chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » стена Трампа, кирпич Эдема


стена Трампа, кирпич Эдема

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

стена Трампа, кирпич Эдема

http://funkyimg.com/i/2L4mf.gif  http://funkyimg.com/i/2L4mB.gif
http://funkyimg.com/i/2L4mg.gif  http://funkyimg.com/i/2L4mi.gif

◄ Makeba // Jain ►

участники:Lily // Layla

время и место:fall'18; usa

СЮЖЕТ
На границе с Мексикой стали появляться странные порталы, провоцирующие рост беженцев и нелегальный иммигрантов. Министерство Магии грешит на несанкционированное волшебство, а Братство Ассасинов чувствует присутствие частицы Эдема. Обе стороны не подозревают друг о друге, обе отправляют на границу с Мексикой своих людей. Что может пойти не так?

+3

2

Наверное, в личном списке Лили Поттер под названием “тупые иностранцы, которых я ненавижу” на втором месте после румынов (ууу, румыны!) были все-таки чертовы мексиканцы. Случались у Лили несколько заданий, когда представители этой прекрасной нации заставляли жопу Поттер накаляться добела, поэтому получение миссии на границе между Америкой и Мексикой не обрадовало ее совершенно. Как хорошо, что Лили сказали работать именно со стороны Америки, а не Мексики.

Забавный факт: американские маги, узнав, что Поттер прибыла из прошлого, первым делом поинтересовались, действительно ли русские влезли в процесс выборов в США и когда Трамп уйдет с должности. Ничего путного они в ответ не получили, зато Лили посмеялась от души.

А вообще, проблема вырисовывалась не самая простая. Какая-то непонятная штука магического, по всей видимости, происхождения стала тревожить Конгресс, и для безопасности как номаджей (Лили никак не могла привыкнуть к этому термину вместо родного “магглы”), так и рядовых волшебников было решено отправить к стене Поттер. Как, похоже, самую отбитую и такую, что потерять не жалко.

Или какой-нибудь артефакт стал открывать порталы в иное пространство, или же очередное радикальное объединение волшебников стало портить жизнь простым гражданам. Лили думала, что это либо от Мексики из-за обиды на Трампа, либо от Америки — тоже из-за обиды на Трампа. Иного варианта она не рассматривала. Пока что.

В этот раз Лили на миссию прибыла без напарников. Последний случай, обернувшийся трупом бедного Майлза, продолжал трепать ее по нервам, и любую возможность отмазаться от ответственность за чью-то шкуру Поттер ни за что не упускала. До стены пришлось двигаться порталами и сетью каминов, аппарацией в неизвестной Америке прошлого хрен воспользуешься. Ну хотя бы на самолет не посадили — и слава Мерлину.

Зачарованное ожерелье с рубином на шее помогало Лили определять местоположение источника любой темной магии. Именно им она воспользовалась, когда добралась-таки до стены. Поправив темные очки, прячущие ее чувствительные глаза от солнца, Лили зашагала по зову ее ожерелья.

Ничего удивительного в стене она пока не видела, даже с учетом того, что камень в ожерелье стал ощутимо нагреваться. Хмурясь, Лили стала присматриваться к самому подозрительному участку стены, когда вдруг перед ее глазами распахнулся искрящийся синим и розовым портал, что будто пылесос втянул в себя Поттер и с хлопком закрылся.

Лили пролетела пару минут в межпространстве, пока другой портал не выплюнул ее в неизвестное место. Закряхтев и утерев с щек пыль, Лили подняла голову и заметила, что перед ее лицом чьи-то ноги.

Только бы, блядь, не мексиканские.
[icon]http://funkyimg.com/i/2Kecr.png[/icon]

+2

3

— Пошли птичку!
— Пошла нахуй.

Уровень раздражения Хассан в последнее время не уживался ни с каким подобием юмора, особенно — не по делу или, тем более, касающимся её всё ещё спящих способностей. Она проводила в симуляции непозволительное для её организма — и особенно почек — количество времени, проживала раз за разом всё больше; её тело послушно впитывает рефлексы предков современных ассасинов, но вот освоить полноценное «орлиное зрение» у Лейлы не выходит, сколько бы она ни пыталась. Никакие слова не воздействуют на растущее чувство злости на саму себя и весь мир: от самооценки с каждым провалом откалывается ещё более крупный кусочек, и Лея ничего не может поделать с падающим энтузиазмом по поводу своей работы на Братство. Да, она добилась небывалых успехов с Анимусом — с помощью Уильяма и предоставленных ресурсов Хассан смогла полностью воплотить в жизнь свою идею, и теперь её детище бережно обслуживается техниками Братства, но Лейле этого недостаточно. Майлз говорит что-то о внутреннем барьере, что девушка не считает себя полноценным ассасином, что ей надо принести клятву и отказаться от слабостей...

Она не готова. Пусть Лейла и понимает, что, по сути-то своей, всё равно отдаёт всю себя Братству — с того самого момента, как улетела с наставником в Александрию, где-то в глубине души Хассан не отрицает того факта, что подпитывает внутри надежду на возвращение к нормальной жизни. Перед этим, конечно, надо будет вырезать всех тамплиеров и взорвать Абстерго, но это же такие мелочи...

Почти как найти ебучий кирпич. Нет, ну серьёзно, блядь, грёбаный кирпич — возможная заветная и потерянная давным-давно частица Эдема. Это как иголка в стоге сена, вот только его ежечасно патрулируют агрессивные коровы с дробовиками и приказом стрелять на поражение. Всё как надо на границе с Мексикой, откуда МАГИЧЕСКИМ, блядь, образом стали вытекать беженцы.

— Ебучий кирпич... — Бекка уже даже не комментирует: её остроумные ответы на это выражение закончились раз на пятнадцатый. Хассан нервно осматривает стену перед собой и задумчиво теребит пальцем жёлтый от жары стебель высокой травы, которая надёжно скрывает поджарую фигуру от возможных патрулей. — Я не вижу.
— Не смотри, а чувствуй, — это невероятно, но в голосе Крейн звенят нотки отзеркаленного раздражения Лейлы. — Внешне он никак не отличается, бро, или ты думала, он будет источать радугу и бабочек?

У неё нет сил сопротивляться дальше, иначе Хассан действительно просидит тут ещё неделю; у неё и так есть только приблизительные координаты «явлений» иммигрантов. Плюнув на конспирацию, ассасин поднимается и выпрямляется во весь рост, оглядевшись перед этим, и практически с мольбой обращается к своему шестому чувству. «Серьёзно, мне хватило египетского солнца, давай закончим с этим и вернёмся в дождливый Нью-Йорк?». Смутное ощущение покалывания в позвоночнике резко сменяется захлёстывающим всё сознание туманом, превращающим окружающий мир в обесцвеченную картинку, давая ясность и словно увеличивая обзор: Хассан ясно видит мерцание в пяти метрах от себя — странное, захватывающее внимание, перезвоном колокольчиков отдающее в ушах.

Выдох — и всё закончилось.

— Ребекка, я...
— Быстрее, Хассан. — Голос техника звучит холодно и отрывисто, и это заставляет Лейлу отвлечься и засунуть свою радость куда подальше. — С востока к твоей позиции выдвигается группа людей. По расписанию — не патруль.
— Принято. — Ассасин не заморачивается по поводу маскировки: просто быстро перебегает к нужному месту в старой и не особо надёжной стене; вспоминает свои ощущения, снова ориентируется по звону в ушах...

Для неё всё происходит за мгновение: хлопок, словно пространство вокруг резко замкнулось у неё перед носом, — и вот она уже лежит носом в земле, ощущая на открытых участках кожи болезненный зной. И, судя по ору в наушнике, лежит она таким образом не то что бы мало: скорее всего, Лейлу просто вырубило в момент активации частицы Эдема — обернувшись, Хассан видит стену метрах в пяти от себя, на безопасном расстоянии.

И ещё видит рыжую макушку, медленно приподнимающуюся с уровня земли.

— Ты... — подсознание пытается подкинуть какой-то размытый образ, всё её пресловутое шестое чувство орёт, что девушка перед ней — не просто случайный прохожий. «Прохожий на границе США и Мексики. Ага.» — Ты кто такая? — она резко, одним прыжком, меняет положение — и уже сидит, припав на одно колено перед рыжей, держа руку с клинком неподалёку от её шеи. Предвосхищение молчит — Хассан не чувствует в ней врага, но всё равно сбита с толку странными образами в голове. — Мы встречались?

+2

4

Обладательницу этих длинных ног спутать очень непросто. Лейла Хассан, с которой Лили рассталась при очень странных обстоятельствах, нередко всплывала в мыслях Поттер, потому что невозможно было выкинуть из головы самое первое, самое яркое воспоминание о своем прибытии в прошлое. Лейла Хассан стала той, чье лицо первым Лили увидела на новом месте, и теперь отвязаться от интереса к тому, как сейчас поживает крутая убивашка из крутого секретного ордена, было сродни невыполнимому.

Поглядывая на симпатичную, но угрюмую мордашку Лейлы снизу вверх, Лили кривится в усмешке и удерживает себя от язвительного комментария. На самом деле, она даже чуть-чуть рада такой встрече, ведь личность Хассан оставила неизглядимое впечатление, и разобраться в ней хотелось чуть глубже. Ситуацию, однако, омрачает одна неприятная деталь: Лейла не помнит Лили. Совсем. Вся ее память об их знакомстве исчезла по мановению волшебной палочки, и сколько бы Лили ни вспоминала о Хассан, она не могла себе допустить жалеть о содеянном. Это ее долг. Она просто обязана его соблюдать. Родилась волшебницей — исполняй.

— Угу, а ты даже не перезвонила, — весело посмеивается Лили, не рискуя поднимать задницу с земли, потому что клинок очень близко, а Лейла в нервном порыве может ей раскурочить макушку. — Не поверишь, но я понятия не имею, где нахожусь. Шаталась возле стены, хоп, и вот она я тут. Не подскажешь дорожку до библиотеки, милая? — Лили ей игриво подмигивает.

Она почему-то не сомневается, что кровожадная и этим невероятно очаровательная Лейла не увидит в Лили врага. Почему-то вот уверена — и все тут. Теплое спокойствие, расплескавшееся в груди, которое словом простым не объяснить.

Смешную идиллию разрушает шорох, доносящихся с полей. Черные силуэты шагают уверенным ходом в их сторону, и Лили действует исключительно по наитию своей ненормальной, отбитой, _особенной_ интуиции — она достает палочку, бьет Хассан по лодыжкам, заставляя убрать свою зубочистку, и вскакивает на ноги. Садится на корточки и использует заклинание Сальвио Гексиа — едва заметное свечение накрывает их куполом, и Поттер дает знак Хассан. Прикладывает палец к своим губам с самым серьезным выражением лица, на которое способна.

Иногда говорят, что люди не общаются с ней из-за таких вот резких метаморфоз. Из веселой сучечки в угрожающе угрюмую сухую дрянь.

Боевики проходят мимо, опасно близко, переговариваются и… не обращают на Лили с Лейлой никакого внимания.
[icon]http://funkyimg.com/i/2Kecr.png[/icon]

Отредактировано Lily L. Potter (2018-09-22 18:00:51)

+1

5

Она медлит — опасно, непозволительно, — позволяя рыжей незнакомке перед ней потянуться за чем-то в карман: в обычной ситуации лезвие клинка вошло бы в кожу рядом с артерией, но сейчас Хассан медлит, прислушиваясь к дурацкому чувству внутри, сбивающему с толку. Лейла жадно рассматривает бледное лицо, покрасневшее от лучей палящего солнца, задерживает взгляд на отливающих бронзой волосах, хочет потянуться за конопатой рукой, но сидит, замерев.

Ей могло бы стоить ей жизни в какой-нибудь иной ситуации, но сейчас ассасин чувствует себя спокойно: она не видит в девушке угрозу даже без применения своего обострённого восприятия. Поэтому она позволяет ей фамильярно ударить её по ногам в тот момент, когда вдалеке послышался шум: его Лейла слышит уже пару секунд, но не может переключиться с более важной и близкой цели. Пока та сама не меняет расстановку приоритетов, заставляя Лейлу убрать оружие от её шеи и максимально пригнуться.

Чувства всё ещё обострены: после удачного применения «орлиного зрения» у стены Хассан ощущает странное покалывание во всём теле, словно все её анализаторы становятся более восприимчивыми к внешней обстановке. Ассасин наблюдает за приближающимися фигурами буквально пару секунд — и уже понимает, что, даже если она и сумеет скрыться, то её соседку по кустам найдут моментально. Стычки не избежать — и именно поэтому клинок остаётся в активированном состоянии, а сама Лейла не меняет положения, только переносит вес на ведущую ногу, готовясь в любой момент, словно змея, броситься из травы на подходящих к ним людей. Чёрная униформа, белый значок на предплечье — Абстерго. Их не жалко просто прирезать: они на войне, и это единственный приемлемый вариант.

Вот только рыжая снова привлекает её внимание — и хорошо, если только её: взмах какой-то палочкой, странные слова, сорвавшиеся с её уст, лёгкое мерцание вокруг, палец, приложенный к губам...

...Она снова оказывается в катакомбах Рима, где одного за другим убивает прокравшихся вслед за ней бойцов тамплиеров — в живых остаётся только один, и девушка с бледной кожей и напряжением, собранным в уголках глаз, поит его сывороткой правды и стирает память...

Пришлось мотнуть головой, чтобы сбросить с тела секундное оцепенение. «Я из-за неё точно сдохну». Нахлынувшее воспоминание опьянило своей реалистичность, но, стоило ему исчезнуть из поля восприятия, как Лейла снова ничего не помнит: увиденное кажется ей сказкой, до которой невозможно дотянуться, она уже не может удержать в голове ни одной детали из только что просмотренного. Единственное, что Хассан точно осознаёт — цепляет из круговорота своих мыслей: то, что сотворила незнакомка — это магия. Что-то вроде той, что даёт силу артефактам Предтечей, но... голова взрывается болью, и Лейла больше ничего не может не то что бы вспомнить — больно даже просто думать.

Зато за время, пока она прикладывается пальцами к пульсирующему от боли виску, боевики проходят мимо, не обращая никакого внимания на двух минимум странно выглядящих девушек прямо у себя под носом. Глаза Лейлы чуть сильнее расширяются от удивления, но она быстро берёт себя в руки и за несколько секунд прикидывает шансы: если обезвредить их сейчас, то Абстерго моментально поймут, что у цели, и вышлют подмогу. А если отпустить гулять куда подальше от этого места, то тамплиеры могут ещё сколько угодно искать необходимый «кирпич»: подобием орлиного зрения в их ордене обладают лишь некоторые специально обученные единицы, и Хассан сильно сомневается, что на первичную разведку отправили кого-то из них.

— Что это, магия? — стоит боевикам удалиться на достаточное расстояние, как клинок с лёгким щелчком входит в пазы на нарукавнике, и сама Хассан слегка расслабляется. — И... я точно тебя где-то видела. — Почему-то сейчас ей это кажется куда важнее неизвестного вида защитных технологий, тамплиеров рядом, да даже важнее частицы Эдема. — Кто ты такая? — Щурится от боли в голове и повторяет свой первый ранее заданный вопрос, продолжая сверлить девушку подозревающим взглядом. В её глазах — просьба, попытка вспомнить, попытка понять, что не так. 

Приходится механически заставлять себя быть настороже: почему-то тело отказывается принимать факт того, что ситуация не перестаёт быть опасной.

0


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » стена Трампа, кирпич Эдема


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC