chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Who We Are


Who We Are

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Who We Are

http://funkyimg.com/i/2L91v.jpg
◄ Imagine Dragons - Who We Are ►

участники:Hel & Hircine

время и место:24 декабря 2009 года

СЮЖЕТ
...

+5

2

День выдался странный. И тяжёлый.
Начался он, как водится, с работы в приёмном покое местного госпиталя – в Шайенн их было несколько, и, поскольку они с Намирой жили на окраине города, девушка работала в нескольких кварталах. Чтобы добираться на работу, ей пришлось занять деньги у подруги (Эва настойчиво повторяла каждый день, что вернёт всю сумму до копейки!) и арендовать авто. К сожалению, или счастью, но денег Намира дала не на старенький пикап, а на целый Раптор! Надо ли говорить, что самооценка в этот момент у девушки-врача взлетела до небес. И даже вопрос, состоявшийся в том, что Намира не в своём уме раз даёт такие деньги практически незнакомому человеку – не интересовал.
Далее следовал унылый день на работе, где Эва в основном переписывала старые истории болезни. Где-то во второй половине дня привезли парня, упавшего (или прыгнувшего) с пятого этажа в костюме супер героя ради любимой девушки, которая не разделяла его увлечения искусством изображения известных персонажей комиксов. Довольно нелепо это произошло – как говорил парень, пока его не интубировали (да-да, он был в сознании!): Хелен – его девушка, спорила с ним и настаивала на том, чтобы костюм сжечь, а Брайан – сам героический пострадавший – утверждал, что костюм придаёт ему столько сил, сколько у него никогда не было, если бы не это перевоплощение. Одним словом, молодость, горячность – полез парень в окно, да и поскользнулся едва сделав шаг по карниз здания. Его спасла клумба миссис Ганновер, которая натянула над балконом холщовый козырёк. Жаль только, что при таком колоссальное везение, Брайан все равно умудрился оказаться в операционной с пневматорексом и осколками сломанного ребра в левом лёгком.
Остальная часть дежурства прошла спокойно. Эванжелина даже умудрилась вздремнуть пару часов, прежде чем её официально сменили и отпустили домой.
Вайоминг накануне Рождества покрывался мягким, пористым снежком. Он медленно кружился и падал под ноги горожан, образуя иногда не шуточные трудности на дорогах. Местные полицейские дежурили на улицах города и старались обезопасить жителей Шайенн от излишни опасностей. К двадцать четвёртому декабря температура вечерами стабильно опускалась к отметке минус десять, на дороге образовалась стылая колея. С неба сыпал верный признак Нового года.
- Счастливого Рождества, Эви! – Крикнул девушке вслед один из коллег. – Тебя подвезти?

- Нет, спасибо, я теперь важная птица и арендовала вот этого красавчика. – Девушка указала жестом в сторону огромного, красного пикапа. – И тебе Счастливого Рождества! Увидимся на дежурстве!

В основном с теми, кто был того же (приблизительно визуально) возраста, что и Эванжелина, находить общий язык удавалось лучше всего. Чистота эксперимента в виде общения с умудренными жизнью женщинами из отделения неотложной хирургии подвергались сомнениям. Напыщенные люди. Они девушке никогда не нравились. А иногда даже настроение портили.
Хотелось скорее оказаться дома. Под тёплым пледом, и глядеть на то, как падают с неба снежинки. Настоящая, волшебная красота декабря в Вайоминге из года в год радовала жителей, но с каждым годом количество снежных дней уменьшилось. Глобальное потепление воровало ложками снег. И нужно было наслаждаться моментом подольше, впитывать каждый миг всеми фибрами кожи, чтобы потом, спустя года, не было жаль.
Эва запрыгнула в машину. Именно запрыгнула. Никаким высоким ростом или длинными ногами она не отличалась, поэтому всегда приходилось вначале забраться на порог машины, а потом уже оказаться на водительском сидении. Зрелище довольно забавное со стороны, но Эви не собиралась только ради этого отказываться от комфортабельного изобретения завода имени Генри Форда. Двигатель приятно заурчал под капотом – от желанного кофе или чая (девушка ещё не решила) её отделяли каких-то двадцать минут.
Они с Намирой жили в красивом районе, совсем рядом был парк, в котором Эва частенько просиживала на скамейке и делала наброски. Ей это нравилось, хотя получалось не очень хорошо. Зато очень  разгружало голову после тяжёлого рабочего дня. В конце этого парка и жили они с подругой. В небольшой квартире на последнем этаже. Дом, к слову, был четырёхэтажный.
Ведя машину, Эви задумалась о том парне, упавшем с высоты. Ведь в конечном итоге все закончилось хорошо – девушка, ради которой он чуть не лишился жизни, ждала, пока ей разрешат увидеться с любимым человеком в приёмной. Это приятно, когда можешь кому-то чем-то помочь. Особенно сохранить то хрупкое, что Эванжелина не совсем уже ценит – жизнь. Да и кто она? Порой посещают мысли о каком-то потустороннем вмешательстве в её генетический код. И если раньше она думала, что во всем виноваты радиоактивные пауки или криптонит, то сейчас почему-то их исключила.
Внезапно сбоку от Эвы, как раз в этом парке мелькнула тень огромного волка, передвигавшегося на двух лапах. Первая мысль – это же парк, а не лес! Какие тут могут быть волки? И буквально через секунду сильный удар разворачивает машину на сто восемьдесят градусов. Лобовое стекло трескается и превращается в паутину осколков. Последнее, что Эва слышит, это визг тормозов.

Темнота. Ей даже страшно открывать глаза. А вдруг, она уже умерла? А что, если она уже и правда умерла? В канун Рождества… нет! Она обещала Намире, что они приготовят утку с яблоками и откроют коллекционное вино, подаренное благодарным пациентом госпиталя.
Она открывает глаза, но сквозь разбитое лобовое стекло ничего не видно. Лоб ужасно саднит. И тёплая струйка крови течёт по виску и щеке. Эванжелина старается открыть дверь, и, о чудо! – замок не заблокирован после удара. Все-таки Форд прекрасная машина.
Теперь необходимо осмотреться. Машине, как водится, полная задница. Но это не страшно – всего лишь выплата за причиненный ущерб. Неподалёку от машины, припорошенный свежим снегом, лежал мужчина. Определённо мужчина – ему было около сорока, высокий и явно в теле. Он не двигался, и это было самым главным плохим известие на сегодняшний момент.
- О нет! – Эви бросилась к нему очертя голову. Она бежала, забыв про боль и головокружение. В мыслях отдавалось только одно: «я сбила человека…» и, как только оказалась рядом с ним, засунула руку под воротник его пальто. – Слава всем богам… пульс есть. Ты не умер. – Она быстренько проверила, нет ли у мужчины травм, при которых его нельзя перемещать, и перевернула лицом на бок. – И не вздумай, понял? Я сейчас. Только за аптечкой сбегаю!
С этими словами девушка так же быстро рванула обратно к машине.

Отредактировано Hel (2018-10-02 18:49:24)

+1

3

- Мне один кофе, пожалуйста, - в придорожном кафе иногда можно отыскать неплохой кофе, даже если оно, кафе, и выглядит, как самая затрапезная на свете забегаловка, где по стойким ассоциациям, всплывающим моментально в мозге, всегда накурено и пахнет прогорклым растительным маслом, в котором уже не первый и не второй раз жарили пончики. Пять минут ожидания, и Хирсин забирает свой заказ, чтобы после устроиться за столиком, стоящим возле огромного окна. Канун Рождества, и посетителей здесь гораздо меньше, чем в любой другой день, когда это небольшое помещение буквально забито под завязку всевозможными дальнобойщиками, да и просто обычными водителями, внезапно возжелавшими перекусить по дороге. Так, всего лишь несколько человек, и он, совсем не человек, но уже много лет, проживший на Земле, иногда все еще скучающий по Нирну с его забавными смертными существами, надо признаться, даже испытывающий тоску по тем, теперь уже далеким местам, куда им всем оказался доступ закрыт. С кем не бывает, нашли же вполне себе такое место – иногда этим и утешался даэдра, но все равно, что-то такое да промелькивало. Накатывало, словно тень на землю, когда облако закрывало солнце в ясный день.
Сумерки сейчас сгущались быстрее, и уже часов в пять полоска над краем горизонта, видневшаяся из-за  сплетения деревьев с облетевшей к середине осени листвой. Еще немного, и темнота совсем накроет землю, словно одеялом. Идеально время, чтобы выпустить свой истинный облик наружу, как это делали обычно земные оборотни, как, впрочем, и все оборотни Нирна. Один из его истинных обликов.
- Не хотите ли чего-нибудь еще? – Хирсин лишь отрицательно покачал головой в ответ на это предложение мимо проходящей официантки, снова вернувшись к созерцанию далеко не самой живописной картины за окном кафешки. Для охотника, конечно. Где там его труднопроходимые джунгли с кучей смертоносных животных? Природа этого края слишком бедная, чем-то напоминала северные части материка Тамриель.
Рождество - это семейный праздник, в понимании смертных, с кучей блестящей мишуры, хвойным запахом от  огромной елки, стоящей в центре гостиной, смешанным с ароматом испеченных имбирных печеней и зажаренным с яблоком гусем. И, на самом деле, Хирсин не может сейчас вспомнить, было ли что-то такое у смертных в Нирне или нет. С каждым годом, проведенным на Земле, охотник упускал раз за разом те незначительные детали, что были далеко неважными для него, но играли огромную роль в жизни собственных почитателей. Что-то такое же они наверняка праздновали. Или нет?
По телевизору, установленному в углу, играла какая-то незатейливая песенка про Рождество. Их сейчас на порядок больше, чем в обычное время. И это раздражало. Он никогда не понимал этого праздника. Да и не поймет, наверное. То, что Принц даэдра никогда не поймет в смертных созданиях.
Даэдра допивает свой кофе, после чего накидывает на себя сверху пальто, вряд ли  морозный воздух сможет причинить ему хоть какой-либо дискомфорт, но привлекать лишнее внимание не стоит. За порогом, стоило отцу оборотней пройти пару шагов, он мгновенно обращается в один из своих аспектов – оборотня, чтобы отправиться в путь. Куда дальше, принц даэдра не знает. Или пока не знает. Только все быстрее ускоряется, рассекая холодный вечерний воздух. Массивные лапы несут его дальше сквозь деревья, к городу Шайенн. Снег выпало за декабрь прилично, но его не столь много, чтобы увязать сугробах. Ему нравится это ощущение, когда все мышцы тела напряжены, и адреналин кипит в крови. Практически охота, но не совсем.
Кажется, что парку нет конца и края. Иллюзия сохраняется еще какое-то время, пока резко не обрывается на федеральной дороге. Ближний свет фар становится полной неожиданностью для даэдра, полностью поглощенным своими мыслями. Визг тормозов и резкая боль в правой половине тела действует отрезвляюще, сродни ведру холодной воды вылитой на голову. Он совершает кульбит, переворачиваясь в воздухе, перед этим разбив своим телом лобовое стекло машины. Больно, но совсем не смертельно. У него всего лишь пара минут, чтобы вернут себе обратно человеческий облик, пока дамочка, что сидела  за рулем, придет в себя после удара. Вряд ли ей захочется увидеть огромное чудовище в виде волка.
На холодной земле лежать не слишком комфортно, особенно, если в человеческом облике. Хирсин слышит, как девушка выбралась из своей машины, пытается проверить, жив он или нет, ощущает ее прохладные пальцы на своей коже. Естественно, что сейчас он живее всех живых. Только притворяется, что без сознания. И ему немного стыдно. Совсем чуть-чуть. Его переворачивают на бок, а затем даэдра слышит, как она бежит за аптечкой.
- Ч-что происходит? – Хирсин «приходит» в себя, именно в тот момент, когда незнакомка возвращается к нему с аптечкой. Как обычно ведут себя смертные, которые сбила на полной скорости машина, он не знал. Только догадывался, строя свои предположения исключительно из земных сериалов, что когда-то успел посмотреть. Точно не встают сразу с земли с бодрым видом. – Кто вы?
Выглядела она очень даже, взволнованная, даже можно сказать перепуганная, с огромной ссадиной на лбу. Может, еще немного прикинуться немощным, чтобы эта красотка поухаживала за ним?

0


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » Who We Are


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC