chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » 100% DRIVE


100% DRIVE

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

100% DRIVE

https://78.media.tumblr.com/4c5045e9b12a2a9aac9635b44cf9ba63/tumblr_n7875wftkK1r9pc8mo1_500.gif
◄ M()RE - antiseptic ►

участники: Vitaly Orlov and Hades

время и место: New York // now !

СЮЖЕТ
когда тугой галстук душит, а соблазн так велик
молодость жгёт сердца и гонит кровь по венам, твою идею не остановит отсутствие водительских прав
последние барьеры снесены, а впереди лишь свобода и драйв

+2

2

Он занял последнее свободное место в этой рыгаловке. По обе стороны, сидели девчонки лет девятнадцати - болтали о чем-то, кивали на бармена, оттягивали топы с и без того большими вырезами на груди еще ниже, практически оголяясь на передок, и хрен пойми чего этим добиваясь. Думают, нальёт им бесплатно? Да ладно, сисек что ли не видел. Здесь каждая третья их покажет, чтобы получить что-то нахаляву. А некоторые и просто, ради своего удовольствия это делают - как говорится, и себе, и людям.

Но сегодня Виталия такие не интересовали. Пошла третья рюмка, как он разглядывал сидящую на три человека правее блондинку. Наблюдал за ее взглядом, направленным, как казалось, вникуда. За ее движениями; за тем, что ей ставит бармен. Чем-то, она напоминала его бывшую, и изначально, Вит даже принял её за Белл. После, пригляделся внимательнее. Заказал три шота, чтобы влить в себя одновременно. Потому что это была не Белл. Белл давно пропала, а эта девчонка просто с такими же длинными светлыми волосами и бледной кожей. Просто похожа, но отвлечься от нее нереально. Что бы он ни пил, сколько бы ни пил, и как бы ни пробовал обратить свое внимание на кого-то ещё. Их отношения с Белл были, наверное, самыми настоящими в его жизни, и сейчас, спустя столько лет, стоило только вспомнить её, как по телу прошла дрожь, а сердце забилось чаще. Он бы, наверное, сделал все, чтобы вернуть её - чтобы хотя бы знать, что она жива, с ней все впорядке, и тот мудак ее больше не трогает. Не только водка вызывала такие мысли.  Если бы Вит почаще имел возможность задуматься над чем-то, то в первую очередь, он думал бы об этом. Куда могла пропасть девушка, чей сожитель её время от времени поколачивал? То-то и оно. Ощущая себя в край паршиво, злой на весь мир и на себя, Вит склонился левее, к шее девчонки, что сидела сбоку, - займи пока, я скоро подойду. Та не успела сообразить, только автоматически кивнула, но мужчина уже шел к выходу, чтобы следующие пару минут, ежась на холоде, курить, опустив свободную руку в карман джинс, погреться. Сигареты не успокаивали, не давали ничего, чтобы хотя бы на время почувствовать себя более-менее расслабленно - зачем тратил на них деньги, сам не знал. Некоторые привычки, которым мы следуем из года в года, не несут в себе никакого смысла. А тем не менее, мы продолжаем так делать, на автомате, сами того не осознавая.  Это касалось и работы, в том числе. Да все в жизни Вита было как-то на автомате. Не было того, чего он реально бы хотел, ради чего бы каждый день старался. И сегодня, он снова пропивает свой выходной вечер, по привычке, не зная, зачем.

Сплюнув на асфальт, кинул окурок в жестяную банку возле стенки - попал. Надо было возвращаться обратно, чтобы не просрать свое место. Пробавшись через людей к стойке, к своему удивлению, мужчина заметил, что датенькая брюнетка оперлась ладонью на поверхность высокого стула. Даже со спины было понятно, что она  подпила еще, и теперь не уверенно держалась на своем стуле, периодически заваливаясь на бок и закидывая голову назад. Смеялась, весело ей.

- Спасибо - сказал на ухо, секундно приобняв девушку со спины и после опускаясь на свой стул. Она вздрогнула, не заметила, как кто-то подошел сзади; но опознав Виталия, махнула рукой, осоловело смотря ему в глаза и щурясь. Улыбка с ее лица не сходила, и была эта улыбка на столько пьяной, что хотелось выебать её обладательницу  здесь и сейчас, переместившись, разве что, в туалет. Но в следующую секунду мужчина встретился взглядом с той самой блондинкой, навевавшей не лучшие воспоминания, и Вит снова подозвал бармена. Взял пару шотов себе и своей  "соседке", оставляя последнюю в разделе своих желаний. Думал в сторону того, что теперь хочет подойти  к другой девушке, она ведь тоже была пьяна - и заманивала к себе своей отрешенностью. Все еще смотрела вникуда, ни с кем не говорила, только пила и молчала. А Вит смотрел на нее, через всех людей, что их разделяли. Она не замечала этого, или делала вид, что не замечает - мужчина ждал обратного, хотел чтобы увидела.

Но с места, почему-то, не вставал.

+1

3

надо уметь жить по-человечески, — говорит себе Аид, всматриваясь в ночной город и щурясь от ветра, который ощущался в полной мере на высоте выше 64 этажа.

Буквально минут десять назад закончилась встреча с партнерами по бизнесу, которым приспичило обговорить некоторые вопросы именно сегодня - субботним вечером - и исключительно с глазу на глаз. Мужчина мог бы махнуть рукой и убедить перенести встречу, если бы те самые партнеры не прилетели бы из Китая в Нью-Йорк, преодолевая значительный рубеж всего на пару дней. Так что пришлось снова надевать костюм, затягивать галстук, влезать в начищенные ботинки и вызывать личного шофера, обещая тому двойной оклад за работу в выходной день. А, поскольку Аид мог позволить себе платить достойно, то сотрудники не отказывались и, как казалось самому бессмертному, те были готовы душой и телом работать на него хоть сутками подряд. Это одновременно льстило, вызывало уважение к людям и пугала их фанатичность. Бессмертный порой пытался разговорить простых людей, чтобы понять их психологию и стиль мышления, проникнуться наконец их мотивациями в погоне за лучшей жизнью, а лучшая жизнь для большинства смертных - это наличие как можно больше денег и дорогих вещей. Кто-то оправдывал свой трудоголизм семейными обстоятельствами, когда у одного или другого был родственник с серьезным заболеванием, на лечение которое уходили почти все средства; кто-то не стесняясь рассказывал, что хочет жить как те звезды из Голливуда и ни в чем себе не отказывать. Но больше всего Гадеса удивила философия того самого шафера, который рассуждал иначе: он говорил о краткости человеческой жизни, когда тебе уже за сорок, часы тикают в обратную сторону, а ещё так многое хочется успеть попробовать, увидеть собственными глазами и пережить все аспекты эмоций, которые даны человеку. Мужчина говорил так искренни, что идея его засела в голове Аида и повлекла за собой цепь иных размышлений; он задумался о человечности, о жизненном пути с различными трудностями, а в итоге понял самое важное...

прожить более четырех тысяч лет, но так и не понять каково это - быть смертным и пережить чувство близкое к концу.

Здорово загрузившись пессимистическими выводами о своей неполноценности, зашлифовав это доброй порцией коньяка, Гадес сам не заметил, как оказался на открытой крыше высотного здания, где когда-то приобрел квартиру на последнем этаже. К этому моменту мужчина успел избавиться от пиджака и галстука - всё же традиционный костюм не являлся излюбленной формой одежды для грека - оставаясь лишь в чёрной рубашке и темно-синих брюках. Ну а почти пустая бутылку коньяка 1988 года в руке элегантно дополняла образ того, кто отважился подойти к самому краю, рассматривая город без восторженных чувств и блеска радости в глазах.
В кармане вибрирует телефон, Гадес подносит к губам горлышко открытой бутылки и залпом допивает всё, что оставалось на дне. Ему приходится запрокидывать голову сильно назад, от чего та начинает кружиться, и чувство равновесия сбивается. Чуть подкашиваются колени, нога оступается, и мужчина срывается с края. Он словно ныряет в необъятную черноту и закрывает глаза, позволяя ветру ударить себе в голову и вытворять с опьяненным разумом что вздумается, наслаждаясь ощущением свободного падения. Оно будоражит и вызывает волну мурашек по хребту, щекотит нервы, заставляет расслабиться полностью и растянуть уста в улыбке.

Ветер резко меняет свое направление. Где-то на подкорке сознания Гадес понимает, что всё идёт не так как надо, но ему так лень открыть глаза, словно он спит и пытается ещё хоть чуть продлить это сладостное чувство полного умиротворения и уединения самим с собой. И всё же... когда спиной ударяется о ровную поверхность, а чьи-то руки успевают вовремя подхватить и удержать, поскольку собственные ноги не держат, а откуда-то из далека слышится знакомый голос... приходится пересилить себя и кое как приоткрыть глаза.
- ...ну ты даёшь, дядя! Я и не знал, что ты из тех, кто любит экстримал. Теперь понятно, чего до тебя дозвониться не мог.
Гадес взглядом упирается в лицо молодого человека, и лишь на третей минуте узнаёт в нем Гермеса, когда чувство эйфории начало потихоньку отмирать, а в голове появлялась ясность. Вот только выпитый алкоголь давал о себе знать и сейчас действовал на бога как снотворное.
- м... где мы? - вялым языком задает стандартный вопрос мужчина, которого по сути, только что разбудили, при чем... не в его кровати.
Туман перед глазами чуть рассеялся, но разглядеть что-то существенное было невозможно из-за тесноты пространства, в которое перенес его, и себя заодно, Гермес. Опустив голову, мужчина нахмурился от удивления, воткнувшись взглядом в унитаз, грязноватый вид которого подсказывал воображению, что это общественный сортир какого-то заведения ниже среднего уровня.
- Ам, ну... - парень встал схватился руками за края перегородки и подтянулся, выглядывая и рассматривая обстановку. - Кажись, мы в каком-то баре. Но не это главное! Ща...
Гермес засуетился и начал шарить по своим карманам, что заставило Аида наблюдать за его действия с подозрением, прекрасно понимая, что ничего хорошего от племянника не жди. Но уже через минуту интерес пропал, когда молодой парень всё никак не мог отыскать желаемое и лишь твердил это раздражающее «ща-ща, ещё немного... минуточку, ща-ща». Скептическим выдохнув, закатив глаза, Аид решил потратить время ожидания с пользой и воспользоваться случаем, раз уж они оказались в закрытой кабинке. К тому же выпитый алкоголь давал о себе знать и хотелось облегчиться. Речь о стеснение справлять нужду в присутствие кого-то у древних греков не стояла, они и так большую часть своей жизни занимались тем, что устраивали оргии и наслаждались физической красотой, не считая наготу чем-то зазорным.
- Вот, нашёл!
Радостно сообщив, Гермес победоносно потряс кулаком в воздухе. К этому моменту Аид как раз застегивал ширинку брюк, а разум его успел чуть протрезветь, но тело всё ещё было ленивым и ничего, кроме как упасть куда-то и просидеть на одном месте до утра, более не хотелось. А вот молодой грек и бог-вестник в одном лице сейчас был полной противоположностью родному дяде: его взгляд казался каким-то дёрганным, точнее... не только взгляд, но так же пальцы рук, нервные короткие рывки плечами и неконтролируемая мимика в совокупности с покусыванием губ неосознанно и так же нервно. Всё это было знакомо Гадесу, вот только он не сразу приметил повадки племянника, поскольку постольку... теперь же, протрезвев и взглянув на Гермеса осознанно, картинка складывалась как надо.
- Да ты обдолбанный.
- Тшшшш!
Да-да. Именно так: перед покровителем Подземного Царства, заперевшись в кабинке общественного туалета какого-то дешманского бара, обдолбанный наркотиком Гермес, глядел во все глаза и шикал на дядю не потому что тот говорил слишком громко и их могли застукать, а потому что в таком состояние наркоман становится гипер-подозрительным и беспокойным.
- Чего так сразу то? Обдолбанный. Между прочем, - почти скороговоркой талдычил вестник, который и так отличался чрезмерной болтливостью, а под стимуляторами так вовсе был невыносим. - Это не какая-то хрень с улицы, которую толкают барыги. Ты хоть знаешь, чем нынче торгуют в Нью-Йорке?
- нет. Я уже давно, не...
- самым. настоящим. дерьмом! - перебивает парень, и не дает вставить слова, так что Гадес просто махает рукой. - А тут на днях... мне попадается реклама в интернете. Простенькая такая, они мол рекламируют порошок для стирки. Вот ты думаешь - типичная реклама, что в ней такого особенного? Вот и я так подумал! А потом, хоп! Смотрю, что в углу значится страна-изготовитель Перу! Нет-нет, сначала решил, что мне это показалось, но решил проверить. Несколько манипуляций, VPN и обменом средств через каналы, и вот оно!..
Аид в очередной раз закатывает глаза и облокачивается спиной о перегородку, понимая, что в этой кабинке они застряли на долго. Не думая о мерах безопасности, культуре и правил XXI века о запрете курения в общественных местах; мужчина достает из кармана брюк пачку сигарет и прикуривает одну собственным пламенем. Его лицо выражает полное безразличие и даже лёгкое раздражение, стараясь всем своим видом донести до племянника, что Гадесу не интересно и дико скучно находиться с ним в этой тесноте и смотреть, как тот закидывается новой порцией. Так что, когда Гермес, закончив свои манипуляции с порошком, рукой и купюрой ста баксов, дернул мужчину за рубашку и сунув почти под нос импровизированную трубочку - это чуть ли не заставило подавиться сигаретным дымом.
- Что, блять? - не смог сдержать себя Аид, а ведь он на протяжении многих лет отучивал себя от привычки выражаться матом, не говоря уже о нечеловеческой (игра слов какая-то) силе воле, которую приходилось применять мужчине; ведь однажды, ещё в 1984 году Аид решил завязать с наркотиками и сменить свой образ жизни. - Совсем сдурел?
- А что такого, дядюшка? Вот перед кем-кем, а передо мной не строй из себя прилежного мужика в костюме с шитым на заказ. Мы то с Аресом прекрасно помним, как ты отжигал в шестидесятых. - Улыбаясь язвил Гермес, потыкав мужчину в плечо. - Я же не дрянь тебе предлагаю. Или... ты мне не доверяешь?
Хитрый вестник знал на какие точки надо давить, к том уже (это может понять только наркоман) он прекрасно знал, что дядюшка не сможет устоять и отказаться от его предложения, хоть и клялся когда-то что завязал. Нет-нет, если хоть раз в жизни довелось испытать кайф от коки, то это незабываемое чувство останется с тобой до конца, просто они будет дремать где-то внутри и казаться потерянным, забытым... до того момента, пока тебе под нос не сунут кисть руки тыльной стороной вверх, предлагая занюхнуть жирненький трек чистого кокаина.
- Что б тебя, Герми! - ругается Аид и зажимая тлеющую сигу зубами, чтобы освободить руки, которые прекрасно помнят как это делается: крепко зажать одну ноздрю, сунуть во вторую свёрнутую купюру и как следует втянуть порошок, прочищая им ноздри. Тот сразу же ударяет по стенкам слизистой и попадает в гортань, отдавая знакомым горьковатым привкусом, заставляя шмыгать носом и теребить его, чтобы избавиться от щекочущего «послевкусия». - Твою мать! Я такого чистого не юзал с начала девяностых. - признается Аид, тем самым выдавая племяннику свою тайну о том, что слезть с кокаина ему далось не сразу. Хотя, это не являлось тайной для Гермеса, который частенько выполнял для дяди роль посредника и иногда подкидывал контакты барыг.

- Эй! Эй, вы там! Здесь запрещено курить! - грозный голос звучал прямо за дверью, заставив Гермеса нервно вздрогнуть, а Аида взглянуть на сигарету, почти выкуренную до бычка, ошалевшими глазами. - Сейчас же тушите и выходите вон, а то позову администратора!
Ничего не оставалось, кроме как послушаться и хором отозваться всё тем же «ща-ща, выходим». Две последние короткие затяжки, Аид бросает бычок в унитаз, а Гермес по обыкновению наркомана слизывает мелкие крохи со своей руки, которые остались после трека. Наконец они вываливаются из накуренной кабинки и удаляются из уборной, демонстрируя всем своим видом, что это не от них пахнет сигаретным дымом, что это не на них сейчас орал тот самый полноватый мужик с покрасневшим от напряжения лицом. Но сама ситуация кажется нелепой и смешной, заставляет прыснуть от смеха коротко, обмениваясь взглядами. Но тут их встречает зал бара, куда они попали благодаря вестнику, а тот и сам не знал куда терепортировался после того, как поймал родственника, падающего с высоты чуть выше 64 этажа. А, поскольку сейчас был вечер выходного дня, то в самом баре было шумно, тесно и воняло как надо: алкоголем, потом, отвратным букетом духов, жиром здешней кухни и даже улавливались нотки шмали.
Им кое как удалось протиснуться к барной стойке, заняв неустойчивую позицию с угла, откуда всегда так сложно докричаться до бармена. Вот только на сей раз грекам повезло, точнее сказать - подфортило, поскольку рядом, буквально через острый угол от Гермеса, сидела симпатичная молодая девушка; она как раз подавала знак бармену, а тот отреагировал почти сразу. Вот и Гермес не растерялся и сразу же обратился к незнакомке:
- Ох, до чего же красивое создание! Милая, - симпатичная блондинка не смогла проигнорировать такого явного обращения и повернула голову, давая понять, что готова слушать дальше. А вот Гадес к такому готов не был, поскольку подобные подкаты вызывали лёгкое чувство стыда за того, кто пользуется подобными приёмами. Вот только в случае с молодым греческим богом, даже самый нелепый подкат как-то особенно действует на того или иного смертного, кто приглянется Гермесу. - Утолите моё любопытство и назовите себя. Клянусь кровью матери, что этим именем я назову звезду и подарю её вам. Ну или позвольте мне угостить вас.
Как раз подошёл бармен, Аид заказал джин со льдом, хотя прекрасно понимает, что сейчас у него не получится опьянеть, сколько бы не выпил алкоголя, но сидеть за стойкой в баре с пустыми руками казалось ещё больше глупостью. Ему хотелось чем-то себя занять, лишь бы не вслушиваться в то, о чем там болтает племянник, буквально растягиваясь по стойке перед девушкой, не отрывая от неё взгляд.

Третий стакан джина со льдом, одна пробежка на улицу чтобы постоять в одной рубашке, не чувствуя кожей холода, и вот Аида окликнул тихий голос и потянули за рубашку.
- Простите. - это была та самая блондинка, вот только между ней и Аидом не наблюдалось болтливого Гермеса. - Мне правда не ловко, но может вы передадите своему другу, что мне срочно пришлось покинуть ваше общество.
- Могу, но... а куда делся племянник?
- Так вы родственники? А мне Герман сказал, что вы партнеры по бизнесу.
Неловкая пауза и не отупляющее выражение лица мужчины явно озадачило блондинку. Девушка коротко оглядела мужчину и, сделав для себя какие-то выводы, вежливо улыбнулась, придержав мужчину за локоть:
- Просто скажите своему племяннику, что мне пришлось уйти.
Блондинка аккуратно слезла с табурета и, накинув кожаную куртку, направилась к выходу, не давая и шанса незнакомому мужчине задерживать себя более. Гадес спокойно отпустил бы бессметную, махнув рукой и забыв тут же о её существование, вот только сейчас это был не тот случай. Когда бессмертный обратил всё своё внимание на девушку, то не просьба вогнала его в ступор, а само лицо девушки: оно было спокойным, а смотрела она так, словно всё-всё понимает и даже то, кто перед ней сейчас, вот только держит свои знания в тайне и лишь скромно улыбается чужой глупой наивности. Возможно... будь Аид сейчас в пьяном состоянии, то достаточно было бы просто тряхнуть головой и громко позвать бармена, требуя новой порции выпивки, но сейчас было другое состояние... то самое, когда усидеть на месте кажется самым страшным преступлением, ведь само тело рвётся из кожи вон, а мозг работает на все 120% своей мощности. Так что Гадес подрывается с места, забыв про Гермеса, про счет за выпивку, не отдавая здравый отчет своим действиям и движимый лишь одной целью: догнать незнакомку и задать вопрос. Нагнать блондинку бог успевает уже на улице ночного города, поймав ту за локоть и повернуть к себе лицом, чтобы убедиться...
- она.

0


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » 100% DRIVE


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC