chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » чужая среди чужих.


чужая среди чужих.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

чужая среди чужих.

http://s3.uploads.ru/t/jtA0y.gif http://s7.uploads.ru/t/J4qVh.gif
◄ nirvana — verse chorus verse ►

участники: Jack Shepard, Juliet Burke.

время и место:настоящее, остров без точных координат.

СЮЖЕТ
Летевшие самолётом рейс 815, следующем из Сиднея в Лос-Анджелес, потерпели крушение и оказались на таинственном острове, откуда невозможно связаться с внешним миром. Вскоре к выжившим присоединяется женщина, якобы путешествующая тем же рейсом того же лайнера…

Отредактировано Jack Shepard (2018-05-05 15:29:38)

+1

2

Ей хотелось выбраться. Собрать вещички и укатить прочь на любой самой утлой лодчонке. Лишь бы подальше от них. Подальше от него.

Давно потерянному на неизвестном острове уже и не понять, что такое - свобода. Что такое - общение с другими людьми. Ученая и врач со стажем застряла посреди океана и не знала, каким образом выбраться отсюда. Хотя бы более живыми частями. Джульет надеялась, что рано или поздно Бен одумается, посмотрит на неё не глазами одержимого, а человека, способного на другие чувства. Адекватные, естественные ощущения совершенно обычного человека. Не монстра.

К сожалению, за три года мало что изменилось.

Несмотря на поддержку Гудвина, Джульет все еще ощущала себя не в своей тарелке. Да, она знала остров. Да, она общалась с некоторыми из "работников", и очень даже неплохо. Женщина многому научилась здесь - выживанию, принципам и методам достижения цели. Она стала хищником, каким никогда бы не смогла вырасти из тихой девочки, оставшись на "большой земле". Джульет, вероятно, стала даже лучше, совершеннее.

Но это все не то. Она хотела домой. Туда, где её, быть может, ждала её родня. Мать или отец, что давно не слышали от неё вестей и кому она, увы, долгое время не звонила. С кем ей не хотелось разговаривать до самого отъезда на остров. На её новую работу. Зря. Наверное, пропади Джульет после своего обещания вернуться спустя полгода, её бы начали искать. Обшарили бы весь океан.

Будь её сестра жива, она бы точно позаботилась о непрерывных поисках.

Бен все испортил. С его неясной жаждой пристегнуть почти-что-добровольную-участницу наручниками к базе и не отпускать до конца её - их, - дней, Лайнус метался по территории, словно дикий зверь, которому оказалось мало законно пойманной добычи. Он и мнил себя царем зверей, и часто загонялся своими тараканами, которые вылезали наружу кучей комплексов. Он хотел быть лидером и держать всех в ежовых рукавицах. Он был таковым для других, только Джульет воротила нос.

Ей снова и снова хотелось вдохнуть грязного воздуха Майями, а лидер местного населения мешал ей своей ненужной опекой. Он вырос здесь, а Джульет привыкла к высотным дебрям, шуму. Людям без ружей.

Бог один только знает, как она грёзила о покое.

- Покой нам только снится.

Бёрк помнила, как подскочила, словно ужаленная в пятую точку, после чего не очень удачно скрыла своё замешательство под маской вежливого удивления. Вопросительный изгиб бровей был известен Бену, который сейчас очень некстати топтался подле неё, слегка выглядывая из-за её плеча. Дыхание своего шефа блондинка уловила четко, однако в мечтах своих она даже не услышала, как и когда он подошел. Чертов охотник. В их игре - она всегда была добычей. И, похоже, только одному Лайнусу был интересен подобный расклад.

Джульет заставила себя развернуться еще немного. Голубые глаза встретились с серо-зелеными лишь на мгновение и почти сразу же по спине Бёрк поползли мурашки. Холодные, склизкие... Словом, слишком неприятные, чтобы заострять на них внимание.

Хватит читать мои мысли, - только и ответило на его ехидный взгляд сознание, а сама женщина прохладно приподняла уголки губ.

- Прошу прощения, я нужна тебе в лаборатории?

Бескровные и по-змеиному тонкие губы Бена тоже изогнулись, но в неприятном оскале. Доктор вздохнула и сдержанно повела подбородком в сторону, глазами ища поддержки у стоящих чуть поодаль небольших коттеджей. Слепые окна ответили ей так же насмешливо-молчаливо.

- Нет. У меня для тебя другая работа. Вы с Гудвином отправитесь в стан врага.

Джульет помнила, как еще больше впала в ступор. Ей приходилось делать вылазки к потерпевшим крушение, она даже допрашивала особенно нужных Бену, после чего те бесследно пропадали. Бен говорил, что их отсылали на материк, но этому женщина не верила в принципе. Лайнус никогда никого просто так не отпускал.

Так вот, ей приходилось делать вылазки, но обычно на подстраховке никого не было.

- Гудвину лучше остаться работать над проектом, - стараясь не выдать страха - или еще какой потусторонней гадости в голосе, - Джульет вновь ввинтилась взглядом в рыбьи глаза начальника, - Я и сама справлюсь.

Бен отмахнулся, вновь едва подавшись вперед и, на какой-то момент, даже задев её кончиками пальцев, скользнув за стаканом сока, припаркованном на уголке деревянного столика.

- Он будет работать в другой части самолета. Ты возьмешь фюзеляжников. Я хочу знать обо всех, кто числится. Есть ли там полезные люди.

Полезные люди. Так Бен обычно называл жертв своего изощренного гения, коим не удавалось больше увидеть света божьего. Он подбирал людей самого разного калибра, но только недавно он сумел открыть ей, по сути, самому близкому себе, как он считал, человеку правду. Ему нужна была операция. Срочная. Та, которую Джульет - единственный квалифицированный врач, однако далеко не в нужной области специалист, - не могла провернуть. Бен искал среди жертв крушения своего спасителя. Он будто знал, что рано или поздно нужный человек появится.

Именно потому он посылал врача. Они всегда смогут договориться.

- Хорошо, - после долгой паузы обронила Бёрк, тут же поднимаясь со своего места и теперь немного возвышаясь над Беном.

Мужчина отошел в сторону, мешкая всего долю секунды и продолжая ловить её блуждающий, ставший решительным и жестким взгляд. О! Он знал, что Джульет, даже будучи к нему весьма холодной, не позволит ему умереть. Потому что она - чертов пацифист. Женщина даже стреляет обычно не наповал, лишь бы помочь жертве после.

Сама же блондинка ощущает себя мерзко, но прекрасно понимает, что ничего не может сделать. Она не имеет права голоса. Если Бен умрет, то погибнет и её надежда когда-либо выбраться отсюда. Нейрохирург, окажись он в нужном месте и в нужное время, мог оказаться полезным. Более того - если ему удастся выжить, то такого человека всегда можно уговорить и на другие подвиги. Помогать здешним? Возможно. Ведь врач - это призвание. Человек не сможет отказаться от своего предназначения даже под дулом пистолета.

Надеюсь, до этого не дойдет, - пронеслось в голове, когда женщина закидывала на плечо заранее приготовленную сумку с книгами, водой и парочкой сменных футболок, в которых был завернут мобильник. Он ей не понадобится, зато собьет со следа разбившихся.

Мысли Бёрк по мере её прохождения джунглей, медленно перетекли из рабочего русла в настороженно-романтические. Она помнила, как выходила из лагеря и взглядом задела спину любовника. Он не обернулся, но женщина почти чувствовала его напряжение. Раньше за него подобную работу выполнял Итан, а теперь...

Пожалуйста, не натвори глупостей.

Играющий листьями деревьев ветер усилился. Джульет уже привычно уловила запах моря и сбавила шаг, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания хрустом веток и как можно сильнее сгорбиться. Жена Гудвина хорошенько врезала ей по лицу, оставив заметную оплеуху, словно от удара о что-то тяжелое - о кокосовое дерево, возможно? - а после сама Бёрк исцарапала себе руки и разодрала пару рабочих брюк, оставив на себе отметины якобы крушения. Натянуть на лицо маску боли - проще простого - она умела играть на публику. С такими-то учителями...

Дым от обломков все еще шел, но большая часть народа укромно обосновалась на берегу - кто-то уже даже начал строить себе шалаши. Криков о помощи и стонов агонии слышно не было, однако где-то неподалеку лазутчица уловила весьма громкую мужскую ругань. Когда же Джульет выползла на пляж, цепляясь за ствол молодой пальмы, она уже вошла в выбранную роль. Она пошатываясь выбрела к молодой женщине-кореянке, активно что-то искавшей в своем чемодане. Сипло прохрипев что-то, Бёрк рухнула, не дойдя до неизвестной пострадавшей всего десяти футов, раскинув руки в весьма искусном обезвоживании.

+1

3

Джек вытер пот со лба тыльной стороной ладони и склонился над пострадавшим, до сих пор, несмотря на то, что не единожды приходил в сознание, не сказавшем ни слова. Кейт пару раз спрашивала о нём, интересовалась, будет ли больной с обломком в животе жить, какие у него шансы и прочее. Это заставляло Шепарда чувствовать своё бессилие, а бессилие злило его. Ничто не вызывало в нём такую крепкую нелюбовь к себе, как собственная беспомощность. В выпускных классах, решив пойти по стопам отца, и даже стать лучше Кристофера, Джек лелеял веру в то, что хоть медицина и не всесильна, но прикладывая максимум усилий можно сделать практически невозможное. Конечно, многолетний опыт и врачебная практика здорово сбили его спесь, показав, что человек зачастую слишком слаб, чтобы побороться с последствиями проделок судьбы, однако окончательно надежду на возможность что-то изменить спинальный нейрохирург не утратил. Поэтому, обходясь без сна очередные сутки, мужчина торчал под дырявым самодельным тентом, натянутым между деревом и несколькими палками, смачивал губы пациента водой, постоянно трогал его лоб, отмечая, что температура тела только растёт, и проводил аккуратную пальпацию брюшной полости. Итоги едва ли ни ежеминутного обследования оставались неутешительными. Твердый живот и температура ясно давали понять, что организм борется с инфекцией, а в колото-резаную рану наверняка попала грязь, что способствует заражению крови, и если не вытащить грёбанный кусок металла, то человек умрёт. Безусловно, опасность не отступит моментально, соберись Джек провести операцию, но после процедуры извлечения у мучающегося хотя бы появится шанс. И этот шанс был бы достаточно высок, если бы пережившие авиакатастрофу сейчас были в больнице, если бы заражение после изъятия обломка не стало прогрессировать, если бы были антибиотики. Десятки «если» против одного-единственного «нужно». Нужно что-то делать, предпринимать любые попытки по части спасения бедолаги, а не ждать чуда. Чуда не бывает. Либо борешься за того, кто в этом нуждается, либо отпускаешь его.
Джек, — за минувшие дни успевший стать знакомым голос Хёрли нарушил ход мыслей Шепарда, отвлекая его от планов немедленно начать операцию. — Друг, там, кажется, нужна твоя помощь! — Толстяк стоял у входа. На его вспотевшем лице отображалась тревога. Стараясь не глядеть на остающегося без сознания пассажира, летевшего рейсом 815, следующим из Сиднея в Австралию, вестник махнул пятернёй в ту сторону пляжа, где расположился уцелевший после крушения народ. — Там девушке плохо. С ней китаянка… или японка…
Хёрли, — не давая парню договорить, Джек, выбираясь на солнечный свет, отодвинул здоровяка в сторону. — Послушай. Ты должен остаться здесь и присмотреть за ним. — Под «ним» врач, естественно, подразумевал самого важного, на данный момент, своего пациента. — Если он придёт в себя, ни в коем случае не позволяй ему вытащить обломок и не давай пить. Сразу зови меня. Понял?
Или кореянка… — Рассеяно закончил прерванную реплику толстяк, явно не воодушевлённый идеей торчать подле раненного. — Я тебя понял, друг, но ты уж постарайся вернуться поскорее. Мне не по себе такое, не люблю я кровь и вид больниц, шприцы там разные, запах лекарств…
Он продолжал бубнить что-то ещё, перечисляя страхи и, вроде бы, объясняя их причины, но Шепард уже не слышал его. Горячий песок забивался в ботинки, требуя немедленно снять их и прогуляться босиком, океан плевался на берег пенящимися волнами, пальмы где-то слева от бегуна заманчиво шелестели широченными листьями, приглашая в тень, чтобы перевести дух и насладиться пейзажем, однако доктор этого не замечал. Видя впереди кучку новых знакомых, столпившихся вокруг пока ещё неизвестно кого, Джек старался бежать как можно скорее. Мысль, что он может не успеть, подстёгивала его. Наконец, оставив позади расстояние, разделяющее «палату» безымянного и место очередного происшествия, сын Кристофера, не позволяя себе отдышаться, вскинул руки вверх, жестами и словами давая собравшимся понять, чтобы они расступились.
Ей нужен воздух, отойдите и не толпитесь. — Повторял нейрохирург, присев рядом со светловолосой девушкой, потерявшей сознание. Кажется, прежде Шепард её не встречал, но какое это имеет значение? Проверив у жертвы пульс, врач обернулся к зрителям. — Кто-нибудь, принесите воды! Живее!
Сразу несколько человек метнулись выполнять указание. Другие, перешёптываясь и причитая, оставались стоять на месте, сетуя на жизнь, подложившую всем летевшим на самолёте такую здоровую подлянку, и наблюдая за развитием спасательных действий. Не обращая на зевак внимания, так же, как недавно склоняясь над безымянным бедолагой с обломком в брюшной полости, сейчас врач склонился над девушкой. Солнечные узоры, создаваемые джунглями, теснящими пляж, по велению ветра проворно перемещались по ней, соскальзывая с лица на шею, потом на грудь, а потом обратно. Какой-то дурацкий танец взад-вперёд, не знающий конца.
Вот, — взволнованный Бун, тот самый парнишка, который после крушения искал шариковую ручку, чтобы пробить отверстие в горле у темнокожей женщины, протянул доктору пластиковую полуторалитровую бутылку, наполовину наполненную водой. — Больше найти не смог, сумку с запасами перетащили куда-то в тень, я не знаю, куда именно. — Он запыхался, но ответственность не давала ему отдышаться раньше, чем будет доподлинно известно, что его трудов достаточно. — Если надо, я ещё поищу, мне не трудно. Ты скажи, я сделаю.
Заверив, что всё в порядке, Джек, спешно открутив крышку у бутыли, приподнял голову девушки, чтобы та, когда вода будет поступать ей в организм, не захлебнулась. Приставив горлышко ёмкости к губам остающейся без сознания незнакомки, Шепард стал медленно вливать жидкость в приоткрытый рот, при этом не забывая слегка надавливать пальцами в районе гортани, провоцируя тем самым глотательные движения. Пот крупными бусинами проступал на лбу мужчины, скатывался в глаза, щипля их, но хирург, ведомый единственной целью, заключавшейся в спасении упавшей, абстрагировался от мира, не различая ни неудобств, ни разговоров, ни адского пекла, создающего впечатление, что летевшие рухнули не на остров, а в ад. Единственное, что более-менее сохраняло связь с реальностью, отдельную от Джека и его нового объекта заботы, были громкие упрёки корейца, на родном языке в чём-то порицающего жену. Будь ситуация не такой напряжённой, выживший бы обязательно попытался подавить и утихомирить разгорающуюся ссору и, несмотря на незнание корейского, доступно объяснить товарищу по несчастью, что повышать голос на женщину не стоит, но пока выпускника колумбийского университета полностью занимала блондинка, распластавшаяся на горячем песке, и в ближайшее время растрачиваться на семейные неурядицы он не планировал.
Ну же, — отставив бутылку в сторону, Джек легонько, опасаясь, что у пострадавшей может быть сотрясение мозга, ударил её по щеке. — Давай, очнись.
За спиной врача раздался тяжёлый вздох, а потом смачный всхлип. Кто-то особенно впечатлительный, видимо, чрезмерно проникся сочувствием и, не справившись с нервным напряжением на фоне стресса, разрыдался, не сдерживая подлинные эмоции. Понимая, что сидеть на всеобщем обозрении — значит, сеять в ряды панику, доктор не без усилий поднял светловолосую на руки. Колени подрагивали от усталости и напряжения.
Бун, принеси подстилку к тенту, где лежит мужчина с обломком, нужно перенести девушку в тень. Я буду присматривать за ними обоими.
Развернувшись, Шепард напоследок посоветовал остальным возвращаться к своим делам, по возможности сохраняя спокойствие, и зашагал к страдающему незнакомцу и Хёрли, наверняка извёдшемуся в ожидании возвращения Джека.

Отредактировано Jack Shepard (2018-05-17 19:06:49)

+1

4

Как же хорошо, что она упала в тень. Песок, нагревшийся часами ранее, уже немного подостыл и Берк не пришлось терпеть жар обжигающих кожу песчинок. Ветер, обдувающий эту часть острова, приятно прошелся по лицу как раз в тот момент, когда над ней склонилась сначала женщина - та самая кореянка, судя по попыткам заговорить с ней, - затем заголосил мужчина, который был слишком взволнован ситуацией и тут же утопал куда-то в сторону, подзывая какого-то Джека.

Новый лидер? Может, капитан судна? Интересно, кто-то из экипажа самолета выжил, чтобы начать беспокоиться? Джульет  - хорошая актриса, очень редко выдающая себя, и то только перед хорошими психологами, но если среди выживших есть стюардесса с невероятно фотографической памятью, её придется либо устранить, чего не хотелось бы, либо вовремя подделать список и сделать вид, что все время полета Берк спала и не заказывала ничего прохладительного.

Щеки коснулось что-то, схожее с женскими пальцами. Тонкие, мягкие. Очевидно, той женщины. Она попыталась подложить под голову Берк сверток из ткани. Какая забота!

Спустя еще пару минут женщина снова громко запричитала на своем языке, на сей раз разговаривая с мужчиной её национальности. Вскоре после начала переговоров, - учитывая, с каким шипением разговаривал мужчина, между ними была какая-то особая связь, - к её "бездыханному" телу подошла еще пара человек. Севший подле неё неизвестный, провел по её шее кончиками пальцев, находя пульс. Приятно, но кроме положительных эмоций Джульет почувствовала еще кое-что. Профессионализм.

Она прекрасно слышала все, что творилось вокруг. Буквально ловила каждый напряженный вздох над своим телом, пока явный врач осматривал её. Ей повезло, а Гудвину, быть может, повезет меньше. В лагерь она вернется с трофеем. Только сначала еще правдоподобнее замедлит дыхание, чтобы сердце так же уменьшило число ударов. Женщина уловила, как сдвинулся неизвестный "целитель", как дышит теперь почти ей в лицо. В тот же момент он завет кого-то, просит принести воды. Блондинка заранее приготовилась как можно меньше помогать и не глотать воду самостоятельно, ведь этим она могла выдать себя быстрее, чем переводом глаз из прежнего положения в боковое. Приоткрыть - нельзя, но и под веками заметно, когда движется радужка.

Берк расслабила челюсти, позволяя вливать в себя теплую, слегка нагретую от солнца воду, - надо же, даже чистая, не из местных озер! - и старалась не давиться, однако когда тонкая струйка, все же, попала в дыхательные пути, она кашлянула, выхаркивая ту толику жидкости, что успела попасть в легкие. Глаз не открыла, но слегка поморщилась и сдавленно вздохнула. Сейчас она не притворялась. Берк не сразу поняла, что врач ударил её. Не сильно, но довольно ощутимо. Так, что загорелась щека. Типичный ход в крайней ситуации, который действует довольно часто и проваливается разве что в ситуациях с остановкой сердца.

Когда же мужчина поднял её на руки, блондинка слегка прислонила к нему голову, помогая себя нести в более компактном виде. По коже её начали пробегать волны дрожи, исходящие от торса врача. Не то, чтобы она была тяжелая, но его, похоже, успели загонять за сегодня. Одышка, пот градом - она чувствовала запах и часть его мокрой одежды прилипла к её оголенной коже плеча, - а еще неспособность быстро и уверенно передвигаться.

Они все здесь измотаны, это факт.

Когда её, наконец, опустили на что-то, похожее на кусок ткани для пляжа - или остатки покрывал, - женщина медленно повернула голову в сторону, слегка открыв рот. Она сделала вид, что ей уже лучше. Не хватало, конечно, льда, но она не на курорте. Собственно, тень успела её немного охладить, да и Джульет уже свыклась с тропической погодой. Оставалось только картинно лежать и отдыхать, пока врач какое-то время не уделяет ей внимание. После того, как мужчина обтер её влажным куском тряпицы, он, очевидно, занялся другим своим пациентом. Более проблемным, как она успела услышать из разговора. Слегка приподняв веки, она оценила место пребывания из-под неплотно сомкнутых ресниц.

Выжившие соорудили некое подобие медицинской палатки. Рядом с ней, примерно в паре метров, лежал пострадавший в разодранной некогда белой, а теперь покрытой густыми кровавыми цветами рубашке. Ту часть туловища, что, судя по всему, была повреждена, собой от неё закрывал врач. Со спины Джульет рассмотреть его не удастся, хотя кое-какие параметры она могла для себя обозначить. Навскидку, он довольно высокий, плечи широкие, руки, если смотреть по той части, что не была покрыта рукавами, натренированы - врач практикуется уже довольно давно и следит за собой. По его глубокому, надтреснувшему, но успокаивающему голосу, можно определить примерный возраст - ему нет и сорока.

Переместив взгляд на импровизированный стол - чей-то чемодан, - она отметила наличие железного стержня - некое подобие скальпеля, - бутылку коньяка - для обеззараживания, вестимо, - и несколько насквозь пропитавшихся кровью пострадавшего тканевых комков. Интересно, он врач какой направленности? Вряд ли педиатр.

Вслушиваясь в булькающий кашель пострадавшего, Берк вновь поморщилась. Ему нужна операция. Если этот человек не сможет ничего сделать для раненного в ближайшие часы, он умрет от заполняющей легкие крови. Она заметила струйку оной, сочащейся изо рта порядком поросшего щетиной бедолаги. Когда же врач таки немного сдвинулся, развернувшись, чтобы достать еще что-то, припасенное вне её поля зрения, Джульет смогла увидеть причину бульканья. У парня в животе торчал внушительный кусок металлической пластины. Заражение неминуемо, но и вытаскивать обломок в здешних условиях не менее рискованно. Учитывая, что врач не делает попыток к этому и старается успокоить не желавшего засыпать пациента, он это тоже понимает. И не знает, что делать, дабы не угробить человека самостоятельно.

Когда пострадавший, все же, закрывает глаза и едва ли забывается тревожным сном - Джульет успела много чего обдумать, - она ненавязчиво издает слабый стон, теперь уже позволяя себе больше не притворяться спящей.

- Где... Где я? - стараясь говорить как можно медленнее и трагичнее, Берк облизнула край губ, - Мы уже долетели? - словив взгляд развернувшегося к ней темноволосого доктора, женщина сделала вид, что до неё начала доходить жестокая правда, - Черт... Я думала, что крушение... Весь этот ужас мне приснился.

+1

5

Хёрли, едва завидев Джека с его ношей, тут же подорвался с места. Его тёмно-зелёная майка была насквозь пропитана потом. Вероятно, толстяк, оставшийся наедине с собственными фобиями, потел не только от жары, но ещё и от волнения. Сдав Доктору пост, кудрявый вскользь поинтересовался состоянием женщины, покоящейся на руках лидера новоиспечённых островитян, а потом, извинившись, в перевалку утопал к остальным, надеясь поскорее забыть раны и стоны несчастного пассажира с обломком фюзеляжа в животе. К тому же, должность главного информатора пляжа требовала постоянного пополнения черепной коробки свежими сплетнями, слухами и новостями, а для обогащения информацией желательно не оставаться надолго вдалеке от толпы. Рейес и так жалел, возможно, не осознавая этого, что потратил добрых десять минут впустую, проторчав в душной палатке, пропахшей кровью и потом.
Опустив незнакомку на флисовый плед с логотипом авиакомпании, которой принадлежал самолёт, летевший из Сиднея в Лос-Анджелес, хирург обтёр её влажной тряпкой, надеясь, что прохлада и тень быстро приведут упавшую в сознание. Понимая, что большего в практически первобытных условиях он сделать не может, врач вернулся к раненному с внутренним кровотечением, в очередной раз закашлявшемуся и забившемуся в недолгой еле заметной судороге, прошедшей по всему изувеченному телу. Стараясь облегчить боль безымянному страдающему, Шепард смочил неровно оторванный клок марли водой и приложил материю ко лбу мужчины. Вряд ли это собьёт жар или прогонит лихорадку, но и минутное облегчение в таких ситуациях — помощь.
Где… где я? — Шум позади моментально привлёк внимание Джека, и он обернулся. Светловолосая постепенно приходила в себя. Что же, хоть одна хорошая новость за день. — Мы уже долетели?
Шепард подпёр голову кулаком, уперев локоть в согнутое колено. Перебивать женщину он не хотел, позволяя ей самостоятельно принять ужасающую реальность. В конце концов, человеческий организм нацелен, в первую очередь, на восстановление и реабилитацию себя самого, а значит, нужно дать бедняге возможность справиться с правдой без посторонней помощи. К тому же, во-первых, доктор об рухнувшей с неба ничего не знает, кроме того, что она так же села в несчастливый лайнер, разбившийся на необитаемом острове, а посему лучшее, что он может для неё сейчас сделать, — не вторгаться в личное пространство с ненужными, возможно, утешениями и обещаниями о скором спасении; во-вторых, судя по внешнему виду, обладательница светлых волос прекрасно справляется по части физического выздоровления, поэтому непосредственно медицинская помощь ей не требуется, а душевные стенания и волнения явно не по возможностям сына Кристиана. Увы, умения вести красноречивые беседы он так и не приобрёл, предпочитая помогать делом, оставляя болтовню для других, более способных на этом поприще людей.
Чёрт…  — Продолжала тем временем выжившая. — Я думала, что крушение… Весь этот ужас мне приснился.
Хотелось бы мне, чтобы вы были правы и чтобы всё произошедшее оказалось сном. — Нейрохирург кивнул на непочатую бутылку с водой. — У вас тепловой удар, вызванный жарой. Мы близко к экватору, австралийцы и американцы не привыкли к такому солнцу. Вам нужно больше пить и чаще отдыхать в тени. Если станете соблюдать эти простые правила, то вскоре адаптируетесь к местным условиям. — Мужчина сделал недолгую паузу, после чего продолжил. — Обстоятельства для знакомства необычные, но, кажется, прежде мы не общались. Я Джек.
Блондинка с некоторой рассеянностью назвала в ответ своё имя. Джек сказал, что ему, несмотря на окружающую обстановку и вынужденные причины встречи, познакомиться приятно. Ещё раз посоветовав чаще пить оставаться в тени, Шепард опять сосредоточился на пациенте с обломком в животе. Наверное, со стороны это смотрелось странно — уважаемый нейрохирург штата больницы Святого Себастьяна час за часом проводит над безнадёжным, учитывая условия и средства лечения, больным. Будь на месте Джека отец, он наверняка бы сумел отпустить ситуацию и прекратил бы изматывать себя. Как он, Кристиан, обычно говорил в таких случаях? «Нужно быть достаточно сильным, чтобы принять своё бессилие». Прежде Джек злился на родителя за подобные мысли, но сейчас, проводя возле умирающего очередной жаркий день, Шепард думал, что порой чрезмерный самоконтроль губителен.

Когда он перестанет стонать? — Сойер затянулся сигаретой и выпустил дым прямо в лицо врача. В ночи его сигарета мерцала неправдоподобно ярким светлячком. — Голова болит от этих звуков. Весь лагерь в напряжении.
День, — откровенно ответил Джек, стараясь не поддаваться на провокации лоботряса. — Может, два. Может, больше. Я не знаю.
Нет шансов, что он выживет? — Тут же встряла Кейт, крутящаяся поблизости.
Я не знаю, — соврал Шепард.
Слышал, ты сегодня спас блондиночку, док. — Насмешливо сменил тему Сойер. — Говорят, она хороша. Теперь вы будете втроём: ты, она и мужик с горячими стонами? Может, сведёшь нас? Вдруг я захочу присоединиться.
Джек обвёл взглядом пляж. В наступивших сумерках сложно узнать лица недавних знакомых, но Джульетт устроилась недалеко от палатки-медпункта. Шепард кивком головы указал на женщину, предлагая курящему познакомиться самостоятельно. Удивительно, однако Сойер, поскупившись на очередную сомнительную кличку, пошёл в сторону дневной пациентки хирурга, оставив Джека наедине с Кейт и «Аль-Джазирой», в руках которого было какое-то устройство. Штуковина Саида наверняка заинтересовала хама, но догадываясь, что араб при нём ничего дельного не скажет, стервятник смылся, радуясь удачно подвернувшемуся предлогу знакомства.
Саид починил рацию, — сообщила Кейт, проводив приятеля-сквернослова взглядом. — Утром мы пойдём в горы, чтобы проверить, работает ли она.
Здесь вы её проверить не можете? — Осведомился Джек, прислушиваясь к кашлю безымянного в палатке.
Батареи мало, — пояснил Джарра. — Деревья глушат сигнал. Если рация работает, мы хотим передать сообщение с просьбой о помощи.
Шепард потёр переносицу ребром ладони. С одной стороны, ему хотелось выбраться в джунгли с Остин и арабом; с другой, он понимал, что оставлять мужчину с обломком в животе опасно. В любую минуту ему может стать хуже, а других врачей на острове нет. Конечно, можно поручить заботу об умирающем Буну, но тот слишком много времени проводит со своей сестрой, вряд ли его хватит на тяжёлого больного.
Я не смогу пойти с вами. — Джек сделал несколько глотков воды из бутылки, поданной Кейт.
Я не прошу, чтобы ты шёл, — кудрявая пожала плечами. — Я ставлю тебя в известность. Хочу, чтобы ты знал: я иду с Саидом.
Нейрохирург неопределённо покачал головой. Спорить с Кейт так же бесполезно, как обучать осла грамоте. Если бы беглая с ним согласилась, отказавшись от словопрений, то «Red Sox» бы стали чемпионами. Несмотря на опасности, таящиеся в джунглях, девушка снова хочет отправиться туда, и это, в конце концов, её право. Предупредив о необходимости быть осторожнее, Шепард пожелал испытателям связи удачи и направился обратно в палатку, где, булькая кровью при кашле, заходился стонами умирающий судебный пристав.

+1

6

Теперь она точно знала, что не ошиблась. Именно этого человека звали Джек. Именно он здесь был если не главным, то как минимум самым ответственным. Берк не хотелось лишать лагерь потерпевших крушение их главного - очевидно, так оно и есть, - медика, но она должна была сделать все, что скажет Бен. Только так женщина сможет вернуться домой. Увы, но люди порой слишком эгоистичны.

- Хотелось бы, чтобы знакомство произошло в более приятной обстановке, - не переставая играть в потерпевшую, слабо протянула Джульет, кивнув на его слова, - Я - Джульет. Можно просто Джули. Летела в конце фюзеляжа и почти весь маршрут просидела в уборной - жутко боюсь самолетов.

В общем-то, на том разговор их и окончился. Джеку не терпелось вновь заняться бедовым пациентом с осколком, а Берк не решилась навязываться. Расспросы подождут, зато со стороны она сможет понаблюдать за врачом. Оценить, так сказать, его вариативность, его навыки. То, как он обращается с пациентом. Способен ли он оперировать.

Какую-то часть дня - не меньше пяти часов, дальше она уже отрапортовала, что готова выйти на воздух, - блондинка провела в палатке. Наслаждалась в какой-то степени тишиной и покоем, одновременно прокручивая в голове план действий. Первым в этом плане было: втереться в доверие. Стать своей в стае неизвестных ей людей. Подружиться с кем-нибудь, но, конечно же, в первую очередь, завести хорошие приятельские отношения с местным врачом. Манипулировать лидером проще, если находишься у него на хорошем счету, а уж там и до походов в сторону лагеря "её людей недалеко". Если он сможет помочь Бену, то Бен поможет им. Должен помочь, не зверь же он, в конце концов.

Иногда ей казалось, что именно зверь. Берк все чаще снились не очень приятные сны с участием Лайнуса в главной роли. Он то истерично хохотал, когда она обращалась к нему с просьбой, то линчевал кого-то из своих людей. Часто это был Гудвин. Не удивительно, ведь Бен знал, что Джульет с тем исполнителем была на короткой ноге.

Слишком короткой.

И вот, в очередной раз, она проснулась в холодном поту. В приоткрытую щель импровизированного тента едва ли проглядывали лучи закатывающегося солнца. Нужно было выбираться и начинать осваиваться, метить нужных людей и расположение каждого из них на случай, если Бен решит, что одного испытуемого не хватит для его планов.

Женщина накрыла глаза рукой, пальцами помассировав веки и успокоив себя, что еще не все потеряно. Она выполнит свою работу и уедет домой. Пусть на это уйдет несколько недель или месяцев, она готова ждать и прилагать к прогрессу все силы.

Стон неизвестного пострадавшего привлек её внимание лишь на долю секунды. Берк поняла, что этот человек сдаваться не собирается и еще побарахтается. Только вот при виде его покрасневшего и раздувшегося лица Джульет стало ясно, что долго ему барахтаться не придется. Он потерял слишком много крови, а бороться с заражением - все равно, что потратить последний антисептик на ногу, которую следует срочно ампутировать. Джек, если он окажется мудрым лидером, поймет, что тратить силы на аппендикс - глупо. Он и так сделал все, что было в его силах. Может, не совсем все, но будучи в дали от лаборатории - а у компании Джульет был доступ к некоторым из них прямо здесь, на острове, - он не мог ручаться за стабильное выздоровление. Связаны руки.

Пострадавший не обратил на Берк никакого внимания, когда она поднялась на ноги и тихонько выбралась из палатки. Солнце медленно катилось за горизонт, а воздух стал немного свежее с налетом океанского бриза. У воды никогда не бывало душно и в этом плюс пляжной стороны. Иногда ученая жалела, что не имела права выбирать, в какой части острова ей жить. Домики местных располагались в самой глубине острова, а барьером им служила ограда, основанная на магнитном поле. Хорошее место, защищенное от диких дверей, однако иногда хотелось поплескаться в настоящих пенистых волнах, а не просто в самодельном бассейне.

Днем обязательно сделаю заплыв.

Она мечтательно прикрыла глаза, втягивая носом теплый вечерний воздух. Подняв руки и сделав несколько простых наклонов, она покрутила головой, дабы размять затекшие шейные позвонки и завести тело после утомительной спячки. Мозгу следовало заняться работой куда более интересной, нежели просмотр личных фильмов ужасов.

Присмотрев чуть поодаль весьма удобный уголок, не занятый, кажется, никем из местных, Берк медленно прокурсировала в выбранном направлении, попутно словив пару-тройку заинтересованных взглядов потерпевших. В их числе была беременная девушка, совсем молодая, не старше двадцати двух-трех. Она тоже была белокурая и её волосы завивались от влаги. Незнакомка скованно улыбнулась ей и Берк старательно растянула губы в улыбке. Потерла тыльную сторону шеи и слегка поморщилась, когда пристраивала свою тушку под натянутой на колышках материей - колено, разодранное специально, неприятно саднило. Тем лучше, в целом. Ей же не нужно, чтобы кто-то заподозрил неладное?

На радость женщины, не знавшей, куда деть руки, подле тента лежала парочка книг в измятых переплетах. Одну из них порядком занесло песком и было видно, что книги кто-то спешно вытряхивал. Наверное, из чужого багажа. Мародерство - вещь вполне себе обычная в подобной ситуации.

Бойся желаний своих, - про себя прочла название книжицы Берк и бездумно раскрыла её, повинуясь минутному порыву. Наконец-то что-то новенькое, а то она уже почти всю библиотеку местную прочла!

Увы, погрузиться в чтение ей удалось не так глубоко, как хотелось. Спустя пару глав, когда для обзора букв понадобился свет фонарика, совсем рядом раздался шорох песка под весом чьих-то ног. Джульет подумала, что это врач решил поинтересоваться, как она себя находит в новой атмосфере, однако когда она подняла голову, перед ней стоял не Джек. Светловолосый, с виду не менее крепкий мужчина тут же присел на корточки подле неё. При тусклом свете мерцающего чуть поодаль костра она смогла разглядеть лишь насмешливый взгляд светлых глаз и тонкий, принципиальный изгиб губ. Джульет слепила на лице дружелюбную мину.

- Док сказал, что ты не против компании. - с ехидцей начал мужчина.

- Честно говоря, против, - так же елейно отозвалась Берк, не стирая с лица вежливую доброжелательность, при этом слегка похлопав книгу по переплету, - Решила, что чтение меня взбодрит больше, чем разговоры о вечном. Но я всегда готова встретиться с новыми людьми утром.

- Вот как, значит. Я тоже не очень люблю эту суету, но читаю обычно днем. Не приходится без конца прятать фонарь от здешних стервятников. Им, видите ли, отл... ходить в туалет без света неудобно.

Неизвестный тряхнул головой, небрежно растрепав пшенично-русые пряди. Доктор едва заметно прикусила губу изнутри, пытаясь понять этот жесть правильно, а не так, как обычно воспринимает большая часть женского населения. Это что, флирт, или это его обычное поведение?

- Что ж, мистер "я не люблю читать ночью", может представишься? Пока у нас не отобрали единственный лучик света.

Конечно же, зажечь факелы люди могли и от костра, но ведь ходить в туалет, например, с факелом в зубах, действительно не очень удобно. Берк едва сдержала смешок.

- Сойер, - он даже руку протянул, не меняя задорного выражения лица, - Единственный истинный голос разума на этом чертовом куске камней и песка.

Женщина в ответ протянула свою и кратким рукопожатием заставила мужчину успокоиться, хотя бы на ближайшие пару минут.

- Джульет. Немного разбираюсь в психологии. Тебе здесь явно скучно.

Что ж, рассказывать первому встречному о том, что она еще и владеет некими навыками врачевания, пока что рано. Лишняя осторожность не помешает, хотя и список пассажиров ей требовалось найти и выкрасть быстрее, чем кто-то догадается, что никакая она не пассажирка и врачует не только над живыми.

- Есть немного. С этими занудами, которые отчаянно надеются, что нас кто-то увидит здесь, на сраном пяточке земли, не о чем поговорить. Все только и делают, что ноют. Вот этот, к примеру, - он кивком головы указал на палатку по правую от него руку, - Нам приходится делиться с уже почти покойником и без того скудными запасами воды, а он все никак не заткнется.

- Человек нуждается в медицинской помощи. Здесь её обеспечить не получится, если только ваш Джек не волшебник, - пожала плечами Берк, снова раскрывая книгу и делая вид, что намерена продолжить чтение.

- Лишняя трата ресурсов. Я бы избавился от этого идиота, пока он не выжрал остатки запасов.

Женщина вся обратилась в слух, медленно отрывая от книги несколько заинтересованный взгляд.

- Чем ты занимался вне острова?

- Не важно, солнышко. Важно только то, что я знаю, как следует убирать ненужных людей.

Джульет задумчиво перевела взгляд с его лица на вход в палатку.

- Не думаю, что Джек одобрит.

- А мне не нужно его разрешение. Только он постоянно крутится возле дядьки, будто ему там медом намазано, - выплюнул Сойер, агрессивно косясь на палатку, - Меня уже выворачивает от его воплей.

Вновь захлопнув книгу, ученая принялась искать глазами лидера группы. Мужчина разговаривал с темноволосой женщиной и мужчиной арабской - кажется, - наружности. В голове тут же созрел план. Раз в лагере нет запасов питьевой воды, значит нужно её добыть. Берк хорошо ориентируется на острове даже в темное время суток, потому ей не доставит хлопот составить компанию тому же Джеку, если тот захочет отправиться на поиски дополнительных ресурсов. В пути предоставится возможность поговорить с ним, что позволит Джульет найти с ним общий язык и разузнать о враче побольше. Этот же, жаждущий справедливости убийца, сможет разобраться с общей проблемой. Возможно, его тоже следует рассматривать в качестве запасного союзного аэродрома. Агрессивные люди, способные выполнять силовую работу, возложенную Беном, тоже были интересны их лидеру.

- А что, если ему вдруг понадобится отлучиться? По очень важному делу. В джунгли. - тихо и осторожно обронила блондинка, не отрываясь от вертящего что-то в руках араба.

Все еще хмурящийся и глядящий куда-то в сторону новый знакомый недоуменно глянул на неё. Поняв, что она вполне себе серьезно настроена, мужчина хмыкнул.

- Ой, не зря господь преподнес нам еще одного человека с мозгами, - он вновь усмехнулся, на сей раз во взгляде промелькнуло коварство.

Женщина поднялась на ноги, оставив книгу на месте и даже не подумав её заложить чем-либо, - она хорошо помнила, что так и не смогла начать третью главу, - и, сделав вид, что никуда не спешит, а только любуется местными видами, пошла навстречу возвращающемуся к палатке с пострадавшим врачу.

- Привет. Еще раз, - она снова приподняла уголки губ в приветливом жесте, - Голова почти прошла, а удар оказался не самым сильным, - кивнув, она улыбнулась шире, - Прости, я тут услышала краем уха, что у вас кончаются запасы воды. Я тут кое-что потратила, потому хотелось бы исправить положение. Я могу помочь? - нарочно вскинув палец вверх, словно она вспомнила нечто важное, Джульет спешно выпалила, - Кажется, я припоминаю, что пока пробиралась сквозь дебри, слышала недалеко шум воды. Может, река или водопад. Наверное, я смогу вспомнить дорогу, но одна вряд ли доберусь - темно уже.

Благо, она оказалась весьма убедительной. Или же Джек здраво поразмыслил над тем, что следует позаботиться о водных ресурсах прежде, чем люди начнут драться за последнюю бутылку.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » чужая среди чужих.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC