chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » heart of gold


heart of gold

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

heart of gold

http://s9.uploads.ru/UFpmA.png  http://s3.uploads.ru/hQyHo.gif  http://s7.uploads.ru/sDSEH.png
◄ Enya — Boadicea ►

участники:Vernon Roche & Anais La Valette

время и место:окрестности Вызимы, май 1265 года

СЮЖЕТ
Когда у одного отца не находится времени побыть с ребенком, рядом всегда есть другой, который уж точно знает, как обращаться с детьми и чему их учить.

Отредактировано Anais La Valette (2018-06-08 00:48:36)

+4

2

Одно из главных правил, которое Вернон Роше усвоил ещё в начале своей королевской службы - ни в коем случае не привыкать к хорошему. Не привыкать к мягкой постели, с которой не нужно вскакивать до рассвета, чтобы сменить караул. Не привыкать к надёжной крыше над головой, сквозь которую не прорвутся ни эльфские стрелы, ни арбалетные болты, ни даже банальные клещи. Что ещё сложнее - не привыкать к регулярной кормёжке в королевском замке. Потом, в холоде и сырости разбитого где-нибудь в глухом лесу лагеря, лёжа спиной на впивающихся в тело кочках, думать о свежей и горячей похлёбке под звуки яростно урчащего после трёхдневной голодовки живота будет ой как нелегко, Роше даже сказал бы, что невыносимо. Поэтому задерживаться в Вызиме он не любил - комфорт развращал даже таких, как он. Фольтест говорил, посмеиваясь, что Вернон женился на службе, если бы мог, и, в общем-то, был близок к истине - разомлеть в сытости Вернон боялся больше, чем попасться в ловушку скоя'таэлей. Такой солдат - что разжиревший сторожевой пёс, давно не приносящей никакой пользы. Лаять такие шавки умели исправно, а вот кусать разучивались очень быстро.
В королевском дворце он в принципе чувствовал себя неуютно - не научился ещё держаться при всех этих дворянах, глядящих на безродного солдафона сверху вниз. Если бы не Фольтест, который начинал считать его едва ли не своей правой рукой, если бы не обязанности королевского агента, Вернон бы тут точно не задержался. Но государь нуждался в его талантах шпиона, а значит, вынюхивать запашки сплетен и заговоров при дворе становилось его долгом. Из леса их не учуешь, пусть и смердело от некоторых господ порядочно, особенно сейчас, когда замок в Вызиме изволила посетить баронесса Ла Валетт. После кончины её старого мужа эти встречи становились всё чаще и утратили статус секретности, однако опасности от этого не поубавилось. Роше бы сказал, что главная опасность таилась в самой Марии-Луизе - бабы вздорнее он на своём веку ещё не видел, вот только Фольтесту он, конечно, такого заявить бы не смог.
И без того повышенный интерес к своей скандальной персоне баронесса подстегивала тем, что непременно везла с собой детей. И хрен бы с ним, вот только Его Величество и не думал скрывать своих альковных связей, а детей и вовсе пророчил в наследники, во всяком случае, в мальчике он точно видел своего преемника. Неудивительно, что это вызывало резонанс среди придворных - до появления Марии-Луизы с её бастардами в очереди на престол Темерии стояла лишь Адда, которую уже намеревались сосватать реданскому наследнику трона, а вот принца уже никуда нельзя было деть. Стремление Фольтеста дать двору понять, что плевать он хотел на все условности и формальности, с одной стороны, влекло за собой много опасностей как для него, так и для детей, а с другой... Что ж, с какой-то стороны это можно было даже назвать мудрым. В народе Фольтеста любили, а значит, полюбят и ребёнка, которого он признает, а бастард он, не бастард - какая кому разница? Угрозу представляло лишь дворянство, разделившееся на два лагеря - одни не желали признавать ублюдков, другие же активно подхалимствовали Марии-Луизе. Оба лагеря, само собой, вызывали у Роше только омерзение - настоящий гадюшник, иначе и не скажешь. И в этом гадюшнике он должен был всегда быть начеку.

На сей раз, впрочем, баронесса переходила все мыслимые границы. Статуса королевской любовницы ей, видимо, показалось мало - она желала принимать участие в делах политических, как будто бы это её касалось. Фольтест, впрочем, в своей привычной добродушной манере ей не только не отказал, но и настоял, чтобы присутствовал и её сын, хоть и носивший фамилию Ла Валеттов, но всё же настойчиво продвигаемый самим королём в наследники трона. Роше всего этого не одобрял - ему казалось, эта баба превращает и без того обнаглевший совет в балаган своим появлением с малолетним мальчишкой, который и половины сказанного не понял бы, но молчал, будто воды в рот набрал. Угрюмым молчанием сопроводил и комментарий о том, что юной принцессе Анаис не следует оставаться без присмотра - уж в няньки он точно не нанимался. Но, если выбирать между присмотром за королевской дочкой и присутствием на этом сборище пустотрёпов, которые всё равно будут только врать, лицемерить и изображать невиданную любезность, Вернон, конечно, выбирал первое. К тому же, малютка Анаис нравилась ему куда больше, чем её взбалмошная мать или плаксивый брат - Роше не мог чётко сформулировать, почему именно она из всей этой свалившейся на корону семейки пробуждала в нём исключительно тёплые чувства, но даже в свете раздражения наведённой её матерью шумихой от улыбки девочки становилось даже как-то светлее на душе. Не привыкай к хорошему, Роше - напоминал он сам себе, наблюдая за тем, как она весело смеётся над надувшимся на что-то братом.
Не хватало ему ещё тут размякнуть.
- А здорово же ты выросла с тех пор, как приезжала сюда в последний раз, - Вернона никогда не учили светскому этикету, да и господ помимо Фольтеста он над собой не признавал, а потому ни принцессе, ни её матери не кланялся. Может, Марию-Луизу эта его простецкая манера раздражала, но принцессу, кажется, совсем не смущала, - Смотри-ка, скоро и брата своего перерастёшь, малявка. И платья мамкины впору будут, а? Иди сюда.
В конце концов, баронесса, принцесса, да хоть королевишна - дитё всегда дитём и остаётся. Поэтому общался Вернон с ней без расшаркиваний, и вместо всяких поклонов да приветствий просто подхватывал её на руки, кружил и сажал на закорки.
Титулы титулами - пёс с ними. А папка у Анаис всегда оказывался слишком занятой, чтобы она была избалована с ним общением.

Отредактировано Vernon Roche (2018-06-14 00:53:12)

+4

3

Каждый раз, как матушка объявляла о грядущей поездке в Вызиму, Анаис приходила в восторг. Со смехом хлопая в ладоши, она тут же припускала в свою комнату, зарываясь в ворох разнообразных простеньких детских платьев, выбирая, в каком на этот раз она сможет покрасоваться в темерской столице.
Поездки в Вызиму неизменно означали посещение королевского замка. Зачастую одним замком такие поездки и ограничивались, но Анаис это вовсе не печалило, ведь замок и представлял для нее наибольший интерес. В свои восемь лет девочка искренне верила, что именно там, в замке, происходит все самое интересное. С восхищением она смотрела на нарядных дворянок, важно расхаживающих по длинным замковым коридорам, на напыщенных дворян, с чрезмерно серьезным видом обсуждающих свежие сплетни, и, конечно, на своего отца, всегда встречавшего ее покровительственной улыбкой и крепко обнимавшего ее в ответ, когда она, игнорируя нормы этикета, с порога бежала ему навстречу. Обычно встречи Фольтеста со своей неузаконенной семьей проходили без свидетелей, иногда — в присутствии камергера или кого-нибудь из приближенных короля. Анаис и не думала, что в их отношениях может быть что-то не так. Что существование ее и Бусси, открытые встречи Марии-Луизы с королем могут вызывать огромный общественный резонанс. Она понимала лишь то, что они с братом были бастардами, но бастардами признанными, а значит, как ей думалось, все было в порядке. Фольтест был уверен в их будущем и прочном общественном положении, и Анаис не видела ни малейшей причины, почему бы она не должна разделять его мнение.
На сей раз встреча прошла быстрее, чем было обычно. Поприветствовав сначала детей, а потом их мать, Фольтест вскоре полностью обратился к бурному обсуждению чего-то с Марией-Луизой, предоставив близнецов самим себе. Слушать споры взрослых, наполненные мудреными словечками и длинными бессмысленными оборотами, им быстро наскучило, и дети, как это водится, принялись развлекать себя сами.
Красуясь в своем новеньком нежно-розовом платьице, Анаис крутилась перед Бусси, строя из себя важную светскую даму. Получалось у нее плохо, но недостаток актерского мастерства девочку отнюдь не смущал. Бусси же отчего-то ее радостного настроения не разделял, а когда Анаис попыталась вовлечь его в свою игру, и вовсе скрестил на груди руки и насупился, опустив подбородок.
Ну же, не будь таким занудой! — пребывая в слишком хорошем настроении, чтобы всерьез обижаться на вредность брата, Анаис начала подтрунивать над ним, заливаясь смехом.
А потом родители вновь обратили на них свое внимание.
Анаис очень хотелось побыть с отцом еще хоть немного — они не виделись долгое время, кажется, несколько недель, а то и месяцев. И когда ей вдруг сказали, что все пойдут на совет без нее, девочка готова была, повторяя мимику Бусси, начать упираться. Почему это ее оставляли в стороне? Почему ей нельзя было прийти тоже послушать да посмотреть, что творится на этих собраниях.
Но возмутиться ей даже не дали. Фольтест не привык слушать возражения, даже от собственных детей, и стоило ему лишь сообщить о планах, как внимание его тут же переключилось, и Анаис так и осталась стоять с нахмуренным лицом и невысказанным недовольством на языке.
Как же это так?
Единственным, что заставило ее лицо вновь чуть просветлеть, стало отданное Фольтестом распоряжение, чтобы компанию ей на время их отсутствия составил Роше. Именно так, составил компанию. Потому что «приглядывать» за ней уж точно было не нужно.
Проводив для вида удаляющиеся фигуры родителей и брата преисполненным недовольства взглядом, Анаис обернулась к Роше, как только они исчезли за дверью, и на лице ее вновь возникла слабая улыбка.
А ты вот совсем не изменился, дядя Вернон, — заявила она, разглядывая его неизменную форму и привычно скрывающий волосы шаперон. Разве что лицо его было почище, и щетины не было видно. Но в остальном это был все тот же Роше, и отчего-то его вид заставлял Анаис позабыть о неприятном чувстве брошенности. Ей нравился дядя Вернон. В каком-то роде и его она воспринимала как близкого к их семье человека.
Ой-ой! — со смехом Анаис подняла руки, чувствуя, как ноги отрываются от земли. А оказавшись на плечах Роше, она вынуждена была крепко вцепиться в его шаперон, чтобы не потерять равновесие от закружившейся головы.
А когда я еще немного подрасту, ты перестанешь меня так носить? — задалась она вопросом, опуская взгляд на Роше. — Тогда я не хочу расти. Только если ради матушкиных платьев.
Перед ней предстал поистине сложный выбор, чего бы она хотела больше: чтобы ее возили на плечах или чтобы она могла наряжаться в настоящие взрослые платья, красивые, со множеством украшений. Свои платья ей тоже нравились, но это все было не то. Они были детскими, а Анаис уже хотелось выглядеть как взрослые.
А чем мы займемся, дядя Вернон? — ей нравилось называть его так, особенно потому, что ни от кого больше такого обращения в его адрес она не слышала. — Долго длятся эти собрания? И почему Бусси туда взяли, а меня нет?
Она все-таки озвучила волновавший ее вопрос, и в голосе ее проскользнула тень обиды, но больше ей было любопытно. Их с братом редко разделяли, и обычно это было связано с тем, что некоторые занятия, как, например, вышивка или тренировки с оружием, были предназначены только для девочек или мальчиков. Но их матушка тоже была на собрании, а значит, такое оправдание тут не подходило.

Отредактировано Anais La Valette (2018-07-11 18:08:17)

+4

4

Фольтесту стоило бы знать, что при всём профессионализме командира специального отряда он и понятия не имел, как нужно вообще вести себя с детьми. Тем более, с маленькими девочками. О своём детстве Вернон предпочитал не вспоминать, но в возрасте принцессы Анаис он в основном дрался по переулкам, да тащил кроны из карманов мамкиных хахалей. До тех только пор, правда, пока мать об этом не узнала, и не отмутузила его так, что на всю жизнь запомнил. В любом случае, в жизни девочки, к счастью, ничего подобного не было и быть не могло. Зато были скучные уроки, где строгие няньки требовали запоминать каждую столицу всех королевств Континента, родословные действующих правителей и цвета гербов. Роше бы сам никогда в жизни этого всего не запомнил, не имей он дела с половиной этих чванливых дворяшек лично. Но что до детей... Ох, Величество, следили бы вы за своим выводком сами! А то сперва одной принцессе позволяет жрать сырое мясо при всём честном народе, после чего Вернону приходилось приструнять богобоязненную знать, начинавшую чуть что ныть, будто король их безбожник, и плоды его бесчестия навлекут на Темерию проклятие; теперь вот... Нянькой работать. Надо было, верно, Бьянку взять с собой и подрядить на это дело, уж она с детьми обращаться умела, неизвестно, откуда, но умела. Помнится, повязали они одну гавенкарскую шайку за способствование белкам, а у одной из эльфок-торговок обнаружился приплод. Полукровка, само собой, видать, не такие уж эти эльфы бывают принципиальные на безрыбье, но что с орущим младенцем посреди леса делать никто не знал, а Бьянка взяла и успокоила. Как - хрен знает. Видать, такой женский талант, хоть Роше никогда бы не подумал, будто она на подобное способна.
- Сдаётся мне, с твоим-то папенькой я тебя на закорках и под венец понесу, - проворчал Роше. Он же Фольтесту и офицер, и агент, и сторожевой пёс! Впрочем, вариантов, достойных доверия у короля действительно не оставалось. Жрички да монахини, по обыкновению воспитывающие детей, в Вызиме не задерживались. Надо полагать, благодарить стоило непростой нрав принцессы Адды.

Ну да что там. В замке Роше уж точно оставаться не хотелось - там ему всегда было будто бы тесно, к тому же, не хватало ещё, чтобы кто-то из пропускающих совет аристократских морд узрели сию умилительную картину: офицер специального отряда, нянькающийся с Фольтестовой дочкой. О репутации грозы всего темерского двора тогда можно будет забыть.
- Все эти советы - то ещё змеиное гнездо. Твой брат, как будущий рыцарь, должен уметь защищаться от таких гадюк. И других защищать, - важно ответил Роше, хотя Бусси пока что точно было там не место. Он знал, какие разговоры ходили на фоне того, как Фольтест всячески обозначал права мальчика на трон: дескать, если такое и случится, то Бусси будет слабым правителем, вместо которого будет заведовать всем королевством его стервозная мамаша. Ну а что ещё могло получиться от этих Ла Валеттов? Угрюмый и вечно надутый, как и его старший брат, Бусси, кажется, от своего отца ничего и не перенял. Одним словом, не везло Фольтесту с наследниками.
Впрочем, стоило Вернону различить обиду в голосе девочки, он сразу смягчился.
- Ладно, ладно, не расстраивайся так. Я тебе поинтереснее что-то покажу, чем рожи всяких там баронов Кимбольтов.
Поддерживая принцессу на своих плечах для удобства, Вернон направился к воротам замка, стараясь не обращать внимания на косые взгляды и усмешки рыцарей. В лицо они всё равно ему посмеяться не посмеют - он офицер и поверенный Фольтеста, а на плечах у него сестра их будущего короля.

Само собой, Вернон осознавал, что посвящать юную принцессу в подробности его работы - не самая лучшая идея. Но других у него не возникло, да и ничего страшного не будет, если они прогуляются по лесу. Это уж куда интереснее всех развлечений, которые бывают у девочек из знатных семейств, а Анаис определённо была не из белоручек. Во всяком случае, Роше хотелось так думать - ну не могла она вырасти в жеманную аристократку, которые воротят нос от деревенщин. Анаис, как и её отец, не относилась к Роше хуже лишь потому, что он был из низшего сословия, напротив. Дядей Верноном его звала, подумать только, будто бы он был не меньше, чем фольтестовой роднёй.
- Ну-ка, давай, слезай, иначе в проход мы с тобой не пройдём, - крякнув, Роше наклонился перед дверным проёмом, чтобы осторожно снять с плеч девочку. На великанов двери здесь точно не были рассчитаны - он вёл Анаис не через главный выход, а через задворки дворца, северное крыло. Так было быстрее, если хочешь выйти к лесу, а не к рыночной площади. В лес, правда, никто не стремился, хоть Вернон прекрасно знал, что там безопасно. Границы Вызимы охранялись лучше, чем императорский сортир, а уж в лесу он знал каждую кочку и каждый гриб.
- Что, есть у вас там, дома, белки? - усмехнулся он, на всякий случай взяв её за руку, пока они ещё находились в городе. Хоть он вёл её через королевский квартал, он слишком привык никому не доверять, - У нас в лесу - так целая тьма. Была.
Пока не перестреляли.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » heart of gold


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC