chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » больше так не делай


больше так не делай

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

больше так не делай

https://78.media.tumblr.com/a874d5516a97f0e6fc9d0a6e937037b2/tumblr_ozd24wqymY1vqbotmo2_540.gif

участники:Альбус & Беллатрикс

время и место:Хогвартс, 1967 год.

СЮЖЕТ
В Хогватсе нельзя калечить студентов в дуэльных клубах. Профессор Дамблдор решил Белле об этом напомнить лично.

+1

2

Такое же чувство настигнет её осенью одна тысяча девятьсот восемьдесят первого года, когда Беллатрикс уже Лестрейндж, по сути все еще Блэк предстанет перед Визенгамотом. Она против всего остального мира, но то не убавит надменности, не сломит своенравную, не заставит предать того, в чьи возвращение и победу она продолжит верить несмотря ни на что. Всем своим видом она показывала: «вы – никто. И я не собираюсь перед вами оправдываться». Свора этих трусов, что притихли в ожидании приговора Пожирателям, куда большие преступники, предатели и убийцы. Они бесстрастно и безразлично наблюдали, как привычный мир, естественный порядок вещей, что длился сотни лет, сменяется новым, позволявшим диктовать правила игры ошибкам природы, выродкам, грязнокровому отребью, что о волшебстве знает без году неделю. Белла стремилась не допустить этого, остановить на подступах тот день, когда маги оказались бы гостями в своей вотчине. Начало этому пути, она заложила двадцатого марта одна тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года...
Через четыре дня, двадцать четвертого числа, в Хогвартс должна была явиться её мать. Когда об этом слало известно декану Слизерина, он настоял, чтобы мисс Блэк присутствовала при профилактической беседе, ибо полагал, что ей будет что сказать в свою защиту. Дамблдор наверняка скрепя сердце согласился, хотя явно предпочел бы обрушить всю силу своего праведного гнева на голову Друэллы, отчитав её, словно она все еще его ученица. Что же, Беллатрикс даже забавно будет взглянуть, как будет действовать директор, ведь в отличие от многих, она его не боялась и великим не считала. Последние крупицы уважения развеялись, когда волшебник не посчитал нужным разобраться в произошедшем и свесил всех собак на старшую дочь благороднейших и древнейших. Конечно, это во многом поспособствовало и поведение слизеринки, сохранявшей высокомерное молчание и не желавшей отвечать ни на чьи расспросы. Из неё не удалось вытянуть ни слова, но в её надменном безмолвии ясно читалось одно: «вы – никто. И я не собираюсь перед вами оправдываться». Тем более, что ей в общем-то не в чем. Не она напала первой. Она лишь ответила. Сложно было рассчитать свои силы, когда вынуждают бить на поражение. По итогам, она лишь проучила полезшего на рожон грязнокровку, и ни перед кем не собиралась ни объясняться, ни тем более извиняться. Магглорожденных сюда никто не звал. Беллатрикс же просто не постеснялась указать на дверь. Почему все считают случившееся чем-то из ряда вон выходящим, она не понимала. Блэк ничего такого в этом не видела, как ни пыталась.
Девушка раздраженно вздыхает и поднимается с заправленной зеленым кашемировым одеялом постели, принимаясь расхаживать по комнате и гадая, когда наконец явится её мать, и сколько еще продлится её негласный арест. Ей запрещено было покидать не то что подземелья, но даже показываться в общей гостиной. Заточение не поспособствовало сговорчивости, ведьма по-прежнему отказывалась от любых показаний. Новости, книги да и просто безделушки, она получала от сокурсников, в частности от Меды, которая после всего как-то сникла. Старшая списывала это на нервозность по поводу вызова матери в школу и значения этому не придала – пройдет, но для неё было действительно важно, что свои ей поверили. И поддержали. Остальные же пусть катятся в преисподнюю.
Дверь её темницы, тем временем, отворяется, на пороге высится заметно нервничающий Слизнорт. Увидев, что студентка уже готова и собрана, он велит ей идти за ним. Оставалось надеяться, что Дамблдор не рассчитывает, будто присутствие Друэллы поможет ему выпытать признание вины и покаяние. Если так, его ждет громадное разочарование.
Проходя мимо в мгновение притихших сокурсников, в этот час оказавшихся в гостиной изумрудного факультета, Беллатрикс словно бы по воздуху скользит, величественной, недосягаемой, будто сошедшей со страниц древних легенд и сказаний – несломленная, непокоренная и непокорная королева-ведьма, что не признает ничьей власти, кроме собственной. Ровно то же видели и прочие студенты, попадавшиеся на пути к директорскому кабинету. Белла шла куда угодно, но уж точно не на казнь.
—Имбирный тритон, — произносит пароль Слизнорт. Каменная горгулья словно нехотя поднимается, предоставляя доступ к винтовой лестнице. — Удачи, мисс Блэк, — рука профессора опускается на плечо девушки, но та откликается лишь бесцветным «Спасибо, сэр», после чего поднимается по ступеням.
Прежде чем опуститься в кресло, приветствует директора и мать. Идеальный книксен, ожидаемый царственный кивок Друэллы – взгляните, господин директор, на проявление хороших манер, вам наверняка их нечасто приходится видеть. Как, впрочем и то, с каким любопытством женщина рассматривает собственного ребенка, будто бы видит её впервые в жизни.
— Вы хотели меня видеть, профессор, — глухо произносит Беллатрикс. Чистая правда, как и та кровь, что струится на её венам. Вот только и всего. Никаких «я не виновата». Никаких «они первые начали». Никаких «это несправедливо». Она не считает нужным произносит очевидные вещи.
[nick]Bellatrix Black[/nick]

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2018-06-05 06:01:47)

+1

3

Дамблдору совершенно не хотелось идти на жесткие меры по отношению к ученикам. Каждого из них он ценил и оберегал, и научился переживать их проблемы, как свои собственные. Наверное, это неизбежно, когда почти всю свою жизнь отдал школе и ее жителям, их проблемам и радостям. Впрочем, случай случившийся между Беллатрикс Блэк и Дэвидом Спенсером во время проведения очередного заседания дуэльного клуба. Слизеринка блестяще блокировала атаку, но контрудар нанесла несоизмеримый установленным правилам. Дэвид оказался в больничном крыле, а после его вовсе переправили в Больницу Св. Мунго. Он, конечно, жить будет, но полечиться придется.

Альбус спокойно и без спешки принимал у себя сначала обеспокоенных родителей мальчика, потом родителей Беллы. Если одни хотели справедливости, то вторые желали доказать невиновность своего чада. И Дамблдор совсем не против поверить второй стороне, но ведь очевидцы рассказали, что вина была не в действиях пострадавшего Дэвида. Дело тут не в том, что директор хотел защитить полукровного волшебника, совершенно — он относился абсолютно равно ко всем вне зависимости от чистоты крови, как и игнорировал любые нападки родов предъявить ему какие-то претензии по этому поводу. Не чистота крови определяет будущее или способности человека — сам Дамблдор являлся тому самым ярким доказательством.

— Друэлла, вы мне предлагаете оставить вашу дочь без наказания? Представьте себя на месте несчастных Спенсеров, которые места себе не находили, пока Помона оказывала первую помощь юноше. Более того, Беллатрикс не пожелала отвечать на мои вопросы, дабы прояснить ситуацию в её сторону.

Друэлла Блэк всем своим видом показывала, что представлять себя на месте полукровок она не желала, но вслух это предусмотрительно не высказала. Скандал был знатный, за такое в прошлые годы могли и отчислить — это полноценное нападение на студента. Если, конечно, какие-то детали не прояснятся.

— Дамблдор, вы слишком сильно акцентируется внимание на этом несчастном случае. Спенсеры устроили шум на всю школу, словно случилось нечто непоправимое! Моя дочь скоро придет и все скажет, и вы поймете, что ошибались на ее счет. — будто директор ее прямым текстом назвал чудовищем, в Друэлле отзывается явное желание защитить старшую дочку. Почему-то подобные случаи происходили только со старшей, две других абсолютно спокойно себе учились на территории школы, не пытаясь случайно или не очень кого-то покалечить. Но, спорить Дамблдор не стал, только невозмутимо кивнув в ответ. Возможно, с этого и правда развели большую шумиху, но и оставлять подобное на самотек нельзя.

Нельзя было не отметить с какой гордостью смотрит мать на свою дочь, на то, как она держится, будто предстает перед судом. Хотя он в некотором роде таковым и являлся. Альбус старался объяснить Друэлле, что старшая из Блэков иногда бывает слишком нетерпимой по отношению к другим студентам, и её нетерпимость способна проявляться в весьма жестких мерах. Но, миссис Блэк ничего такого слушать не хотела, утверждая, что Дамблдору это все померещилось. Все совсем не так, и сейчас он в этом полностью уверится.

В единственном Альбус мог увериться точно — юная нарушительница правил ни капли не сожалела о содеянном. Ожидать другого было наивно даже для директора, но он нисколько не пытался свернуть на девушку всю вину. Ничем ей не помочь, а ведь нужно, иначе придется отвечать перед попечителями.

— Мисс Блэк, доброго дня. — доброжелательно поприветствовал он вошедшую, скрестив пальцы в замок, — Не буду скрывать, что очень обеспокоен и расстроен сложившейся ситуацией. Ваша мать, как и некоторые ваши друзья, ратуют за то, будто вы проявили необходимую самооброну и рассказ мистера Спенсера был предвзят. Сам он ничего подтвердить не может,  так как находится в больнице Св. Мунго. За него говорят его сокурсники и староста школы, ставшие свидетелями. Не хотите представить свою версию событий? Садитесь. — он жестом руки указывает ей на кресло недалеко от её матери. Если Белле будет проще говорить в присутствии Друэллы, то Дамблдор не против. Он совсем не желает в чем-то поспешно обвинить или, как говориться, спустись всех собак на старшую из чистокровного рода Блэков. Альбус просто хочет разобраться в ситуации, а по её итогу вынести вердикт, который учтут и попечители, и с которым придется смириться и Блэкам, хотят они того или нет. — Если хотите, я попрошу вашу мать оставить нас, как вам удобнее. — все тем же спокойным доброжелательным тоном добавил директор, приготовившись выслушать хоть что-нибудь, только бы его студентка перестала упрямиться.

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-06-04 00:09:19)

+1

4

―Я никуда не уйду, ― твердо произносит Друэлла. Ведьма хмуро и несколько удивленно всматривается в глаза матери. Получить от неё поддержку, на это Беллатрикс давно не рассчитывала, уже давно она предпочитала всегда и во всем полагаться лишь на одного-единственного человека – саму себя. Но maman, все-таки вступается, в свойственной ей манере. ― Не хватало еще, чтобы мою дочь допрашивали, словно преступницу или применяли к ней легилименцию, ― урожденная Розье умела играть словами так, как никогда не научится её старшая дочь. Потому то девушку в очередной раз кольнуло от ощущения собственной уязвимости. Под этим проницательным, внимательным, спокойным взглядом, Белла переставала чувствовать себя первой. Блэк всегда и во всем стремилась быть лучшей, но в таких вот словесных баталиях изысканной и всегда невозмутимой Друэлле, француженке по крови, не было равных. Она играючи переворачивала ситуацию с ног на голову, обращала черное белым, а самая нелепая ложь в её устах звучала несомненной истинной. Она предлагает директору испробовать его же горькую пилюлю, ту самую, которую сам он всегда готов всучить всем и каждому, да притом с самым благожелательным видом. Мадам Блэк отвергает его подачку. Некоронованные короли магической Британии следуют давно заведенному обычаю, они и не подумают притронуться к пище, которую не попробовали те, кому должно проверять, не отравлена ли она. Дамблдор, впрочем, не выказывал желания быть при благороднейших и древнейших ни стольником, ни чашником.
―Он угрожал мне, ― произносит Беллатрикс. ―Обещал, что пустит в меня заклинанием, которого я заслуживаю, ― и явно имел ввиду не то, что приклеивает обувь противника к полу или превращает волшебную палочку в перо. —При свидетеле, — две пары глаз устремляются на неё, и ведьма смело встречает их взгляды – выжидающий материнский и непреклонный директорский. За происходящим следила еще одна мерзкая крыса, в глазах Воительницы еще больший выродок, нежели Спенсер. Он все видел. Хотя, нет, не так. Он не просто видел, он наблюдал. Его пост находился в конце коридора, он должен был предупредить, если кто-нибудь из старост или преподавателей нагрянет с инспекцией (то крыло замка не пользовалось популярностью у студентов и сюда редко кто заглядывал). Хаффлпаффец опасался появляться ей на глаза и вообще перестал ходить по коридорам в одиночку. Он стремился свернуть разговор, если темой его была наделавшая шуму дуэль и лишь затравленно озирался, ожидая, когда настигнет неизбежное – расправа. Он полагал, что Белла не упустит случая и его отправить коротать дни в компании дружка и лекарств, но она и не думала приближаться к нему. Беллатрикс понимала, что своим вмешательством спасет его. Когда грязнокровка покинет Мунго, он вовсе не мисс Блэк примется мстить, ибо она уже показала, что случится с каждым, кто захочет перейти ей дорогу. Он его своим домовым эльфом сделает, угрожая раскрыть его постыдную тайну. До чего же ей хотелось взглянуть на то, как юношу начнут шпынять, как его будут изводить, как вчерашние дружки превратят его в полное ничтожество, каковым он по сути и является. Видеть, как недостойные опускаются на само дно, да притом стараниями и руками таких же недостойный, которых рано или поздно постигнет та же участь, разве мыслимо это пропустить? Все уже или получили по заслугам или получат. Директор пытается что-то сделать с уже свершенным фактом, который нельзя отменить. О сложившейся ситуации, которая его так расстроила и обеспокоила, он судит по рассказам сброда, который защищает выродка. Как вообще можно верить их словам? ― Но вряд ли у него духа хватит подтвердит это и рассказать, что на самом деле тогда произошло, ― никто не умеет признавать постыдную правду о себе, и за одно это, Белла презирает их.
―Так может ему устроить сеанс легилименции? ― оживляется Друэлла, переводя взгляд на директора. ―Вы допустили возможность таким образом допросить Беллу, ну а я не вижу препятствий для такого же допроса для всех прочих вовлеченных.
Битва разгорается не на жизнь, а на смерть, и, как и в любых сражениях, Блэки не желают упускать преимущества и готовы отвоевывает его снова и снова. Слишком упрямы и слишком любят побеждать.
[nick]Bellatrix Black[/nick]

+1

5

[indent]Альбус и не собирался устраивать сеанс легименции, не на учениках так точно. На мгновение сие предположение даже возмутило его, хотя, справедливости ради, Дамблдор иногда «читает» своих студентов, но только поверхностно. Дети эмоциональны, не нужно проникать в их сознание основательно, чтобы замечать и чувствовать в ответ их истинные эмоции и намерения. Это только в юном возрасте можно считать, что ты мастер конспирации от взрослых, и они ничего не замечают. Впрочем, сейчас ситуация была не детской шалостью. И Дамблдору хотелось принять верное решение. Не из-за опасений перед Блэками — его позиция в отношении чистокровных была точно такое же, как и в отношении магглорожденных. Сколько бы его не критиковали, но Дамблдор слишком хорошо знает цену заблуждению о том, что кто-то, будь он чистокровным, рожденным в маггловской семье или вовсе не_волшебником, имеет меньше или больше прав, нежели другие. Способности и личные качества — только это определяет человека, и пока абсолютно ничего за долгий век Дамблдора не убедило в обратном.

[indent]— Каким заклинанием? — Альбус спрашивает так же спокойно, внимательно смотря на Беллу, пытаясь составить картину произошедшего. Все немного серьезнее, точнее еще более серьезнее. Каждый родитель хочет защитить свое чадо, но чада по обе стороны разыгрались не на шутку. Временами игры могут выходить за установленные рамки школьных правил, Альбус знал на собственном опыте, в том числе и школьном. В конце концов, он тоже был студентом, и не всегда самым послушным в отношении правил. Причин же для конкретного инцидента может быть немало, но вряд ли Альбусу и правда сейчас все придут с правдивыми рассказами о том, как караулили девушку, которая и без того славилась не самым простым нравом.

[indent]— Я не намеревался устраивать допрос легименцией вашей дочери, Друэлла. Для этого нужны основания, и даже при слушаниях подобные меры определяются в крайние случаи, если определяются вовсе. Мы не на суде, а Беллатрикс не подсудимая. — спокойно ответил Дамблдор, но едва склонив голову набок, добавил, — Но, мистера Смита я и декан уже тоже опросили. И он рассказал, что мистер Спенсер и правда угрожал мисс Блэк, но не ожидал, что это спровоцирует столь радикальный ответ. Дети имеют привычку вступать в конфликты, но это не значит, что нужно калечить. — он проницательно посмотрел на Беллу, пытаясь донести до нее свою мысль, — Есть масса других защитных и обезоруживающих заклинаний, которые смогли бы сбить настроение мистера Спенсера, не отправляя того в больницу Св. Мунго. Пострадала бы в лучшем случае его гордость, не более, и проблем со школьными правилами ни у кого не выступало.

[indent]Альбус вновь делает паузу, подозревая, что его слова вновь уйдут мимо. Впрочем, ожидаемого результата для Блэков они и правда не дождутся, как и заниматься направленным прессингом старшей из Блэков он не будет. Попросту не имеет на это никаких причин, вопреки мнению, будто бы он заведомо стоит на стороне исключительно пострадавшей.

[indent]— И вы ему это спустили? Они планировала засаду для Беллатрикс, а вы отмахиваетесь от такого ценного свидетеля? Моя дочь защищалась, а не нападала. — во взгляде Друэллы читалось явно негодование. Альбус подавил в себе даже намек на раздражение, потому что они идут в этой теме уже по третьему кругу. Будто бы Друэлла пыталась постоянными повторениями одного и того же убедить Дамблдора, что он ошибся в своей оценке ситуации, и покалеченный ребенок в больнице это не повод наказывать её дочь. Впрочем, Альбус тоже умел держаться выбранной тактики, получше многих других.

[indent]— Мистер Смит получил выговор, а также неделю наказаний за нарушение правил дуэльного клуба и дисциплинарных правил. — невозмутимо ответил Альбус. Где-то в углу кабинета охнул Фоукс, будто всем напоминая о своем существовании, но потом вновь притихнув, таким образом пытаясь сбить накал ситуации. — И я должен избрать меру наказания и для мисс Блэк, увы. Впрочем, чтобы развеять некоторые вопросы. — Дамблдор внезапно оживился, поворачиваясь к одному из портретов директоров, негромко что-то прося, — Мистер Смит почтит нас своим присутствием и еще раз расскажет эту занимательную историю.

[indent]Лионель Смит явился минут через десять, выглядя явно нервно. Посмотрел на Беллу с нескрываемой опаской, потом коротко поприветствовал старших, остановившись в двух шагах позади девушки. Компания становилась куда больше, чем планировалось изначально.

[indent]— Я попрошу рассказать тебе то, чтобы рассказал декану и мне позавчера.

[indent]— Мы ничего такого не хотели, профессор! — парень был немного на взводе, говорил отрывисто, стараясь не смотреть на Беллатрикс, — У них с Спенсером давно было соперничество в дуэльном клубе, он хотел просто вывести ее из себя. Тактика такая, мол, выбить противника из привычной колеи и все. У них все равно должен был состояться спарринг. А она напала на него, нарушая ограничения, и применила запрещенные на спарингах заклинания. Я не вру!

[indent]На деле он и не врал, но говорил удобную для себя правду. Что-то не договаривалось всегда. Альбус молчал серьезно взирая на молодого человека, будто ожидал от него еще каких-то слов. Смит затих, ожидая дальнейших вопросов со стороны взрослых.

[indent]— Мисс Блэк, вы хотите что-то добавить? — он вновь давал ей возможность высказаться. Совсем не по причине, что ожидал от нее признания или вины, нет. Даже обвиняемая сторона имеет право на защиту, это Дамблдор, будучи главой Визенгамота, знал получше многих. Впрочем, ему все еще хотелось надеяться, что выносить радикальный вердикт не придется.

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-06-26 14:49:59)

+1

6

Пожатие плечами вместо ответа. Холодное. Безразличное. Надменное. Ей нет никакого дела до того, какое именно заклинание имел в виду выродок. Этого ничтожества не хватит на действительно опасное для неё заклятье. какой смысл интересоваться этими подробностями? Он всего лишь пустое место. И она должна доказывать это тому, кто не желает признавать очевидного, не увидит истинного положения вещей, даже если оное выскочит перед ним из-за угла и начнет истошно вопить, словно вырванный из земли корень мандрагоры.
―По-моему это слово, калечить, означает делать калекой и наносить прежде всего физические увечья, которые останутся на всю жизнь, ― замечает Друэлла. ― Медики же говорят, что этот Ваш Спенсер выйдет из Мунго на своих двоих и ничего его жизни и здоровью не угрожает, ― Беллатрикс встречает взгляд директора, даже не думая опускать глаза. Её мать только что попросила аккуратнее выбирать выражения, и взор дочери выражает ровно тоже самое. Захотела бы покалечить, ублюдок остался бы навсегда в госпитале.
Мать говорит что-то еще, но Белла уже не слышит их с Дамблдором диалог. В голове Блэк зреет замысле еще более жестокий, нежели тот, что удалось провернуть с недоумком, решившим угрожать ей. Воительница уже вкусила крови, пусть пока только метафорически, но совсем не прочь почувствовать оный на губах вновь. Быстрота, с которой он оформился, поразила даже её саму. Тут же по телу девушки разлилась волна умиротворения, покоя, легкости. Она точно знает, что собирается сделать. Мерлин и Моргана свидетели, ей это понравится!
Пристальным, тяжелым взглядом она вперилась в показавшегося на пороге юношу. «Крыса» смотрит на неё с явной опаской. Ведьма вроде и не проявила никакого неуважения к профессору, замерев к нему в пол-оборота, но в то же время сосредоточила все свое внимание на недоразумении, по какой-то нелепой случайности смевшим именоваться волшебником. Ей даже не нужно бросать взор на мать, Белла кожей ощущает, что таким же движением, таким же взглядом Друэлла всматривается в ясные глаза директора. Сейчас maman и она сама действуют словно единый, идеально слаженный организм. Таковым мисс Блэк считала благороднейших и древнейших, таковым хотела видеть всю чистокровную аристократию. Сплотившейся. Объединенной перед лицом отродья, что не должно иметь никаких прав в мире волшебства и магии.
Под взглядом воительницы Смит обращается тем, что любому грязнокровому до поры до времени удается худо-бедно маскировать – ничтожеством, жалкой пародией на человека, ошибкой природы, глубоко внутри осознающей собственную никчемность. Черные, бездонные, словно омуты затягивающие глаза видели всех и вся насквозь. Без страха на неё смотрели только ей равные, все прочие боялись тех демонов, что обитают на дне зеркала её души. Юноша изрыгает свою гнусную ложь и замолкает. Что, даже рот не пожелает отереть рукавом? От этого зрелища едва не передергивает. Хорошо, что она этого ожидала, легче было справиться с омерзением. Конечно он не сдал бы подельничков. Но его поведение уже сказало все и ей самой, и Друэлле. Жаль, что не Дамблдору.
Беллатрикс поднимается, не утруждая себя тем, чтобы хоть что-то сказать, и направляется к Лионелю, останавливаясь перед ним на безопасном расстоянии, их разделяет три шага как минимум. Даже забавно. У него, в отличие от Беллы, палочка при себе, но даже с ней он едва не скулит от собственной беспомощности. Жалкое, противное, тошнотворное зрелище. И вот-вот станет еще более мерзостным.
― Скажи все это мне в лицо, ― спокойно, вполне сдержанно и деловито произносит Блэк, глядя ему в глаза. У него кишка тонка обвинить её открыто, да и признать, что дружок получил по заслугам – тоже. Директор наивно полагает, будто все ученики Школы Чародейства и Волшебства – юные и воспитанные джентльмены. Но это не так. Кстати, если вдруг до Альбуса еще не дошло, то не все ученицы – трепетные леди, которые ждут не дождутся быть спасенными. ― Разве ты не хочешь образумить меня и доказать, что я была неправа? ― исповедь, последнее желание, последнее слово и казнь. Именно это и приготовила для юноши Беллатрикс. Ей даже волшебная палочка не понадобится. Отребье самостоятельно взберется на плаху. А голову с плеч ему снесут его же слова.

+1

7

[indent]Ситуация набирала обороты, причем, не самые приятные. Для Дамблдора  благополучие учеников всегда было первостепенной задачей. Спенсер и правда не останется калекой — Альбус вежливо кивает на слова Друэллы об этом, то ли признавая свою поспешность в выводах, то ли таким образом игнорируя ее замечание вовсе.

[indent]Впрочем, как бы там ни было, но ситуация и правда выходила за рамки. Смит, возможно, недоговаривал, представлял не всю правду, но неужели Беллатрикс решила устроить разборки с ним прямо в кабинете директора? Где-то за спиной подает голос кто-то из портретов, видимо, не оценив разворачивающейся картины.

[indent]— Мистер Смит, если вы хотите что-то сказать, то лучше об этом говорить мне. — не мисс Блэк, которая будто собралась устраивать здесь при людную казнь.

[indent]Смит посмотрел на Беллу, потом на остальных, явно в чем-то сомневаясь. Альбус же сидел за столом спокойно, будто еще немного и начнет напевать себе под нос любимый мотивчик. Ждал. Разрешения, возможно, лучшего из возможных, хотя тут обе стороны без наказания не останутся. Каждый нарушил что-то свое, просто больше всех пострадал Спенсер, который вряд ли рискнет нападать на Блэк в следующий раз. Или трижды подумает, хотя Альбусу казалось, что он парень достаточно смышленый для подобных поступков. Впрочем, что еще взять с молодости? Хотя, Альбус ни на кого охоты не открывал в школьные годы, хотя тут скорее проблема в том, что в эти самые школьные годы [и далеко после] вряд ли кто-то решил бы провернуть подобный финт. Иногда за поступки приходится платить. Даже, если плата подобного рода.

[indent]— Спенсер он ... был уверен, что у него получится. Он хотел отомстить ей, она его бесила. — выдохнул парень, прикрывая глаза, будто эти слова давались ему безумно тяжело. — Он тоже вышел за ограничения, вот и все вышло из-под контроля. Но, она тоже виновата!

[indent]Дамблдор серьезно смотрел на молодых людей, кажется, решив полностью игнорировать взгляд Друэллы из разряда «Я же говорила». Это меняет обстоятельства, но содеянного нет. Впрочем, участь мисс Блэк это немного облегчило. Совет попечителей, конечно, не рискнет довести дело до отчисления [да и Дамблдор не дал бы], но меру наказания, установленную директором примет без лишних вопросов. Наконец-то все решилось, пусть Альбусу бы правда хотелось, чтобы его студенты не устраивали кровавые разборки посреди школьных коридоров.

[indent]— Раз мы разобрались, — отозвался он, положив руки на стол и скрепив пальцы в замок, — то можем все решить окончательно. Мистер Смит, как бы не сложилась ситуация со здоровьем мистера Спенсера, вы намеренно солгали преподавательскому составу. Как только ваш друг покинет больницу Св. Мунго, то он тоже получит выговор. Я передам дело декану, оставьте нас, пожалуйста.

[indent]Смит казался безумно расстроенным, а еще испуганным. Альбус делал себе заметку в мыслях, чтобы за всей этой честной компанией декан понаблюдал немного. Хочется избежать последующих инцидентов. Когда шаги стихли за дверью кабинета, Дамблдор резко заговорил, буквально опережая Друэллу, которая было собралась открыть рот. Он знал, что она скажет — для этого не нужно видеть ничьих мыслей.

[indent]— Что касается мисс Блэк, то она точно так же нарушила правила школы. И понесет аналогичное наказание, которое понес мистер Смит. Скажите, она защищала себя? Это верно, но она вышла за рамки допустимой защиты. Если хотите, я вам даже зачитаю положение из школьных правил и правил дуэльного клуба. Вам бы их обязательно прочли перед собранием попечителей. Поверьте, есть масса других способов избежать сложившейся ситуации, при которой все были бы целы. Ну, может быть, кроме уязвленной гордости. И с точки зрения владения магией, и с точки зрения человеческих отношений. — невозмутимо уточнил он, — Её  мерой наказания займется профессор Слагхорн на правах декана факультета. Я лично проконтролирую, чтобы все было приведено в действие.

[indent]Дамблдор спокойно посмотрел на Беллу. Его тревожило её поведение, тревожила ее позиция, но он может лишь попытаться направить её. Тем более, что сама девушка вряд ли считала себя нуждающейся в его помощи. И Дамблдор справедливо считал, что подобное равное разделение вины между каждым участником всех событий, приведет к нормализации ситуации.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » больше так не делай


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC