chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » never meant


never meant

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

NEVER MEANT

http://sg.uploads.ru/MF1iy.png
◄ King Gizzard & The Lizard Wizard - Rattlesnake ►

участники:Aedan Cousland, Aradia Trevelyan

время и место:9:41, Западный Предел

СЮЖЕТ
Два героя Тедаса, глубинный дракон и сложности деловой переписки.

+3

2

С Арадией об Адаманте больше не говорили. Любую попытку затронуть эту тему она с холодным равнодушием игнорировала и переводила разговор на что-нибудь другое. Ей не хотелось обсуждать произошедшее со Стражами, не желала она пытаться переосмыслить свой поступок и понять, сделала ли она правильный выбор, оставив Хоука в Тени. Нет, Арадия приняла все то, что совершила, и больше к этому вопросу возвращаться не хотела. Даже легкий гнев, вспыхнувший у нее в груди из-за осознания причин своего спасения при взрыве на Конклаве, и тот был откинут на верхние, пыльные полки мыслей.

Затопить всю ту пустоту, которую обнаружила Арадия в себе после завершения битвы у Адаманта, можно было лишь каким-нибудь трудоемким делом. К счастью, у Инквизиции все так же было забот невпроворот: то венатори обнаглеют, то красные храмовники из своих нор вылезут, то живые мертвецы по дороге встретятся, то побегать от надоедливых волков да медведей захочется. Никакого отдыха, и в том было спасение Инквизитора от его губительного самокопания.

— Мы че серьезно будем заманивать дракона? — поинтересовалась скривившаяся Сэра, с сомнением глядя на дурно пахнущую приманку.
— Серьезно, — покивала Арадия.
— И мы, как бы, опять свои жопы подпалим?
— Подпалим.
— То есть пятерых предыдущих драконов было мало?!
— Очень мало. Будь добра, помоги Быку.

После первого убитого дракона Арадию трясло целую неделю, воспоминания об огромной зверюге, изрыгающей пламя, никак не прекращали будоражить ум, и очень скоро Тревельян направилась на второго дракона с той же целью — победить в бою и проломить череп летающему чудищу. Теперь ее любовь к охоте на драконов могла сравниться только с любовью Быка участвовать в таких переделках. Остальные же спутники относились к фанатизму Инквизитора с большим сомнением, но каждого из них она успела хоть разочек, но затащить в бой. Каждого она закалила пламенем дракона.

Разложив по местам приманки для глубинной высшей драконицы, Арадия приказала отряду, состоявшему из Сэры, Быка и Дориана замолчать и затаиться в ожидании, когда грациозное зверье высунет свой любопытный нос из логова. Арадия твердо была намерена расправиться с драконицей, слишком много сил было утрачено на то, чтобы завершить всю подготовку для охоты. Им пришлось даже перебить шайку Белых клыков, разбойников, которые мешали здешнему драконологу Фредерику, и использовать силы Инквизиции ради перевода таинственных фолиантов.

Оглушительный рев драконицы взбудоражил все живое, огромная тень мелькнула перед глазами, после чего в небе наконец-то появилось столь опасное, но столь изящное существо.
— Красавица, — восхищенно шепнула Арадия. — Всем выпить зелье. Сейчас!
Скомандовав это, Арадия сама опрокинула в себя зелье устойчивости к огню и поудобнее перехватила посох. Бой начинался прямо сейчас.

+3

3

Он больше походил на кочевника или пустынного разбойника, нежели на Серого Стража, но именно к этому Айдан и стремился. Некогда синий, теперь же больше серо-пыльный тагельмуст, оставляющий неприкрытыми только глаза, светлые многослойные одежды, скрывающие стальные доспехи - ничего из этого не выделяло его среди обычных путников Западного предела, но оружие, да, зачарованное оружие с потрохами выдавало в нём не самую обычную добычу для разбойников. Пару раз на него нападали местные падальщики-разбойники, и их трупы, очевидно, убедили остальных коллег по цеху, что трогать его не стоит. Сложнее было с венатори, Страж не хотел привлекать их внимание, хоть осмотр тевинтерских руин и входил изначально в его планы. От фанатиков следует держаться подальше, этот урок он выучил, едва пройдя Посвящение.

Короткая беседа с Яваной скорее смутила его, нежели что-то прояснила. Найти ведьму было чертовски сложно, убедить поговорить - ещё сложнее, а уж выудить из неё что-то ценное для его изысканий Айдан так и не смог. Ох уж эти чёртовы загадочные магессы с их короткими смешками, многозначительными фразами и абсолютным отсутствием ясности. Этот типаж ведьм будто преследовал его с тех пор, как он покинул родной замок: сначала Морриган, затем та девушка из беглых магов, теперь Явана. Последняя, кажется, была сестрой его старой боевой подруги, что заставляло его думать, что это какая-то насмешка от Флемет, наплодить кучу дев с синдромом "демонической женщины" и сталкивать его с ними.

Информации с течением времени не прибавлялось, но вот Зов становился сильнее с каждым днём, и Айдан знал, что в нём есть что-то совсем неестественное. Ещё он знал, что этому Зову наверняка подчинилось уже множество его братьев, и это было настоящей трагедией. Из тех крупиц информации, что у него была, он смог вывести несколько теорий о том, как можно избавиться от этого бича ордена Серых Стражей, и в одну из них он верил больше всего. Поэтому он был здесь, в этой накалённой добела пустыне, с одним из редчайших магических артефактов в дорожной сумке и мясом в качестве приманки для одного из самых опасных существ, обитающих на поверхности Тедаса.

Он скакал быстро, но, очевидно, недостаточно быстро, потому что недалеко от места призыва глубинной драконицы были привязаны четыре скакуна. Айдан торопливо спешился и бегом обогнул скалу, мешающую его обзору. Яростный драконий крик, старый гость его кошмаров, раздался сверху. Страж обнажил оружие, подходя к нарушившим его планы воинам со спины. Кунари, эльфийка и два мага. Что за разношёрстная шайка?

—Господа, я предлагаю вам избежать ненужной битвы с драконицей и предоставить это создание мне!— крикнул он, одним умелым движением снимая тагельмуст.—Как у Героя Ферелдена у меня есть некий опыт, а вы лишь рискуете жизнью.

Создатель, пусть эти дураки прислушаются к нему и отступят, независимо от их целей. Айдан совсем не хочет драться против одного дракона и ещё четверых противников.

+2

4

К такому все-таки невозможно до конца привыкнуть: к страху перед громадным чудищем, способным движением одной лапы размозжить тебя по земле, одним ревом оставить без слуха и одним рыком подпалить до пепла. При всем том опыте, который набрала Арадия, продолжая бесстрашно бросаться на охоту за драконами раз за разом, все равно эти величественные существа не прекращали вызывать безумный страх за свою жизнь. И это ей страшно нравилось.

Изучая сводки в исследованиях Фредерика, Арадия для себя сделала вывод, что глубинная драконица, которую Инквизитор сегодня намеревалась прикончить, опасалась холода и не боялась огня. Поэтому в отряд был взят Дориан, тот своими умениями в легкую справлялся с накладыванием заклинания страшной вьюги. Сама Арадия великим стихийником не слыла, но могла подсобить Дориану парой психических атак на дракона и несколькими залпами яростной молнии.

Отряд был подготовлен и снаряжен как подобается, оставалось лишь ждать отмашки Арадии, чтоб начать действовать по построенному ею же плану. Отмашка была бы подана вовремя, если бы не чей-то голос, прозвучавший совершенно не к месту. Отвлекшись, Арадия обернулась и увидела незнакомца, который называл ее и ее отряд “господами”. Так мило, что усмешки не сдержать.

Пока трое из ее отряда внимательно следили за реющей над их головами драконницей, Арадия решила дать незнакомцу высказаться. Спустив с головы капюшон пыльного плаща, Арадия вдруг замерла, поскольку ровно в тот момент наглый самоназванный Герой Ферелдена показал свое лицо.

— К Вашему сведению, уважаемый командор! — прошипела сквозь зубы Арадия, ощутив прилив злости на Стража, после чего вздрогнула из-за окрика Дориана и резко развернулась, чтобы поставить магический барьер и защитить себя и проклятого знакомого из прошлого от жгучего пламени дракона. — Как Инквизитор, я ручаюсь за то, что мои люди также имеют богатый опыт в охоте на этих чудищ!

Под плащом Арадии стал заметен кожаный доспех, сотканный из чешуи Мистраля.

Драконица с громким ревом приземлилась, заставив отряд разбежаться врассыпную. Бык с гиканьем набросился на заднюю чешуйчатую лапу твари, Дориан выпил вторую склянку с лириумом, Сэра замелькала перед глазами, зачарованными кинжалами нанося драконице серьезные увечья. Арадия быстро сбросила с себя плащ, шагнула вперед, взмахнула посохом и ударила им по земле. Темная энергия, сгустившись вокруг ее фигуры, вмиг нахлынула на дракона. Тот взревел громче, растерянный атакой некроманта.

— Если можете помочь, помогайте, иначе от нас ничего не останется!

Она ему приказывала. Кричала, гневно сплевывая фразы, полные обиды. Потому что ей больше не на ком сорваться. Потому что она его потеряла, она думала, он успел умереть или сойти с ума от Зова, она надеялась, что встретится с ним у Адаманта, но она просто понятия не имела, что связалась — оказывается! — с тем воином, чья сила защитила весь Тедас от ужасов затяжного Мора.

Как не вовремя он явился в ее жизнь снова.

Отредактировано Aradia Trevelyan (2018-09-14 17:45:59)

+2

5

Помяни черта, он и появится. И это было даже не про глубинную драконицу, готовящуюся к приземлению с оглушающим и устрашающим рыком. Только десять минут назад она вспомнилась ему снова и погляди-ка — вот уже её презрительный взгляд сравнял его с землёй за одно мгновение. Ему казалось, что это просто какое-то совпадение, ещё одна из этой роковой породы встретилась ему на его жизненном пути, но это была та самая Ведьма. Айдан застыл на секунду, но после, словно отряхнувшись от призраков прошлого, обнажил пылающие кинжалы.

—Внезапная встреча, леди Инквизитор! Вижу, вы получили моё письмо вместе с посылкой,— он хотел бы выглядеть решительно или как-то более по-геройски, но его взгляд скользит по её доспехам скорее насмешливо, чем изучающе. Создатель, судьба действительно забавная штука. Её защитный барьер - умышленно или нет - не прикрывал его от пламени, а потому Айдану пришлось сдвинуться в сторону.

Земля содрогнулась под лапами чешуйчатого разъярённого создания, которое вместо сочных барашков получило кучу мелких злобных букашек на ужин. Айдан прекрасно понимал разочарование драконицы. Шайка-лейка Инквизитора тут же бросилась в бой, что вызвало у него раздражение. Он же по-человечески попросил их не мешаться под ногами. Лежащей в его кармане морозной игрушке необходимо было пространство, если он не хотел заморозить насмерть кого бы то ни было. Старый маг, из которого он выбил подробности об этом артефакте чуть ли не под угрозой смерти, предупреждал его о том, что дракон может перенести его действие, отделавшись лёгкой простудой, но люди? Превратятся в ледяные статуи без шанса на спасение.

—Если вы хотите выжить, то просто не мешайтесь под ногами!— рявкнул он в ответ Инквизитору и снова отскочил в сторону от пламени дракона. Если бы не отвлекающие драконицу воины, у них не было времени на пререкания. Хотя, его у них и так не было.

Он не ожидал встретить её таким образом. В первое время он тешил себя надеждами, что сможет вернуться к ней, отыскать среди восставших магов Ферелдена, но Зов был неумолим. Кто же знал, что за время его поисков борьбы с ним она станет тем, кто возложит на себя обязанности в очередной раз спасать Тедас. Это что же получалось, они стали коллегами?

—Я не враг тебе, прошу, послушай меня хоть раз!— он не хотел, чтобы их встреча закончилась направленным к её горлу кинжалом, но убить этого дракона он не позволит. —Я могу с ним справиться, только отступи.

+2

6

Как и в первую их встречу, Страж сумел за рекордно быстрый срок пробудить в Арадии дикое раздражение. Нахмурившись, она пропустила издевательски косой взгляд, скользнувший по ее доспехам, промолчала на комментарий о своем поясе и даже не стала ругаться, когда этот наглец заявил, что ее отряд, видите ли, мешается у него под ногами.

Страж говорит «если хотите выжить», и это противно скребет по самолюбию. Если бы Арадия и ее боевая троица слишком боялись бы помереть в схватке со злобной драконицей, они бы не стали ее приманивать, не стали бы проходить через весь тяжелый путь, что предшествовал охоте, и не стали бы только вчетвером гоняться за огромным монстром без уверенности, что этого действительно хватит. Андрасте задери этого самоуверенного Серого Стража! Знал бы он, сколько драконьих черепов пробивали клинки Сэры!

Последней каплей в чаше терпения становится щекотное прикосновение искрящегося лезвия кинжала к шее Арадии. Задержав дыхание от подпирающей горло острой ярости, Арадия сужает глаза и смотрит ими на Стража так, будто готова наслать ужаснейшую хворь. Опустив взгляд на лезвие и фыркнув с презрением, Арадия делает шаг назад и резко замахивается, чтоб в следующий миг ударить тяжелым навершием посоха по такой же тяжелой от тупости голове нерадивого Стража.

Воспользовавшись заминкой, Арадия вновь бьет посохом по земле, закрывая глаза. Мир прекращает существовать, течение времени останавливается, все погружается для Арадии во мрак, но всего на секунду. Этого ей хватает, чтоб почувствовать каждое тело, принадлежащее разбойникам Белого клыка, каждое их движение, каждый чужой вздох, каждое мельчайшие шевеление, что чувствовалось как свое. Мертвые разбойники, павшие в бою, вновь вставали, чтобы исполнить любой приказ вызвавшего их некроманта.

— Я не собираюсь отступать, пока ты не готов работать сообща, — рычит, шипит, скалится Арадия, натравляя десятку мертвецов на валявшегося у ее ног Стража.

Оставляя Стража развлекаться с ее подарочком, Арадия возвращается к драконице. Вытаскивая из карманов морозные бомбы, Арадия отдает их Сэре и кивает ей, давай знак на свершение их плана. Отвлекая драконицу своей магией, Арадия давала Дориану время на то, чтобы сковывать чешуйчатую льдом. В тот же момент Бык в кооперации с Сэрой забросил ее на тушу дракона, начав после этого неистово колотить по его конечностям. Сэра забросала бомбами хвост, помчалась по позвонку к голове, занесла свои кинжалы…

— ДАВАЙ! — закричала Арадия и вновь защитила себя и Дориана от пламени дракона.

Выдерживать атаки становилось сложнее. Дориан держался из последних сил, сильно себя измотала Сэра, запыхался и Бык, хоть выглядел веселее всех.

+2

7

Наставлять на Ведьму меч было равно попыткам отбиваться от разъярённого волка раскалённой головешкой: пользы мало, разве что врага сумел ещё больше разозлить. Конечно, в размахивании мечом он был лучше, чем в дипломатических разговорах, а на убеждение уже не было времени, но он мог бы придумать что-то ещё. А если быть откровенными, то по голове Кусланд получил абсолютно заслуженно.

Айдан на своём непростом веку повидал такое количество недружелюбно настроенной нечисти, что всё это многообразие убитых им магических ужасов, духов, демонов, порождений Тьмы  и прочих уродцев давно уже перестало его пугать. Кроме мерзких ходячих мертвецов, этого мерзкого плода некромантского колдовства. Если Кусланд испытал укол сожаления в тот же миг, когда направил лезвие на Ведьму, то после её тёмных чар о своём поступке он сожалел очень и очень сильно. Но любое сожаление заглушала мгновенно вспыхнувшая злоба.

—И у кого тут проблемы с работой сообща?— воскликнул он, указывая кинжалом на медленно надвигающихся мертвецов. Вот же жадная до крови драконов баба, убивающая просто так. Интересно, все женщины-маги такие или ему просто так везёт?

Он чертовски завидовал Инквизотору, у которой было аж трое союзников за спиной. Ему не хватало этого ещё со времён Пятого Мора, когда у него всегда был кто-то, кто помочь отбиваться от порождений, пока Айдан спасает мир. А теперь ему приходилось думать быстро, а перебирать ногами ещё быстрее, пытаясь увеличить расстояние между ним и собирающейся в толпу нежитью, при этом не попав под лапы и огненный обстрел драконицы.

Непонятно, хорошим ли решением было то, что он решил делать, но буквально за секунду он сорвал с пояса морочащую бомбу, шаркнув фитилём по подаренному Лелианой поясу и швырнул в сторону мертвецов, кубарем перекатился в сторону почти обездвиженной морозным заклинанием драконицей и побежал по хвосту громадного создания за эльфийской подружкой Ведьмы. Последняя не обращала на него внимания, то ли сочтя нестоящим внимания, то ли решив разобраться с ним после дракона. И это играло на руку Айдану. Он метнулся к ней в тот момент, когда она занесла кинжалы над шеей драконицы, и его крик прозвучал почти одновременно с криком Инквизитора:

—ОТБЕГАЙ!

В секунду перед прыжком его левая рука обхватила талию эльфийки, тогда как правая швырнула мощную ледяную бомбу от старого мага в голову драконицы. Он надеялся, что маги стояли достаточно далеко от дракона, чтобы успеть отбежать на безопасное расстояние, но ещё больше он надеялся, что он сам не погибнет в результате одного из самых глупых поступков своей жизни.

+1

8

Произошедшее заняло буквально несколько секунд. Несколько мучительно долгих в своей неторопливости секунд, в течение которых ждавшая смерти дракона Арадия увидела, что по телу монстра бежит уже второй разбойник и норовит помешать Сэре пробить череп жертве. Задержав дыхание от нахлынувшей на нее ярости, Арадия скривилась и жестом приказала Быку отступать. С ее ракурса было видно, что Страж что-то задумал…

— В УКРЫТИЕ! — успела только закричать она, толкая Дориана, падая вместе с ним и закрывая его своим телом, в то время как сама защищалась магическим барьером.

Ледяной холод, окутавший все, что было в радиусе действия бомбы Стража, заставил мир замереть бездвижно. Очень несмело Арадия поднимала голову в робкой надежде проверить, что стало с драконом и остались ли живы ее спутники. С заторможенными от дрожи движениями она потрясла Дориана за плечо, села прямо, опираясь на ладони, осмотрелась. Дракон был прочно окутан льдом, в то время как окрестности рядом с ним были покрыты морозной корочкой. Но — слава Всевышнему — Бык и Сэра были целы. Быку даже хватило сил наставить свой громоздкий топор на Стража.

— Хватит, — на подкашивающихся ногах двинулась к ним Арадия, держась за посох. — Бык, не трожь его, — она взглянула на кунари серьезно, без слов говоря, что судьба горе-Стража была только в ее руках и ни в чьих больше.

Тяжело дыша, Арадия смотрела на Стража и судорожно пыталась придумать, как ей правильнее отреагировать на его чертову выходку. Как ей действовать, если внутри все просто адским пламенем горело от ненависти и возмущения. Как удержать эмоции, которых было — целый шквал.

— Я убью тебя, — зло прошипела Арадия, шагнув к Стражу. — Убью и не пожалею, потому что тебя не было там, — взмах рукой в пространство, — там, где умирали такие же стражи, как ты, а я не знала, живой ты или нет, съело ли тебя безумие Зова или нет, горевать или нет, убью, скотина, убью тебя, слышишь?! — в лихорадочном бреду стала она срывать злость, едва не переходя на вопль, хватаясь за плечи Стража и потрясывая, как будто перепроверяя, он ли это в самом деле или же очередное наваждение.

— Что ты наделал, — начала шептать, всхлипывая, когда нашла успокоение в объятиях, с ума сойти, Героя Ферелдена.

+1

9

Он не успел сгруппироваться при прыжке из-за эльфийки, которая хоть и выглядит маленькой, но весила достаточно, чтобы он утратил чувство равновесия. Приземление оказалось болезненней, чем он планировал, и колени отозвались болью и, кажется, хрустом, когда он упал на них в паре сантиметров от ледяной корки, покрывшей землю после взрыва. Но он не замёрз и это просто замечательная новость. Он упал на спину, облегчённо выдохнув в морозный воздух облачко пара, пока эльфийка с возмущением потирала ушибленный копчик.

Кажется, именного этого ему и не хватало, потому что даже когда озлобленно сопящий кунари наставил на него свой топор, Айдан не мог стереть довольную ухмылку со своего лица.
—Да поднимаюсь я,— устало проговорил он под суровым взглядом воина. При попытке напрячь мышцы спина тут же тупо и пульсирующе заныла, но Айдан мысленно отмахнулся от этого: кажется, в седельных сумках ещё осталось немного целебных припарок. Если они ему пригодятся, конечно же, потому что топор кунари выглядел достаточно острым, чтобы отсечь ему голову.

Взгляд будто бы совсем ослабевшей Ведьмы пробудил острые иголки чувства вины. Он ведь мог всё спокойно... Ай, да кому он пытался врать? Никогда не было у них всё спокойно и гладко, и тут бы не вышло. Она злилась, как злился всего несколько минут сам Айдан, и он покорно и молча давал ей выговориться, потому что любая попытка прервать и что-то объяснить, могла закончиться очередной ссорой. И когда голос её сорвался с крика на задушенный полувсхлип, Айдан притянул Ведьму к себе и обнял.

—Я скучал,— шепчет он ей на ухо, поглаживая по растрёпанным волосам. —Очень скучал, правда, писал в ту деревню, но без имени тебя никак не найти. Шшш, ну, что же ты?

От Ведьмы уже не пахнет неуловимо горьковатым отваром эльфийского корня, но вся сдерживаемая тоска по ней прорвалась наружу и без этого старого спутника его снов. Он ведь и правда скучал, корил себя за то, что не смог когда-то осмелиться попросить её сопровождать его, что не верил в свою способность обеспечить её безопасность. А теперь Ведьма была Вестником Андрасте. И что же с этим знанием делать?

Он легко поцеловал её в лоб и отстранился:
—Нам нельзя долго здесь оставаться, действие бомбы скоро прекратится и вряд ли эта красотка будет рада заморозке,— он серьёзно посмотрел на Ведьму. —Могу ли я попросить тебя не убивать этого дракона? И, если это не будет наглостью, присоединиться к вам хотя бы до завтрашнего дня?

+1

10

Нежность и усталость, признания и примирения, раны и увечья. И компромиссы.

— Хорошо, — кивает Арадия на просьбу не добивать зверя, понимая, что весь запал иссяк и в ней осталась только всепоглощающая слабость.

До лагеря добираться слишком долго, кони остались у хижины Фредерика, остается лишь надеяться, что старик-драконолог разрешит отряду Инквизитора перевести дух у его жилища.

Всю небольшую дорогу Арадия сохраняет задумчивое молчание, да и сами спутники, обессиленные схваткой, не торопятся развязывать языки. С разрешения Фредерика Арадия и ее друзья разводят небольшой костер, кипятят воду в маленьком котле и достают из походных сумок все целебные припарки и зелья, которыми снабдили их в лагере. Арадия просит Фредерика разрешить расположиться в его спальне, отправляет туда Стража, требовательно напирая на то, что тот со своей ушибленной спиной не должен даже двигаться. Дориан, Сэра и Бык остаются снаружи, слушая прибаутки Фредерика и угощаясь его похлебкой, а Арадия следует вслед за Стражем с целительскими средствами в руках.

— Раздевайся, — не говорит, а приказывает Арадия, кладя на стол чашку с горячим отваром, которым она смачивает чистую ткань. — Выпей то зелье, которое тебе дала Сэра. Оно хорошее.

— Покажи спину, — спокойным тоном просит, усаживаясь на хилую кровать и готовясь прикладывать припарку к ранам.

Она мнет пальцами промоченную отваром ткань и смотрит куда-то вверх, просто пытаясь прийти в себя. Голова, которую не переставало раздирать от боли, стала с новой силой раскалываться. Слишком долго Арадия держала в себе барьер, запрещавший ей и близко подступать к теме своих нежных чувств к неизвестному Стражу, слишком долго примирялась с мыслью, что больше никогда его не увидит, слишком долго боялась найти ответы на свои вопросы.

Почему лицо самого известного Стража этого века оставалось для нее загадкой?

— Меня зовут Арадия, — робко произносит, боязно нарушая тишину между ними.

Не нужно было его отпускать. Нужно было навязаться. Затребовать, чтоб он взял ее с собой. Может, так было бы сложнее, но зато вместе с ним ей бы удалось избежать трагедии, что настигла ее во время Конклава. Может мир и обратился бы в прах, но зато Арадия бы знала хотя бы, как зовут ее Стража.

— Зачем тебе тот дракон?

+1

11

Кролик, явно решивший, что его хозяин без него никак не справится, ожидал Айдана у привязанного коня и довольно вилял хвостом, всем видом показывая, что он — мабари самостоятельный и сам может решать, оставаться ему в пещере-привале или же помогать недотёпе-Стражу. Айдан был даже рад такому раскладу, не пришлось делать крюк, потому что его ушибленная при падении спина сама диктовала, как долго он может продержаться в седле, не морщась от боли. Хотя Ведьма и без этого поняла, что ему после схлынувшего волнения было, мягко говоря, немного тяжко, и обеспокоено косилась на него, пока он, достав кинжал и фляжки, пытался отколупать ледяную броню дракона и добыть немного его крови. Никто, слава Андрасте, не стал задавать вопросов.

До хижины драконолога они добирались в абсолютном молчании, которое нарушалось только редким ржанием коней и лаем Кролика, когда тот считал, что всадники двигались слишком медленно. Айдан пытался протестовать, когда Инквизитор чуть ли не приказным тоном велела ему отправляться в спальню хозяина дома, объясняя это его больной спиной. Да, конечно, его немного потрепало, но не настолько же! Правда, этот аргумент он так и не высказал, потому что при попытке встать тело отозвалось такой болью, что хотелось просто упасть и больше никогда не вставать.

Кролик с обеспокоенным скулежом побежал за ним и, приняв позу бравого сторожа, остался у дверей. Хотя на Ведьму мабари даже не осмелился рыкнуть.

—И без зелья всё будет хорошо, я же не настолько старик, чтобы уничтожить все лекарские запасы после такой заварушки,— всё ещё продолжает сопротивляться Айдан, но рубашку по просьбе Ведьмы всё равно снимает. Всё-таки больно.

"Меня зовут Арадия". Он легко улыбается, думая, что это имя, как никакое другое, ей подходит. Удивительно, как долго он вообще жил, не зная, как её зовут на самом деле. Писал письма "Ведьме", знал имена чуть ли не всех магов на территории Ферелдена, но, встретив её, так и не осмелился спросить, кто же она такая. Сначала не было повода, а потом всё как-то закрутилось, завертелось — и вот он уже был настолько далеко, что оставалось только молить Создателя об ещё одной случайной встрече.

Создатель оказался милостив.

Он повернулся к ней и мягко коснулся её лица:
—Меня зовут Айдан. Очень приятно познакомиться.

Её вопрос превратил ненавязчивую тишину в напряжённую. Айдан знал, зачем ему кровь дракона, но он так боялся, что его путанные объяснения могли быть похожими на бред сумасшедшего. Благо ордена? Древний Зов? Алистер и его мать? Всё слишком сложно для быстрого и простого ответа. Но у него не было иного выхода, как постараться.

—Драконы - это...— он осекается и замолкает. —Драконы - это кровь мира. Звучит как безумие, но мне кажется, что драконья кровь — это ключ к победе над Зовом, который стал бичом всех Стражей. Мы платим за безопасность этого мира собственными жизнями и не только в бою: Скверна подтачивает нас изнутри, с годами делая нас всё слабее перед Призывом Древних богов. Помнишь, я искал Фиону? Изначально я искал её, чтобы узнать, как она смогла победить Зов. Теперь, мне кажется, я знаю, но только кровь драконов сможет это подтвердить. И сама Фиона, конечно же.

+1

12

Арадия улыбается. Айдан. Значит вот как зовут человека, что несколько лет назад спас Тедас от страшной погибели. Значит вот как выглядит он. В первую их встречу этот дуралей показался ей простым не слишком остроумным стражем-идиотом, который заблудился в лесу и напоролся на лагерь беглых магов, того мужчину Арадия бы ни за что не смогла бы признать Героем Ферелдена. Да и сейчас ей сложно представить, что Айдан — этот самый Айдан, сидящий напротив, — и есть тот самый таинственный, скрытный герой.

С теплой улыбкой Арадия склоняет голову, нежась о прикосновение ладони Айдана, зажимая ее плечом, и попутно выслушивает его мерный рассказал о драконах.

В этот миг становится яснее некуда, что им обоим поддерживать равновесие в Тедасе будет сложновато. Это лишь кажется, что вместе Айдану и Арадии будет легче находить способы спасения мира от саморазрушения, на деле же их близкая связь все начнет только усложнять. Двум лидерам не ужиться.

Но и отпускать Айдана Арадия не готова, слишком хорошо понимая, что для них обоих их личное время давным-давно успело найти свой срок. Что рано или поздно он или она превратятся лишь в туманное воспоминание, в строчку в исторических справках, в каменные изваяния на площади крупных городов, в слишком туманную из-за отсутствия деталей легенду. Айдан уже превращался лишь в громкий титул. Арадия не знала его имени, пока он сам ей его не назвал.

Ее саму чаще зовут только по титулу.

— Айдан, — шепчет она в тишину, прикрывая глаза. — Ты тоже очень редко слышишь свое имя?

Она слышит упоминание о Фионе и невольно кривится. Ну вот вам и доказательство минусов общения Инквизитора с Героем Ферелдена, как и заказывали. Арадия сразу меняется в лице и выглядит недовольной, расстроенной и смущенной одновременно. Она смотрит себе на руки и даже не знает, как подобрать слова, чтоб известить жаждущего ответов на свои вопросы Айдана, что Великой Чародейки нет больше на этом свете.

— Фиона сбрендила и под руководством безумного магистра, который, кстати, виноват был в поддельном Зове, — резонно замечает она перед тем, как Айдан услышит горькую правду, — под его руководством напала на Убежище. И ее пришлось убить.

Арадия резко выдыхает и нервно трет себя по переносице, чувствуя, что проблем со Стражами после Адаманта ни разу не уменьшилось.

— Не знаю, вел ли ты общение с Алистером, Морриган или Лелианой, но Инквизиция буквально на днях не дала орлесианским Стражам стать повально одержимыми. Кларель тоже нет. Многих больше нет, — вздыхает мрачно Арадия. — Защитника Киркволла, например.

Вот такие вот веселые последние новости.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » never meant


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC