chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » the dawn will come


the dawn will come

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

the dawn will come

https://78.media.tumblr.com/daceabbaec6c4d9af842f73693f52f93/tumblr_oxq21tDgCk1wzow1oo3_400.gif
◄ РА-А-АССВЕЕЕЕТ ПРИ-ИИДЕ-ЕТ ►

участники:Solas, Aradia

время и место:9:41, Убежище

СЮЖЕТ
спасти их всех
1) Кузнец не может попасть в кузню, чтобы забрать необходимые инструменты. Нужно разбить ящик, мешающий открыть дверь. Для этого хорошо подходит заклинание Вспышка или Взрыв разума.
2) Справа от входа Лизетта сражается с группой врагов. Не дайте им убить храмовницу.
3) В доме, слева от таверны, заблокирован Сеггрит. Забирайтесь на лестницу и прыгайте к нему через дыру в крыше. Ящики можно разбить обычной атакой или умением, к примеру, взрывчатым выстрелом разбойника.
4) В таверне Флиссу придавило досками. Спасите ее, пока огонь не добрался до девушки.
5) Сосуды возле лавки алхимика взорвутся от перегрева. Раненые спасаются воскрешением. Спасти обоих (Минева и Адаан) вполне реально, если не отвлекаться и действовать быстро, можно воспользоваться тактической паузой. Хотя есть вероятность, что после спасения и второго, к Тренн уже не успеть. Она просто не появится около церкви.
6) Возле церкви отбиваться от врагов будет интендант Тренн. Просто отбейте атаку, пока ее не убили.

СОЛАС ВОТ ТВОЙ ПОСТ ПСИНА
the dawn will come

+1

2

Солас почти верит в победу, когда видит, как ядовито-зелёная молния рассекает воздух снизу вверх и врезается в зияющую небесную дыру, пробитую мощью Сферы. На мести Бреши теперь — грубый рубец, зашитый размашистыми толстыми стежками, но эльф, глядя на него из руин Храма Священного Праха, хочет верить, что на первое время этого будет достаточно. Чтобы вернуть Тедасу спокойствие; чтобы суметь решить проблемы не менее насущные, с прежней жадностью раздирающие юг на куски. Чтобы дать им всем немного покоя перед тем, как разразится очередная беспощадная борьба.
Солас смотрит на небо выжидающе, как будто играет с ним в гляделки и всё ждёт, когда же оно выкинет очередной свой трюк. С Тенью ничего никогда не бывает просто, и Ужасный Волк знает об этом не понаслышке. Знает и ждёт с затаённым страхом, когда его детище, его Завеса, снова даст трещину, а нити неаккуратно, по наитию наложенной магии разорвутся и выпустят наружу рвущуюся с обратной стороны мощь. Искательница эти опасения, по-видимому, разделяет, когда становится рядом с отступником и вторит его взгляду, обращённому на темнеющий небосклон, но на её обеспокоенный вопрос Солас отвечает сухо:
— На небесах всё спокойно, Искательница, — в отличие от Убежища, которое сегодня не познает сна: звуки музыки и песен, счастливых поздравлений и радостных похлопываний по плечам наверняка не стихнут до самого рассвета. Под чей-то гортанный смех, слышный из таверны даже в его закутке, Волк добавляет, — Брешь закрыта.
И ему очень хочет верить, что это действительно так.
Сегодня он не будет веселиться вместе с остальными, не присоединится к беззаботным танцам и не станет желанным гостем у каждого костра, на котором с триумфальной щедростью жарили самый богатый ужин, который беглецы только могли припасти в своих кладовых на случай победы. Своего места на народных гуляниях Ужасный Волк никогда не искал, привыкнув с давних пор быть обособленным ото всех, кто его окружал, а здесь, на празднике людей, он и вовсе был лишним. Сегодня он поспособствовал их общему успеху, но пройдёт всего немного времени, как Солас станет причиной их бедствий.
Снова.
Впрочем, это по-прежнему были дела грядущие, а проблемы нынешние, несмотря на закрытую (закрытую ли?) Брешь, никуда не делись. Старший, Корифей, по-прежнему владеет его Сферой, и едва ли он успокоится, покуда её сила жжёт ему омерзительную осквернённую руку. Направить взор Инквизиции на врага, который по-прежнему остаётся угрозой для них всех, или пойти иным путём, попытавшись лишить Корифея могущества, которое Солас сам вложил в его руку, — вот, что ему предстояло решить этой ночью, покуда за стенами его пристанища гуляет веселье.
Незаметной длинной тенью прошагав к маленькому деревянному домику, в котором ему разрешили поселиться, эльф открывает дверь за мгновение до того, как над Убежищем разносится тревожный звон колокола. Нога его уже занесена за порог, бледная ладонь сжимает ручку, но Солас отступает назад и недоумённо выглядывает из-за стены, глядя на тёмные горы, виднеющиеся за невысоким ограждением.
На сегодня они могут забыть о победе.
Огни, которым нет числа, магические вспышки, зажигающиеся на склонах, и огромные чёрные змеи, сползающие к подножию по белому снегу, — по-видимому, слившиеся в сплошную тёмную полосу ряды солдат, — вот и всё, что Солас видит со своего небольшого возвышения. Но даже этого ему хватает, чтобы резко дёрнуть дверь на себя, захлопнув, и побеждать к церкви, расталкивая толпы людей, мечущихся из стороны в сторону под звуки тревожного набата.
Никто не понимал, что происходит и почему вдруг праздничная музыка сменилась тревожными перекрикиваниями, но зато все знали, что звук колокола — неподходящая мелодия для пира, и этого было вполне достаточно, чтобы посеять тревогу, суматоху и смятение, которые вот-вот перерастут в панику.
— Предчувствую беду, — Солас скорее констатирует очевидное, чем действительно сообщает что-то новое, когда они с Арадией обмениваются короткими напряжёнными взглядами на пути к воротам.
И предчувствие его ожидаемо не обманывает, когда он, стоя чуть поодаль, мельком бросает взгляд на причудливо одетого (хотя правильнее было бы сказать «раздетого») незнакомца, а затем, одновременно с его словами, поднимает голову выше, замечая в отдалении на выступе две фигуры. Одна из них — та, что названа Кальпернией, — ему знакома лишь смутно, но фигуру Корифея Солас узнаёт без труда. Хмуро сводит брови вместе, и сам не замечает, как пальцы крепче впиваются в дерево его магического посоха: тевинтерское отродье, заигравшееся с инструментом слишком тонким для его костлявых хищных лап, он поплатится за то, что сотворил с артефактом Фен’Харел.
Тогда как сам Волк ещё не раз поплатится за то, что позволил себе вручить Сферу Уничтожения Корифею.
Взгляд переходит на стекающиеся к подножию чёрные реки, переполненные порабощёнными магами, и горло сами собой стягивают гадкие раскалённые тиски. Вестница предпочла прибегнуть к помощи храмовников, которым прежде с успехом удавалось разве что пугаться магии до безумия, — и их собственные страхи, собственная слепота, являвшаяся извечной причиной их глупого тысячелетнего противостояния, столкнули магов в бездну. Солас смотрит Арадии в спину укоризненно, но не говорит ни слова: менять что-либо уже поздно. 
Убежище долго не выстоит, сколько ни пытайся войска Инквизиции палить из требушетов по армии, всё пребывающей с гор, и даже появление отряда Вестницы может лишь отстрочить неизбежное, дать солдатам и жителям Убежища время, драгоценное, утекающее сквозь пальцы время, чтобы сбежать из-под обстрела в единственное место, которое ещё можно было назвать безопасным. Можно было бы назвать безопасным.
Если бы над их головами не пронёсся дракон.
Пожалуй, даже для Соласа это становится большим сюрпризом, когда он, задирая голову, провожает изуродованную фигуру, чей крик едва ли ни до боли режет слух. Огонь, умывающая землю кровь, фанатичные рабы, отчаявшиеся солдаты и чудовищные твари, способные перекусить за раз хребет сразу троим, — он уже это определённо где-то видел, переживая проклятый конец света каждый раз, когда его беглым рабам случалось столкнуться с войском эванурисов. Но если раньше у Соласа в руках было могущество, ни в чём им не уступавшее, то теперь всё, чем Фен’Харел владел — это деревянная палка, проводник его крохотных, едва оставшихся после утенеры сил.
Сражаться за этот мир спустя тысячи лет стало ещё сложнее.
— Леди Тревельян! — зовёт он, на ходу бросая их новоиспечённому спутнику бутылочку исцеляющего зелья, пару штук которого они прихватили из спешно оставленных возле требушета запасов. Завидев вдалеке мужчину, отчаянно пытающегося пробиться внутрь пылающего дома, поравнявшийся с Арадией Солас кивает в его сторону, — кузнецу нужна помощь.
Им и впрямь сегодня никому не сомкнуть глаз.

+1

3

Из головы не выходила та боль, которая пронзила все тело, стоило магии Метки соприкоснуться с Брешью. Ослепленная, оглушенная, обессиленная, Арадия, очнувшись на земле, даже не поняла сначала, где находится и что происходит. Но мгновением позже не без помощи Кассандры Арадия взглянула на небо, и все стало яснее некуда. У них получилось избежать страшной угрозы. Арадия никого не подвела.

Музыка, которой наполнилось все Убежище, заставляла ноги беженцев и рекрутов уходить в дикий пляс. Люди смеялись, радовались, пиршествовали и верили, что всем бедам настал конец. Глядя на посветлевшие их лица, Арадия тоже улыбалась, пусть даже и не столь широко и немного изможденно. Ее сегодняшняя забота отняла у нее достаточно сил, хоть лекарь говорил, что она уже приходит в себя.

Арадия обмолвилась парой слов с подошедшей Кассандрой, принесшей отчет о том, что на небе не видно никаких зловещих изменений. «Все спокойно,» — говорила Искательница, но почему-то успокоения ее речи не даровали. Арадия с подозрением косилась на зеленый рубец в небе и все не понимала, где же кроется самый главный подвох. Не могло все закончиться все так просто. Нутро подсказывало, что это все лишь затишье пред бурей.

И оно не подвело.

Подобно лаве спускались с гор к подножью ручьи освещенных пламенем войск. В один миг в душе радость за победу сменилась ужасом, страхом, что впереди тяжелый бой, а люди, окруженные хлипкими баррикадами Убежища, могут его не пережить от неподготовленности.

Арадия рванула вслед за Кассандрой к Каллену, вместе они коротко обсудили приблизительные прогнозы, и Тревельян, вдруг обнаглев, затребовала с Резерфорда любой план действий. Она рассмотрела на вершине горы страшное чудище, из тело которого уродливо торчал красный лириум, и внутренне затрепетала от тревоги. Взглянув с волнением на Соласа, Арадия кивнула ему, соглашаясь с его предчувствиями, и помчалась к воротам, куда требовательно бился некто неизвестный. Ворвавшись внутрь, неизвестный в ободранной одежде и отчаянно уставший заговорил об опасности, что впереди — разгневанные маги, которые были злы на Инквизицию, что решила отнять храмовников у какого-то «Старшего».

Время — это ценность, которую нужно было еще отнять. Защитить требушет и пальнуть из него в горы, подорвать часть войска, но в то же время попытаться спасти простых жителей — маги уже вовсю рвались на территорию Убежища.

Ох, еще и замочить дракона, которого притащил на пиршество проклятый «Старший»!

Окрик Соласа заставил Арадию очнуться от раздумий и начать действовать. Увидев, что к кузнице действительно был заблокирован вход, Арадия подбежала ближе и решительным взмахом посоха подорвала на куски деревянный ящик. Кузнец побежал за своими принадлежностями, а Арадия оглянулась на лязг металла.

Сэра, Бык! Помогайте! — закричала Арадия и побежала к Лизетте, которую окружили маги.

Арадия оглушила толпу магов сверкнувшей в ночной темноте цепной молнией и дала Быку с Сэрой пройти вперед. Развернувшись, Арадия увидела, как один из венатори бежал к Соласу со спины, и взмахнула рукой, натравляя на врага проклятье и испивая из него жизненную силу. [icon]http://funkyimg.com/i/2JhYW.png[/icon][sign] [/sign]

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » the dawn will come


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC