались огромные надежды путал родителю все карты: Арман, которому шел восьмой год, был в ужасе от перспективы искать общий язык с трехлетней девочкой и никак не мог понять, зачем отцу все это нужно. После кораблекрушения, унесшего жизни графа Бертрана и его любимой Розали, советницы короля Бастиана, былые намерения Стефан позабыл и более сына не трогал. Впрочем, со временем, когда Элоиза стала чуть старше, она и сама не рвалась искать дружбы дешира Эрвье. Он считал ее непоседой, она его - зашуганным, и оба были друг от друга не в восторге.

Лишившаяся родителей Элоиза искала всевозможные способы узнать о них больше, жадно собирала чужие воспоминания об отце и матери, точно птица - крохи хлеба, но ей всегда было мало. Она приходила в восторг, слыша о мудрости матери, любимой народом и родными, стремилась посетить все те места, где Розали любила проводить время. Старший брат Ришар, с которым она была особенно близка, несмотря на разницу в возрасте, старался рассказывать сестре как можно больше о родителях, король Бастиан и королева Анриетта были к ней добры, а многочисленные кузены и кузины никогда не давали скучать, так что Элоиза не испытывала недостатка в любви и общении, однако не забывала о своей утрате, втайне завидуя ближайшей подруге - беззаботной Эстель, еще не узнавшей жестокости этого мира.

Шло время, и характер ширы Ивес под влиянием учителей и наставников постепенно менялся. Ныне Элоиза куда тверже стоит на ногах, нежели ее закадычная товарка - принцесса Эстель. Она рассудительна, тактична, сметлива, тщательно взвешивает свои слова. Все это добавляет ей сходства с покойной матерью, и, когда ее сравнивают с принцессой Розали, Элоиза едва может удержаться от довольной улыбки. Перемены в ней не остаются незамеченными, и вот уже, встретив взгляд графа Эрвье, неожиданно пристальный и долгий, она отворачивается, скрывая румянец на щеках. Вынужденная видеться с Арманом достаточно часто, Элоиза сама не замечает, что детская враждебность между ними растворяется предрассветной дымкой. Но если природа этих чувств пока еще неоднозначна, то в отношениях с близкими родственниками все куда проще.

Она питает сильную привязанность к брату и ужасно боится его потерять, так как больше всего на свете не желает Элоиза однажды остаться в пугающем одиночестве. Начитанная, увлекающаяся, рьяно интересующаяся науками, она неизменно сопровождает Эстель, является ее конфиданткой и участницей любых затей юной принцессы. Она не рвется к власти, амбициозность ей не присуща, честолюбие точно так же обходит девушку стороной. К замужеству относится, как к неизбежности, и мечтает скорее не о прекрасном юноше на белоснежном коне, который увезет ее в закат, а о человеке, способном сделать ее счастливой. А уж будет он пригож или нет — не так важно. Брак ее родителей, полный любви и взаимного уважения, в котором муж и жена были двумя половинами единого целого, — пример для нее, и свой она видит таким же.

События в Дальмасе не обходят стороной и размеренную жизнь Элоизы. Когда королева тяжело заболевает, а король удаляется в паломничество, шира Ивес твердо решает во всем поддерживать семью Мерво, переживающую не лучшие времена. Если у нее есть возможность хотя бы как-то помочь людям, вырастившим ее, людям, которые ей дороги, она сделает все для того, чтобы вновь видеть на их лицах улыбки.


Прилагаю дополнительно акцию на королевскую семью Дальмаса, где упоминается Элоиза, и  заявку от принца Рауля Мерво. Элоиза - не последняя персона при дворе, так что с ее историей и характером, полагаю, игру найти труда не составит. Игрок я не самый торопливый, но стараюсь отвечать по мере возможности. С удовольствием сыграю как эпизоды из детства, когда Арман и Элоиза взаимно друг друга не переваривали, так и истории из настоящего, чтобы плавно подвести к тому, что наши герои в конечном итоге посмотрят друг на друга иначе и сойдутся. Как мне кажется, оба они хотят одного и того же — семьи. Элоиза тоскует по погибшим родителям, а Арман - по расставшейся с жизнью невесте. Им не возвратиться в безмятежное прошлое, оно навсегда осталось позади, но у них есть возможность сделать счастливым будущее. Их общее будущее.
Связаться со мной можно через гостевую и лс.

для вдохновения

Когда дела наперекосяк, я в них добавляю мед, - ведь с ним, мне кажется, все-превсе гораздо лучше идет! Медовый рогалик вдвойне вкусней, чай - мед и липовый цвет; медовые песенки по весне согреют, как мягкий плед. И мед, добавленный в злую грусть, растопит ее, как лед. Поверьте, я знаю, когда берусь, зачем добавляю мед.

Но есть в жизни избранные места, что редко, а все ж гнетут: возлюбленный мой - серебро и сталь, какая уж сладость тут! Прозрачность снегов и текучесть рек, прохлада туманов, соль, и песня метельная в январе, и звездное колесо. Медовые песни не для него, рогалики он не ест. Зато он умеет ступать легко и слушать людей и лес. И там, где я щедро свой мед налью, он будет лить серебро, и крепко сжимает ладонь мою. Я глажу его крыло.

Ну ладно, решаем мы с ним вдвоем, а я не люблю вино - так что ж нам теперь, стоять на своем, другого и не дано? Возлюбленный знает так много слов, смеется: ах, компромисс! А я ему говорю: любовь, - и он добавляет: жизнь.

И вот мы сидим на диване с ним, и рядом пятнистый кот, и в тонком бокале искрятся дни, расплавленные легко. В окошко наше глядит луна, медовая, как горшок. История не завершена, но все идет хорошо.

пост

Маскарады. Арман побывал на стольких, что, кажется, и вовсе потерял им счет. Он давно уже не томился в предвкушении чего-то невероятного и к выбору костюма не относился с тем же трепетом, с коим носился с этим занятием, будучи пятнадцатилетним. Нынешнее торжество, правда, отличается от многих прочих: на нем будут присутствовать особые гости, не так давно прибывшие в Дальмас. В том числе и кинесвит Лисандр Голдвин, которого Арман надеется вновь увидеть. Переписка перепиской, но она не может быть и вполовину так же ценна, как личная встреча. Несколько лет назад Лисандр показал ему красоту Скайхая, теперь же граф Эрвье надеется, что у него будет шанс отплатить кинесвиту сторицей. После всего, что с ним случилось, его дорогой скайхайский родственник просто жизненно нуждался в порции хороших впечатлений.

Манон, наряженная лесной ведьмой, берет графа под руку и увлекает за собой. Арман с нескрываемым интересом рассматривает ее платье и не без удовольствия отмечает, что цветы самых нежных оттенков, украшающие верхнюю пышную юбку, изображавшую идиллическую лужайку, выполнены из бессонского шелка. Того, что мягче воды и легче воздуха, исключительного в своем роде материала. Кружева же, морской пеной обрамляющие низкий вырез, кажется, ирадийской работы. Арману не случалось прежде видеть узора столь сложного, и говорить ему сейчас хочется не о многочисленных гостях и уж тем более не о северянах. Манон восхищается его костюмом — темно-синий бархат, россыпи жемчужин, которыми расшит камзол, напоминают звезды на ночном небе. Полумаска на длинной ручке переливается серебром.

Арман, вы здесь! — обрадованно восклицает холеная вальвассора Элоди Ларме. Сумевшая вмиг подмять слабохарактерного мужа, она уверенно управляет его делами, а тот нарадоваться не может на предприимчивую супругу. Едва лоб не разбивает, молясь Дарительнице. Вальвассора надеется выспросить подробности о скайхайцах. Всем известно: граф Эрвье дружен с одним из северных принцев — кинесвитов, до чего непростое слово — и даже гостил несколько месяцев в этом холодном краю. Уж ему-то должно быть известно поболее прочих о гостях. Пока же девицы, окружившие Элоди Ларме, говорят о Голдвинах, чрезвычайно плодовитом роде. Старый кинн, де, никак не мог остановиться. Одну жену бросил (слыхано ли дело?!), вторую уморил, а третья его пережила по какому-то чудесному стечению обстоятельств. Но кинн почил, и дамы переходят на тему куда более пикантную — таинственные дети одного из братьев кинна, рожденные от простолюдинки.

... да-да, представь себе, от морячки. Так романтично!
А еще упрекают южан в неразборчивости. Нет, это, право, забавно.
Неужели им удалось так быстро обтесать деревенщину?
Всего несколько месяцев прошло, да нет же... Можете представить, какое это будет зрелище во время трапезы.

Хочу выписать из Скайхая учителя моему Андре — ему идет двенадцатый год, если помнишь. Мой дорогой, а ведь он до сих пор едва читает, а его каракули не разберут и лучшие ученые мужи Дальмаса. Если на севере учителя столь феноменальны, мой брат к концу года станет умнее дешира Ивеса... — смеется Манон, прикрывая рот затянутой в перчатку ладонью. Для них всех появление Голдвинов и их многочисленной родни, возникающей словно бы из ниоткуда, не более, чем очередная забава. Очень немногие видят в их визите на бал нечто более существенное.

И зря, надо сказать, не видят. Но что взять с легкомысленных шир и вторящих им деширов? В конце концов, если бы все здесь были серьезны и насупленно хмурили брови, той атмосферы безудержного веселья и вовсе не было бы, рассеялась бы утренней дымкой.

Подошедший стражник, к сожалению, разлучает их с Манон раньше времени, сообщая, что графиня Ромпье уже ждет его и сестру. Оставляя подругу в одиночестве, Арман не сомневается, что Манон не заскучает: уж кто-кто, а она всегда себя развлечет.

Я боюсь, если и отыщется, то не сегодня и не здесь, — признается Арман графине. Действительно, он в последнюю очередь думал о том, чтобы найти тут будущую супругу. Ему было не до того.

Матушка. Как всегда безупречна, как всегда обаятельна и держится так, будто и не было событий той ужасной зимы. Арман невольно ловит себя на мысли, что завидует таланту забывать дурное. Он не способен так просто распрощаться с воспоминаниями, вызывающими оторопь, заставляющими просыпаться посреди ночи и прижимать ладонь к неистово бьющемуся сердцу. Повстречав Северину у лестницы, Арман подает ей руку. Вместе они составляют красивую пару — темные волосы, кожа белее мрамора. Те юноша и девушка, новые лица в плеяде Голдвинов, тоже брат и сестра. Он сразу замечает их позади кинны, красивой и величавой женщины. Мягкость чeрт исключительно удачно сочетается с горделивой статью. Он видел ее несколько лет назад, и время словно не было властно над нею.

Подумать только, консервативный Скайхай, славившийся своими дремучими традициями, которые, по мнению Армана, только мешают развитию, прислал женщину в качестве главы дипломатической миссии. Да, она — вдова почившего кинна. Да, она — мать двоих кинесвитов, но Ромпье помнит, что Лисандр не сильно рвался на трон, а его сестра и вовсе исчезла, и вестей о ней не было. Арману удалось повстречаться с Эмберлин Голдвин, поговорить с ней, пускай и недолго. Она произвела на него весьма приятное впечатление своей живостью и искренностью. Но бросить мать одну и сбежать? Должно быть, ее положение и впрямь было незавидным, если она пошла на столь решительные меры. Могло ли произойти нечто подобное в семье Мерво, где детям никогда не мешали поступать своей судьбой так, как вздумается? Вряд ли.

Ваше Величество, для нас честь — приветствовать вас и ваших спутников в Дальмасе, — повторяет Арман вслед за матерью, учтиво склоняя голову перед Шарлин Голдвин. Он пребывает в некоторой растерянности, не найдя среди присутствующих Лисандра. Он опускает свою маску и вдруг сталкивается взглядом с незнакомцем, замершим подле кинны. Так вот он, какой, Вигфрид Голдвин. Кем бы он ни был, держится с исключительным достоинством. А вот смотрит коршуном, взгляд едва ли насквозь не прожигает. Знает ли он, что Флорианна Ромпье, конечно, не королева, но сестра оной? Графиня, в чьих жилах течет кровь благородного семейства герцогов Бонне. Впрочем, услышав, что Лисандр в добром здравии, граф заметно успокаивается. Матушка же представляет их с сестрой, за что Арман ей чрезвычайно благодарен. Он заговаривает с кинной, не надеясь, впрочем, что так его вспомнит: визит графа в Перегрин пришелся на печальные события, и потому всем в Белом Замке тогда было не до южанина.

Дни, проведенные в Скайхае, были одними из счастливейших в моей жизни. Во многом благодаря гостеприимству и вниманию вашего любезного сына, кинесвита Лисандра, Ваше Величество. Я надеюсь, что моя семья сумеет сделать ваше пребывание здесь столь же приятным.

Как только заканчивается обмен формальностями, Арман обращается к девушке, племяннице кинны Шарлин. Ему хочется снять напряжение, которое он ощущает каким-то шестым чувством. Хотя, возможно, ему просто кажется.

Шира Вильгельмина, скажите, доводилось ли вам прежде бывать на маскарадах? Они чудесны, но порой могут быть и утомительны.

0

8

Гейст ждет свою жену

MERSIND EYRDOTTIR - МЕРСИНД ЭЙРДОТТИР
В ПОИСКАХ ЖЕНЫ
http://78.media.tumblr.com/db5965d25004bfd3455807aa98d31faa/tumblr_oarpqnDXEk1tcb1hzo3_250.gif http://78.media.tumblr.com/c28807afdae513bb5e4a8b22000b625c/tumblr_oarpqnDXEk1tcb1hzo5_250.gif
fc: Hera Hilmar

Планируемые отношения:
Это пара сразу для двух персонажей - меня и Ютты, которая моя жонка. Т.е. отношения будут с обоими персонажами без терзаний и мучительных выборов.

Возраст, дата рождения:
19-23

Титул, род деятельности:
жена Гейста Хадвинсона

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

Мерсинд почти не помнит своих родителей - те покинули сей бренный мир слишком рано. Воспитывалась она в большой семье отца, но никогда не была там чей-то дочерью, родственницей, не боле. Ее это не обижало, другой жизни дочь Эйра и не знала, поэтому принимала все как есть и радовалась каждому дню. Девочкой она была тихой и кроткой, для каждого находила доброту в своем сердце, и считалась премиленькой даже тогда, когда ее сверстницы были похожи на гадких утят. Правда годы шли, подруги выходили замуж и рожали детей, а Мерсинд так и оставалась в родном доме. Она не жаловалась - не привыкла, однако нет-нет, а робко подходила к тетке. Когда же? Жена дяди от нее лишь отмахивалась, говорила, что придет и ее время. Вон, сколько девок по лавкам сидит. Пока же займи, милая, руки, в безделье тяжко ожидание.
А что еще было сказать усталой женщине? Сперва бы своих всех пристроить, и потом думать о сироте-приживале. Вот только улыбнулась Эйрдоттир удача, когда заприметил дружинник Гейст. То с тяжелой ношей поможет, то на танцах под руку ухватит. Тогда, по страшной тайне, шепнула ей служка из дома роша, дескать, присоветовал тогда Атайр побратиму жениться. Чай, не мальчик, да и дом без хозяйки занедужил совсем. Что с шестерых мужиков взять? Надежда поселилась в душе Мерсинд. Женихом Хадвинсон был видным, влюбиться в него было легко. А она должна была вот-вот обрести свой дом и свою семью, ее даже не смущало, что ей, как первой за долгое время хозяйке в доме, придется ухаживать не за одним мужем, но и за его родней, быть им названной сестрой. Дочь Эйра всегда была хорошей и хозяйственной девочкой, поэтому у нее даже не было сомнений в том, что она справится.
Лишь толки о том, что Гейст ходит к лесной ведьме Ютте, омрачали ее счастье. Чего девушка не наслушалась. И что они давно любятся, и будто родила ему ведьма сына. Все это казалось чепухой, пока дружинник не привел колдунью под свой кров. Однако зря родственники боялись, что свадьба не случится. Случилась, стала Мерсинд женой, и заставила себя поверить в то, что муж просто хотел поступить как должно, и уважить ту, что была матерью его ребенка. Увы, она оказалась не права - сын Хадвина в самом деле любил свою новую жонку, а с ней самой вел себя ласково... но не так, как должно вести себя с супругой. Женщины поначалу друг друга избегали, дочь Эйра боялась властную Ютту, которую слушались даже братья Гейста, и старалась не попадаться ей на глаза. Нагнетала и родня Мерсинд, мол, неужто ты не будешь хозяйкой в собственном доме? Взяла девушку обида, принялась она препятствия чинить, только не выдержала долго, не по душе ей было злобствовать. Пришла поговорить с ведьмой с глазу на глаз. Чем ты ему так по нраву? Рассмеялась та негромко, прильнула к девушке в поцелуе. Разве не мила бы я тебе была? Сбежала от нее Эйрдоттир в смущении и в слезах, решила никому ни слова не сказывать. Зато Ютта, призадумавшись, решила взять все в свои руки. Их осеннему браку предстояло стать настоящим.
К весне нынешнего года в семье многое изменилось - пережив суровую зиму, Мерсинд и Ютта поладили, поделив не только кров, мужа и быт, но и постель, в которой легко нашлось место всем троим. Девушка же потихоньку обжилась и осмелела, смех ее стал громче, разговоры веселее, а в начале весны она обрадовала домочадцев известием о скором прибавлении в семье, которое не омрачили даже сгущающиеся над Олуином тучи.


Первое, что надо понять, прежде чем брать этого персонажа, что да, это пара для двух персонажей - Гейста и Ютты. Отношения между ними будут строиться во время флешбеков и приведут к тому, что станут любовными между всеми троими. Да, сперва Гейст скорее по-братски ведет себя с женой, а та обижена прохладным к ней отношением и боится его жонки, но все наладится. Первой хозяйкой она не станет, к неудовольствию своих родственников, но к ней будут прислушиваться, а ее саму очень сильно любить.
Мерсинд немного романтичная, где-то наивная, она не злобливая и не мстительная, но и не та, кто смиренно будет сидеть сложа руки. У нее есть характер, она может и оттолкнуть, и накричать, правда не без повода. Ей очень присуще смущение, особенно на первых порах, когда она еще не освоилась ни в доме, ни в постели с обоими, а затем и игривость, когда пообвыкнется. Да, она где-то в себе не уверена, потому что у нее нет той семейной поддержки (читай тыла), который должен быть, поэтому в каких-то моментах она дает слабину и оглядывается на мужа, на Ютту, на кого угодно. Это во многом ведомый персонаж, однако со своими желаниями и принципами, определенным огоньком, просто это не пожар страстей и чувств, а что-то более доброе и нежное.
Смену внешности мы готовы обговорить только в том случае, если Хилмар будет занята. Еще нам хотелось бы рейтинговых отыгрышей (причем с обоими персонажами), однако если с ними не сложится, то не беда. Обойдемся затемненными сценами.
Заметим, что нам  важно общение, мы любим обмениваться вдохновляющими картинками, видео и прочим, участвовать в обсуждениях эпизодов и судеб наших персонажей. Без этого никуда и никак. Касательно нашей скорости можем сказать следующее: Гейст пишет неторопливо, а вот у Ютты достаточно бодрый темп, поэтому хотелось бы игрока поактивнее.
Персонаж уже отыгрывался, но учитываться в игре будет только завершенный эпизод знакомства Гейста и Мерсинд.
Мерсинд мы очень ждем и хотим видеть, обязуемся вдвоем любить, холить и лелеять.

пост Ютты

Ютта любила вечерний и ночной лес даже несмотря на все те опасности, которые он таил. Тишина уже давно стала ее верной спутницей и подругой, но не та, всепоглощающая, а наполненная звуками животных, птиц и насекомых. Эта незатейливая трескотня, которую многие и не замечали, стала для Ютты родной и привычной, и если в лесу ее не становилось — вот тогда ведьма и пугалась. Но сейчас все было в порядке, где-то слышны были сверчки, поступь чьих-то мягких трав, и девушка, подмечая это все, не обращала особого внимания. Все было так, как надо.
Дорога от ее небольшого домика до одной из ближайших деревушек не занимала даже и половины дня, но в этот раз Ютта задержалась, вынужденная помогать не только жене позвавшего ее крестьянина, но и парочке его соседей. Это не было чем-то непривычным, да и в благодарность она получила кое-что полезное, поэтому никакого раздражения девушка не чувствовала. Ходить в деревни было куда приятнее, чем в Олуин, где ее не любили. Ютте хотелось бы верить, что все только из-за ее дурной головы и тяжелого характера, но были же те, кто не начинал при виде нее шептаться и поминать богов? Значит, дело было не только в ней, но и в том, что про нее придумали те, кто знал ее с рождения. Ничего с этим девушка поделать не могла, да и не хотела, давным-давно привыкнув ко всем косым взглядам и научившись относиться к ним равнодушно. Прабабкина кровь давала о себе знать, никак иначе.
- Оберег мой, оберег, серебром затканы травы, оберег мой, оберег, — тихо, себе под нос напевала Ютта, идя по знакомой тропе и не особо глядя по сторонам. Она устала за день, ей хотелось поскорее улечься в собственную постель и забыться столь желанным сном, что не было никакого желания что-либо видеть или слышать. Ноги несли ее к родному дому, представлявшему собой одну комнату, служившую ей всем — и местом для обеда, для сна, для своих дел, для всего просто потому что другой там не было. Только рядом был крохотный сарайчик и совсем маленький огороженный сколоченным еще при бабке благодарным плотником заборчик, где обитало то небольшое хозяйство, которое было у Ютты: несколько куриц и коза, которых охраняла прикормленная собака. Она жила скромно, но ей много и не надо было.
- Оберег мой, оберег, я уйду из дома ночью. Оберег мой, оберег, на болоте выпь хохочет. По оврагам, по снегам, по... — неожиданно ее песня оборвалась. Ютта замерла и прислушалась, вскинула голову вверх, глядя на пробившуюся сквозь темные облака луну. Вот теперь было слишком тихо, и ничего хорошего это не могло означать. Ее глаза забегали по округе до тех пор, пока она не заметила что-то темное, что, как только она склонилось ближе, оказалось темной кровью. След тянулся в сторону от тропы, трава и кусты были примяты, и Ютта осторожно ступила вперед. Любопытство взяло верх над усталостью и нежеланием наживать себе проблемы почти сразу. Она шла, внимательно вслушиваясь в ночную тишину, пока не увидела большого вепря, чей рот был открыт, а язык безвольно выпал. Ее пальцы коснулись жесткой шерсти на боку мертвого зверя, Ютта какое-то время рассматривала его, прежде чем пошла дальше. Вепрь был исколот и изрезан так, как ни одно животное не смогло бы сделать, значит и убит он был не кем-то из лесных тварей. Значит, убил его человек, потому что так близко от города никто иной это и не мог был быть, но раз тушу никто никуда не понес, значит, что-то случилось. И Ютта оказалась права, когда вышла на прислонившегося к пригорку мужчину, прижимавшему к ране руку. Его дыхание было тяжелым, а сам он был в грязи и крови.
- Ты убил вепря, — сказала Ютта, подходя ближе и приседая перед мужчиной. Страха не было — что он мог ей сделать после вепря? — Силы не рассчитал или увлекся? — она беспардонно отодвинула его ладонь, чтобы посмотреть на рану. — Шить надо и лечить. Придется тебе идти, ты можешь? Я-то тебя далеко не отволоку. Чей ты сын, как зовешься?
До ее дома было недалеко, но без помощи самого пострадавшего Ютта далеко бы его не увела, а идти за помощью в такой час было бессмысленно — никому неизвестно, кто откликнулся бы на клич ведьмы и в каком состоянии был бы мужчина к их возвращению.

мой пост

Приятно смотреть, когда работа спорится. Рыжим пламенем горели волосы ведьмы, сама же она, подоткнув подол юбки за пояс, сновала по горнице. Пошуровала в мешках, погремела шкатулочками, достала свои пахучие запасы. Ловкие, привычные к зельеварству пальцы искрошили острые листья, размяли землистые корни. Наполнив каменную ступку травами и водой, девица взялась за пест, принявшись орудовать им с неожиданной силой. Хату наполнили размеренный стук, и терпкий запах зелени проник даже в приоткрытые сени. Втянув его носом, Гейст припомнил те времена, когда его матери случалось штопать отца. Благо нечасто, Хадвин был опасливым охотником, с земляками драки не искал, да и к низовью Йоля не ходил. Но в такие дни Астрид, что по ясной молодости, что по седой старости, сидела с мужем подолгу. Затягивались на нем раны шибко плохо, следить нужно было. Вот и нежничала мать с отцом.
Ее же сын беду себе словно сам искал. Чему тогда дивиться, что с ним никто не ласков?
- Вставай давай, - раскряхтелась ведьма, опускаясь рядом с Гейстом на лавку и закидывая его руку себе на плечи, - ишь ты, отъевшийся какой!
- Какой есть, - вторил ей охотник, вставая. Оба они глухо стонали от натуги. Одна оттого, что здорового мужика удержать пыталась, второй оттого, что сил не осталось. Разве что позубоскалить напоследок. - Сама не промах, такого подобрала! Иного доходягу могла бы сунуть под мышку и унести.
На языке крутилось еще чутка бахвальств, да девка их слушать не хотела - некогда было. Она следила, чтобы подобранный ею доходяга ноги поднимал, и голову вовремя пригибал. Вздумалось ему расшибиться, а ей свежие ушибы залечивай! Нет уж! Так и шли, шаг за шагом. А когда дошли до приступочки близ очага, и ведьма помогла Хадвинсону усесться, ему самому уже стало не до шуточек. Куртка снялась легко, зато рубашка, вязью защитной шитая, засохшей кровью прикипела к телу. Пришлось рвать, быстро, резко. Тут и девица скривилась, чуя, видать, неприятность ощущений. Изорванное полотно было отброшено в угол, где теперь лежало понурым комком. Притихшая было боль встрепенулась, запылала словно огонь в печи, и даже промывание, приятное тем, что убирало прочь грязь, не помогло ее утихомирить.
В конце концов ведьме пришлось взяться за иглу. Гейсту и оставалось, что стискивать зубы, перемалывая во рту мелкие семена. Сладкий сок сделал свое дело, он понемногу уплывал, толком не ощущая ни раны, ни острых уколов, ни тянущейся нитки. Поэтому когда девка его растолкала, проверяя, не помер ли больной, охотник растерянно сморгнул, поморщившись, потер ладонью глаза. Под веки словно песка насыпали. Да и не только туда, руки и ноги чудились набитыми мешками.
- Живой еще, - язык едва расплелся из узла. - Мать видел. Мать и отца. Ты семенами часом не ошиблась? Глядишь и с дедом свижусь...
И давай сын Хадвина дальше себе под нос бормотать. Что-то свое, из того, что поутру и не вспомнишь. Упустил, когда ведьма от него отошла, упустил, когда заваливаться стал. Лишь диву дался, что не разбил себе ничего, а на мягкое улегся, словно подстелил кто покрывало. Повозился, устраиваясь поудобней, и потихоньку в сон ушел.

0

9

Гейст ищет брата

BALD HADWINSON - БАЛЬД ХАДВИНСОН
В ПОИСКАХ БРАТА-СОПРОТИВНИКА
http://sd.uploads.ru/hW6Cw.gif http://s3.uploads.ru/OgWr4.gif
fc: Jordan Patrick Smith *

Планируемые отношения:
братско-сопернические
дружески-вражеские *

Возраст, дата рождения:
27-28 лет, родился в 958 году *

Титул, род деятельности:
дружинник из рода Волка, мародер *

ОБРАЗ
"Ибо искренне ищущий – всегда находит."

"Ты всегда был жадным. До вражды, до дружбы, до любви.
Старался урвать последний кусок, не для себя — для нас.
Обидчикам ты готов рвать глотки за родную кровь.
В тебе кипит ярость, иной раз мне чудится волк при взгляде на тебя.
Только для стаи ты жаждешь и логова побольше, и добычи посытней.
Ты несешься вперед, и я боюсь однажды не поспеть, чтобы вовремя ухватить тебя за холку.
Не укусишь?
"

Второй из сыновей, прижитых отцом и матерью нашими. С рождения за мной, на сколько-то шагов, но позади. Не первый. И с детства тебя это злило. Ребятенком маленьким плачем заливался, ко мне ручонки тянул и за волосы драл, да так, что ор на всю хату стоял, что мой, что твой. Даром что следом же ко мне просился, утешать неумело, гладить детской ладошкой. А как на ножки встал, за мной семенить повадился, проходу не давая. В худые дни меня за порог не пускали, потому что не замолкал ты иначе! Приходилось с тобой дни коротать, зверьем деревянным, отцом справленным, по полу елозить. Оттого и принялся уже я тебя таскать с собой повсюду, надсадно кряхтя от тяжести, и учить тому что сам, мальчишка, знал. Теперь у меня выходило по-своему тебя мерить, расплачиваясь братскими уроками. Я одобрительно хлопал тебя по плечу и не скупился на наставительные подзатыльники, коли была в них нужна. Став старше, мы взяли в привычку не скупиться в силах, и порой молотили друг друга кулаками до тех пор, пока мать не обливала нас из ушата холодной водой. Случалось, не разговаривали днями, вздорно заставляя меньших посланцами бегать из одного угла дома в другой.
Но неизменно, брат, в час нужды мы были подспорьем и опорой друг друга. Хорошо мы жили, признай, славно росли и, войдя в юношескую пору, видными парнями стали и живо людям запомнились. Знали нас местные, братьев Хадвинсонов. Отчего бы и не знать? Родичей старых почитали, с охоты без добычи не возвращались, воинами недурственными слыли. А уж гуляли так, словно каждый раз - последний! Со временем четверо нас таких стало, меньшие выросли и к нам прибились, терпеливый умник Хемме и горячая голова Стир. Бедовые, отчаянные, не раз сыскавшие для себя и похвалу, и осуждение. Гуляли мы светлым шальным взглядом, а твой взор бегал, метался, шарил. Охочий до всего, ты выискивал, что, по твоему разумению, должно быть нашим. Только ничто не вечно, и после смерти отца с матерью я во главе семьи встал, повел ее туда, куда посчитал нужным. Не по душе тебе это пришлось. Да и с чего бы ты принял легко? Ведь решалось теперь мною коль не все, то многое, иногда и вовсе без совета, из упрямства ли или по велению случая. Не был ты из тех, кто молча сносит обиду, и пуще прежнего стал говорить мне поперек, злясь сам и зля меня. Опять не говорили мы днями дома, младшие лишь раздосадованно руками всплескивали, пытаясь поспеть за каждым. Не беспокоился я - перебесишься, как всегда оно и бывало. Кровь у нас одна, брат, и плоть одна, и потому порознь никогда не будем, сколько бы не грызлись, словно щенки едва окрепшие за кость, даже тогда, когда решу я, что семья наша жить иначе должна. Хочу я большего как и ты, хочу лучшего для нас для всех, и потому манит меня место роша. Ты меня поддержишь, в том сомненья нет. Но потом что будет? *


* Признаю, на актерский состав Викингов не просто посматриваю. Любы мне рагнаровы сыновья, нелегко будет с ними расставаться. Поискать кого на замену можно, только схожей породы. И вида соответствующего.
* С ранних лет мы делим пополам любовь родственную и верховенства желание. Оттого и бьемся часто. Ты частенько норовишь поперек моего слова свое сказать. В пылу спора скажи я, что небо - синее, ты упрешься - красное! И такой же правый будешь, иначе какое оно, в предзакатный час?
* С годами особо мудрить не выйдет. На год старше, на год младше, не боле.
* Есть и во мне лихо, да в тебе оно особо яро. Лязг железа и крики бойни – услада для твоих ушей. Ты жесток в бою, скор на расправу и алчен до добычи. Пусть и не чужды тебе жалость и совесть, к ним ты прислушиваешься в разы реже.
* Имеются у меня мыслишки насчет будущего Хадвинсонов. С радостью ими поделюсь, на грядущие времена карты разложим. Нынче же думаю, что у тебя дружки есть, с тобой и под твоим началом дела темные проворачивающие. Это до поры. Найдем вам иное занятие.

пост

Кто то придумал, что темные дела ночью воротятся? Днем людское племя своим обычаем живет, муравейником копошится. У каждого голова и руки трудятся, и никому интереса нет, что сосед за стенкою творит. Тем же занят, чем и остальные, чего тут думать. А ночью словно под взором Богов задуманное творить. Заткано черным полотно небес, и лишь горит слепое бельмо Луны, наблюдает. Дома сидят благоверные, подле семей и очага, только лиходеи в тиши шастают. Не вздумай дверь открывать!
Иной хозяин сам зазывает гостей в поздний час. Когда передала птица слова роша воронова, сперва совет Гейст держал. С домочадцами, и с другом верным, Риорданом, что к нему наведался, не успел пяток лучин погаснуть. Видно было, что и его думы одолели, изнутри на части рвут. Беседу они держали, один другому что уверенности, что сомнений добавили. По исходу ответить на призыв решили, каждый по собственному разумению рассудив. Дружинник, пусть оружие и взявший по старой воинской привычке, засады не ждал. Удумал бы Атайр что сотворить, сотворил бы, не ища себе соратников. В роду Волка ли, в чужом… Не ладилось у сына Айна с Медведями, а с Воронами? Быть может, и водил он с ними дружбу, но Хадвинсон о ней не ведал. Знал зато, что чернокрылые больно знающи, себе на благо, другим на беду. По Бехану знал, по Ютте видел, и по Эйнару догадывался – в глазах брата иногда такое читалось, будто он не серой шкурой, а крыльями наделен. Жонка же хоть волчицей и была, по отцу и по матери, нет-нет, а криком вороньим заходилась. Вот и нынче с ним увязалась, припомнив, что знает сына Киана по прабабке своей. Нежданным откровением для Гейста слова ее стали, разобиделся, обвинил ведьму в скрытности ненужной. Олавдоттир молчать не привыкла, так и повздорили, перед встречей в сердитости друг на друга пребывая.
В Олуин они загодя приехали, подозрений лишних не привлекая. Хутор сыновей Хадвина близко к городу стоял, и погода славная выдалась, скоро добраться можно было, да по ночи стучать копытами не хотелось. К приятелям на постой подались, до наступления сумерек делами себя заняв, а как опустилась заветная темнота, выскользнули со двора на хоженых троп переплетение. Хозяин гостей поджидал, и дверь длинного дома отворилась прежде, чем в нее кто-то постучал. Было то Киллиана нетерпение, или колдовское чутье ему подсказало, что прибудут приглашенные вот-вот?
- Здравствуй, рош Ворона! Мир тебе, и дому твоему! Прости уж, что не одни мы с Риорданом пожаловали. Вдвоем нас ты звал, только жонка моя, Ютта, за нами последовала. Знает тебя, говорит, и тоже свидеться хочет.
Все затевалось. Приветственными словами, почтительными поклонами, звоном наполненных кубков.
- За еду и питье благодарствуем, отменно ты, хозяин, нас попотчевал, - сказал волчий дружинник. Он всегда словоохотливым слыл, болтливым к месту и не очень. И ощутив, что здесь разойтись сможет, разулыбался, глазами засверкал. – Теперь и беседу зачинать можно, ради которой мы здесь собрались. Мучают меня догадки, зачем ты птиц своих к нам прислал, лишь, уж не изволь негодовать, услышать от тебя о помыслах задуманных хочется. Тогда и сам заговорю, поверь, пожалеть успеешь, что я начал!

0

10

Фалви ищет свою невесту

SAETHRYTH GENSCH - СЕТРЮТ ГЕНШ
В ПОИСКАХ СВОЕЙ НЕВЕСТЫ
https://78.media.tumblr.com/51166e364bfb51ffb692228dfd4d8ad9/tumblr_nm87lpC1sF1qea23to10_r2_250.gif https://78.media.tumblr.com/9c32a9f1398cf9cf4a52da5b252aba9b/tumblr_nm87lpC1sF1qea23to8_r2_250.gif
fc: Eleonor Tomlinson*

Планируемые отношения:
наваждение -> невеста
жена -> мать детей

Возраст, дата рождения:
22-23

Титул, род деятельности:
старшая дочь танна
хозяйка в доме

ОБРАЗ
"...Not this one she is tenacious especially about things that she loves..."

  [indent] Я всегда думал, что дочери благородных низинников - белоручки, которые не держали в руках ничего тяжелее иглы и грубее шелка. Даже несмотря на то, что рош наш в жены себе взял дочь эрла, которая ничем ни разу не подтвердила моих дум, я был в этом уверен и жил с этой уверенностью. Только вот ты оказалась отнюдь не той нежной девицей, которая казалась мне из-за того, что отец твой, Берферт Генш - танн. Но откуда ж мне знать, что не каждый танн купается в злате и хватает тех, кто живет порой и хуже зажиточных купцов?
[indent] Семья твоя жила небогато - еще при деде принадлежавшая семье шахта пришла в упадок, а сыну его, твоему отцу, осталось сводить концы с концами, пытаясь прокормить свою семью и тех двух-трех слуг, что не покинули вас с те годы. Ты с детства была приучена к труду, не видела в нем ничего дурного и всячески старалась приносить пользу - мыла и штопала, копала и сажала, чистила рыбу и варила похлебку. В Перегрине бы тебя, наверное, засмеяли, потому что твои привычные к труду руки вряд ли бы стали нежными и белыми как у столичных красавиц. Но что тебе до них! Твоя жизнь заключалась в родных землях и тех, кто их населял. Да и не видела ты ничего странного в том, что мать твоя подметала пол, а отец колол дрова, в то время как ты сама присматривала за младшими братом и сестрой, Бадвином и Тенхильт, потому что служанка была занята работой во дворе. Взросление твое началось рано и окончилось в тот день, когда мать испустила дух после недолгой болезни, оставив тебя самой старшей женщиной в доме, на попечении которой оказались отец, брат и сестра.
[indent] Наверняка ты скучала и тосковала по матери, как делал бы это любой ребенок, наверняка тоскуешь и скучаешь сейчас, но с тех пор прошли годы и ты научилась жить, став опорой и гордостью своего отца. Видя как он переживал смерть любимой супруги, ты поддерживала его как могла, взвалив на свои плечи груз ответственности за дом и за младших брата и сестру, пытаясь вырастить из них достойных людей. У тебя все получилось - отец оправился от горя, начав прикладывать двойные усилия, чтобы обеспечить вас всех, а Бадвин и Тенхильт росли прекрасными детьми, разделяя с отцом и тобой все хлопоты, связанные с вашим домом и таннорном. Годы летели, вы все росли - вот уже брат ростом почти что с вашего отца, ты молодая женщина, которой ее младшая сестра будет вот-вот доставать до плеча. И все еще вместе, все еще дома, потому что отец отказывался выдавать тебя замуж за недостойного твоей руки человека, да ты и не спешила, хоть и понимала, что постепенно становишься не девицей на выданье, а старой девой. Но как найти мужа под стать тебе, если приданное тебе удалось собирать только к двадцатилетию, когда приведенная в порядок шахта, наконец, вновь начала приносить доход? Пока одно наладили, пока второе, все не до того да не до того, а ты вся в делах - надо привести в порядок земли, помочь вашим землевладельцам, перестроить дом. Как же делать это без хозяйки? А Тенхильт еще слишком мала для такого!
[indent] Именно такую, занятую делом, я увидел тебя тем летним днем, когда сопровождал одного из купцов из Йоля в витмирский городок близ границы с Йолем. Я даже не признал в тебе, возившейся вместе с другими женщинами с тряпками у реки, дочь танна, да и как, если ты была одета очень просто, а волосы твои повязаны платком? Когда мы с торговцем остановились у вас, я не ожила увидеть тебя в качество хозяйки дома, слишком уж ты не была похожа на нарисованный мною образ благородной леди, и это пробудило во мне интерес. Я шутил с твоим братом и играл с твоей сестрой и был готов помочь с чем-то, потому что на месте мне не сиделось: я не так часто выбирался из Йоля, чтобы проводить время за праздной беседой. А тебе я, кажется, не понравился тогда - аюлец, а ты прекрасно знала, что мой народ отличен от твоего, что иные у нас нравы и обычаи, что не по своей люди низинники у нас оказываются. Но я был с торговцем, которого ты знала, и вел себя мирно. В этот раз, в следующий - несколько раз я напрашивался в сопровождение к этому самому купцу. Ты показалась мне любопытной, а свое любопытство я привык удовлетворять.
[indent] Но очень скоро мне стало не до любопытства - ситуация в Йоле ухудшилась и после того, как моя племянница была вынуждена бежать из родных земель, мое терпение закончилось. В следующий раз мы встретились во время нападения на твой таннорн. Узнала ли ты меня, когда мы ворвались на поле брани помогать вашим людям, отбивавшимся что есть сил? Признала ли ты меня под тканью, скрывавшей лицо? Поняла, что знаешь мой голос? Я вручил тебе тогда какого-то ребенка, выдернутого из рук того, кто сделал бы из него бесправного слугу в своем доме, поняла ли ты кто стоял перед тобой в тот момент? Тогда  нападение было отбито, и лишь напоследок перед уходом я разыскал вас, чтобы убедиться, что все в порядке. Меч твоего отца едва не рассек мне лицо, но твой окрик остановил его: "Это свои, отец, он помог!" А мне хватило взгляда для того, чтобы успокоиться.
[indent] Ядумал, что после этого в вашу сторону волки глядеть не будут, но нет, о следующей вылазке я узнал слишком поздно - они решили отправиться в набег к вам, и я успел уже на пепелище, с открытым лицом и в компании всего лишь нескольких человек. Но на этом пепелище остался твой раненый брат, которого хотели добить под твои истошные вопли - отец и какая-то часть людей отсутствовала и потому вы все стали легкой добычей, потому что Бадвин был еще слишком юн для всего этого, хоть храбрости в нем хватило бы на семерых. Я не успел разрушить планы волков в этот раз, но успел спасти вас с ним. Не Тенхильт, о чем мы узнали чуть позже, когда собрали всех оставшихся и начали заниматься ранеными. Ее уволокли с собой в Йоль, а мне осталось только скрипнуть зубами. Я сказал тебе, что верну твою сестру домой, и я это сделаю. Только дай мне время выполнить свое обещание, Сетрют, дай мне время.


Персонаж планируется в пару, с последующим переселением в Йоль. Познакомились они где-то осенью 984 года, встречались несколько раз в 985 году, первое нападение случилось в ноябре 985, а второе в декабре, и на данный момент Тенхильт находится в Йоле, откуда Фалви будет ее вызволять, в то время как оправившийся Бадвин может сам двинуться в Йоль с целью вернуть сестру, а Сетрют отправиться с ним, где и встретится вновь с Фалви. Возвращение девочки будет отыграно, также как и последующее ранение, из-за которого он проведет какое-то время в доме танна. Начало таково)
Если вы смотрели Хоббита, то можете ориентироваться на Сигрид, пускай ее и было мало - это не по годам взрослая девушка, которая привыкла заботиться о себе, об отце и о младших брате и сестре, взяв на себя роль хозяйки дома после безвременной кончины матери семейства. Несмотря на знатное происхождение и из-за жизни в провинции, она самостоятельная, привыкшая к физическому труду и хлопотам по дому, осмотрительная, но не лишенная чувства юмора и любви к жизни. Людей не боится, охотно идет на контакт, представляя собой особу достаточно общительную и приятную. К аюльцам она вполне обоснованно относится настороженно, ввиду нападений на деревни и общей "дикости" жителей Йоля, но, все же, предпочитает судить о каждом человеке по делу.
* Смена внешности возможна, готов выслушать ваши варианты, а от себя могу предложить (актрисы перечислены по степени моей к ним симпатии): Peggy Nesbitt (за нее буду любить обожать, потому что как бы Хоббит и хэдканон, 1, 2), Sabrina Bartlett (1, 2), Holliday Grainger (1, 2, 3), Elinor Crawley (1, 2), Kathryn Prescott (1, 2), Willa Fitzgerald (1, 2), Amelia Clarkson (1, 2).

пост

Откровенно говоря, он надеялся на большее участие в беседе со стороны господина чародея. Кальв кинул на него быстрый, скользящий взгляд и едва не дернул раздраженно губами, но сдержался, напоминая себе, что ему не с руки сейчас ссориться с Брандом. Поначалу он и вовсе думал, что ему придется молчать все то время, что они будут разбираться во всем, не имея возможности и слова вставить, но, по всей видимости, он ошибался: Великий  Маг, судя по всему, собирался довольствоваться ролью простого слушателя, ограничиваясь парой тройкой замечаний то тут, то там. И вроде бы стоило радоваться, что никто не будет ему мешать, но Кальв, от чего-то, ни радости, ни даже простого довольства не чувствовал. "Ты всегда чем-то недоволен", - часто повторяла его леди-жена и, собственно, была полностью права в своем суждении на сей счет.

-Благодарю за такое радушие, почтенные, - проговорил он, выслушав приветствия двух женщин, которых рассматривал внимательным и цепким взглядом. Темноволосая была еще явно девчонкой - юркая, с любопытными глазами, явно говорливая в силу возраста или характера. Вторая же вызвала у Кальва больший интерес, а вместе с ним и опасения - слишком уж ладно говорила рыжеволосая, слишком спокойно смотрела на него, явно привыкнув иметь дело не только с местными. Может, оно и к лучшему, вдруг с этой женщиной выйдет куда проще найти общий язык, чем с остальными. - Уверен, что с подобным сопровождением, мы без труда доберемся до Олуина.

Когда они двинулись, Кальв не сел обратно на коня, а пошел следом за аюлкам. Он решил повести своего жеребца под уздцы, чтобы иметь возможность перекинуться с женщинами парой тройкой слов. Ему было интересно, что происходит в Йоле, и узнать это хотелось сейчас, а не в Олуине, где придется вслушиваться в каждое слово и полуслово, тщательно отделяя праву от вымысла.

-Тихо ли у вас здесь? Спокойно ли прошла зима? - спросил чуть погодя Кальв, решив начать разговор издалека и о том, что интересовало его в меньше степени, нежели то дело, по которому он прибыл сюда. - Не докучало ли зверье моровое? У нас все чаще и чаще встречаются эти твари, портят и скотину, и диких животных, наверное, только до юга еще не добрели.

Склон под ногами был не из опасных и днем бы здесь наверняка было несложно пройти, но сейчас Рис осторожничал, то и дело одергивая нервничавшего коня. Тот как водил головой и встревоженно шевелил ушами, будто бы чуя что-то неладное. В очередной раз остановившись, чтобы успокоить его, Кальв заметил молниеносное движение в воздухе, а следом услышал неестественный крик. Его конь заржал, конь же мага встал на дыбы и заскользил, пытаясь избавиться от чего-то, что вцепилось ему в шею.

-Зараза! Держи его! - крикнул Кальв, с усилием удерживая собственного на месте и не давая ему подойти слишком близко к краю, откуда бы тот непременно упал и разбился. Когда один из сопровождавших его солдат подбежал, он кинул ему поводья, и ринулся к магу, которого схватила за предплечье, потянув его назад. У него была шальная мысль не вмешиваться и посмотреть, что же сделает в такой ситуации Великий Маг, но то было глупо и не к месту, особенно если то, что повисло на коне, было в самом деле тем, о чем он подумал. - В бездну самая дорога теперь, - выругался мужчина, попытавшись было схватить коня, как только Рис остался позади, но быстро понял всю тщетность этой затеи. Он не мог рассмотреть, что именно повисло на шее скакуна, но подозревал, что ничего хорошего, и потому спешно отступил на шаг, положив ладонь на рукоять своего меча. Благие, нет бы о погоде спросить, о том, как зиму пережили, что с припасами - накликал как есть!

0


Вы здесь » chaos theory » партнерство » Virizan: Realm of Legends


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC