chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » чужая среди чужих.


чужая среди чужих.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

чужая среди чужих.

http://s3.uploads.ru/t/jtA0y.gif http://s7.uploads.ru/t/J4qVh.gif
◄ nirvana — verse chorus verse ►

участники: Jack Shepard, Juliet Burke.

время и место:настоящее, остров без точных координат.

СЮЖЕТ
Летевшие самолётом рейс 815, следующем из Сиднея в Лос-Анджелес, потерпели крушение и оказались на таинственном острове, откуда невозможно связаться с внешним миром. Вскоре к выжившим присоединяется женщина, якобы путешествующая тем же рейсом того же лайнера…

Отредактировано Jack Shepard (2018-05-05 15:29:38)

+1

2

Ей хотелось выбраться. Собрать вещички и укатить прочь на любой самой утлой лодчонке. Лишь бы подальше от них. Подальше от него.

Давно потерянному на неизвестном острове уже и не понять, что такое - свобода. Что такое - общение с другими людьми. Ученая и врач со стажем застряла посреди океана и не знала, каким образом выбраться отсюда. Хотя бы более живыми частями. Джульет надеялась, что рано или поздно Бен одумается, посмотрит на неё не глазами одержимого, а человека, способного на другие чувства. Адекватные, естественные ощущения совершенно обычного человека. Не монстра.

К сожалению, за три года мало что изменилось.

Несмотря на поддержку Гудвина, Джульет все еще ощущала себя не в своей тарелке. Да, она знала остров. Да, она общалась с некоторыми из "работников", и очень даже неплохо. Женщина многому научилась здесь - выживанию, принципам и методам достижения цели. Она стала хищником, каким никогда бы не смогла вырасти из тихой девочки, оставшись на "большой земле". Джульет, вероятно, стала даже лучше, совершеннее.

Но это все не то. Она хотела домой. Туда, где её, быть может, ждала её родня. Мать или отец, что давно не слышали от неё вестей и кому она, увы, долгое время не звонила. С кем ей не хотелось разговаривать до самого отъезда на остров. На её новую работу. Зря. Наверное, пропади Джульет после своего обещания вернуться спустя полгода, её бы начали искать. Обшарили бы весь океан.

Будь её сестра жива, она бы точно позаботилась о непрерывных поисках.

Бен все испортил. С его неясной жаждой пристегнуть почти-что-добровольную-участницу наручниками к базе и не отпускать до конца её - их, - дней, Лайнус метался по территории, словно дикий зверь, которому оказалось мало законно пойманной добычи. Он и мнил себя царем зверей, и часто загонялся своими тараканами, которые вылезали наружу кучей комплексов. Он хотел быть лидером и держать всех в ежовых рукавицах. Он был таковым для других, только Джульет воротила нос.

Ей снова и снова хотелось вдохнуть грязного воздуха Майями, а лидер местного населения мешал ей своей ненужной опекой. Он вырос здесь, а Джульет привыкла к высотным дебрям, шуму. Людям без ружей.

Бог один только знает, как она грёзила о покое.

- Покой нам только снится.

Бёрк помнила, как подскочила, словно ужаленная в пятую точку, после чего не очень удачно скрыла своё замешательство под маской вежливого удивления. Вопросительный изгиб бровей был известен Бену, который сейчас очень некстати топтался подле неё, слегка выглядывая из-за её плеча. Дыхание своего шефа блондинка уловила четко, однако в мечтах своих она даже не услышала, как и когда он подошел. Чертов охотник. В их игре - она всегда была добычей. И, похоже, только одному Лайнусу был интересен подобный расклад.

Джульет заставила себя развернуться еще немного. Голубые глаза встретились с серо-зелеными лишь на мгновение и почти сразу же по спине Бёрк поползли мурашки. Холодные, склизкие... Словом, слишком неприятные, чтобы заострять на них внимание.

Хватит читать мои мысли, - только и ответило на его ехидный взгляд сознание, а сама женщина прохладно приподняла уголки губ.

- Прошу прощения, я нужна тебе в лаборатории?

Бескровные и по-змеиному тонкие губы Бена тоже изогнулись, но в неприятном оскале. Доктор вздохнула и сдержанно повела подбородком в сторону, глазами ища поддержки у стоящих чуть поодаль небольших коттеджей. Слепые окна ответили ей так же насмешливо-молчаливо.

- Нет. У меня для тебя другая работа. Вы с Гудвином отправитесь в стан врага.

Джульет помнила, как еще больше впала в ступор. Ей приходилось делать вылазки к потерпевшим крушение, она даже допрашивала особенно нужных Бену, после чего те бесследно пропадали. Бен говорил, что их отсылали на материк, но этому женщина не верила в принципе. Лайнус никогда никого просто так не отпускал.

Так вот, ей приходилось делать вылазки, но обычно на подстраховке никого не было.

- Гудвину лучше остаться работать над проектом, - стараясь не выдать страха - или еще какой потусторонней гадости в голосе, - Джульет вновь ввинтилась взглядом в рыбьи глаза начальника, - Я и сама справлюсь.

Бен отмахнулся, вновь едва подавшись вперед и, на какой-то момент, даже задев её кончиками пальцев, скользнув за стаканом сока, припаркованном на уголке деревянного столика.

- Он будет работать в другой части самолета. Ты возьмешь фюзеляжников. Я хочу знать обо всех, кто числится. Есть ли там полезные люди.

Полезные люди. Так Бен обычно называл жертв своего изощренного гения, коим не удавалось больше увидеть света божьего. Он подбирал людей самого разного калибра, но только недавно он сумел открыть ей, по сути, самому близкому себе, как он считал, человеку правду. Ему нужна была операция. Срочная. Та, которую Джульет - единственный квалифицированный врач, однако далеко не в нужной области специалист, - не могла провернуть. Бен искал среди жертв крушения своего спасителя. Он будто знал, что рано или поздно нужный человек появится.

Именно потому он посылал врача. Они всегда смогут договориться.

- Хорошо, - после долгой паузы обронила Бёрк, тут же поднимаясь со своего места и теперь немного возвышаясь над Беном.

Мужчина отошел в сторону, мешкая всего долю секунды и продолжая ловить её блуждающий, ставший решительным и жестким взгляд. О! Он знал, что Джульет, даже будучи к нему весьма холодной, не позволит ему умереть. Потому что она - чертов пацифист. Женщина даже стреляет обычно не наповал, лишь бы помочь жертве после.

Сама же блондинка ощущает себя мерзко, но прекрасно понимает, что ничего не может сделать. Она не имеет права голоса. Если Бен умрет, то погибнет и её надежда когда-либо выбраться отсюда. Нейрохирург, окажись он в нужном месте и в нужное время, мог оказаться полезным. Более того - если ему удастся выжить, то такого человека всегда можно уговорить и на другие подвиги. Помогать здешним? Возможно. Ведь врач - это призвание. Человек не сможет отказаться от своего предназначения даже под дулом пистолета.

Надеюсь, до этого не дойдет, - пронеслось в голове, когда женщина закидывала на плечо заранее приготовленную сумку с книгами, водой и парочкой сменных футболок, в которых был завернут мобильник. Он ей не понадобится, зато собьет со следа разбившихся.

Мысли Бёрк по мере её прохождения джунглей, медленно перетекли из рабочего русла в настороженно-романтические. Она помнила, как выходила из лагеря и взглядом задела спину любовника. Он не обернулся, но женщина почти чувствовала его напряжение. Раньше за него подобную работу выполнял Итан, а теперь...

Пожалуйста, не натвори глупостей.

Играющий листьями деревьев ветер усилился. Джульет уже привычно уловила запах моря и сбавила шаг, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания хрустом веток и как можно сильнее сгорбиться. Жена Гудвина хорошенько врезала ей по лицу, оставив заметную оплеуху, словно от удара о что-то тяжелое - о кокосовое дерево, возможно? - а после сама Бёрк исцарапала себе руки и разодрала пару рабочих брюк, оставив на себе отметины якобы крушения. Натянуть на лицо маску боли - проще простого - она умела играть на публику. С такими-то учителями...

Дым от обломков все еще шел, но большая часть народа укромно обосновалась на берегу - кто-то уже даже начал строить себе шалаши. Криков о помощи и стонов агонии слышно не было, однако где-то неподалеку лазутчица уловила весьма громкую мужскую ругань. Когда же Джульет выползла на пляж, цепляясь за ствол молодой пальмы, она уже вошла в выбранную роль. Она пошатываясь выбрела к молодой женщине-кореянке, активно что-то искавшей в своем чемодане. Сипло прохрипев что-то, Бёрк рухнула, не дойдя до неизвестной пострадавшей всего десяти футов, раскинув руки в весьма искусном обезвоживании.

+1

3

Джек вытер пот со лба тыльной стороной ладони и склонился над пострадавшим, до сих пор, несмотря на то, что не единожды приходил в сознание, не сказавшем ни слова. Кейт пару раз спрашивала о нём, интересовалась, будет ли больной с обломком в животе жить, какие у него шансы и прочее. Это заставляло Шепарда чувствовать своё бессилие, а бессилие злило его. Ничто не вызывало в нём такую крепкую нелюбовь к себе, как собственная беспомощность. В выпускных классах, решив пойти по стопам отца, и даже стать лучше Кристофера, Джек лелеял веру в то, что хоть медицина и не всесильна, но прикладывая максимум усилий можно сделать практически невозможное. Конечно, многолетний опыт и врачебная практика здорово сбили его спесь, показав, что человек зачастую слишком слаб, чтобы побороться с последствиями проделок судьбы, однако окончательно надежду на возможность что-то изменить спинальный нейрохирург не утратил. Поэтому, обходясь без сна очередные сутки, мужчина торчал под дырявым самодельным тентом, натянутым между деревом и несколькими палками, смачивал губы пациента водой, постоянно трогал его лоб, отмечая, что температура тела только растёт, и проводил аккуратную пальпацию брюшной полости. Итоги едва ли ни ежеминутного обследования оставались неутешительными. Твердый живот и температура ясно давали понять, что организм борется с инфекцией, а в колото-резаную рану наверняка попала грязь, что способствует заражению крови, и если не вытащить грёбанный кусок металла, то человек умрёт. Безусловно, опасность не отступит моментально, соберись Джек провести операцию, но после процедуры извлечения у мучающегося хотя бы появится шанс. И этот шанс был бы достаточно высок, если бы пережившие авиакатастрофу сейчас были в больнице, если бы заражение после изъятия обломка не стало прогрессировать, если бы были антибиотики. Десятки «если» против одного-единственного «нужно». Нужно что-то делать, предпринимать любые попытки по части спасения бедолаги, а не ждать чуда. Чуда не бывает. Либо борешься за того, кто в этом нуждается, либо отпускаешь его.
Джек, — за минувшие дни успевший стать знакомым голос Хёрли нарушил ход мыслей Шепарда, отвлекая его от планов немедленно начать операцию. — Друг, там, кажется, нужна твоя помощь! — Толстяк стоял у входа. На его вспотевшем лице отображалась тревога. Стараясь не глядеть на остающегося без сознания пассажира, летевшего рейсом 815, следующим из Сиднея в Австралию, вестник махнул пятернёй в ту сторону пляжа, где расположился уцелевший после крушения народ. — Там девушке плохо. С ней китаянка… или японка…
Хёрли, — не давая парню договорить, Джек, выбираясь на солнечный свет, отодвинул здоровяка в сторону. — Послушай. Ты должен остаться здесь и присмотреть за ним. — Под «ним» врач, естественно, подразумевал самого важного, на данный момент, своего пациента. — Если он придёт в себя, ни в коем случае не позволяй ему вытащить обломок и не давай пить. Сразу зови меня. Понял?
Или кореянка… — Рассеяно закончил прерванную реплику толстяк, явно не воодушевлённый идеей торчать подле раненного. — Я тебя понял, друг, но ты уж постарайся вернуться поскорее. Мне не по себе такое, не люблю я кровь и вид больниц, шприцы там разные, запах лекарств…
Он продолжал бубнить что-то ещё, перечисляя страхи и, вроде бы, объясняя их причины, но Шепард уже не слышал его. Горячий песок забивался в ботинки, требуя немедленно снять их и прогуляться босиком, океан плевался на берег пенящимися волнами, пальмы где-то слева от бегуна заманчиво шелестели широченными листьями, приглашая в тень, чтобы перевести дух и насладиться пейзажем, однако доктор этого не замечал. Видя впереди кучку новых знакомых, столпившихся вокруг пока ещё неизвестно кого, Джек старался бежать как можно скорее. Мысль, что он может не успеть, подстёгивала его. Наконец, оставив позади расстояние, разделяющее «палату» безымянного и место очередного происшествия, сын Кристофера, не позволяя себе отдышаться, вскинул руки вверх, жестами и словами давая собравшимся понять, чтобы они расступились.
Ей нужен воздух, отойдите и не толпитесь. — Повторял нейрохирург, присев рядом со светловолосой девушкой, потерявшей сознание. Кажется, прежде Шепард её не встречал, но какое это имеет значение? Проверив у жертвы пульс, врач обернулся к зрителям. — Кто-нибудь, принесите воды! Живее!
Сразу несколько человек метнулись выполнять указание. Другие, перешёптываясь и причитая, оставались стоять на месте, сетуя на жизнь, подложившую всем летевшим на самолёте такую здоровую подлянку, и наблюдая за развитием спасательных действий. Не обращая на зевак внимания, так же, как недавно склоняясь над безымянным бедолагой с обломком в брюшной полости, сейчас врач склонился над девушкой. Солнечные узоры, создаваемые джунглями, теснящими пляж, по велению ветра проворно перемещались по ней, соскальзывая с лица на шею, потом на грудь, а потом обратно. Какой-то дурацкий танец взад-вперёд, не знающий конца.
Вот, — взволнованный Бун, тот самый парнишка, который после крушения искал шариковую ручку, чтобы пробить отверстие в горле у темнокожей женщины, протянул доктору пластиковую полуторалитровую бутылку, наполовину наполненную водой. — Больше найти не смог, сумку с запасами перетащили куда-то в тень, я не знаю, куда именно. — Он запыхался, но ответственность не давала ему отдышаться раньше, чем будет доподлинно известно, что его трудов достаточно. — Если надо, я ещё поищу, мне не трудно. Ты скажи, я сделаю.
Заверив, что всё в порядке, Джек, спешно открутив крышку у бутыли, приподнял голову девушки, чтобы та, когда вода будет поступать ей в организм, не захлебнулась. Приставив горлышко ёмкости к губам остающейся без сознания незнакомки, Шепард стал медленно вливать жидкость в приоткрытый рот, при этом не забывая слегка надавливать пальцами в районе гортани, провоцируя тем самым глотательные движения. Пот крупными бусинами проступал на лбу мужчины, скатывался в глаза, щипля их, но хирург, ведомый единственной целью, заключавшейся в спасении упавшей, абстрагировался от мира, не различая ни неудобств, ни разговоров, ни адского пекла, создающего впечатление, что летевшие рухнули не на остров, а в ад. Единственное, что более-менее сохраняло связь с реальностью, отдельную от Джека и его нового объекта заботы, были громкие упрёки корейца, на родном языке в чём-то порицающего жену. Будь ситуация не такой напряжённой, выживший бы обязательно попытался подавить и утихомирить разгорающуюся ссору и, несмотря на незнание корейского, доступно объяснить товарищу по несчастью, что повышать голос на женщину не стоит, но пока выпускника колумбийского университета полностью занимала блондинка, распластавшаяся на горячем песке, и в ближайшее время растрачиваться на семейные неурядицы он не планировал.
Ну же, — отставив бутылку в сторону, Джек легонько, опасаясь, что у пострадавшей может быть сотрясение мозга, ударил её по щеке. — Давай, очнись.
За спиной врача раздался тяжёлый вздох, а потом смачный всхлип. Кто-то особенно впечатлительный, видимо, чрезмерно проникся сочувствием и, не справившись с нервным напряжением на фоне стресса, разрыдался, не сдерживая подлинные эмоции. Понимая, что сидеть на всеобщем обозрении — значит, сеять в ряды панику, доктор не без усилий поднял светловолосую на руки. Колени подрагивали от усталости и напряжения.
Бун, принеси подстилку к тенту, где лежит мужчина с обломком, нужно перенести девушку в тень. Я буду присматривать за ними обоими.
Развернувшись, Шепард напоследок посоветовал остальным возвращаться к своим делам, по возможности сохраняя спокойствие, и зашагал к страдающему незнакомцу и Хёрли, наверняка извёдшемуся в ожидании возвращения Джека.

Отредактировано Jack Shepard (2018-05-17 19:06:49)

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » чужая среди чужих.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC