chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Totale Finsternis (part 1)


Totale Finsternis (part 1)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

TOTALE FINSTERNIS

https://img00.deviantart.net/d2e5/i/2016/153/3/9/resting_in_peace___alucard_x_seras_by_outstarwalker-da4otoj.png
◄ E Nomine – Deine Welt ►

участники:Алукард/Виктория Серас

время и место:2030 г., зима, канун Рождества

СЮЖЕТ
Прошло так много лет и, возможно, в организации Хэллсинг уже привыкли к тому, что король нежити их покинул, пожрав прапорщика Шрёдингера, способного быть везде и нигде. Он просто канул в неизвестность, и многие решили, что вампир наконец-то обрел "долгожданную свободу" и распрощался со своей нежизнью. Но она верила в то, что Мастер вернется. Верила все это время...

0

2

Сделай шаг ко мне во мрак, отдаваясь свободной страсти.
Свет дневной - твой злейший враг, больше он над тобой не властен.
Всей душой почувствуй ночь, прикоснись к ее темной тайне,
Прогони сомненья прочь и поверь в то, что сны реальны...


Эта ночь была особенной. Что же в ней такого особенного, спросите вы? Один лишь Алукард мог дать ответ на этот вопрос. Вампир открыл красные глаза, поднимая голову вверх и вглядываясь в небо цвета индиго. Где-то в самом центре неба светила яркая полная луна. Полнолуние. Хорошее время. Ночная подруга светила так ярко, что слепила глаза. Но вампир смотрел на нее, даже не мигая. Тихо падал мягкими крупными хлопьями пушистый снег, укрывая плечи Графа белоснежным покрывалом. Он не чувствовал холода, по большому счету ему были безразличны перепады температур, адаптироваться он мог к любой. Алукард клыкасто улыбнулся и облизнул острые выступающие верхние клыки. После он перевел взгляд на руки, обтянутые перчатками с печатью Кромвеля, которая по своему обыкновения сдерживала огромную силу вампира до момента снятия ее ограничений. Прошло целых тридцать лет. Так много лет. Свободных от чьих-либо приказов. Одиноких лет. Тихая ухмылка, руки сжались в кулаки.
Тридцать лет. Это много или мало? Смотря для кого. Для меня они пролетели как одно мгновение. Ничего не изменилось. Разве что я постарался убить в себе те души. Три миллиона семьсот восемнадцать тысяч девятьсот шестьдесят семь душ. Я убивал их в себе одну за другой. Но смог ли я действительно убить их? Или же просто старался заглушить в себе их голоса. Так странно. Никто не отдает мне приказы, и я могу жить так, как хочу сам. Но одно я знаю точно. Моя возлюбленная госпожа и моя возлюбленная служанка живы. И они ждут меня. Верят в то, ч о я жив. Теперь я могу быть везде и нигде. И сейчас пришло время вернуться назад.
Но вампир особо и не торопился. Прекрасно понимая, что с его возвращением что-то изменится. И дело даже не в том, ждут его или нет. Для Интегры он всего лишь слуга, значит все будет по-прежнему. Слуга и никто больше. Ему было все равно, особо ни на что не рассчитывал. Ему было интересное кое-что другое. Люди со временем стареют. Их жизненные процессы замедляются. Интересно, появился ли у Интегры наследник, которому она могла бы передать права на владение так называемым сильнейшим оружием Хэллсинга. Или кто-то или что-то могло стать более сильным, чем он сам. Хотя вряд ли. Слишком много вопросов и еще меньше ответов.
А еще Алукарду вспомнилась Виктория Серас. Его мысли резко переключились с хозяйки на служанку. Ту дракулину, которую он обратил. Никому и никогда Алукард не сообщал истинных причин обращения Виктории в вампира. Осознавал ли он их сам? Сложно сказать. Единственным объяснением было то, что полицейская сама выбрала этот путь. Выбор между жизнью и смертью порой бывает столь сложным. И еще не известно, что лучше. Граф еле слышно фыркнул себе под нос. Эта девчонка…такая шумная и непоседливая, любящая совать нос во все дела, имеющая свое мнение по любому поводу, могущая критиковать, но вместе с тем безгранично уважающая своего Мастера. Вот только по какой причине его воспоминания сейчас были обращены не столько к Интегре, сколько к Серас? Алукард особо никогда нее заморачивался по поводу своих ощущений, но это было и вправду странно. Неужели он…соскучился по ней? Он чувствовал, всегда чувствовал ее даже на огромном расстоянии, и знал, что полицейская по крайней мере в курсе того, что он жив. Возможно тогда стоит довериться собственным ощущениям и навестить сначала именно Викторию, а уж потом Интегру Хэллсинг. Вероятно это будет наиболее правильным решением. И так ему пригодится новообретенная способность быть везде и нигде. Поглотив прапорщика Шредингера, вампир получил новую силу, и кто знает, во благо ли она будет использоваться…
Прошло еще несколько дней, прежде чем король вампиров вернулся в Лондон. Но отправился он не в поместье Хэллсингов, а в пригород, который по слухам был попросту оккупирован кровососущими тварями, и далеко не комарами. Эта ночь была бы так прекрасна, если бы не звуки выстрелов, которые грохотали канонадой на всю округу. Зачистка территории происходила четко и быстро. Алукард ухмыльнулся, он так давно ни с кем не сражался, но еще не позабыл, как это делается. Внезапно позади него послышалось сдавленное рычание вкупе с шипением. Вампир даже не обернулся, а один из упырей предпринял попытку атаковать его с тыла. Резкий поворот, и рука в перчатке насквозь пронзает грудную клетку чудовища, вырывая сердце. Туша упыря моментально обмякла у ног Алукарда, который просто перешагнул через нее и направился дальше. Он шел по направлению к своей единственной цели, ощущая ее также ясно, как себя. Белые клыки обнажились, вампир скалился в довольной ухмылке, шагая неспешно и вслушиваясь в то, что происходит вокруг. Явно этот упырь нее последний. Он чуял, что его окружают, и правда, буквально через несколько минут он оказался в кольце рычащих монстров. И в это же самое время стихли звуки выстрелов. Алукард безмятежно пялился на упырей, которые почему-то не спешили нападать. Эх, сейчас бы сюда его любимые пистолеты...

0

3

Говорят, после двадцати время летит так незаметно.
Особенно, когда оно заморожено.
Перестала ли Виктория чувствовать жизнь, отказавшись от человечности?
Нет. Словно ничего не поменялось. Разве что окружение.
Война с безумцем майором и его прихвостнями искорежила судьбы каждого бойца Хеллсинг. Или вернее, расставила фигуры на доске правильно, сохранив только значимые, достойные. Вечные.
Кроме разве что госпожи. Внутренний стержень чувствовался так же ярко как тогда, в подвале, перед первой миссией. Но спустя тридцать лет тяжелые вздохи, женские жалобы на лестницы и продолжительный сон днем говорили об одном: век последней наследницы Хеллсинга подходит к концу.
Серас прекрасно знала и понимала это. Что рано или поздно Господин и она останутся вдвоем.
И все же боялась об этом думать. Отвергала образ сухой высокой старухи в гробу. Госпожа заслуживала, нет, должна была умереть достойно.
Тридцатое рождество со дня победы снова вдвоем.
Или все же втроем? Проявившиеся вдруг следы клыков зажгли внутри огонь надежды.
Приказ госпожи как всегда четок и ясен. Найти и уничтожить. Нечисти не знать власти в Британии, пока она жива.
Серас красно-черной стрелой вылетает из окна и движется к пригороду. Но, увы, опаздывает, потому что…
- Мастер! – так же громко и звучно как тогда, среди огненного моря, когда она молила очнуться его во время схватки с Андерсоном. Но в этот раз она кричит только от радости. Алукард прекрасно ее слышит и даже без обращений бы все понял. Им и вслух общаться не обязательно.
- Мастер, - уже потише, но с не меньшим восхищением. Он все такой, пугающе прекрасный. Многоликий и единый. Господин, хозяин, наставник, мудрый советчик, спаситель…
Ей хочется выпалить, что нужно немедленно сообщить Интегре, чтобы успокоить ее. Она, увы, не могла чувствовать своего слугу так ясно как Виктория.
Но офицер решает сперва дождаться решения хозяина.

0

4

Надо двигаться вперед, а не стоять на одном месте и играть в гляделки с упырями. Но и чудовища не двигались, словно ждали чьего-то приказа. За это время Алукард успел рассмотреть их всех до единого и оценить ситуацию. Прорваться через кольцо кровососущих тварей было бы легко и просто. Если бы не одно но. Лишь двинулся слегка вампир, как вдруг из ниоткуда прозвучал громкий выстрел. Пуля насквозь пробила грудную клетку Алукарда. Тот всего-то прикоснулся к ране ладонью, и тотчас пальцы окрасились темно-красной кровью. Клыкастый ухмыльнулся и развернулся медленно в ту сторону, откуда прозвучал выстрел. Улыбка и без того жуткая и напоминающая оскал, стала еще шире, Алукарду было до безумия интересно, какой бессмертный осмелился в него выстрелить. Вновь хлопок и очередной выстрел. На этот раз пуля застряла в груди где-то в районе сердца. Довольно неприятное ощущение, однако же не смертельно. Алукард поднял голову и наконец-то обнаружил стрелка. Им оказался мужчина. Не человек явно, так как тот скалил клыки. Еще один обращенный и еще один бестолковый кровосос. Возможно ли, что этот тот, кто ими управляет? Но, не убив, не узнаешь. Разбираться с этим у Алукарда не было времени. Проблема лишь в том, что у графа не было никакого оружия против них. Если бы и сражался, то исключительно врукопашную. А это не очень удобно.
– Ты пришел с той девчонкой? Вы…вампиры, такие же, как и мы, так почему мы должны сражаться друг против друга? – неожиданно вопросил мужчина, перезарядив пистолет и явно намереваясь спустить курок в третий раз. В ответ на его вопрос Алукард лишь плечами пожал. Разговаривать еще с этой мразью…недосуг. Вампир неожиданно скривился. Странные пули или какое-то странное ощущение от ранения. К горлу подступила тошнота. Относительно новое для вампира чувство, давным-давно забытое им. Будто бы пули были напичканы каким-то составом. Алукард моргнул раз, другой; внезапно возникшая пелена перед глазами спала.
– А ты сначала стреляешь, а потом спрашиваешь? Не очень-то это вежливо. Хотя чего еще ожидать от такого отброса, как ты, – кривая усмешка и полный игнор последнего вопроса. Резкое движение рукой, и длинные тонкие пальцы вампира погрузились в собственную плоть, пытаясь дотянуться до пули, которая его так раздражала. Алукард поморщился, но все-таки нащупал ненавистный предмет, застрявший буквально в нескольких сантиметрах от давно уже мертвого сердца. Извлек пулю, покрутил ее в пальцах, вновь ухмыльнулся. Вкрапления святой воды или нечто другое? Или же попросту пули окунули в воду перед использованием? Бред какой-то. Ну или же нападающие готовились к приходу тех самых мифических вампиров, которые истребляют иную нечисть. Значит знают что-то об организации Хэллсинг? Опять куча вопросов без ответа… И в ту же секунду граф сжал пулю в ладони, раскрошив ее в пыль. - Спускайся, ничтожество, поговорим как мужчина с мужчиной.  Твои пули, освященные и бесполезные, не имеют против меня никакой силы. Ошибочка вышла, – Алукард поднял руку и поманил мужчину, дабы тот спустился вниз. - Ну или уже скажи своим прислужникам «фас», чтобы мне было не так скучно стоять тут.
Внезапно мужчина напрягся. После распахнул глаза, в которых плескалось неприкрытое безумие. Ему словно перекрыли кислород. Он навел на Алукарда пистолет, однако руки его дрожали.
– Эта тварь… она такая же, как ты. Она… она убила моего сына! Сначала я расправлюсь с тобой, а потом оторву ей голову! – голос упыря сорвался на какой-то истерический визг, надо сказать, довольно противный. – Умри, чудовище! – и выпустил в Алукарда сразу всю обойму пуль, не изрешетив, конечно, но порядком потрепав его.- Убейте! Убейте его! Разорвите на части! – наконец-то отдал приказ своим цепным псам, которые с рычанием набросились на упавшего вампира. Но не тут-то было. Алукард материлизовался буквально из воздуха позади мужчины, появившись неожиданно и бесшумно.
– Убила сына, говоришь? А ты уверен в том, что только сына, а, ничтожество? – злобное шипение, и мужчина резко обернулся, никак не ожидая увидеть Алукарда. Оказалось, что упыри внизу рвали одного из своих. Что с них взять, тупые зомби, движимые лишь жаждой крови и убийства. А носферату стоило лишь вскинуть руку, дабы цепко схватить безымянного упыря за горло и приподнять над полом. – Твоя дочь тоже уже мертва и стала пищей для убийцы. Печальная участь, не правда ли? Да вот только подобной участи вы и достойны, - и, не желая больше болтать, он со всей силы швырнул грузное тело в самую гущу упырей, которые тотчас вцепились в него, вонзая зубы в плоть и отрывая куски мяса. Сейчас они напоминали обычных падальщиков. Что же, собаке собачья смерть.
- Нет, этот не тот, кто обратил их всех. Есть кто-то еще. Более сильный… – задумчиво пробормотал Алукард, пытаясь стряхнуть капли собственной крови с перчаток. Его раны зажили также быстро, как обычно. Вампир вздохнул полной грудью, как вдруг…
– Мастер…
Тот самый зов, что был услышан им сразу. Пусть даже он будет произнесен шепотом, пусть даже ментально, как говорится. Виктория почуяла его. Алукард улыбнулся и закрыл глаза, полностью сосредоточившись на Серас и машинально поворачиваясь в ту сторону, где она должна была находиться по его ощущениям. Не видя ее, но будто бы чувствуя рядом.
- – Дракулина… – и вампир оказался за спиной полицейской, не приближаясь к ней. Что-то изменилось в ней. Он не стал тратить время на уничтожение упырей, до сих пор терзавших тело отца семейства. -Ты ждала меня все это время. Я знал…

0

5

Мастер вёл диалог с врагом, как и всегда, словно бы пытаясь из раза в раз образумить этот мир. Но, увы, мудрость, доступная ему, не бьет молнией в голову, лишь батюшка опыт в помощь. Самый дорогой и доходчивый учитель. И, похоже, сейчас этот опыт состоится в чьём-то раздавленном, словно скорлупа, сердце.
Он не сразу замечает Слугу, но как только понимает, - словно забывает, что они не одни. И словно сейчас нет ничего важнее воссоединения с возлюбленной служанкой, верной спутницей в ночи.
- Конечно, вы вернётесь, - голос спокойный, будто она объясняет прописную истину. — Майор не мог с вами покончить. Не его крысиными методами.
Мастер не касается ее. Ещё бы — ведь он не тот похотливый насильник из человеческой жизни девушки, вздумавший ее обесчестить и как бы в насмешку над высшими силами сделать это в образе служителя церкви.
Ах, та судьбоносная ночь...
Их первая встреча.
Которая могла бы легко стать и последней, если бы Вика отвергла его.
Или замешкалась.
Ведь спас он ее тогда от грязных рук вампира очень своеобразно. Выстрелив.
Говорят: просто обстоятельства так сложились. А лучше сказать: так угодно судьбе.
Госпожа фортуна словно бы пытается чему-то научить этих двоих, чему-то важному. Ведь так и заведено в этом грешном мире, за этим люди и сталкиваются друг с другом на своём пути.
Но у них не так много времени, а их тела болеют и стареют, поэтому они склонны придавать этим встречам слишком большое значение: дружба, любовь, семья...
Что же до Алукарда и его Дракулины...
Они как вечные создания ночи вмещали в себя словно бы все сразу, но совершенно по-особенному, не доступно ни для кого другого кроме них.
И, похоже, сегодня под Луной наступает новый этап, новая страница их истории.
И Виктория бы с радостью разделила с господином «душевную», если позволите так выразиться, беседу, но ее слишком не устраивали невольные слушатели.
Сейчас, к слову, она жалела, что не захватила пушки. Да, это мелкая рыбешка, даже снаряда не стоит, но именно одним точным выстрелом хотелось прекратить эту возню и пустые вопли.
— Прикажете их уничтожить, господин?
Или все же не упустит шанс покрасоваться? О, это он любил, каждый его бой доставлял эстетическое наслаждение. Особенно, если госпожа и служанка смотрят - шоу на годы вперёд обеспеченно. Правда, на первых парах Виктории было не на шутку жутко от его методов, а как-то она даже осмелилась критиковать жестокость Алукарда, за что он в сердцах отругал ее. Не ожидавшая такого нападения Серас чуть всплакнула, чем смягчила хозяина, и он решил приберечь ярость на самую благую цель — для врага.
Так что же в эту ночь ждёт врага? И какого врага?

Отредактировано Seras Victoria (2018-04-22 11:00:49)

0


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Totale Finsternis (part 1)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC