chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » смилуйся, Ангулема


смилуйся, Ангулема

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

смилуйся, Ангулема

http://s8.uploads.ru/zNolS.gif http://sh.uploads.ru/o5msp.gif http://s9.uploads.ru/04F2u.gif

http://sg.uploads.ru/xQChJ.jpg

◄ о, ему не все равно! и моя маленькая внутренняя Мелитэле, плавно покачивая бедрами, танцует победный полонез. ►

участники:маленькая разбойница и чёрный рыцарь;

время и место:Боклер, зима 1267 г.

СЮЖЕТ
Учиться никогда не поздно. Особенно когда в библиотеке сиятельной княгини попадается крайне занятное чтиво!

Отредактировано Cahir (2018-05-28 23:13:55)

+9

2

Н-да, чем дольше они пребывали в Боклере, тем больше Ангулема начинала понимать свою матушку, которая от скуки стала ездить верхом на коньке конюха. Милые лыцари («Рыцари,» — поправлял ее внутренний Регис) были счастливы перевести внимание с набивших оскомину прелестных помпезных барышень высшего света на простую, как медная монета, Ангулему. Веселую, хохочущую с шуток, остроумную, но немножко дуру. Эти мужики преследовали Ангулему по пятам и всячески за ней ухаживали, но слишком скоро общение с ними стало усложняться тем, что-о-о… Ангулема вообще не понимала, о чем идет разговор. В основном к ней обращались с вопросом, что она читала, на каких музыкальных инструментах умеет играть, какой танец танцует.

А она не умела. Не учили в приюте обыкновенной грамоте, из музыкальных инструментов были нервы попов, а танцами назывались вот эти странные движения, которые производятся сами по себе, если хорошенько надраться.

Решила Ангулема все-таки заняться своим образованием. Логично было бы попросить Региса научить ее читать заумные слова, но ей становилось скучно и уныло уже на этапе представления уроков от древнего кровососа, простите, вампира. Ангулема знала какие-то элементарные слова, а еще некоторые могла и сама воспроизвести — на том же заборе, например, расписать, где и кого видела, кто и когда с кем сношался, а у кого между ног мизинчик. Но что-то умнее односложных слов для Ангулемы представлялось проблемой мирового масштаба.

В библиотеке Анны-Генриетты пыльно и воняет умершим весельем. Ангулема шатается от стеллажа к стеллажу и открывает первые попавшиеся на глаза книжки, листает их, не видит картинок и кладет обратно. С каждой секундой желание становиться образованной отмирает все сильнее, пока Ангулема не лезет по лестнице к книгам на самых высоких полках. Обычно именно там прячутся самые интересные книжки, и скорая находка приятно радует глаз непоседливой бандитки.

Усевшись где-то в тени, Ангулема принялась читать поэму об отношениях Христиана Серого и Анастасии аэп Дилдо Стил.
Ну и девка, — восхищенно присвистнула Ангулема, продираясь сквозь непонятные слова и узнавая только те, которые обозначали письки, жопы и боль. Но даже со скудоумием Ангулемы было понятно, что девка Настя была бешеной, а мужик этот ее обожал жарить своих баб каким-то дюже жестоким способом.

А картинки-то какие было! В них Ангулема разглядела та-а-акую елду христианову, что аж позавидовала этой мымре Анастасии. Пролистывая все эти непонятные и скучные страдания бабы, упоминания ее внутренней Мелитэле, а также попытки главных героев между собой как-то разговаривать, а не сексом трахаться, Ангулема наконец добралась до самой маковки!

А, холера, — выругалась девчонка, яростно помолотив воздух ногами, потому что «самая маковка» содержала в себе целую тонну новых словечек, которые не то что понимать, читать — страшно!

Подхватив книгу подмышкой, Ангулема пошла на поиски кого-нибудь из ганзы, к которому можно было обратиться за помощью. К тетечке Мильве было идти опасно, у нее с настроением в последнее время непонятно. Дядечка Геральт занят своими ведьмачьими делами. Регис… Ну нахер, не надо. А Лютик пусть дальше лобызается в зубы с княгиней.

О, Кагыр!

Его она нашла в просторной зале, сидящем между баронессками Никой и Келиной. Зрелище было то еще, Ангулема не знала: смеяться ей или блевать от тошноты. Томно поглядывая на Кагыра, две курицы с красными щечками пытались его развратить, а Кагыр сидел и как горох о стену — ноль реакции. Тут Ангулема подумала товарища-то от лап бабских спасти.

Тетечки! — лучезарно улыбнулась паршивка, наблюдая, как лица баронессок кривятся. — Такое тут дело, у меня на спине нарыв скоро-скоро прорвется, говнища, то есть, гноища полезет. Вы мне место освободите, тетечки? Уж больно очень, надо бы не заляпать все.

Дичь дикая, но баронессок как ветром сдуло, отчего Ангулема победоносно ухмыльнулась и плюхнулась на место рядом с черным лыцарем. Рыцарем-рыцарем, да-да, помню!
Эффектно я их, ага? — захихикала она с гаденьким счастьем. — Кагыр, просьбочка к тебе у меня вот! Услуга за услугу! Читать я тута учуся, но сложно очень, — облизнув пальчик, Ангулема долистала до «самой маковки» и ткнула в непонятное слово. — Что такое «залупа»?

+7

3

Кажется, приходилось привыкать к тому, что остаться наедине с собой в Боклере невозможно, если, конечно, ты не высший вампир, способный становиться невидимым. Кагыр сейчас этому таланту изрядно так завидовал - в последнее время он чувствовал себя дичью на охоте, и днём, и ночью оставаясь под прицелом вездесущих придворных барышень, для которых таинственный нильфгаардский рыцарь был, с одной стороны, загадочной диковинкой, а с другой - чем-то куда более близким, нежели дикари-нордлинги, а оттого ещё более привлекательным. Кагыр едва успевал запоминать имена, и вереница бесконечных Оделий, Аннелиз, Матильд и Клементин лишь пестрела перед ним, почти неразличимая. Даже в пустынных лабиринтах дворцовых садов он повсюду слышал тихое хихиканье притаившихся в очередном гроте графинь, герцогинь и баронессочек, можно было и не мечтать о том, чтобы уединиться в стенах замка. К сожалению, рыцарская честь вкупе с безупречными манерами не позволяли Кагыру отказать даме во внимании, пусть это начинало нешуточно утомлять.

Страшно хотелось открыть окно, выглянуть наружу, вдохнуть морозный воздух - от головокружительной смеси ароматов тяжёлых духов, застоявшейся в воздухе, уже болела голова. Впрочем, к этой неприятности Кагыр почти привык - после того, как ему едва не сняли скальп в Стоках, головные боли преследовали его неотступно. Когда переставали действовать снадобья Региса, тяжесть внутри черепа становилась и вовсе настоящим кошмаром. Виду, само собой, Кагыр не подавал, да и ни к чему это было - ему приходилось терпеть многое, и какая-то головная боль уж точно не заслуживала столько внимания. Ведь не жаловался же ведьмак, когда его скручивало (буквально, а вовсе не метафорически) от боли в колене, пусть на его перекошенную физиономию становилось жутко смотреть; не жаловалась даже Мильва, чей стоицизм внушал Кагыру непомерное уважение. В общем и целом, перед туссентскими барышнями он неизменно сохранял лицо, пускай в моменты, подобные этому, он бы с удовольствием хоть из окна сиганул.

- О, сир, но неужели в нильфгаардской армии всё так строго? - леди Келина захлопала длинными ресницами часто-часто, что Кагыру на секунду показалось, будто он даже дуновение ветерка почувствовал, - Настолько суровая дисциплина губит рыцарей, делая из них солдафонов!
Не успел Кагыр вежливо поинтересоваться, чем же, по мнению прекрасных леди, рыцарь принципиально отличается от солдата, Келину перебила вторая баронесса:
- А какой же рыцарь без дамы сердца? - лукаво улыбнувшись, леди Ника стрельнула глазками, чего Кагыр, к счастью, не заметил, даже растерявшись от такого резкого перевода темы с нильфгаардской военной машины к делам любовным, - Вот у вас, сир, есть дама сердца? Или в нильфгаардской армии и этого не дозволено?
О том, что ему непременно полагалось иметь даму сердца, иначе "какой же он рыцарь вообще", Кагыр как-то не задумывался.
- Что ж, ну... Конечно же, многие солдаты находят себе спутниц жизни, женятся, даже заводят семьи, но теперь ведь идёт война, и...
- Ах, но это же так романтично! Прямо как в балладах маэстро...
Узнать, что за маэстро бередили умы юных дам фантазиями о любви посреди битв, Кагыру, к счастью или нет, так и не удалось. Сию невыносимо душную и томную сцену прервала неожиданно возникшая в дверях Ангулема, и, кажется, настроена она была воинственно. Во всяком случае, когда она вот так улыбалась - хорошего точно ждать не следовало.

Впрочем, сейчас Кагыр был ей рад как никогда. Восхитительная в своей изобретательности омерзительная импровизация немедленно распугала девушек, а для него стала прямо-таки глотком свежего воздуха. Кагыр прыснул под нос, когда шуршащие платьями баронессочки скрылись в коридоре (в том, что они станут подслушивать, он ни секунды не сомневался), и, наконец, взглянул на Ангулему, с лица которой ещё не сошла воинственно-гадливая гримаска. Очевидно, эта маленькая сценка была лишь прелюдией к основному действу, и гадать долго Кагыру не пришлось - подсунутая ему под нос книжечка, видимо, и была причиной её появления. Не успев похвалить её за рвение к новым знаниям, Кагыр пробежал глазами по строчкам, выхватывая из витиеватого текста слова вроде "корсаж", "соски", "мокрое кружевное исподнее", "мой набухший бутон" и прочее, и прочее, сам не заметив, как залился краской от пяток до самых ушей. Ещё до того, как Ангулема задала свой вопрос, разя, как обычно, прямо в лоб.
- Ты где это взяла? - перебил он её, захлопывая книжку - но не тут-то было, снаружи она оказалась не менее похабная, нежели внутри. Неудивительно, почему именно этот экземпляр так привлёк внимание Ангулемы, уж таких сальных и откровенных иллюстраций Кагыр в жизни не видел, - Что за... Поэма о пятидесяти серых цветках? Что за бред, не бывает же...

Но, кажется, это всё было уже совершенно неважно. Судя по горящим глазам Ангулемы, выпустить из рук грязную книженцию её не заставило бы и появление Дикой Охоты прямо посреди дворца, а его она уже приметила своей жертвой. В награду, стало быть, за спасение.
- Другого чтива в княжеской библиотеке, надо думать, не нашлось, - обречённо подытожил Кагыр, тяжело вздыхая. И где был Регис, когда его подробные лекции на любую тему были так нужны?... Впрочем, нет. Чего-чего, а трёхчасового объяснения значения слова "залупа" с анатомическими подробностями (спасибо, что хоть не демонстрацией) Кагыр бы точно не пережил.

Отредактировано Cahir (2018-06-15 02:41:23)

+8

4

Страшно признавать, но Ангулема даже загляделась тем, как Кагыр в кратчайший срок залился алой краской, становясь подстать цвету платья одной из ряженых баронессок. Дивное это все-таки было зрелище, когда вроде бы смелый и сильный рыцарь вмиг из-за какой-то похабной книжонки превратился в сущего мальчишку, что даже женской титьки не видывал, кроме как своей мамки. Ангулема такого Кагыра имела честь лицезреть лишь однажды, но тогда особого внимания не обратила на живую реакцию нильфгаардца, слишком занятая предложением отдаться Геральту. А вот теперь да. Теперь можно распахнуть рот и вылупиться с широко раскрытыми глазами-блюдцами.

Да в библиотеке здешней, где еще я могла надыбать такое золотце, — безучастно объяснила Ангулема и пожала плечами с таким видом, будто она до этого была еще в десятках таких вот княжеских библиотеках и вот в каждой есть по томику поэмы о пятидесяти серых цветках. Да!

Фыркая на дурака-Кагыра, ничего не понимающего в высокой поэзии, Ангулема выхватила из его рук книжку и смерила его разочарованным взглядом. Однако срываться с места и бежать за кем-то другим, кто в «залупах» знал толк, она не спешила. Кагыр сам себе буквально только что нажил проблемы в лице любопытствующей бандитки, и теперь от его желания продолжать разговор мало что зависело. Ангулема задала цель, осталось добраться до нее напролом.

Брось ворчать! Чего ты так краснеешь с каких-то голых писек и сисек, будто ни разу не ночевал на сеновале, — проворчала для виду Ангулема и тут же незаметно бросила внимательный взгляд на выражение лица Кагыра. — Ой-ой-ой, неужто в яблочко попала, да ла-а-адно…

Ангулема присвистнула. Если она, девчонка несносная, в принципе ни с кем особо не старалась держать себя в рамках приличия («приличия», мда, для кого они созданы?!), то с Кагыром, в отличие от всех остальной ганзы, она вообще чувствовала себя абсолютно свободной в выражениях и действиях. Сказывалось то, что выглядел рыцарь крайне молодо и звать его «дядечкой» язык совсем не поворачивался. С Мильвой, Геральтом и Регисом Ангулема раз в недельку-то хотя бы подбирала слова в разговоре, а с Кагыром-то… зачем?

Вот и сейчас, чувствуя вседозволенность, Ангулема сощурила глаза и присела поближе к Кагыру, положа руку ему на плечо, тем самым давая понять, что нильф попал и попал так страшно, что его никто не отпустит, пока он сам дух не испустит.

Никто не кагырил твой кагыр? Ты никому не нильфгаардил мягкие темерии? Ты еще мне скажи, что в жизни никогда не видел в глаза эту самую залупу! Холера, Кагыр, вот почему ты всегда такой убитый и унылый! Ты ж не трахал девок! Аха-ха-ха!

Расхохотавшись в голос, Ангулема тем самым привлекла внимание подслушивающих за углом баронессок. Заметив их перекошенные от возмущения лица, бандитка показала им крайне неприличный жест (означавший, мол, «засунь кувалду себе в седалище и там прокрути») и весьма деликатно попросила их проследовать по пути, который знаком для каждой портовой шлюхи, то бишь, куда-то в пешее эротическое. «Я важные разговоры тут разговариваю, ишь!» — с такими словами Ангулема и прогнала девулек.

+9


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » смилуйся, Ангулема


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC