chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Кто хочет мира, пусть готовится к войне!


Кто хочет мира, пусть готовится к войне!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Кто хочет мира, пусть готовится к войне!

http://i103.fastpic.ru/big/2018/0402/07/c56b0a10f22fc8adce13dc7c160a2507.png
◄ Нет крепче друзей, чем бывшие враги. ►

участники:Erwin Smith & Mike Zacharias

время и место:836-й год; Кадетский корпус и прилегающие территории

СЮЖЕТ
"Нет крепче друзей, чем бывшие враги". А если бывших врагов еще и объединяет одна цель, то дружба их становится монолитной.

[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0416/5d/29e1607f9586d688f4905c74264a815d.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Эрвин Смит, 16</b></a></div><div class="lzfan">attack on titan</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, остров Парадис;<br>» кадет, оболтус, будущий командор;<br>» шалить надо правильно</div>[/info]

Отредактировано Erwin Smith (2018-04-16 20:31:04)

+2

2

Странному мальчику Эрвину Смиту было, что удивительно, довольно легко ужиться с окружающими его людьми разных возрастов. И вроде как все вокруг знают, что он — сынок репрессированного учителя (об этом не знал только ленивый, до которого новости не доходили от слова совсем), но это все равно не меняло чьего-либо отношения к этому молодому человеку. Всегда общительный, пусть и себе на уме временами, и оптимистичный, он притягивал к себе людей, словно бы заполняя пространство вокруг себя своим обаянием, которое стремился излучать чуть ли не для всего их маленького мирка.
Хотя, стоит признать, делалось все это не без личных мотивов самого Эрвина. Ему, как человеку известному в весьма отрицательном ключе, явно приходилось бы несладко, если бы он попытался замкнуться в себе, спрятавшись от чужих глаз и ушей, лишь бы его не трогали. Люди, как звери — нападают на слабых и чувствуют эти слабости, вгрызаясь в них мертвой хваткой. Если Смит хотел, чтобы до выпуска из кадетки он дошел хотя бы морально целым, то надо было постараться с самого начала.
Впрочем, были и те, с кем любые контакты не получались, а если и получались, то заканчивались словесной перепалкой. Благо, что любые попытки Эрвина лезть с кулаками мигом пресекались как другими кадетами, так и офицерским составом, имеющим на подобную проблему одно верное решение: штрафной наряд вне очереди. Собственно, на них юноша обычно и попадал, сам того на самом деле не желая.
Майк был непробиваем. Вот просто. Отношения у них как-то абсолютно не складывались, хотя раньше разительные отличия во взглядах никогда не были для кадета проблемой. Просто…было в Закариасе что-то, что цепляло, но, к сожалению, его категоричные ответы на некоторые довольно сложные вопросы вгоняли в ступор и вызывали глубокое чувство злобы и даже немного обиды — чувство это плотно сидело между ребер и то и дело кололо, когда Майк появлялся на горизонте. Странный, с его этой поразительной привычкой обнюхивать всех и каждого. У них так и не удавалось найти общий язык!

— Посторонись, Закариас! — цедит сквозь зубы Эрвин, едва ли не локтями распихивая, прорываясь через толпу зазевавшихся кадетов в сторону столов с учебными приводами. Когда-нибудь у них будут свои, Смит был в этом уверен, и ради нового полета не придется больше стоять в очередях. Вот только пока приходилось терпеть и ожидать, когда тебе выдадут захудалый механизм, большинство из которых держалось на честном слове. Будущий разведчик, — а юноша знал, куда в итоге пойдет, вот только упорно об этом молчал, — знал, что все средства уходят в основном на содержание солдат Гарнизона и Военной Полиции, как самых многочисленных и требовательных в этом плане подразделений. Одни только ружья и пушки куда стоят. Приводов те запрашивали меньше обычного, потому что пользоваться ими приходилось куда реже, в отличие от той же разведки… Учебные УПМ обычно списывались и таким образом оказывались в учебке. Быть может, то устройство, что сейчас держал в руках Эрвин, когда-то принадлежало погибшему разведчику, потом было подобрано и списано за непригодностью. Легиону требовались только самое лучшее оборудование, ведь им приходилось жизнью рисковать, а ремонт зачастую обходился дороже, чем покупка нового.
А тут: раз-два, кое-как подлатали и отдали юнцам на игрушки.

Их разделили на группы. Ничего сложного: зачистить территорию от «титанов», работая при этом в слаженной и четкой команде, как если бы на их пути стояли настоящие гиганты, а не набитые опилками куклы из деревянного каркаса и мешков. Каждый раз Смит с некоторым разочарованием отмечает, что модельки эти почти обездвижены и даже не пытаются повторять действий настоящих монстров за Стенами, поэтому «бороться» с ними — как два пальца, а это вводит в ступор. Как им поступать в реальной схватке? К сожалению, с этим оставалось только мириться, потому что иных безопасных альтернатив для кадетов даже Эрвин придумать не мог.

Плохой новостью было то, что их объединили в группу с Майком. Вернее, не то чтобы это было действительно плохой новостью, но проблем бы это изрядно могло доставить, ведь многие были в курсе: эти двое между собой совершенно не ладят.
— Мы будем топтаться на месте или наконец-то пойдем на полигон? Торчать здесь в жару я не хочу, — парень приподнимается на мысках своих сапог, отрываясь от земли, и недовольно косится на Закариаса — тот значительно опережал Эрвина в росте. И если бы они были друзьями, Смита это ни капли не смущало бы, даже не задевало. Но только не сейчас и не в их ситуации.
[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0416/5d/29e1607f9586d688f4905c74264a815d.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Эрвин Смит, 16</b></a></div><div class="lzfan">attack on titan</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, остров Парадис;<br>» кадет, оболтус, будущий командор;<br>» шалить надо правильно</div>[/info]

+2

3

Будучи столь флегматичным человеком Майк Закариас наблюдая изо дня в день, никогда не понимал как юные кадеты стараются заслужить доверие со стороны старших по званию, преподавателей, всячески демонстрируя то, в чем якобы они профи. Зачем? Этим вопросом задавался Майк каждый раз. Зачем так напрягаться, изнемогая себя бессмысленными тренировками, которые все равно в конечном итоге приведут к гибели, и неважно от старости, болезни, лап чудовищ или еще чего. Все в итоге умрут. Равно или поздно, но это случится и никуда от этого не спрятаться.

«Я не понимаю этого…».

По его мнению, эти тренировки отчасти бессмысленны и нелепы, но почему-то он продолжал тренироваться наряду с остальными вровень, не отставая ни на шаг. Напротив, в некотором роде Майк превосходил по силе, ловкости, мастерству многих кадетов, находящихся здесь, но это его ничуть не волновало. Ему было все равно, что он делает и как. Он просто это делает. А, порой, и вовсе не делает, отлынивая от занятий. Но, не смотря на это, Майк продолжал носить ту же форму и ходить в те же места, что и остальные. Но было самое главное отличие его от остальных. Все ребята четко знали чего хотят и куда в конечном итоге окончание кадетской школы их приведет. Они твердо шли к своей мечте. Но Майк был другим. Он не имел ни желания, ни мечты, ни цели – ничего. Многие шептались за спиной, задаваясь вопросом, что он вообще тут делает, обсуждая чуть ли не за каждым углом. Закариаса это ничуть не волновало, он также продолжал существовать и делать то, что прикажут. Однако все же была одна причина, если можно было ее так обозвать, по которой юный кадет продолжал сюда приходить – приобрести цель, мечту. Сложно поверить, но Майк, будучи наблюдательным и равнодушным человеком, просто завидовал, замечая, что остальные ребята, которые точно знали чего хотят и на что идут. Он видел это, чувствовал, ощущал. В частности, до его ушей доносились слухи об Эрвине Смите, который одним своим видом уже раздражал юного Майка. Его энергию, которая так и сочилась наружу, его столь активную жизненную позицию, его характер, действия – все. У Смита было все, чего не было у Майка, и он от этого раздражался еще больше. У Майка такого не было. Но помимо этого Закариасу было интересно, по какой причине Эрвин Смит так целеустремлённо продолжал двигаться вперед. Как? Зачем?
Много слухов ходило по поводу этого «прирожденного лидера», каким его уже кличали товарищи. Но Закариас не верил ничему. Он был из тех людей, которые строят представление о человеке самостоятельно, начиная с запаха. У каждого человека есть свой аромат. С этого всегда и начинал знакомство с людьми. У Закариаса никогда не было друзей, он и не пытался. Ему это было ни к чему. Даже если кто-то и пытался подойти к столь загадочному и тихому человеку, надеясь на положительный исход и обыденный разговор, то равнодушие, и некоторые странные привычки вовсе отталкивали остальных от дружбы с таким парнем.

Плевать.

Закариас есть какой он есть, и меняться не собирался. Ради кого? Ради чего? В этом он не видел никакого смысла, ровно как и стараться изо всех сил, вырывая себе местечко под фальшивым солнцем, чтобы войти в десятку лучших. Большинство стремилось в Военную Полицию, считая, что это самое почетное место для дальнейшей службы во имя Короля. Некоторые рвались в Гарнизон, вырывая теплое местечко, и лишь Разведка оставалась без внимания. Было всего несколько человек, которые туда рвались, и один из них, как доходили слухи – Эрвин Смит. Да, тот самый дерзкий и наглый мальчишка, коим его считал Закариас. А Майку было все равно куда его в дальнейшем кинет судьба. Но каждый день, наблюдая за «будущим лидером», стало любопытно, зачем ему рваться с таким отчаянием в место, где его ждет скорая гибель. Ведь тот был стратегически талантлив, и свои навыки он мог бы продемонстрировать куда в более полезном месте, нежели какой-то Разведке, которую сравнивали с местом казни.

«Зачем?...»

Этот вопрос вовеки останется не отвеченным.

Настал день очередной подготовки для будущих солдат. Сегодня руководители решили, судя по всему, испытать судьбу, объединив Майка в одну команду с этим бодрячком. Основное задание было таково: уничтожить как можно больше деревянных моделей титанов, работая в слаженной команде.
– В команде? Да вы шутите? Да еще и с…
— Посторонись, Закариас!
– Тц.., легок на помине, – потирая плечо, куда и влетел его «товарищ», одаривая его тяжелым взглядом.
Выпрямившись, Майк смотрел пристально на Эрвина, заметив его выплескивающийся энтузиазм, который раздражал Закариаса еще больше.
– И чему так радоваться…
— Мы будем топтаться на месте или наконец-то пойдем на полигон? Торчать здесь в жару я не хочу…
Глубоко вдохнув воздух, витавший около него с примесью затхлой пыли и чего-то ароматно цветочного, преследовавший Эрвина, Закариас громко выдохнул и, смирившись, направился прямо к «товарищу».

«Не понимаю».

Подойдя вплотную, самый высокий кадет выпрямился, немного приподняв подбородок, а глаза опустились вровень низкорослого бодрячка. Одна рука находилась на талии, вторая висела плетью. Затем, чуть наклонившись к макушке Смита, глубоко вдохнул, и мимолетно усмехнулся. Да, этот то самый цветочный аромат, который и ощутил до этого.
– Как интересно.
– Рад сотрудничеству, «лидер», надеюсь ты оправдаешь свое звание, – монотонно, но с некоторой ехидностью проговорил Закариас, предвкушая их слаженную работу, которая, в чем уверен Майк, провалится с полным треском, но ему было плевать, а вот как поступит Смит, было весьма любопытно.

[status]I wanna dream[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2HA4h.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=5547#p592072"><b>Майк Закариас, 17</b></a></div><div class="lzfan">shingeki no kyojin</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» остров Парадис<br> » флегматичный кадет<br>» в поиске смысла жизни</div>[/info]

Отредактировано Mike Zacharias (2018-06-28 08:46:38)

+3

4

И вот опять! Опять он это делает! Вытягивается во весь рост и смотрит сверху-вниз так повелительно и преувеличенно благосклонно, что челюсти сами собой сжимаются до едва слышного скрежета. Так и хочется вмазать со всей дури по этим зубам, скалящимся в мимолетной усмешке и Эрвин с трудом удерживается от того, чтобы позабыть про все свое холеное воспитание и сплюнуть прямо под чужие сапоги от такой приторной сладости. Но кем же он тогда станет в глазах окружающих? Стоит признать: восхищение хотя бы со стороны девчонок и похвала от старших по званию всегда льстила, потому отказываться лишний раз от подобного совершенно по-детски не хотелось. Приходится держать себя в руках, но соблазн так велик! Мда.
— Отвяжись! — практически отскакивает назад, не удержавшись от столь экстравагантного поведения со стороны Майка, и смотрит то ли с подозрением, то ли с плохо скрытым изумлением. Одно дело, когда до тебя доходят слухи, что Закариас не чурается обнюхивать все, что движется (а что не движется, то двигать и обнюхивать), но совсем другое — становиться свидетелем подобного. И это как минимум сбивает с толку. Чтобы спрятать собственное смущение, Смит хватает со стола привод и, делая вид, что очень увлечен предстоящей тренировкой, затягивает потуже ремни и вешает всю эту металлическую махину на себя. Проверяет, чтобы все сидело удобно и нигде ничего не мешало, и только после этого осмеливается все-таки снова поднять взгляд и встретиться им с Закариасом.
— Уж оправдаю, не беспокойся, — фыркает тихо, заметно успокоившись. В конце концов, им предстоит работать вместе и не всегда в этой жизни бывает так, что появляется возможность собрать команду из тех людей, с которыми хочется контактировать, а не с которыми надо это делать. А у военных все гораздо проще: отдали приказ — выполняй. А как ты это сделаешь, уже никого не беспокоит. Хоть задницей по ветру встань, но выполни приказ, во что бы то не стало.  Работать с Майком необходимо, хочет он того или нет.

Ему дали пять человек. Шесть, если считать самого Эрвина, и теперь кадет стоял прямо перед лесным массивом, скрестив руки на груди и уставившись куда-то в пустоту перед собой. Шесть человек. Три пары. Этого вполне должно было хватить, чтобы изрешетить «титанов» на их небольшом отрезке территории, отведенном специально под их команду.
—. . . И тогда остаемся мы с Закариасом, — выкладывая свой план, юноша так и не смог назвать этого парня по имени, но сейчас это не то чтобы было важно. Эрвин раскидывал людей так, чтобы компенсировать недостатки друг друга. Конечно, на тренировке можно было не заморачиваться и вообще разбиться на пары абсолютно случайно, но разве их сейчас как раз не учат думать головой и анализировать? А что до их странной парочки? Да, Смит не самый искусный из всех кадетов во владении упм, его временами слишком заносит на поворотах и все еще не хватает маневренности, но он умеет думать. А Майк не слишком похож на человека инициативного, хотя физических данных ему не занимать.
Юноша зарывается пальцами в волосы, словно до сих пор чувствуя макушкой чужое дыхание, и с силой проводит по коже всей пятерней, разрушая свою вечно «идеальную» стрижку и привнося в образ пай-мальчика каплю какой-то небрежности. Дергает себя за отросшую челку и поворачивается к замершему за спиной высоченному кадету.

— Вопросы? Предложения? Замечания имеются? — спрашивает как бы между прочим, краем глаза отмечая момент, когда оставшиеся две пары кадетов взмыли в воздух и скрылись за древесными стволами. — Или язык откусил?
Ну не может же быть, чтобы этот человек совершенно ничем не интересовался в этой жизни и прямо сейчас!
[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0416/5d/29e1607f9586d688f4905c74264a815d.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Эрвин Смит, 16</b></a></div><div class="lzfan">attack on titan</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, остров Парадис;<br>» кадет, оболтус, будущий командор;<br>» шалить надо правильно</div>[/info]

+2

5

Язвительность со стороны блондина была по-своему очаровательна в глазах Закариаса, и даже ничуть не задевала, наоборот, его манера разговора, поведение притягивали как магнит, и за ним хотелось тянуться, как говорили в округе. Этот человек по-своему импонировал многим солдатам, и даже в глазах опытных преподавателей он выглядел уже как лидер и его даже представляли будущим командиром отряда. Майк хоть сродни был безынициативен, но любопытен, и ему было откровенно интересно, за что так ценят этого взъерошенного солдата с взглядом как у ястреба, смешанным с лисьей хитростью и чутьём как у волка, учуявшего добычу. Он всегда смотрел далеко вперед, и Майку, наблюдая всегда со стороны, было интересно, что же такое видит Смит, как он смотрит на мир, каков он, в его глазах цвета моря.… Хоть его чересчур активная натура и раздражала вся, но единственное, что действительно изначально привлекло внимание Майка, так это его глаза. Глаза глубокого моря, что вкупе с его поведением и личностью можно сравнить со штормом, что казалось еще чуть-чуть и утонешь в них без шанса на спасения.
Снова нагнувшись, и уже ближе к его затылку, вдохнул очередной раз его аромат, и на этот раз в нем было смешано нечто иное… Волнение, переживание… Для юного Закариаса все в округе обладало своим запахом, даже чувства, эмоции, что казалось сродни не обладают никаким ароматом. Но Майк их чуял, издалека, всегда и всюду.
– Ты у нас командир, вот и командуй… если не струсил конечно…, – легкая усмешка расположилась у него на лице.
После он медленно подошел к столу с необходимым оборудованием для кадетов и, скрестив руки на груди, стал пристально всматриваться в орудие, через раз коротко вдыхая запах. Со стороны это никоим образом не прослеживалось, но даже у Майка была своя процедура отбора упм. Предпочтительней ему необходимо было то, что больше весит и по-особенному «звучит». Хоть на столе их и оставалось всего два, но он действительно весьма сосредоточенно осматривался, что его брови максимально подошли в переносице, и его без того вечно угрюмое лицо стало еще серьёзней и устрашающим.
Устройства маневрирования практически изжили из себя за долгие годы службы, это прослеживалось по внятным потертостям, слегка заржавевшим болтам и пряжкам ремней, но даже не смотря на изживший из себя вид они еще могли поработать некоторое время для «зеленых» кадетов, которые в скором времени займут статус настоящих солдат, отдавших сердце человечеству, и защищающих свою мечту. Осталось только найти свою мечту для Майка Закариаса, что его взгляд был тусклее и невзрачнее остальных,  в частности в сравнении с его сокомандником, в коих глазах читалась четкая цель, уверенность и яркость. Две полные противоположности сегодня будут порхать в небе вместе, работая не каждый сам на себя, а друг на друга. Дуэт дня и ночи. Осталось дождаться куда этот временной фактор приведет и на чем остановится.
– Пожалуй этот.
Сделав выбор, Закариас решил остановиться на этом устройстве пространственного маневрирования, который тут же принялся оборудовать на его крупном теле, с глухим звуком застегивая пряжку за пряжкой.
Присев на корточки, Майк уже добрался до сапог, приводя их в порядок, и в тот же момент выглянул из-за нависшей светлой челки тускло зелеными глазами, прямо на нависший силуэт перед ним с уже ведомым ему ароматом. Даже с закрытыми глазами Майк распознает его из тысячи, точнее именно когда не полагаешься на зрение, обоняние становится еще острее, и его чуткий нос способен учуять еще четче и точнее. Даже без того он чувствовал как его «товарищ» сверлит взглядом.
– Тебе помочь, или сам справишься, командир?...
Тон голоса был надтреснут, и слова Закариаса хоть и звучали с некой насмешкой и язвительной ноткой, что могло казаться это пренебрежительностью, и что тот лишь насмехается над другим и ему лишь бы позабавиться, и к делу не относится столь серьезно, как ждут, однако его глаза говорили об обратном. Они были… безжизненны. Они вроде и смотрели прямо на Смита, но в то же время не смотрели никуда. В их отражении Эрвина Смита не было. В них не было ничего. Лишь пустота. Для него мир был таким же утомительным как голубой дым горящей листвы. 

– Что я вообще тут делаю?...

Снова вопросы и снова никакого ответа. Лишь диктующие правила, которым он мертво следовал. Может быть там, в воздухе, Майк Закариас сумеет найти ответы на свои вопросы, может быть там он сумеет отыскать самого себя, и ответы его сердца.
– Ну что, командир, командуй.

[status]I wanna dream[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2HA4h.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="http://chaostheory.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=5547#p592072"><b>Майк Закариас, 17</b></a></div><div class="lzfan">shingeki no kyojin</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» остров Парадис<br> » флегматичный кадет<br>» в поиске смысла жизни</div>[/info]

Отредактировано Mike Zacharias (2018-09-15 20:16:02)

+3

6

Командовать, значит… Легко сказать, если так подумать. Но гораздо сложнее — реализовать. Потому что как бы Эрвина не превозносили по лидерским качествам уже среди кадетов, сам он в себе неплохо так сомневался. Одно дело, когда ты можешь гаркнуть на общем построении, пока никто не видит, и самостоятельно организовать шумных и одновременно с этим сонных после ночи кадетов. Другое, когда тебе дают задание. И пусть этот лес — не Лес Гигантских Деревьев где-нибудь у Каранеса, а сами титаны — убогие деревянные куклы с мешком на шее, которые если и двигаются, то настолько медленно и ненатурально, что даже слепой их одолеет, но это все-таки задание. Задание на проверку этих самых лидерских качеств, на умение работать в команде, на понимание сильных и слабых сторон друг друга, в конце концов. И если Эрвин провалится, то это будет означать, что и окружающие поймут свои промахи относительно этого мальчугана с огромными глазами.
Конечно, Смит себя накручивает. Накручивает так, что у него волосы на загривке дыбом встают, в чем он, разумеется, никому и никогда не признается. Потому что один промах на тренировке явно не приведет к тотальному провалу по всем фронтам. Но юноша нервничает и потому закусывает губу.
— Ты сильный… — бросает как бы между прочим и пожимает плечами, в последний раз проверяя, как в ладони ляжет рычаг управления, — отлично сгодился бы для нападения. Твой фланг справа.
И, оставляя Майка наедине с собственными мыслями наедине, а заодно не поясняя значения своих слов, стремительно взмывает в воздух, оставляя только облако газа и пыли за спиной.

На самом деле ему было просто неуютно смотреть в эти бездонные, но пустые зеленые глаза. Свет в них будто бы вообще не отражался и это вгоняло в ужасный ступор, что даже слова застревали в горле. Эрвин искренне не понимал, как такое вообще может быть возможно, и от того чувство несправедливости и неправильности стискивали сильнее виски́, окольцовывая голову стальным обручем.
У Майка красивые глаза. Объективно красивые, но абсолютно пустые. И кадет так до сих пор и не мог понять, почему. Как можно не иметь в них ни проблеска цели или смысла? Злится. Сшибая каблуком сапога пару веток, приземляется на ту, что выглядит на вид самой прочной, и ждет, высматривая Закариаса между деревьями. То, что он слишком вырвался вперед — плохо, они ведь должны работать в паре, но Эрвин трусливо сбежал, бросив своего товарища на самом старте. Будь они среди настоящих титанов, то в одиночку уже давно погибли бы, были бы съедены.
Смит помнит, как видел израненные тела и опустошенные лица вернувшихся из экспедиции разведчиков. Мальчики и девочки, совсем еще молодые, только окончившие Училище, были вынуждены столкнуться со всем злом этого мира, сконцентрированным в нескладном титаническом теле. Вернулись не все. А те, что вернулись, прежними уже никогда не были. У Эрвина была цель: разорвать этот порочный круг и продвинуть человечество далеко вперед. Вот только один он ни в коем случае не справился бы.

— Закариас! — прислушиваясь к отдаленному визгу металлического троса в приводе, понимает, что высокий кадет где-то уже совсем близко. Значит, скоро его нагонит и можно будет смело продолжать задание. И все равно не может назвать по имени. Что ж, главное, чтобы остальные ребята справились со своей частью, тогда задачу можно будет считать практически выполненной.
— Пошевеливайся! — струсил…. Нет, не струсил! И юноша готов был это доказать, вопреки насмешкам и издевкам со стороны. Но какое-то нехорошее предчувствие настигало снова и снова. Все это дело явно не закончится так гладко, как можно было рассчитывать.

[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0416/5d/29e1607f9586d688f4905c74264a815d.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Эрвин Смит, 16</b></a></div><div class="lzfan">attack on titan</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, остров Парадис;<br>» кадет, оболтус, будущий командор;<br>» шалить надо правильно</div>[/info]

+2

7

Бормотание нынешнего лидера было тихим и шло вперемешку с шумом стальных бляжек ремней, которые как раз удобно для себя располагались на спортивном теле кадета, что в свою очередь, слова воспринимались весьма тяжело, но учитывая чуткий не только нюх, но и слух, Майк смог расслышать то, что удалось так несвойственно пробормотать для столь вопиющего кадета. И даже не особо вникнув в суть его слов, Эрвин Смит также быстро упорхнул, как и произнес слова схожие на наставление с примесью похвалы?...
– Что это на него нашло…, – сам у себя спрашивал Закариас, наблюдая за быстро испаряющейся тропинкой из газа, которая точно указывала путь куда направился лидер его команды.
– «Отлично сгодился бы для нападения», – мысленно повторил у себя сказанное Эрвином, где после устремил взгляд в небо и мельком ухмыльнулся. Это не было похоже на слова, сказанные как раньше с издёвкой, эти слова были нечто иным. И он это почувствовал.
Солнца не было, но для Майка небо показалось слишком ярким, что глаза зажмурились, а правая ладонь прикрыла их, создав теневой вакуум. Вдыхая запах газа из баллона, мальчик вспомнил то, что когда-то сказал ему один пожилой мужчина: «Возможно, впереди будет только темная дорога. Но ты все равно иди вперед. Ты просто должен продолжать идти вперед. Верь, что звезды будут освещать тебе путь, пусть их будет и немного»… Перед глазами стоял силуэт Эрвина Смита, который изящно несколько минут назад вспорхнул в небо и также же свободно парил в нем словно у него есть крылья. Казалось, им что-то движет, что-то, что помогает ему двигаться вперед несмотря на все преграды. Также мечтал двигаться и сам Майк, но пока он не видел этого, но маленький проблеск в глазах показался и явил себя наружу. Люди все же падают, но даже они раскрывают свою сущность, свою правду, свои души, свое истинное «я» только тогда, когда тянутся к прекрасному. И они также высоко ценят справедливость. Майк был из таких, он был справедливым человеком, пусть об этом визуально точно не скажешь. Но его что-то тянуло, влекло сделать что-то хорошее, быть нужным для кого-то, быть полезным. Оставалось сделать только первый шаг. Шаг навстречу, и если сделать этот шаг, уже точно назад дороги нет и нужно идти до самого конца.
Шаг вперед, нажав на рычаг устройства, Закариас, оттолкнувшись левой ногой, взмыл в небо и устремился вперед. Он был неглуп, и понимал, что такими темпами у него не будет будущего, если и дальше будет придерживаться тех же принципов. А если в этом случае понимаешь, что твое будущее полетело к чертям, тебе только и остается жить ради кого-то и верить. Но существует такая дурацкая людская манера – пытаться втиснуть весь многообразный мир в узкие рамки своего понимания. И у Майка пока не было, точнее он еще не видел перед собой этот рычаг, который перемыкнет у него, и впереди появится та самая звезда, что осветит ему и укажет путь куда следует идти и что делать.
Впереди послышался оклик. Этот голос он узнал. Приблизившись, Закариас увидел как и без того взъерошенные волосы блондина были еще растрёпаней, и это было по-своему забавней чем обычно. Он был мал по сравнению с высотой и объемами этой не столь густой чащи деревьев, но Эрвин Смит был «ярче и больше». В нем присутствовал лидерский дух, и на секунду Майку показалось как за его спиной вспорхнул зеленый плащ с изображением двух крыльев. Он смотрел точно на приближавшегося к нему Майка, и ослабив бдительность, то ли  из-за волнения, что чувствовал ранее сам Закариас, что исходила от мальчика, то ли от погрузившихся на него мыслей не заметил как недоделанная конструкция, или специально продуманная уловка падала точно на Эрвина. Соответственно, Майк, как видящий все это перед глазами, выкрикнул что есть мочи:
– ЭРВИН! Осторожно!
И незамедлительно прибавил газу на максимальную скорость, что была предельной для этого устройства. На сумасшедшей скорости Майк оказался рядом с Эрвином и за долю секунды успел его оттолкнуть с той ветви, где ожидал его Смит. Сам же Майк принял на себя удар от части конструкции, что стояла неподалеку. Основной удар пришелся на правое плечо и спину. Сам Закариас хоть и не был таким ловким как другие кадеты, но он был крепким малым с натренированным телом получше, чем даже у некоторых солдат. Плюс ко всему вес конструкции основной пришел на само дерево, а его малая часть лишь задела его самого. Лицо Майка лишь слегка исказилось от боли в момент удара, после он поднялся с колена  – того сгруппированного положения, что пришлось ему принять дабы "смягчить" удар на себя, как ни в чем не бывало, и начал искать самого Эрвина. Найдя его, и с первого взгляда, убедившись что тот вроде бы не пострадал, произнес с некой ехидностью, где уголки его губ приняли несвойственную Закариасу улыбку:
– Ну что же ты, лидер, по сторонам смотреть надо.

[icon]http://funkyimg.com/i/2HA4h.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Майк Закариас, 17</b></a></div><div class="lzfan">shingeki no kyojin</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» остров Парадис<br> » флегматичный кадет<br>» в поиске смысла жизни</div>[/info][status]i wanna dream[/status]

+4

8

Основной удар пришелся в лицо.
Не сразу, нет. Формально, Закариас тут даже не причем: мальчишка всего лишь делал то, что считал правильным и необходимым, буквально спасая чужую жизнь от столкновения с огромной деревянной конструкцией, нависшей над головой с той же, присущей настоящим титанам, внезапностью и проворностью. Майк выкидывает Эрвина с траектории падения, на полном ходу толкнув его ладонями в грудь. От неожиданности кадет не сразу понимает, что происходит, а внезапный окрик обычно до ужасного сдержанного Майка звоном отзывался в ушах.
Он видит, как тяжеленная конструкция с характерным грохотом обрушивается практически на голову, задевая спину и плечо юноши. В глазах все кажется таким медленным, таким размеренным, что, наверное, можно рассмотреть каждую смену эмоций на обычно пустом и холодном лице: от страха и озабоченности до боли и раздражения. Такое живое, такое необычно красочное. Эрвин не ожидал увидеть все это, отправляясь в лес. Просто не ожидал.
Первый удар — самый слабый — доходит до спины. Кадет влетает в ствол ближайшего дерева, не успев вовремя затормозить или увильнуть. Чувствует, как жесткая кора сдирает кожу с лопаток и рвет на спине рубашку, пока Смит, неловко пытаясь выбраться из сложившейся ситуации, соображает, куда бы ему направить трос, чтобы просто отлететь от дерева на некоторое расстояние. Но времени на все уходит слишком много, и Эрвин срывается вниз, из последних сил стараясь зацепиться пальцами хоть за какую-нибудь ветку и повиснуть на ней.
Основной удар пришелся в лицо.

Голова кружится, но, в целом, можно жить и даже дойти на своих двоих до ближайшего медпункта в училище. Парень поднимает словно бы чугунную голову, тяжело моргает и всматривается в пространство перед собой. На толстом суку на пару метров выше алеет темная густая кровь, медленно стекая по деревянным шероховатостям, и Смит с тихим стоном откидывается назад. Он лежит на спине, чувствуя, как собственная кровь жидким горячим металлом затекает в горло и мешает дышать полной грудью. С трудом переворачивается, сплевывая на землю, и поднимается только тогда, когда может твердо упереться ладонью в холод травы. Пальцы мелко дрожат от пережитого страха. Да, он вроде бы не особо пострадал, но все равно бросает на подлетевшего Закариаса полный ярости взгляд.
— Ублюдок… — смазано проводит тыльной стороной ладони по челюсти и срывается с места, хватая Майка за грудки настолько, насколько хватает сил. Рывком притягивает к себе и тут же отталкивает, удерживая в пальцах чужую одежду. Встряхивает заставляя мотнуть головой. — Ты же мог погибнуть, кретин!
Буквально орет на товарища то ли потому, что разлившийся по венам адреналин давал о себе знать, то ли потому, что действительно беспокоился за одного безрассудного молчаливого мальчугана. Странного и раздражающего.
— Зачем ты полез?! Кто тебя просил?! — резко разворачивает к себе спиной, ощупывает места, попавшие под удар, а после — снова к себе лицом. — Зачем, Майк?!

Ослабевшая ладонь разжимается, падая вниз, и Смит зажимает лицо другой рукой, не давая больше пачкать и без того убитую рубашку. Из-за разбитого носа дышать приходилось ртом, а такая же губа вспухла, сочась кровью.
— Больше не делай так… — падает на землю, упираясь ладонями в колени и пряча в них же свое лицо. Ему просто надо немного отдышаться.
И не видеть лишний раз так странно улыбающегося Закариаса, будто бы чем-то явно довольного. Эрвин действительно беспокоился. Одно дело, когда под раздачу попадает он сам, выкарабкается как-нибудь, уже не в первый раз. Другое, когда за него влезают другие. И им достается больше, чем самому Смиту.
Много больше.
[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0416/5d/29e1607f9586d688f4905c74264a815d.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Эрвин Смит, 16</b></a></div><div class="lzfan">attack on titan</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, остров Парадис;<br>» кадет, оболтус, будущий командор;<br>» шалить надо правильно</div>[/info]

+2

9

Интуитивное стремление Майка на выручку его товарища сыграло немаловажную роль в сегодняшнем инциденте, о котором еще эти двое будут вспоминать всю свою жизнь. Благодаря его быстрой реакции Эрвин избежал вероятного попадания в лазарет с сотрясением мозга и переломами костей, а того и гляди чего похуже, что требовало бы длительного лечения с удручающими последствиями. Впервые Майк Закариас самостоятельно проявил инициативу ради кого-то, ради чего-то. Тот скучный и унылый мальчишка без жизни и проблеска в глазах, что, сколько себя помнит, всегда искал цель для жизни, для будущего. Призрачный былой силуэт вдруг начинает растворяться в воздухе, затмившись под ярким светом доблестного и отважного солдата с яркими, полными жизни, решимости и целеустремленности глазами, который первоочередно пришел на выручку своему товарищу, поставив его жизнь в приоритет своей. И ни доли сожаления и сомнения. Поступок, что под стать солдату корпуса разведки.

Повышенный тон Эрвина привносил толику радости для Закариаса, понимая, что как бы это не выглядело со стороны, однако тот самый горделивый бодрячок с взъерошенными светлыми волосами, криками давал понимать о своем беспокойстве, и Майка это радовало, что даже такой мальчишка способен проявлять такие несвойственные ему на первый взгляд эмоции. После крики переходили в небрежные хватки за воротник, что приобрел алый оттенок от просачивающейся под ним небольшого пореза на плече, то притягивая, то отталкивая от себя, как бы пытаясь достучаться до «виновника». Но Закариасу было все равно, он лишь послушно стоял, пристально наблюдая за реакцией Смита, за каждым его движением, послушно болтаясь из стороны в сторону. И как только мимолетные вспышки гнева Эрвина были позади, Майк, обхватив ладонью свой затылок, произнес:

– Эрвин, я не настолько слаб как ты думаешь, от такой мелочи я не умру… не волнуйся, – правый уголок губ приподнялся вверх, – к тому же на моем теле пара ссадин и ран роли не сыграют, я довольно силен, поэтому на мне все быстро заживает, а вот ты должен поберечь себя…, – легкий румянец с оттенком застенчивости красноречиво расположился на лице Майка, предательски не желая сходить.

Майк не сводил глаза с Эрвина, читая любую возможную эмоцию, которую можно было словить. И к удивлению кадета этот целеустремленный мальчик, что так рвался всегда вперед, сейчас упал на колени перед ним, опустив голову и бормоча под нос о просьбе не совершать больше таких необдуманных поступков. 
В тот момент действительно казалось все намного проще. Как и многие кадеты, большинство юных солдат считают, что могут справиться с любым препятствием, встречающихся на их пути, что именно он и только он сильнее всех и чувствует себя непобедимым героем в этой войне. Каждый искренне надеется и верит, что сможет внести огромнейший вклад в победу человечества, полагая, что главным ключом к этой победе – безграничная физическая сила, что присутствует только  у них самих. Но это лишь глупое детское мировоззрение. Ведь правда, один неверный шаг, одно неверное необдуманное решение может стать роковой петлей вокруг шеи. Все те детские наивные мечты и образы сразу испаряться, разбиваясь о жестокую реальность. Но именно она и заставляет видеть четкое понимание нынешнего положения вещей и принимать трезвые решения, что могут стать ключом для спасения не только себя, но и своей команды.
Опускаясь на одно колено, опершись одной ладонью о него, и тем самым оказываясь на одном уровне с товарищем, Майк приложил правую руку ему на плечо, виновато бормоча:
– Прости…

Может и правда, действия Майка были слишком безумны и спонтанны, но они были направлены на совершения благородной цели – защите своего товарища. Однако чувствуя на себе вину, смотря на Эрвина, Майк чувствовал беспокойство, к тому же…
– Тебя-то и самого потрепало, лидер, - указывая на ссадины и обрывки рубашки, – так что я совершенно не справился даже с этим, чтобы защитить тебя. Ну…, будет мне наука и куда стремиться.
Закариас, перевел вес тела на колено, помогая тем самым подняться, после чего протянул руку Эрвину со словами:
– Ну же, вставай, негоже лидеру падать духом, к тому же нам же надо закончить начатое задание, чтобы по итогу не вылететь из корпуса. А я пойду за тобой. Ты только веди меня, Эрвин.

Уже не было тех прозвищ, не было того сарказма, с которыми эти двое столь не похожих друг на друга кадет прежде обращались друг к другу. Было только имя, произнесенное с особым ударением и смыслом. Значит ли это, что между ними пробежал зверек под именем "доверие"?...

[status]i wanna dream[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2HA4h.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Майк Закариас, 17</b></a></div><div class="lzfan">shingeki no kyojin</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» остров Парадис<br> » флегматичный кадет<br>» в поиске смысла жизни</div>[/info]

+2

10

Майк — идиот. Полнейший, если быть точным.
Эрвин понимает это, сжимая сломанными ногтями брючную ткань на колене и стискивая зубы до характерного скрежета.
Майк — идиот. Кретин, рискнувший собственной шкурой, хотя до этого никогда не проявлял склонности к излишнему героизму.
Майк — идиот. Поехавший головой тупица, которому еще хватает не то сил, не то наглости улыбаться после того, что произошло.
— Идиот…. — едва слышно всхлипывает Эрвин то ли от отчаяния, то ли от ярости. Смаргивает выступившие на покрасневших глазах слезы и сглатывает ледяной ком в горле, ухнувший куда-то в самый желудок. Смит все еще, разумеется, злится. Злится на всех, в том числе и на самого себя почему-то, хотя, казалось бы, едва ли тут была его вина. Разве что в невнимательности, но уж явно не в чужом решении влезть туда, куда не просят.
— Поберечь себя..? Знаешь, Майк, засунь-ка ты себе это в задницу! — он вскидывает взгляд, отрывая его от собственных ладоней, и смотрит на Закариаса с огромной долей не личного оскорбления, но искреннего возмущения. И все-таки принимает ладонь, крепко сжимая ее, чтобы тут же встать на ноги и попытаться отряхнуться, но все тщетно: испачканные кровью пальцы оставляют на ткани больше грязи и пятен, чем уже было до этого.

— Слушай, если бы я хотел «поберечься», то я бы метил в Военную Полицию, а то и вовсе в кадетское не пошел бы. Сморозил глупость и радуешься!
Юноша ворчит, сдергивает с бедер ремни привода и раскладывает его на земле, чтобы просто хотя бы проверить на наличие внешних повреждений. Он, наверное, не должен был всего этого говорить, не должен был так выражаться, но о каком бережном отношении к самому себе тут вообще идет речь?
— Ты знаешь, за что моего отца казнили? — разумеется, знает. Все знают. И так или иначе периодически напоминают об этом, пусть даже и не всегда специально. Сын предателя, безумца и глупца. Конечно. Эрвин Смит — такой же, как и его папаша, так все говорят.
— Ты знаешь, почему я пошел сюда? — мальчик шикает коротко, когда в пальцах что-то неудачно щелкает, но продолжает возиться и вскоре постепенно вешает все обратно себе на спину и ноги.
— Я, Майк, плевать хотел на безопасность, ты в курсе? — Эрвин смотрит в глаза совершенно серьезно, полностью игнорируя разницу в возрасте и, кажется, просто стирая ее. — Там, куда я собираюсь пойти, нет до нее никакого дела. А я хочу пойти в Легион Разведки.

Его даже не беспокоит, выдаст ли Майк их разговор, посчитает ли он Смита сбредившим или что-то в этом духе. Кадет просто медленно подходит почти вплотную, четко чеканя каждое слово:
— Я собираюсь подняться там. Я собираюсь узнать все. Всю, черт возьми, правду о титанах, чтобы потом…чтобы потом, Майк, просто стереть их с лица земли. И я по головам пойду, если оно того потребует, а знаешь, почему?
Эрвин останавливается, кладет тяжелую ладонь на здоровое плечо Закариаса и коротко дергает на себя, значительно понижая голос, чтобы никто со стороны не мог его услышать.
— Потому что я знаю, что в нашем обществе не все так сладко. И мне надоело. Гнить. Внутри. Стен.

Он отпускает его также резко, как поменялось настроение, и с последним словом злость из голоса просто вся исчезла, оставив только усталость, немного боли и какую-то обреченность. Самую малость.
— Не надо безрассудно спасать меня. Ни в кадетке, ни дальше по жизни. Однажды я стану тем, — в последний раз проверяет ремни и почти манерно — пуговицу на воротнике, — кто будет нести ответственность за жизни своих людей. И спасать меня не надо, этим буду заниматься я. Не надо, если это может оборвать жизнь или оставить калекой до конца дней. Не стоит, Майк. Я очень ценю, но…нет. Единственное, я все еще буду хотеть знать, что мне будет, на кого положиться. Это будет важно для меня, Майк. Так что же заставило тебя сюда прийти?
[icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0416/5d/29e1607f9586d688f4905c74264a815d.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Эрвин Смит, 16</b></a></div><div class="lzfan">attack on titan</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Земля, остров Парадис;<br>» кадет, оболтус, будущий командор;<br>» шалить надо правильно</div>[/info]

+2

11

В его глазах читалась уверенность, надежды, будущее. В его звенящем от напряжения голосе чувствовалось воодушевление, да, все же он был прирожденным лидером, гением, что собирал взгляды вокруг себя, заставляя на себя обратить взор. Слова Эрвина буквально проникали в сердце, разжигая огонь борьбы за светлое будущее, за которое он боролся уже сейчас.
Майк стоял неподвижно, всецело отдавая душу и разум на волю случая, вслушиваясь в каждое слово Смита, что, не отрываясь, смотрел в его глубокого синего цвета глаза. И Закариас, будто загипнотизированный, не мог ничего возразить. Его хилая усмешка куда-то утекла далеко, плавно перейдя в серьёзное, угрюмое и сосредоточенно привычное выражение лица флегматичного кадета.
Наморщив лоб, Майк слегка закусил нижнюю губу. Что-то непреодолимо изменилось. В нём… в них… Он переставал понимать себя, он жил, чувствовал, но уже не понимал, с какой целью и что он делает. Что-то в нем пробудилось. Хотелось чего-то иного, манящего и таинственного, как сейчас. Он хочет знать. Знать куда может привести этот тернистый путь, проложенный Эрвином, какое будущее он покажет, куда оно приведет.

Да, Майк прекрасно знал о его детстве, и что случилось с его отцом. Точнее говоря, все из слухов. Когда ты окружен кучкой таких же подростков, что любят потрепаться за углом, нет ничего удивительного, чтобы они нашли для себя цель для очередных сплетен, насмешек и издевательств. Однако Майк, хоть и слышал, хоть и знал, но ему было плевать. Он был не из тех, кто так запросто будет верить слухам и избегать человека только из-за его прошлого. Он был из тех людей, что проверят все на собственной шкуре. И верят в настоящее, не основываясь на былом. Никто не без грехов. Напротив, ему было любопытно, что за человек на самом деле Эрвин Смит. Что им движет, и к чему стремиться.

И вот тебе. Легион Разведки.
Сказать, что Закариаса это удивило – ничего не сказать. Скажем так, если бы Эрвин наоборот не стремился бы к этому отряду, стать его частью, и еще дальше стать во главе этого Легиона, то Майку он показался бы скучным и таким же серым и непринужденным, как и остальные кадеты, что вмиг теряются из виду, и лишь бахвалятся своей «силой».
– Знаешь, Эрвин, – неторопливо начал блондин, и, воспользовавшись моментом, что Эрвин стоял совсем близко, чуть наклонился и принюхался к его волосам, – все же я не могу «услышать» его.
– Я думаю, что ты наверняка слышал обо мне и моей странной привычке, верно?... У каждого человека есть свой неповторимый запах, что воплощает в себе свое внутреннее «я»: все его чувства, эмоции, надежды, злость, радость, гнев, боль – всё.… И я могу почувствовать это, и отличить правду ото лжи. Но ты…, ты единственный человек, запах которого я не могу почувствовать, – его тембр голоса был немного ниже обычного. Майк вовсе не насмехался, не высмеивал, он был серьёзен как никогда.

Глубоко вздохнув аромат окружавшего их густого леса, древесины и металла, продолжил:
– Когда мы пришли сюда, я не знал, зачем я здесь и какова моя цель, но глядя на тебя, услышав о твоих мечтах, будущем, узнав и поняв чуть лучше тебя, во мне загорелась искра надежды.… Придя сюда, мы уже выбрали свою судьбу раз и навсегда. Это огромная ответственность…, быть может, поэтому ты так свободно «летишь». По заповедям только сильный, крепкий духом и волей, юный мыслями и душой, с пламенным взглядом и сердцем, полным веры и отваги – только такой человек может вести за собой народ, стать первым среди солдат, и тем самым оправдать надежды, возложенные нашими наставниками. И моими. И сворачивать с того пути, который ты выбрал – не имеем права. Это будет равносильно смерти в глазах тех, кто в нас верит. И просто так умирать я не хочу! Эрвин Смит, покажи же мне то будущее, к которому ты так стремишься, покажи мне свои мечты! Я буду всегда рядом, твоей тенью, правой рукой, опорой для спины, твоим клинком, что будет устранять препятствия на пути твоих желаний и мечты! – последние слова были произнесены с слегка завышенной интонацией, а его правая ладонь, доселе сжатая в кулак с глухим звуком ударилась о грудь, прямо о сердце, как знак его верности слов, от которых он не откажется никогда.

В этот день Майк Закариас поклялся всегда поддерживать Эрвина, быть рядом с ним, быть верным солдатом и его опорой. Его надежным другом и товарищем, что никогда не придаст.

[status]i wanna dream[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2HA4h.jpg[/icon][info]<div class="lzname"><a href="ссылка на анкету"><b>Майк Закариас, 17</b></a></div><div class="lzfan">shingeki no kyojin</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» остров Парадис<br> » флегматичный кадет<br>» в поиске смысла жизни</div>[/info]

+2


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Кто хочет мира, пусть готовится к войне!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC