chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » let it burn!


let it burn!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

сгорел сарай, гори и хата

http://s3.uploads.ru/0H7Zh.png http://s3.uploads.ru/qksmY.png http://s8.uploads.ru/2x8SC.png
◄ korpiklaani - vodka ►

участники:Виллентретенмерт и Ангулема

время и место:где-то в Редании, апрель 1272

СЮЖЕТ
На свадьбы ходят повеселиться и отлично провести время за бутылочкой-другой, что частенько плавно перетекает в мордобой и куда более увлекательные приключения.

+3

2

Долгожданная свобода выражается в танце: диком, безудержном, даже не попадающем в ритм громыхающей музыки. Ангулема вскидывает руки, двигает боками, хохочет в голос и пускается в пляс, улыбаясь широко-широко даже тем, кого и знать не знает. Какая, в самом деле, разница, кто они, а? Свадьба есть свадьба — литры алкашки, льющиеся словно из ручья, развеселые глаза не менее развеселых гостей, танцы, еда на халяву, хохот, шум в ушах и полная потеря контроля над собой. Ангулема кричит, улюлюкая, и празднует сама свой праздник — наконец-то за ней нет шлейфа из долгов, ее не пытаются убить, все проблемы решены, и теперь можно гулять!

— Эй-й-й, красавцаааа! Улыб-ИиИк-нисся! — пьяное тело, едва волоча ногами и шатаясь на ветру, двинулось к Ангулеме, отчего она громко фыркнула и отошла подальше.
А ну двинься от меня! — грозно топнула ножкой она, хмурясь недовольно. — Не то получишь по роже своей грязной!
— Де-е-евкааа, чего ломаешшшся!

Его попытка ухватиться за ее руку заставила Ангулему заорать и от души так пнуть пьяницу под коленкой. Дело было сделано столь искусно, что мужик мгновенно свалился на землю и стал руганью обсыпать Ангулему, которая нет бы махнуть рукой и дальше кутить — взяла да начала диалог поддерживать, кричать на лежачего и обвинять его в тупости и глупости! Крик подняла такой, что сразу защитники молодой девахи объявились (посмотрев на них, Ангулема поняла, что ни с одним из местных мачо не стала бы сеновал ворошить). Долго ли, коротко ли, а завязалась драка. Ну как всегда на свадьбах бывает: один что-то сказал, другой за бутылку схватился, третий жахнул по челюсти четвертого, и заверте-

Конечно, если ты начал драку, то первым делом нужно драпать с поля боя, если ты не тупой мужик. Ангулема тупым мужиком, вроде как, не слыла, но на свадьбе осталась — на карачках перемещалась между празднующими, увиливая от чужих кулаков, падающих тел и летающих во всех стороны чьих-то зубов. Траектория, по которой двигалась мерзавка, была направлена к столу с яствами. Ведь не должно добро пропадать, пока мужики рожи друг другу бьют, а бабы их пытаются унять, а?

Вот и занявшись сбором жратвы разной масти по карманам, Ангулема столь сильно увлеклась, что не заметила приближения к своей скромной персоне.

— Ты! — схватил ее за руку какой-то мужик, от которого воняло говном и бухлом.
Я?! — не нашлась, как по-другому ответить Ангулема.
— Ты драку учинила, дура! Остановитеся!!! Чья гостья?! С какой семьи?!

Заглохшие драчуны стали перешептываться между собой: каждый удивленно пожимал плечами, говоря, что думал, мол девка со стороны сватов. А сваты говорили все то же самое, только в обратную сторону. Ситуевина вырисовывалась наихудшим образом.

— Наказать тебя надо, — сказал мужик и пребольно треснул Ангулему по подзатыльнику, аж звезды перед глазами заискрили.
— Тащите ее сюда!
— На кол дуру!
— Ишь чего удумала!

… хорошо на свободе Ангулема гуляла. Незабываемо. [nick]Angouleme[/nick][status]а я персик[/status][icon]https://data.whicdn.com/images/64065637/large.png[/icon][sign] [/sign][info]<div class="lzname"><a href=""><b>Ангулема, 17</b></a></div><div class="lzfan">the witcher</div><div class="lzinf"><b>прошлое//</b><br>» Континент<br> » кавайный элемент с помойным ртом<br>» зажить дорого-бохато</div>[/info]

+3

3

Не в чести для Виллентретенмерта было упускать любой случай выпить, к тому же, не тратя грошей. А если рядом по пути играли свадебку, так завернуть туда – дело принципа. На нынешнюю свадьбу его даже лично позвали, предложили на улице чарку да закусь, а там уж пошла и вторая, и третья, на пути к самому празднеству. Видать, зазывалы клюнули на расшитый наряд дракона, а купец, либо дворянин (диво, что без охраны и почти без оружия) на свадьбе – большой гость.

Борх начал с какого-то слегка разбавленного пойла, не цедил, опрокинул в себя залпом, едва не выплюнул это назад, содрогнувшись и перейдя к напиткам поприличнее и покрепче. Некоторое время свадьба шла своим чередом, молодежь плясала, старики играли в карты, парни на улице загоняли гусей в сарай на приз, девица у окна плела венок. Конечно, долго это продолжаться не могло. Слишком мирно, а дракон уже успел забыть, когда за последнее время что-то шло гладко, без кошмарных изъянов.

Драку, насколько он мог видеть, начала девушка. Виллентретенмерт отвлекся на музыкантов, подкидывая им монетку и заказав «Реданские просторы», а потому начало катавасии им было упущено, однако продолжение даже при беглом ознакомлении ему не понравилось. Он решил не вмешиваться – люди сами разберутся, и продолжил подливать себе напиток, когда другие гости уже вовсю всполошились. Знаете, как бывает: сидит себе субъект, не отвлекается от своего занятия, а вокруг летают стрелы, взрываются снаряды, но все минует его, будто он слишком крут для этого дерьма. Роль стрел здесь играли ошметки еды, праздничных пирогов, в частности, а вместо снарядов раскалывались, встречаясь с живыми препятствиями, пустые бутылки, и по-хорошему следовало менять место дислокации, но Борх был для того слишком любопытен. По его опыту, драки оканчивались часто либо общим примирением, либо участников растаскивали стражи порядка, и дракон был готов поставить последние глотки своего пойла на то, что данное столпотворение не разрешится миром.

И был прав, конечно. Ту самую девчулю, на чью долю выпало начать побоище, выволокли чуть ли не за шкирку, стукнули по голове, решили проучить как паскуду-разбойника. Виллентретенмерт нахмурился. Он слышал обрывки фраз со своего места и последние выкрики ему ох как не понравились. Похоже, пришла-таки его пора вмешаться, и пусть он и не любил влезать в людские споры, несправедливости он не терпел вовсе.

- Что ж вы так, добрые господа! Или молодая ваших кур украла да детей потравила? – Борх мог говорить языком «попроще», чтобы громкими фразами лишний раз не пугать народ. Даже сейчас, покинув полюбившееся место за столом у стены, он сжимал в одной руке почти осушенную бутыль, но не чувствовал опьянения, умея его контролировать. – В наказание пускай посуду моет, или вовсе отпустите, к чему свадьбу омрачать?

- Ты чтоль учить нас удумал? – рассвирепел мерзковатого вида в дюпель пьяный бородатый мужик, удерживающий «преступницу». – А может ты с ней заодно?
- Учить? Я всего лишь предупреждаю. Меня лично пригласили, а девчуля – внучатая племянница со стороны сводного брата жениховой тещи. От первого брака. – тишина воцарилась почти гробовая, а музыканты, показав себя разумными людьми, давно отбежали в дальний конец помещения, прекратив играть.
– За дураков нас держишь? – извилины мужика либо были вовсе атрофированы, отчего тому так и не удалось до конца смекнуть, либо, напротив, под воздействием спиртного работали на совесть, и тот понял, что его попросту пытаются надурить. - Вали отседова лучше, коль не хочешь, чтоб мы и тебя проучили. – Кто-то из толпы одобрительно кхекнул, кто-то выразил слабое недовольство, а мужик подтолкнул девушку к выходу.

- Знаешь, дорогуша, - Борх спокойно вздохнул, не двинувшись, и его светлые глаза отразили пламя свечи, - не люблю, когда мне угрожают. – Дракон даже в человеческой форме был стремительнее, сильнее. Он одним движением молнией метнулся к ближайшей свече, вооружаясь ей вместо пресловутой бутыли, кою пришлось с сожалением вышвырнуть, притянул мужика за засаленный ворот и опустил его рожу на пламя.
- Беги! – крикнул Борх девушке, сам едва отступая, все еще сжимая свечку. Борода мужика весело вспыхнула, он сам растопырил глаза, замахал руками под аккомпанемент чьих-то визгов. Дракон не боялся, огонь не мог его убить в истинной форме, в которую он мог превратиться в любое мгновение, а чтобы такое не допускать, ему теперь пора действительно валить.

+2

4

Умела ли Ангулема проводить свой досуг без лишних приключений на свою очаровательную пятую точку? Могла ли? Хотела ли?..

Обозленная толпа просто пьяных и очень пьяных мужиков и баб никак не давали ей даже малейшего шанса на попытку увернуться от подзатыльников и тычков в бок. Предвкушая, как сейчас она будет рвать когти, дерясь со всеми этими олухами, дабы избежать наказания, Ангулема приуныла. Вырваться из одной кабалы вырвалась, но тут же встряла в другую, да похуже.

Да подумайте же вы мозгами наконец, дядечки и тетечки! — попыталась Ангулема возмутиться, дернуться и вырвать руку из чужой цепкой хватки, за что была прищучена еще одним хлестким ударом по лицу.

Ангулема шикнула, зажмурившись, и покачала головой.

Да не хотела я драку устраивать, дурни вы этакие… — со злой усталостью прошипела сквозь зубы она, сжимая руки в кулаки.

И вдруг голову как вскинула, как посмотрела вперед широко распахнутыми глазами, как обомлела от того, что среди гостей умудрился же кто-то встать на сторону Ангулемы. Неизвестный дядечка, ну прямо герой и лыцарь, с бутылкой в руках вышел навстречу пьяницам и стал толкать речь. Мол де отпустите девку, своя она, никому гадостей не сделала.

Верно-верно! Верно говорит дядечка, отпустите меня, зачем праздник портить лишними ссорами, — закивала она энергично, стараясь увести мысли гостей подальше от предложения заставить Ангулему мыть всю их посуду. Совсем сдурел незнакомец, не? — Родственниками с вами будем, племянница же я, пусть и внучатая с первого брака. Кровь не водичка, дядечка, ну вы что так, — стала Ангулема молить пьянчугу, хотя отчасти понимала, что не стоит игра свеч, как ни старайся. Простые люди хотят драки и чужой крови — они ее получат.

Не сработала хитрость неизвестного, не получилось обмануть грязных идиотов, эх-ма! Да еще и сам в проблемы влез, что за идиотина, но теперь хотя бы не одной в голозадике вариться, компания вон какая собирается знатная. Тупица и тупица.

Иду я, иду, — проворчала Ангулема, которую подтолкнули к выходу, и стала внимательней присматриваться к происходящему. Шумиха, которую зачинал некто хер пойми кто, была ей совсем на руку. Чуть что — и можно убегать сломя голову.

Горячим не запахло — горячим завоняло за один короткий миг по милости непонятного дурилы-спасителя, что решил поджечь бороду наглого гостя уже испорченной свадьбы. Ангулема чуть-чуть засмотрелась на зажегшееся пламя и подскочила от требовательного крика того мужичка со свечой. Сердечко, ухнув в пятки, забилось бешеной дробью, а ножки умчали Ангулему подальше от места празднования. Ой гореть, ой-ой, полыхать сейчас будет! Всей деревней придется бежать и тушить пламюшко!

А Ангулема убежит, да-да, за деревце спрячется и будет с безопасного места в ужасе наблюдать, как необузданная стихия поглощает все на своем пути.

Вот… безмозглый! — топнет ножкой Ангулема, поняв, что судьба спасителя ей, оказывается, вовсе не безразлична.

+2

5

Дракон мог быть героем, как и стать совсем неприятным типом и гадким негодяем, если перейти ему дорогу. В обычной обстановке безобидный да забавный, он становился в нехорошей ситуации опасным, жестоким противником, в особенности если решал применять свои способности. И разве могло его что-то остановить? Дракону ни магия не страшна, ни солдатня с крестьянами, яд он пьет как водицу, от вил да мечей уворачивается в секунду. Под замок его не посадишь, - обратится насекомым, мелочью, просочится в любой проем… огонь только мог тронуть его в слабых формах, в кои входили и человеческая.

Глянув в сторону стремительно улепетывающей девчули, Борх не стал дожидаться других шансов, просто под шумок, покуда бабы визжали, мужики им вторили, пытаясь кое-как (особо одаренные - голыми руками), загасить пламя, лавируя меж людей, очутился на улице за пределами помещения. Не сказать, что про него забыли, - кто-то пытался кинуться вслед, благополучно споткнулся о соседа, увлекая на пол и свое тело, и чужое, отчего заварушка стала еще веселее. Впрочем, тем, кто остался в эпицентре, так явно не казалось, но Борх плевать на это хотел. Люди бестолочи, пусть получат по заслугам. Маленькая месть не осталось маленькой, насколько он мог видеть, пожарище-таки не на шутку разгорелось, перепрыгивая с бороды несчастного мужичилы на деревяшки, обладающие здесь в огромном количестве и сухую траву, разбросанную в сенях.

Борх завернул за угол, аккуратно, взглядом провожая людей, выбегающих из красиво горящего здания, и поспешил примерно в ту же сторону, в кою умотала и девчуля, чтобы увидеть ее невдалеке в тени деревца, явно чего-то поджидающую.

- Никак наглядеться не можешь? Идем, быстрее, -  он махнул рукой в сторону простирающегося от начала дальнего заборчика леса и первым направился туда, предварительно кинув взгляд через плечо.

Сказать, что переполошилось все село, было бы неправильно, ведь помимо местных здесь собрались и приезжие гости, против воли также вовлеченные в общую кутерьму, впрочем, благодаря такому количеству люда у пожарища все шансы имелись прекратиться с минуты на минуту. Как заметил Борх, ближний колодец в этом весьма помог. Он был уверен, кто-то из мужичков не сможет удержаться от погони, но как бы то ни было, пока скорость, с которой они с девчулей смотались с гулянья, была им на руку и желающих разобраться с виновниками антиторжества не было заметно. Что ж, им явно не стоило приглашать сомнительных типов с улицы.

- Что и говорить… свадебка вышла просто огонь. – не утруждаясь улыбкой, подытожил дракон, на ходу поправляя одежду и, сожалея мимоходом о даром пролитых драгоценных каплях винишка, первым вошел в чащу. – За мной, не бойся, не заблудимся, скоро выйдем на тракт, а пока запутаем следы. – Оборотень давно научился ориентироваться на местности, а жизнь среди лесных эльфов закрепила эти навыки. – И чем ты так приглянулась этим кретинам, дорогуша?

+2

6

Огонь завораживает. Ангулема разглядывает его пляску, разгулявшуюся по местечку свадьбы, и восторженно распахивает рот, как будто никогда не видела ни пламени, ни подпалов, ничего из этого. Люди кричат, люди визжат и разрывают свои горла, пытаясь воззвать к помощи, люди разбегаются кто куда, и в эту секунду какое-то странное, необъяснимое единение обхватывает всю деревню. Вместо бегства эти люди мчатся к воде, хватаются за ведра и тазы, берут все, что может помочь, и мчатся тушить адское пожарище, утроенное по милости Ангулемы. Хотя, поджав губы, противная разбойница отказывается принимать всю вину на себя: непосредственно пожар начался из-за вмешательства того дурня, что, можно полагать, в эпицентре гарева и подыхает. Идиот эдакий.

Голос спокойный, но твердый заставляет Ангулему вздрогнуть и едва не пискнуть. С видом затравленного зверя взглянув на того недотепу, что решил к ней подкрасться, Ангулема вытащила из ножен клинок и вдруг в темени, освещаемой ярким огнем, узнает черты лица того самого безмозглого, которого она уже думала хоронить. Без почестей, но хоронить. Отпевать душеньку, насколько это возможно.

Так красиво же, — дергает она плечиком, но не противится приказу, идти и правда было очень нужно. — Хороша проделка, ничего не скажешь, дядечка!

Деревня вся просыпается: люди шумят, галдят, кричат, бегут от пламени или же мчатся навстречу ему с ведрами воды. На улепетывающих куда подальше Ангулему с ее спутником никто не обращает внимания, и этим преимуществом нужно пользоваться по максимуму, потому что задница чует неладное: совершенное на свадебке им простые мужики не простят, не из того теста слеплены. Этим дай повод — на вилы насадят. Через глазницы.

Ангулема прислушивается к словам своего спасителя и послушно кивает, соглашаясь с его очень правильными предложениями.

Хорошо-хорошо, дядечка, говори как делать, а я буду исполнять, ты мне жизнь спас, теперь должна буду! У меня с собой ничего нет, есть только я и мои две ноги, две руки, авось в чем-нибудь пригожусь, — вспоминая реакцию дядечки Геральта, когда Ангулему предложила тому просто расплатиться собой, разбойница затыкается на полуслове. Как-то не хочется раздвигать ножки, ууу.

А кот его знает! — хихикает девчонка. — Между мной и тем дядечкой пробежала пара ИСКР, выглядели мы прямо ОГОНЬ, от меня аж ЖАРА шла? — посмеивается, явно перегибая палку, но не желая останавливаться. — Тебя хоть как звать, дядечка?

Совсем несложно ориентироваться в чаще леса, когда ты почти всю жизнь в бегах и знаешь, как существовать в диких условиях. Сырая земля давно стала синонимом кровати, распростертое небо — крышей, стволы высоких деревьев — стенами. Хоть, конечно, жизнь в Боклере и Вызиме немного отучила Ангулему от совсем полевой жизни, но, пф, руки-ноги все помнят!

Поправив платок на лбу, девчонка обернулась и прищурилась. Ей послышался шорох.

+2


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » let it burn!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC