chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Schwarze Sonne


Schwarze Sonne

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Schwarze Sonne

http://funkyimg.com/i/2HRFv.gif
E Nomine — Schwarze Sonne

участники:Namira & Hel

время и место:октябрь 2000 года, одна из деревень в Карпатах

СЮЖЕТ
Когда встречаешь богов, что забыли о своей сущности, невольно пугаешься, боясь оказаться на месте потерянных, всеми оставленных бессмертных созданий. А потом начинаешь действовать то ли по доброте душевной, то ли из чувства долга, то ли из-за глупого интереса.

+1

2

Карпаты в октябре осыпает настоящим золотом. Если забраться повыше, можно увидеть воочию все оттенки оранжевого, жёлтого, красного и даже зелёного. Излюбленное место для туристов в Румынии, это замок под названием Дева, расположенный на возвышенности и прилегающий к соответствующему по названию городу. Румыны и венгры – коренные, разумеется, конечно же знают места, которые скрыты от посторонних глаз и приводят в эти места только тех, кого любят, кого ценят или тех, кого хотят впечатлить красотой осенних гор.

Анка и Штефан познакомились пять лет назад. За это время они чуть было не исколесили вдоль и поперёк всю территорию Румынии, с обязательным посещением всех достопримечательностей. Штефан был сильно старше неё – в его тёмных, почти чёрных волосах уже пробивалась едва заметная седина. Ему было сорок пять, но почти десять лет назад он похоронил жену и единственного сына, и в тот же день изменился до неузнаваемости. Друзья и знакомые Штефана признавались, что с того момента, как он внезапно привёл в их компанию девушку, по имени Анка, мужчина изменился. Помолодел, так сказать. В перерывах между работой в своей, небольшой, но все же компании, Штефан словно мальчишка бежал в соседнее кафе, покупал там на вынос латтэ и сразу же бежал на встречу к любимой. Анка тогда собирала небольшие букетики и украшения из цветов на столы, работая на агентство свадебных декораторов.

И вот, в очередной раз Штефан повторил свой ритуал. Анка стояла спиной к нему, склонилась над столом, на котором была разложена масса разных цветов, оттенки которых варьировались от нежно розового, до белого или красного. Лежали ленты, различная зелень для украшения в букеты, и примеры воздушных шаров, которые выбрала невеста. Всё это являлось неотъемлемой частью идеального торжества.

Штефан подкрался к ней сзади. Ловко схватил прекрасную, ещё не до конца раскрывшуюся чайную розу, и нежно обнял свою любовь со спины. Анка улыбнулась, точно зная, чьи это руки, так аккуратно и бережно оплетают её хрупкий стан. Штефан всегда отчётливо понимал, какая у них разница в возрасте – по крайней мере, визуально. Иногда он замечал потустороннюю грусть в глазах своей девушки, но очень быстро находил способ вызвать у неё улыбку.

- Привет, - щебечет весёлым голоском Анка, накрывая руки любимого своей рукой и вытаскивая у него из пальцев розу.

- Эй, я хотел подарить эту розу самой прекрасной девушке во вселенной! – Хохотнул мужчина, сопротивляясь краже цветка.

- Да? – Кокетливо улыбнулась Анка, как и все женщины, довольная до ушей, что слышит комплименты. – Подожди здесь, сейчас я её позову, и вручишь свой цветок.

Штефан слегка опешил, а затем рассмеялся, стиснув Анку в объятьях чуть крепче. Иногда её шутки на грани ребяческой обиды казались ему глупыми, но даже это ребячество заставляло мужчину чувствовать себя живым. В девяностых, когда он похоронил свою семью, ему казалось, что какой-то своей частью он тогда лёг рядом с ними в могилу. И только после знакомства с длинноволосой брюнеткой, Штеф начал чувствовать вкус к жизни.

- Сегодня свадьба? – Спросил мужчина, делая полушаг в сторону, чтобы заглянуть в лицо любимой, но не выпустить её из объятий. Та кивает в ответ, и тут происходит кое-что неожиданное. Штеф, обычно уверенный в себе на сто процентов, теряется. Неуклюже кладёт розу на столик перед ними, лезет рукой в карман чёрного пальто, в котором ходил на работу, и достаёт оттуда аккуратную бархатную коробочку, которую, не открывая, протягивает девушке. – Знаешь, я тут подумал… мне кажется, наши отношения нуждаются в переходе на другой уровень… но, я знаю, что ты слишком молодая… и, возможно, тебе это не понравится…

Анка слушала его, затаив дыхание. Ей было, конечно же приятно, как было бы приятно любой девушке, но вместо того, чтобы прокручивать в голове слова согласия, она боролась с внутренней истерикой и слезами. Ведь Штефан не знал о ней самого главного. Главной детали, из-за которой девушка, по имени Анка, так часто переезжала и не искала себе работу, которая бы оставляла в истории имена, фотографии. Она не старела. Внешне, конечно, она выглядела на свои двадцать пять, но уже давно жила среди людей и задавалась вечным вопросом «почему?» когда подходила к зеркалу и не видела никаких визуальных изменений вне зависимости от того, сколько прошло времени – пять, десять или двадцать лет. Она уже однажды обжигалась любовью и больше такого пережить не хотела. Штефан, разумеется, подобной боли так же не заслуживал.

- Ты же знаешь, - продолжал он, растерянный и смущенный,  - я… хочу ребёнка. А ты молодая, и… ты такая красивая. То есть, это не значит, что я хочу использовать только в качестве матери! Черт… - ругнулся впервые Штефан и воззрился на Анку так, словно увидел призрака. Девушка в этот момент изображала подобие улыбки, и была шокирована, да настолько, что даже не пыталась это скрыть.

- Ты дашь мне подумать? – Только и пролепетала она.

- Конечно. – Пожалуй, слишком категорично, насколько позволяет ситуация, ответил Штефан.

- Хорошо. – Анка вытерла руки о передник, развязала его, бросила на столик поверх цветов и крикнула управляющей: - Я на сегодня все, Францеска. До завтра! – Анка оборачивается к мужчине, с минуту, пожалуй, молчит и смотрит ему в лицо, что-то в уме решая, затем нежно целует его в щеку и забирает футляр с кольцом. – Приходи сегодня на площадь к фонтану «Щит и Меч», я дам тебе ответ на твой вопрос.

Не успевает Штефан что-то вообще сказать, как девушка исчезает из вида, будто бы растворяясь в воздухе. Анка всегда была такой – ловкость, юркость и незаметность, которую девушка практиковала, была частью её имиджа. Серая мышь – скажете вы? Возможно для кого-то так и было, но не для друзей, которых буквально пачками заводила эта улыбчивая брюнетка. Она не опасалась привязываться к друзьям, не боялась любить кого-то дружески, сестрински, может даже братски (всякое бывает), но любовных привязанностей она избегала всегда. Их отношения с Штефаном в принципе не начались бы, если бы девушку каждый день не атаковали полчища их общих друзей. Они делали все возможное, чтобы Анка обратила на Штефа свое внимание: подбрасывали письма, записки под дверь, присылали кучу смс на её мобильник. Присылали от его имени курьером цветы. Он был настойчив. Но не торопился и эта медлительность Анку всегда устраивала. Ей-то уж точно некуда было торопиться.

И вот она уже бежит, задыхаясь от накатывающих слез, куда глаза глядят. А глаза и разум в первую очередь вели Анку туда, где начались их отношения с румыном. Он привёл девушку к замку Девы, правда тогда был сентябрь и деревья только начинали покрываться золотой каймой, но виды были просто потрясающие. Они играли в «правду или действие» сидя на каменистом уступе, вдающимся вперёд и смеялись, когда Анка выбрала действие, а Штефан подловил её, сказав «поцелуй». В общем, романтики было предостаточно. Предостаточно для того, чтобы Анка никого и ничего не видела перед собой, несясь в сторону этого обрыва. Она даже врезалась плечом в плечо какой-то весьма милой женщины, шедшей в противоположную сторону.

- Прошу прощения… - сдавленно пробормотала она, и вновь побежала. До того места, их места, оставалось совсем немного.

Когда Анка оказалась на месте, то вдруг осознала, что очень злится. На кого? На того, кто сделал ей бессмертной. На что? На то, что многие сочли бы благодатью. Многие, но не она. Разве могла она подвергать кого-то такому обману? Человек, можно сказать, доверяет тебе свою жизнь, предлагая заключить брачный союз… Нет, нет. Разумеется, она не могла так. Не могла врать ему, и не могла соглашаться на брак вот так, просто потому, что ей, конечно же, тоже хотелось быть женщиной и обзавестись семьёй.

Девушка садится на траву, и запрокидывает голову.

- Как же все… дерьмово… - С обреченным вздохом констатирует она и закрывает глаза. – Блин…

+2

3

Эта была очередная незапланированная поездка, в которой Намира желала если не найти очередного смертного, чья Тьма в сердце рвалась наружу, то, хотя бы, отдохнуть и посмотреть, как время меняет страны, как горы рассыпаются и становятся ниже, как камни, из которых строили замки, теряют свой величественный вид, превращаясь в бесформенные груды. Время пожирает все: веру, людей, постройки, даже природе не скрыться от этой напасти, ибо каждую осень деревья скидывали свои листья под ноги, превращая тропинки в шуршащий ковер. Даэдра смотрела на все это иногда с грустью и сожалением, иногда – с радостью. Перемены не могли не радовать, они создавали тот «толчок», благодаря которому жизнь не замирала на одном месте. Ведь будь все бессмертными, то прогресс не пошел в гору, люди не выжимали из себя все без остатка. Миллионы созданий стояли бы на месте и смотрели, когда светофор поменяет цвет с красного на зеленый. Но без быстротечности всегда бы горел алый, заставляя томиться в ожидании чего-то грандиозного, что может потрясти тех, кому уготована целая вечность. Вероятно, первые сто лет люли тратили время на безрассудные поступки, а после – замерли, не представляя, что же делать дальше. Дальше – пустота, неизвестность, День Сурка, бесконечный цикл одних и тех же суток, это выматывает, раздражает, и теперь бессмертие – не дар, а проклятие. Те, кто были рождены для того, что бы узреть века, крах и падение цивилизаций, изначально прекрасно ориентировались во времени и его планировании, но дай эту возможность смертному – конец. Серые будни, которые будут потрачены впустую, несмотря на все планы, которые записывают в телефоны, ставят уведомления, откладывают деньги на поездки. Зачем бежать и делать что-то сейчас, если для этого есть бесконечность?
Принцесса даэдра не помнила, когда появилась. Она себя ощущала с незапамятных времен,  когда Великая Тьма была повсюду, не имела голоса, ног и рук. Она была бесформенной субстанцией, пульсирующей в кошмарах, порождающая отвратительных тварей, а после Фандомай понесла ребенка в этой бездне, и Мрак обрел тело, познал свое имя, и имя это было – Намира. Она сеяла уродство, поощряла болезни, дарила свое благословение, а после… После началась уже другая история, о которой сейчас лорду даэдра думать не хотелось. Женщина устроила себе подобие отпуска, решив, что нельзя вечно сидеть на месте, поэтому для начала посетила Загубленные Бездны, но, убедившись, что там все в порядке и никто не посягает на ее План, решила отправиться в поездку.
Родина графа Дракулы поражала своим буйством природы, Карпатами, суевериями, что все еще жили в сердцах жителей этой земли. Если в крупных городах это не было слишком заметно, то в деревнях и поселках чеснок висел над каждой дверью, незнакомцев не приглашали в дома, да и вообще старались проверить – отражается ли незваный гость в зеркале, отбрасывает ли он тень. Намиру это веселило. В Нирне были вампиры, да, солнце причиняло им небольшой вред, но на обугленную плоть они походили меньше всего – бледные, с сиянием вечно голодных глаз, пожалуй, одно из самых успешных творений Молаг Бала и Клавикуса Вайла. Госпожа Разложения с удовольствием наблюдала, как существуют те, кто сможет прожить ту самую бесконечную жизнь, как они распоряжаются временем, как стоят замки, как собирают кланы. Даже будучи бессмертными, вампирам не была чужда человеческая беспечность, которая, видимо, сидела где-то глубоко в сознании, и просто так от нее не избавиться.
Женщина пила горячий кофе, что так приятно обжигал горло. Женщина смотрела, как люди спешат, как порой топчутся на месте, как встречаются и прощаются, будто это был улей, где каждому приходиться исполнять свою роль, исполнять свой танец. А смертные все бежали и бежали… И тут, совершенно внезапно столкновение с незнакомкой вывело Намиру из состояния наблюдения, будто за ворот вылили целый бочонок ледяной воды. Даэдра знала это чувство, этот запах, видела отблески бессмертного существа. Девушка, что невольно вписалась в чужое плечо, расплескав тем самым кофе, быстро извинилась и скрылась с поля зрения. Но Великая Тьма уже прочувствовала, напала на след, будто незнакомка оставила незримую остальным нить своей вечной души, дабы обладательницу могли найти, как находят выход из Лабиринта.
Намира не торопится идти следом, даруя какое-то время побыть незнакомке одной, выплеснуть часть негативных эмоций. После принцесса даэдра придет, как бальзам на душу, как дружеская помощь. Посему женщина успевает выкурить сигарету, выбросить пустой стакан, а уже после - отправиться следом за той, кто был так расстроен, кто нуждался в помощи и поддержке. Здесь Намира не ошибалась, ибо часто сталкивалась со смертными, а местные боги... да кто же разберет, насколько они похожи на людей в эмоциональном плане? А так же нельзя быть уверенной в том, что все реагируют одинаково. Она останавливается и пытается понять, зачем ей все это? Зачем искать незнакомую девушку, от которой так слабо веет смертью и каким-то необъяснимым спокойствием, будто вечный покой ожил и начал разгуливать среди людей? Доброта душевная, жажда помогать всем, кто был обделен?
- Как же все дерьмово. Блин.
Намира останавливается в паре метров от сидящей на траве девушки и прислушивается к эмоциям, что были вложены в фразу.
- Ну не скажи, погода вроде пока не такая уж и дерьмовая, какой могла бы быть.
Даэдра вспоминала, когда последний раз была в Румынии и попала прямо на несанкционированный каток, благодаря которому оболочка переломала себе руку, ноги и три ребра, когда, стоя на пешеходном переходе, лед решил, что даме неплохо было бы прокатиться прямо под колеса машины. Было неприятно, Намира повозмущалась на даэдрическом языке из-под капота внедорожника, а после вылезла, пнула по фаре, отряхнулась и пошла заказывать себе бифштекс слабой прожарки, дабы заесть сей казус.
- Может, помочь чем-нибудь? Кофе, увы, сию секунду вручить не смогу, но можем пройтись до кафе и обсудить дела насущные - или даже вечные - за чашечкой латте. 

+2

4

Если бы звезды могли подсказать, как же так и почему так вышло, Анка непременно задала им свой вопрос. Молчаливый холодный свет умирающих комет, догорающих последние триллионы лет в космосе, наверняка знали куда больше. Её бессмертие, а точнее отсутствие памяти о том, где и как именно родилась девочка с особенностями – отсутствовали напрочь. Она называла себя «человеком без прошлого» потому что совершенно не знала своего детства. Однажды она открыла глаза и обнаружила себя в этом дивном, новом мире, полном неизвестного и пугающего. Тогда её подобрала старушка, у которой не было своих детей, и научила многому, в том числе и житейской мудрости. Та бабушка была единственным человеком по сей день, который заметил, что Анка не меняется внешне.

- Ты другая, - говорила бабушка, лёжа в кровати на трех перинах и укрытая двумя одеялами. Со временем кровь в её теле стала бежать медленнее и уже не грела тело. – Смерть ласково гладит меня по щеке, Мабель. Но ты… ты не меняешься. Прошло уже пятнадцать лет, что ты живёшь со мной, но вместе с тем, твоя жизнь течёт вне времени.

Анка ухаживала за бабушкой до самой её смерти, видела последние секунды жизни, догорающие в ослепших глазах. Она видела, как душа покидает тело, и ей тогда показалось это самым страшным кошмаром на земле. Быть привязанным к человеку, который может состариться рядом с тобой, и будет любить тебя любым, до самой своей смерти. Он будет любить тебя, как никто и никогда, до тех пор, пока не испустит последний вздох и его не сожгут или не закопают в землю, а ты… Анка всегда оставалась. Люди любили её за то, что вокруг Анки почти всегда царил абсолютный покой. Она умела растворить в воздухе любые человеческие тревоги одним своим присутствием. Поэтому она так быстро обрастала знакомыми и друзьями, и так же неожиданно для всех исчезала из их жизней, как и появилась.

Ей хотелось когда-нибудь где-то осесть. Постоянный образ жизни кочевника лишь причиняя боль, когда приходилось прощаться с людьми, которые стали дороги сердцу. Многие интересовались, почему Анка не помнит свое детство, но девушке нечего было им сказать. Кто-то даже хотел помочь и начать расследование, ведь «должны же у тебя быть мама и папа, а у них – их мамы и папы!» но, к счастью, никто ничего не находил. Ни фотографий, ни упоминаний, и возвратиться она могла в место своей прежней жизни лет только через сто. Снова такой же лёгкой, молодой, доброй, улыбчивой девушкой.

- Извините, я Вас толкнула, верно? – Анка поднимается с земли, отряхиваясь и ругая себя за небрежность, - У меня кое-что случилось и я… - Она замолкает. Что, в конце концов, она может сказать? Довериться ли первому встречному, что не прошёл мимо? Будет ли это разумным? Хотя, в конце концов, это не важно. Анка все равно не планирует оставаться в городе. Ей нужно снова двигаться дальше, чтобы забыть этого человека…

Девушка замолкает. Ей жаль, что она встретила Штефана, потому что он никаким образом не заслуживает того, чтобы получить отказ. Он был нежен все это время, бесконечно внимателен и заботлив. Провожал домой, встречал у входной двери, чтобы проводить на работу, постоянно приносил кофе, если был рядом по работе, приглашал в кино, на выставки, просто погулять без цели. Анка могла поделиться с ним своими переживаниями по поводу отсутствия у неё воспоминаний о прошлом, пускай была не совсем откровенна. Жизнь была… хорошая. Одна из лучших, которые она проживала. И человек, такой как Штефан, никак не заслуживал ни отказа, ни согласия, ни лжи.

- Что? – Внезапно Анка вникает в смысл сказанных незнакомкою слов. Она приглашает девушку поговорить о… «вечных делах»? На секунду ей кажется, что случайная встречная знает о её проблеме. Той которая «вечная». Но затем взмахивает рукой, словно отгоняя от себя назойливую муху и улыбается: - Простите меня, я слишком погружена в свои размышления. Почему бы и нет? Вечные или не вечные проблемы, но, совет и беседа сейчас были бы очень кстати.

+2


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Schwarze Sonne


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC