chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » о лошадях и людях


о лошадях и людях

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

о лошадях и людях

http://sd.uploads.ru/8lnr6.png http://s8.uploads.ru/E7nGw.png http://sg.uploads.ru/NM4JA.png

участники:Морвран Воорхис, Кагыр Маур Дыффин аэп Кеаллах

время и место:Город Золотых Башен, сентябрь 1268 г.

СЮЖЕТ
В столице Империи никому нельзя доверять - это всем известный факт. Однако старые связи куда крепче и надежнее паутины придворных интриг.

+5

2

Вести о судьбе Кагыра аэп Кеаллаха, еще совсем недавно считавшегося изменником и предателем Нильфгаардской Империи, настигли Морврана Воорхиса за пару дней до того, как копыта коня окруженного свитой Императора ступили на мощеную улицу, ведущую прямиком к воротам дворца Города Золотых Башен. Усталый гонец, примчавшийся из сказочного Боклера, вложил в руку Морврана помятую записку, в которой, помимо прочего, значилось: «сын сенешаля скрывался в Туссенте. Был допущен до аудиенции с Его Императорским Величеством. Помилован». Морвран вскинул брови в радостном изумлении: дело, конечно, было неслыханное, чтобы Эмгыр вар Эмрейс кардинально изменил уже принятое решение. Однако Эмгыр вар Эмрейс никого прежде не прощал по доброте душевной – и Кагыр едва ли стал исключением.
Второй шанс – не дар, но предмет некой сделки. Был ли Кагыр поставлен в известность, чем ему предстоит расплачиваться? Самому Морврану не терпелось выяснить, в какие планы Его Императорское Величество вплел давнего товарища. Быть может, даже друга, но Морвран не видел Кагыра слишком давно, чтобы смело приписывать их отношениям столь громкую характеристику. В Нильфгаарде и вовсе друзей зачастую стоило опасаться более, чем врагов, особенно в кругах высокородной знати. И все же Кагыру удалось убедить в собственной преданности Эмгыра вар Эмрейса, а это говорило о многом.
Жаль, что Морвран не присутствовал в Боклере лично, полагаясь лишь на доверенных людей; о нет, он отнюдь не мнил себя кем-то вроде Ваттье де Ридо, но знать обо всем происходящем в Империи – к этому обязывали титул и звание. Именно поэтому Морвран рассчитывал на то, что Его Императорское Величество посвятит его в некоторые тонкости и хитросплетения уготованной Кагыру аэп Кеаллаху дальнейшей судьбы, касаются они Воорхиса или же нет. До того ему хватало занятий в столице во время отсутствия Императора, однако в день его возвращения Морвран прибыл к центральным воротам вместе с вооруженным сопровождением, сдерживающим толпу любопытных зевак.
Долго томиться в ожидании Воорхису не пришлось: на следующее утро Эмгыр вар Эмрейс велел ему явиться для продолжительной и крайне интересной беседы.

Слуги оповестили Кагыра о его намерении встретиться с вновь объявившимся рыцарем, и Морвран решительно переступил порог его покоев, дав знать о своем присутствии только коротким стуком в дверь. Кагыр тотчас же отошел от окна и замер напротив, бледный, слегка осунувшийся, без былого блеска в пронзительно синих глазах; совсем другой, нежели Морвран его запомнил. Повзрослевший? Бесспорно. Но и переживший нечто такое, о чем Морврану оставалось лишь догадываться.
- Радостно видеть тебя живым и здоровым, Кагыр, - улыбнувшись, Морвран протянул ему ладонь для крепкого рукопожатия. – Долго же ты скитался, прежде чем вернуться домой.
Сохраняя выражение безупречной безмятежности на лице, Воорхис внимательно наблюдал за реакцией: найдет ли слово «дом», произнесенное в отношении к Нильфгаардской Империи, прежний отклик в сердце Кагыра? Или же между бровей невольно мелькнет угрюмая морщинка, а изменчивые ассоциации навеют воспоминания о совсем иных местах, иных людях? Перемены, затронувшие некогда горячечного юношу, жаждущего разить клинком врагов Империи и отдать жизнь, оставшись ее героем, вызывали в Морвране настырное любопытство, требующее скорейшей сатисфакции. Интерес, пожалуй, личный, а вовсе не политический, который можно было бы удовлетворить только отправкой Кагыра на плаху за любой промах, выдающий недостаток патриотизма. Впрочем, если бы Кагыру удалось провести самого Императора, Морврану не стоило рассчитывать на собственную проницательность.
- Полагаю, ты наверстываешь упущенное? Слышал о гибели Тибора Эггебрахта, да осветит Великое Солнце его память? – Морвран неспешно прошагал вдоль книжных стеллажей и остановился у окна, пытаясь угадать, что мог рассматривать Кагыр за мгновение до его прихода. Со стороны выделенных ему покоев открывался прекрасный вид на Площадь Тысячелетия, но сейчас решительно никакими жестокими зрелищами она не пестрила; не то, что сразу после завершения войны, когда на залитых кровью камнях поскальзывались даже палачи. – Милостью Его Императорского Величества звание командира дивизии «Альба» перешло ко мне.
Вновь повернувшись к Кагыру, Морвран мягко приподнял уголки губ в улыбке и продолжил искренне доброжелательным тоном:
- Многие считают, что таким, как я, все достается задаром, на блюдце с золотой каймой. Однако мы с тобой оба знаем, какого порой душераздирающего самопожертвования требует наша Империя. А на что не пойдешь ради любви? – издав тихий смешок, прозвучавший без всякого намека на иронию, Морвран сцепил пальцы опущенных рук в замок и кивнул. – Впрочем, довольно обо мне. Ты не представляешь, насколько мне не терпится послушать твою историю. Подумать только, исчез на Танедде, а нашелся в Боклере! Это определенно будет поинтереснее моих жалоб о том, как после долгожданного повышения я погряз в однообразии рапортов.
Воорхис, казалось, весь лучился дружелюбием, и его радость была неподдельной: последний раз они с Кагыром виделись еще до начала войны, а войны, по обыкновению, тянутся целую вечность. Даже если Кагыр в самом деле изменился – так, как меняться не должен был, - Морвран испытывал немалое воодушевление, созерцая черного рыцаря в нильфгаардской столице. Ему хотелось доверять Кагыру, и вовсе не по той причине, что указом Эмгыра вар Эмрейса любые подозрения Воорхиса привели бы к безотлагательной на этот раз казни. Нет, Морвран верил, что сейчас политику можно легкомысленно оставить за украшенными резьбой дверьми: в конце концов, Кагыр заслужил немного отдыха от необходимости следить за каждым произносимым словом; наверняка в обществе туссентской аристократии он данной необходимостью пресытился по горло.
И все же предоставлять ему полную свободу действий и слова Морвран не спешил; он расслабленно опустился на черный бержер, расшитый золотыми нитями, и поднял на Кагыра внимательный взгляд, отстраненно подмечая, что в падающих сквозь приоткрытые ставни теплых лучах утреннего солнца тот напоминает мраморную статую погибшего героя, чьи род и имя давно стерлись в веках. И никто теперь уж не вспомнит, за что этот герой когда-то сражался.

Отредактировано Morvran Voorhis (2018-05-17 10:23:25)

+3


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » о лошадях и людях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC