chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » налей еще вина, мой венценосный...


налей еще вина, мой венценосный...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

налей еще вина, мой венценосный...

http://s8.uploads.ru/t/hmtzu.gif http://s8.uploads.ru/t/0P2KA.gif
◄ и чтоб забыть, что кровь моя здесь холоднее льда,
прошу тебя - налей еще вина ►

участники:Алистер и Морриган

время и место:9:30, лагерь недалеко от Коркари

СЮЖЕТ
Серый Страж выполнил свое обещание - убил великую ведьму Флемет. Алистер не может понять, как можно быть настолько бессердечной, чтобы не горевать о смерти собственной матери, поэтому Морриган явно ждет очень дотошный допрос.

+2

2

Если бы Алистеру когда-нибудь сказали, что он будет путешествовать бок о бок с ведьмой, он бы рассмеялся. Если бы ему сказали, что он согласится на то, чтобы убить ведьму, способную обращаться в огромного дракона, чтобы помочь другой ведьме - он бы рассмеялся еще громче. А еще бы он испугался. Того, что однажды может встать перед таким выбором, и принять такое решение.
Когда-то Флемет и Морриган помогли им, Стражам. Спасли от того, чтобы обратиться в пепел близ руин Остагара, и позволили продолжить движение вперед, подарили шанс отомстить Логейну, предавшего все, ради чего они боролись. Тогда презрение отчаянно боролось с чувством благодарности, и пониманием, что без этих двух ведьм он был бы уже давно мертв, и даже мысли о том, что в этой помощи могло скрываться нечто большее, ему неизвестное, злое и корыстное, не помогало избавиться от этих внутренних мук. Тогда он, чтобы не страдать от пустых размышлений, лишавших его спокойного сна, решил, что даренному коню в рот не смотрят, и необходимо просто воспользоваться тем шансом, который ему даровала судьба, какие бы сюрпризы она еще не приготовила. И вскоре Алистер заметил, что то крохотное чувство благодарности, занозой сидящее в сердце - стерлось. Возможно это было результатом общения С Морриган, далекое от приятного, возможно - его собственных дум, которым он предавался каждый раз отходя ко сну. В чем бы ни заключалась причина, это облегчило процесс избавление от груза, который помешал бы однажды всадить в ведьму меч, если бы это вдруг потребовалось.
И все же, когда стало ясно, что им предстоит вернуться в Дикие Земли, чтобы решить вопрос с Флемет, Алистер не был в восторге. Не потому что чувствовал себя виноватым или обязанным старой карге. Просто здравый смысл подсказывал ему, что Морриган использует их. В очередной раз. Чтобы решить проблемы, с которым она сама не может справиться, а может и вовсе пляшет под дудку своей старухи-матери, скармливая им ложь. Алистер не имел никакого желания рисковать жизнью ради той, которая палец о палец не ударит, если от нее потребуется такая же жертва. Потому что только дурак бы решил, что убить Флемет - ведьму, ставшую героиней столь многих легенд - будет легко. Но он все равно отправился в Дикие Земли. Не потому что это было нужно Морриган, а потому что он не хотел лишиться в этой бессмысленной стычке тех, кого мог бы назвать друзьями. Хотя, если бы он знал, что в землях Коркари ему придется сражаться с драконом, наверное, он подумал бы над этим чуть подольше...
Уже поздним вечером, в лагере, который они разбили недалеко от дома ведьмы, после того как Винн перевязала то, что осталось от его ран после магического лечения, и обработала ожоги, Алистер, не находящий в себе сил заснуть, вышел из палатки и обнаружил, что дочь Флемет также не спит. Подбросив в общий костер несколько поленьев, и кивнув Стену, который сегодня был на дозоре, молодой Тейрин двинулся к другому костру, всегда стоящему в отдалении.
- Не спится? Старые ведьмы в кошмарах замучили? - колко поинтересовался он, подходя к златоглазой ведьме, явно о чем-то размышляющей. - Ну и каково это - знать, что в этом мире не осталось никого, кто тебя бы любил?
Это были не лучшие слова, Алистер знал это. Но злость и противное чувство от понимания, что он замарал руки чужой кровью ради той, которая не была этого достойна, были в нем сейчас слишком сильны. Как и боль от недавно полученных ран, которые вполне могли бы стоить ему жизни, не будь в их отряде старушки Винн.
"Не ради нее. Ради других", - напомнил себе молодой Страж.
- Ты однажды сказала, что если бы твоя мать умерла - первое, что бы ты сделала, это начала хохотать. Так почему не смеешься?

[icon]http://sh.uploads.ru/zCZGB.jpg[/icon]

Отредактировано Alistair Theirin (2018-07-04 17:10:30)

+3

3

Ну вот он - Гримуар. И что в нем теперь такого, когда он был в руках не Флемет - матери ее, а у Морриган, которая о смерти матери просила? Нет ничего - не колдовского ужаса или влияния. Обычная пыльная книжка со стороны. Но если глянуть глубже, раскрыв ее страницами на свет, прочесть хотя бы пару строчек, то станет ясно, что то не просто пыльный том, а нечто большее, нечто важное. Иначе не просила бы она героя идти за ней и за жизнью Флемет.

О, Флемет... Жалела ли ведьма - дочь ее о том, что матери больше нет? Легкая тоска легла ей на лицо, но то было так просто и обычно, что ни чем таким не казалось, ибо смотрела она на строчки, написанные рукой матери. Ее интерес к новым знаниям скрывал ее скорбь. Знать, что единственный твой человек покинут сей мир из-за тебя - это было ново. Это было больно.
Но умирать, говорят, иногда больнее. Особенно, когда тело твое тебе не принадлежит.
Больнее, когда тебя растили не из-за любви, а для того, чтобы твое место в мире занять.

А ведь всего в паре миль отсюда стоит ее родной дом. Морриган подняла голову и взглянула в его сторону, словно гончая запах почуяла. В ее голове были и теплые воспоминания о Флемет, и понимала она теперь, что та растила ее так, как растила, потому что хотела сберечь. Может быть, не ради самой Морриган, но для себя.
Но тем не менее, она была все еще жива.

Чужое приближение застало ее шорохом травы. Вороны, что сидели скрытые листвой над ее костром, беспокойно заходили по веткам, предупреждая ведьму об опасности.
Если Алистера можно было таковой назвать.
Вернув свой взгляд к страницам Гримуара, что покоился у нее на коленях, Морриган сделала вид, что совсем не замечает Стража. Не хотелось ей сейчас дарить и толику своего внимания.
Однако именно ему удавалось обращать ее внимание на себя всего лишь парой фраз.

Морриган и помыслить не могла о том, что ее может так взбесить собственная просьба убить ее мать. Но когда этот остолоп все переворачивал так... о, как она была зла.
Ведьма резко закрыла Гримуар, прижимая его к своей груди, как самое дорогое. Это, кажется, единственная физическая вещь, что от матери ей по наследству досталась. Поднявшись, она холодно взглянула на Алистера, будто ее пламя могло не только с рук сходить, но со взгляда.
— Тебе ли не знать, сын прачки, иль кем твоя мать была? Пришел ты надо мною поглумиться, коль тебе сейчас не спится? Так продолжай, я подожду, но знай, что потом тебе больнее будет во сто крат. Иль может быть тебя коробит, что за меня ты руки заморал? Так не ходил бы никуда, раз так нравилась тебе мать моя.

Морриган смеяться собиралась. Как ей казалось.
Теперь же было все иначе. Ей было грустно. Больно. Жалко.
Но сильнее ей хотелось все же жить, чем умереть и стать никем, пока у Флемет новое есть тело.
Ох, Страж, иди-ка ты поспи, раз нет у тебя иного дела.

+3

4

Он знал, что ведет себя не лучшим образом, но ничего не мог с этим поделать. В конце концов, ведьмы, которые всем своим видом показывают, как им плевать на окружающий их мир, и пытаются убедить в этом всех остальных, порой забывая про свою гнусную игру, не каждый день попадаются на пути, и просят сделать за них то, чего они сами не могут. Какая-то часть Алистера, наверное, даже ликовала, что им пришлось помочь Морриган. Ведь она с самого начала их путешествия твердила о себе как о той, кто знает и умеет больше всех их вместе взятых, всегда ставила себя выше других, а вот как дошло до дела - побежала просить помощи. Жаль его не было рядом, когда она это делала. Будто сама судьба утерла черноволосой ведьме нос, напомнив: не зазнавайся. В конце концов, человек в одиночку мало что может сделать. Даже самые прославленные герои, вроде короля Мэрика, отбившего страну, поднявшись из самой грязи с колен, не сумел бы сделать это, не будь у него верных помощников. А Морриган так и вовсе была далека от героинь легенд, даже самых темных - это место прочно заняла ее мать, и вряд ли смерть самой Флемет это когда-нибудь изменит. То, что кто-то решил ей помочь - вообще случай из ряда вон, и ее личное везение, потому что редко когда кто-то решится помочь тому, кто ничем не дал понять, что достоин подобных жертв...
- Огрызайся сколько влезет, - как будто совершенно спокойно заметил Алистер, прислоняясь плечом к стволу дерева и скрещивая руки, - я ввязался во все это не из-за тебя, а из-за тех, кто решил тебе помочь. Но ты вряд ли поймешь - понятие дружбы тебе ведь мало знакомо, а? И уж кто-кто, но ты-то мне точно больнее не сделаешь - если только не считаешь, что ты сильнее судьбы. Ты, которая даже против своей матери не удосужилась выйти. Интересно, сейчас тебе это все кажется таким же необходимым, как и до этого? Ни жалости, ни сомнений?
Забавно, но чем дольше Алистер путешествовал бок о бок с Морриган, и чем больше ее узнавал - тем больше она злила его. Вплоть до этого момента. Как будто горящая головешка обратилась в золу, и все что осталось - лишь угли, сияющие алым под дуновением холодного осеннего ветра. Но к шатру ведьмы он пришел не за тем, чтобы распалять их почем зря.
За время их путешествия он успел узнать Морриган с разных сторон, настолько насколько это было возможно, и не мог не признать, что иногда с ее уст срывались вполне разумные фразы, как бы не хотелось этого признавать, и потому догадках, что не так уж она равнодушна к миру вокруг, и людям в нем, не давала ему покоя. Все их путешествие она хотела казаться сильной, вольной, не связанной ни обязательствами, ни отношениями, той, которая может в любой момент развернуться и уйти, но чем дальше - тем яснее становилось то, что это не так. Одно то, что она отправилась в это путешествие по воле той, кого не так давно попросила лишить жизни, лишь говорило в пользу этого. И сейчас молодой Страж как будто хотел всковырнуть толстую шкуру ведьмы, чтобы убедиться, что потечет кровь, а не яд.

[icon]http://sh.uploads.ru/zCZGB.jpg[/icon]

Отредактировано Alistair Theirin (2018-07-14 09:15:43)

+2

5

Ах, понятие дружбы... Ведьма взглянула туда, где чужая палатка стояла, думая о том, что понятие дружбы ей теперь более знакомо, чем было когда-то, когда жила она только с матерью, которая подругой ей и была. А была ли, раз такие мысли вынашивала она, родив себе дочь?
Но стоил ли Алистер того, чтобы знать? Был ли он таким же ей другом, как та, что в палатке своей уже сон видела третий? Или всего лишь мальчишка с язвительной миной, которому лишь бы палкой потыкать, тревожа осиное гнездо? Морриган вернула взгляд к Стражу, выглядя не так уж и злобно, как обычно бывало. Спокойно и холодно глядела она, рассматривая воина долго и пристально. Казалось, что не собирается она отвечать ему вовсе, а дождется, когда он сам соберется уйти. Только она хорошо знала, что он не уйдет, и она не уйдет. Не при нем. Это было слишком по-детски, но ведьма ничего не могла поделать. Мать лишала ее детских радостей в общении с другими детьми, и кажется теперь они с Серым Стражем то восполняли.

Хочешь ты знать, почему пришлось тебе мать мою погубить? — Вдруг спросила она, открывая том темный на коленях своих, листая страницы, что пылью пропахли, сухо шурша. Она не хотела. Не желала с ним делиться ничем. Но еще она знала, что та, другая, оценит, что она открылась другим. Или другому, а не только ей. Это сближает. Так она говорит. Делает ближе, дружнее, команднее... Морриган бы понять, что все эти слова значат, и потому хмурится, но Гримуар открывает на нужной странице и Алистеру передает, давая в строчки страшные вчитаться. И ей неуютно, что с ним она делится подобным вдруг. Ведьма закрывается, сложив бледные руки на груди, пристально глядя на воина.

А теперь мне скажи, чья мать способна любимую дочь растить лишь для себя, кроме моей? Ты спрашиваешь жалею ли я? О, нет, Страж, я не жалею. И тебе из меня слезинки не выбить. Но коль ты желаешь память Флемет почтить, то останавливать тебя я не буду. Может и помогу, все же без нее я бы пропала в диких лесах. 

+2

6

Казалось бы, что может быть общего у Серого Стража, едва не ставшего когда-то Храмовником, и дикой ведьмы с не менее диких земель Коркари? Однако жизнь порой любит глумиться над ее обладателями. А может это просто Создатель всегда имел тягу к иронии. Так или иначе, Алистер давно понял, что его с Морриган объединяет, как минимум, одно. Упрямство. Подозрительно сильно граничащее с упертостью. Особенно если им хотелось поставить кого-нибудь на место.
- Да, знаешь, так уж вышло, что я предпочитаю знать, за что рискую головой. Чтобы перед сном не мучиться от вопросов и быстрее засыпать.
Игра в гляделки началась сразу после обмена фразами. И длилось она достаточно долго для того чтобы Страж начал чувствовать себя не в своей тарелке. Золотистые глаза ведьмы вонзались в него подобно стрелам, да так, что Алистер, прежде державший взгляд прямо, не выдержал и отвел его.
Зашуршали страницы.
- Надеюсь, ты там никакое проклятье про себя не читаешь? Смотри, караван будет двигаться медленнее, если я буду занимать половину повозки...
Молчала Морриган потому что размышляла, или потому что ждала от него еще каких-то слов? Кто ее знал. Мысли ведьмы так и вовсе были далеки от Алистера. Возможно все то время пока ему приходилось слушать цикад, она гадала, как ему поправдивее соврать? Хотя нет, вряд ли. Если у нее и были какие-то тайны, - а они у нее точно были - уж их она точно снабдила целым ворохом лживых историй, чтобы выдать их когда потребуется. Так почему тогда она так долго молчала? А может ему показалось и не так уж долго она это делала?..
Когда ведьма протянула ему массивную книгу, тот самый гримуар, который они обнаружили не так давно в Башне Магов, и за изучением которого Алистер видел Морриган едва ли не каждый вечер после того, Страж встрепенулся. Никак не ожидал, что такая честь ему перепадет. Да и, признаться, не сильно-то и хотел прикасаться руками к ведьмовским секретам в переплете. Но сделал он это скорее машинально, а когда сделал - поздно было отступать.
Книга была тяжелой, старой, казалось, что от нее все еще веяло пылью и сыростью старой библиотеки. Кожа оплетки, несмотря на то, что гримуар пробыл в руках ведьмы достаточно долго, казалась холодной. Сам же Страж дивился тому, что Морриган не просто решила в кой-то веке дать ему прямой ответ, но и позволила ему коснуться того, чего, как ему думалось, мало кому позволила бы. Это было... странно. И вызывало странные ощущения. Будто перед Алистером только что открылась пусть и не дверь, но крохотное окошко под самым конусом крыши. И открыла его сама Морриган.
"Ведьмы как змеи - сбрасывают старую оболочку", - промелькнуло у Тейрина в голове, когда он изучил представленные его вниманию строки. Текст был не из приятных, и разом напоминал, почему люди так не любят магов. А уж ведьм и подавно.
- Если она хотела забрать твое тело - зачем тогда отпустила вместе с нами? - проигнорировав последние слова Морриган, спросил Страж, поднимая взгляд и возвращая книгу, к которой так не хотелось прикасаться. От нее веяло древней магией, и храмовничья жилка внутри него билась вместе с пульсом, нагоняя не самое приятное ощущение. - Мы тут не на пикник собрались, знаешь ли. От смерти никто из нас не застрахован. С чего бы ей так рисковать? И вообще, тебе не приходило в голову, что если бы она хотела или могла забрать себе твое тело, то уже сделала бы это? А так гримуар-то мы этот нашли за три-девять земель от этих мест. Может твоя мать уже и знать забыла, как эти ваши ритуалы проводить...

[icon]http://s3.uploads.ru/dNwE8.jpg[/icon]

Отредактировано Alistair Theirin (2018-07-18 10:27:41)

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » налей еще вина, мой венценосный...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC