chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » i look alive. i'm dead inside


i look alive. i'm dead inside

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I look alive. I'm dead inside

http://s8.uploads.ru/7C1em.png
◄ your knife is necessary, but not sufficient. reject only your ignorance, and you may survive. ►

участники:hatter // cheshire // dormouse

время и место:настоящее // лондон // страна чудес

СЮЖЕТ
i'm paralyzed
where is the real me?
i'm lost and it kills me - inside
i'm paralyzed

Отредактировано Dormouse (2018-10-16 09:39:53)

+2

2




мы без хозяина в сердце и без царя в голове
почувствуй в каждой нотке мою печаль
и как внутри меня срывается проклятая печать

Старое кресло тихо скрипит, когда восседающая в нем фигура впервые за долгие минуты, складывающиеся в часы, меняет свой положение. Оно уже давно проиграло свое затяжное сражение со временем, в попытках сохранить красочность и цельность своей благородно-алой обивки. Когда-то оно было достойно знатных персон, что желали его мягкости после затяжных танцев; сейчас же внешний вид был потрепан, на витиеватых ручках хранились воспоминания о пролитых напитках, а само оно было небрежно отодвинуто новым владельцем к дальнему углу доживать остатки своих времен. Соня устраивается поудобнее, прижимая к груди согнутую в колене ногу и укладывая поверх острый подбородок.
Бурлящий океан из былых эмоций приутих и больше не бился так отчаянно о прибрежные скалы внутреннего мира, а в душе настал приятный и столь привычный штиль. Возможно в этом виноваты препараты Шляпника, которыми он пичкал Мышь на протяжении трех суток; а может ее сознание просто слишком устало бродить по запутанным тропам вдоль не проходящего леса из вопросов, что вьются шипастыми лозами и зреют сочными блестящими плодами, но так и не желающими раскрываться перед девушкой своими истинами.
Игривым домашним зверьком, сквозняк проходится по босой ступне второй ноги, что расслабленно спущена вниз к щербатому дереву пыльного пола. Блондинка невольно ежится, отчего раненое плечо неприятно тянет оттенком ощутимой боли. Не той, что обещает бескрайнее падение во мрак без возможности вынырнуть обратно; той, что дает почувствовать разносторонний вкус жизни и существования.
Луна над Лондоном сегодня особенно яркая и лишь иногда, подобно кокетливой даме, прикрывает свой лик мимо проплывающими тяжелыми облаками. Ее свет скользит по влажным крышам, на коих с наступлением затяжного вечера осела накопившаяся испарина; пробирается в не зашторенное окно и косым срезом пытается добраться до большой двуспальной кровати с кованной вязью изголовья, да укутать яркостью холодного света возлежавшую на белоснежных простынях фигуру. Голубые глаза уже не первый час наблюдают за этими попытками, неосознанно загораясь оттенками нерациональной в подобной ситуации, но столь излюбленной ревности.
В этой комнате нет часов, ведь здешний хозяин слишком в своеобразных отношениях с сущностью, к которой звонкость их боя имеет непосредственное отношение, но Соне они и ни к чему - знания количества суток вполне достаточно. Точность времени важна для людей, что так любят раскладывать все на мелкие составляющие и в далекие годы самостоятельно загнали себя в клетку из равномерного хода стрелок по окружности часового циферблата. Как бы человечество не любило воспевать оды и не романтизировало свободу, на самом деле оно любит рамки. Свобода слишком хаотична и непредсказуема; люди же любят четкость, последовательность и зацикленность, кою они оправдали громким словом - стабильность.
Соню нельзя было назвать ненавистницей затяжного ожидания, но в этом конкретном случае оно было ощутимо выматывающим. И как бы девушка не старалась отогнать от себя тяжелые мысли, но вероятность того, что кот так и не очнется - висела над головой острым лезвием гильотины. Да, тогда на эмоциях она была готова саморучно лишить его жизни;  и да, между ними все еще зияла обширная мрачная расселина неразрешенных конфликтов. Но Соня не представляла свою жизнь об руку с пониманием, что Кота больше нет.
Выждав еще пару глубоких вздохов, девушка поднимается со своего места и неспешным шагом держит путь к кровати. Мягкий матрас прогибается под весом еще одного тела, когда Соня аккуратно ложится набок рядом, запуская продрогшие ноги в плен разогретого чужим теплом одеяла. Сначала Мышь лишь изучает родное лицо с законсервированном на нем спокойствием, но чем больше она смотрит, тем более сильно желание о прикосновении. Алебастровые пальцы почти невесомо оглаживают нежную кожу виска и проходятся вниз по верхней скуле к губам; замирают на мгновение, чтобы ощутить холодок ровного дыхания; движутся дальше по подбородку и ложатся пятерней на бледное горло.
А может не стоит ждать его пробуждения? Кот, Заяц, Шляпник - они все ее глубокое увечье, в котором началось заражение. Где-то в этом мире Соня натыкалась глазами на совет о том, что подобные загнивающие раны необходимо вскрывать и позволять желтой жижице выходить на поверхность; что только после этого становится легче, а ноющая и зудящая до этого  рана начнет заживать. Так может стоит сделать это сейчас? Сильнее сомкнуть обманчиво хрупкие пальцы и услышать ласкающий, для чувствительного слуха, звук ломающихся позвонков. Сначала будет больно, после же станет легче. Должно, всегда становится. Но что если ей нравится быть изувеченной?
Соня быстро моргает, чтобы отогнать от себя это непрошеное наваждения, и скользит ладонью к затылку. Стараясь не разбудить, Мышь ложится на спину и аккуратно укладывает голову Чешира на своё здоровое плечо.
- Кот, я знаю как приятно быть там - в мире сновидений. Мое имя дано мне неспроста. Но ты заставляешь меня скучать, а когда меня одолевает скука, в мою голову приходят далеко не самые лучшие мысли, - размеренный шепот с оттенками хрипотцы из-за долгого молчания, звучал в такт неспешному шевелению пальцев, что так любовно перебирали чёрные пряди у корней. Подобная близость была приятна для Мыши - навивала подобие ностальгии о прошлых временах. Хоть Кот тогда и не был любителем поспать близь мягкого тёплого тельца, предпочитая холод крон высокого дерева, что даровал ему излюбленное чувство независимости. Но были ли он когда-либо независим на самом деле?

http://sd.uploads.ru/yzLJm.gif  http://s5.uploads.ru/WAwz2.gif

+1

3

Желание выживать - единственное, что должно было беспокоить Кота. Он в темном царстве/ Невозможность очнуться манит его к себе своей вязкостью, приятной тяжестью от кончиков обжигающе горячих пальцев. Он знает, что может здесь остаться - даже лучше, чем Страна Забвений_Чудес_Невозможного. Жалкая иллюзия комфорта порождает новую вспышку гнева. Оскал, будто его дернули за кончик хвоста. Ребра двигаются под прочной шкурой при каждом вдохе. Ненормальная худоба и он уже не понимает кто он - животное или человек. Со стороны не понять. Ощущения везде одинаковые. Глаза везде ледяные, голубые, холодные, убивающие, пронизывающие до дрожи, если они остановятся на ком - то чуть дольше положенного.
По голове пролетает что - то тяжелое. Тут же агрессия, желание ответить. Обернувшись Чешир видит Шляпника, который кричит ему что - то, но до хвостатого не доходит. У чайных дел мастера будто отключили звук. Шаг, ещё два. Бесполезно показывать жестами, что не слышишь. Коту придётся читать по губами. Хмурится, когда сосредоточен. «Проснись», - шаг назад. Задумчивость и недоверие.
Зачем возвращаться туда?

[отступаю,зарываясь пальцами в голову, но на деле лишь в смольно-чёрные волосы. я всё помню, одно из моих преимуществ быстро приходит в норму здесь - идеальная память. Соня. Я видел ее окровавленное тело рядом с собой. Пазл сложился за раз. Мышь не должна мне рассказывать этого. Никогда. Я сразу вижу как нож вселяется в её тело, по действию моей руки. Королева подчинила себе мой мозг, в итоге вовсе отключив сознание. Я - марионетка. Дёргала меня за нитки не давая умереть, когда я ещё не оставлял попыток. Соня. Детка. Если я вернусь ты никогда больше не подойдёшь ко мне на расстоянии вытянутой с ножом руки. Соня. Её поражённые голубые глаза перед моим лицом. Шляпник наверняка ее вылечил, потому что мне не становится хуже. Мы все взаимосвязаны и даже соединены переплётом ветхой книги. Не удивлюсь, если и это работа нашей Госпожи. Глотку бы перегрыз.]

«Проснись! Вернись к ней, всё только начинает оборачиваться истиной. Проснись!»
Принять себя и то, что произошло. Закрыв глаза он мысленно готов утонуть, упав назад, будто в какую - то бездну бесконечно улетая вниз. Как Алиса, провалившаяся тогда в кроличью нору. В итоге ни к чему хорошему это падение, как и история, не привели. У Чешира не было выбора, у него был только долг перед Соней, единственная возможность получить прощение. Черт подери, оно ему никогда не было нужно, но просто всё дело в ней.

Он чувствует как холодные потоки ветра вторят ее голосу. Свет в конце тоннеля. Ее неразборчивое эхо начинает складываться в слова, слова в предложения и медленные идеи. У Кота нет выбора, у него один путь, который нужно просто угадать животным чутьём.
Последние фразы женского голоса касаются его ушей уже совершенно чётко. Он открывает глаза и смотрит в одну точку, привыкая к окружающему. Сколько его не было? Слишком тихо. Запахи. Только Соня здесь, где Шляпник? Взгляд влево - знакомое пустое кресло. Взгляд вправо - дверь, выход, который ему ни к чему. Только сейчас, изучив безопасность местности он может слушать своё нутро, которое греется от тепла девичьего тела, где лежит его голова. Он закрывает глаза снова убеждаясь, что это Соня. Его Мышь. Бесстрашная и люто его ненавидящая. Готовая убить_задушить_пристрелить в любую минуту своего палача. Поворачивает голову, упираясь носом в её шею. Чувствует, как пульсирует артерия со сладкой кровью. Он изголодался по крови. Улыбка довольная, будто он сейчас получит всё, что только захочет. Только иллюзия, но ему и этого пока достаточно. Ее светлая нежная кожа тоньше в области кровяных потоков, спрятанных в шее и конечно (он ведёт пальцами по ее руке, спускаясь вниз и поднимает тонкую кисть к себе, поворачивая голову к нему) запястье. Чувствует пальцами ее пульс, воспоминания как по горлу спускаются тёплые потоки красной густой жидкости. Он совершенно изголодался. Даже ее кровь может свести его с ума, но он не способен жертвовать Мышью второй раз, как бы это логично и естественно не было по природе.

[float=left]http://sg.uploads.ru/cUuJa.gif[/float]Парень приподнимается на локте, наконец видит её лицо. Такое же красивое, взгляд наполненный высокомерностью, как всегда играет роль защиты. Он не может сейчас сказать насколько она скучала по нему и цифры эти перебегают к желанию отомстить. Теперь они будут жить в вечной игре, в своей игре, только теперь догоняет не он, а она. Испытывает психику, издевается, а он в ответ довольно кривит улыбку.
- ты можешь убить меня, - он чуть подаётся вперёд, сокращая расстояние, но всё же оставляя его. Она всё так же ровно дышит, даже губы не дрогнули, он бы заметил. Быстрое изучение её лица глазами. Всё по прежнему. Возвращает ей зрительный контакт, оборванный прежде его любопытством. Обыкновение. - но сначала я хочу вернуть себе хоть какую - то долю разума.
Разум его не работает без определенной дозаправки и Мышь прекрасно осведомлена о чём он. Ей не нужно глупых объяснений, ей нужно шоу.
Чешир проводит горячими пальцами по лбу девушки, медленно спускаясь к ее глазам, закрывая веки.
- считай до пяти, - она слышит в его голосе эту ухмылку, которая свидетельствует о том, что чувство и инстинкт самосохранения отдаляется от них. Она знает, как разыграть его, а он готов вестись, как котёнок за клубком ниток. Хочет в них запутаться, а потом обратить всё в пепел.

Они оказываются в полупустом баре, который перестал был излюбленным местом года три назад. Владельцы не теряют надежды. Идиоты. Клуб прогнил как внешне, так и внутренне. Девчонка, что работает здесь барменом трахается с владельцем за дополнительную зарплату. Коту хватает пары секунд, чтобы понять какой она бармен. Хороший. Да, как не странно, но своё дело она знает неплохо. Не разбавляет алкоголь водой, а могла бы. Грехов в этом месте и без неё хватает. Чешир держит Соню за руку и направляется с ней за барную стойку. Бармен пробежалась по ним оценивающим взглядом и спросила что они будут. Кот смотрел на неё без особого интереса. Он перевёл взгляд на Соню, чтобы понять, хочет ли она поиграть с девчонкой? Чешир заказывает виски и тут же осушает стакан. Ещё один. Третий. Четвёртый. Пятый. На него алкоголь действует лишь в больших количествах, а это всё так, чтобы вспомнить вкус. Как давно он не пил. Удовлетворение.
Через пять минут Кот уже стоит рядом с барменом по ту от Мыши сторону стола и водит пальцами по запястью девушки. Чувствует пульсирующие вены. Всё. Он берёт со стола бутылку и разбивает её. У неё вкусная кровь, он чувствует это сквозь одежду. Видимо она решила, что Кот к ней пристает, глупая... Он даже не вспомнит её лица через десять минут.
- здесь же твоя девушка, - она сконфуженно смотрит на Соню, пока Кот пальцами ведёт по её руке. На это он шумно выдыхает сквозь улыбку идеально ровных зубов и заострённых клыков.
- она не моя девушка, но это ещё хуже... для тебя.
Ревность в Мыши вспыхивала за щелчок пальцев. Он любил наблюдать за ней в это время. Любил смотреть на ее исполнение приговоров, которые она сама написала, словно сценарии к ненужным им жизням.
Одно точное движение и Кот полоснул острым краем разбитой бутылки по вене своей жертвы. По бару поднялся визг. Чешир был совершенно спокоен и методичен. Он вжал девушку в стену - одной рукой закрыт ей рот, а другой поднёс ее кровавое запястье к своим губам и стал медленно слизывать темно - красный, насыщенно бардовый «алкоголь». Это было единственное «спиртное» которое действовало на него. В момент приходило сладкое ощущение кайфа, затуманенности разума. Лучше наркотика. Девушка продолжает биться и не оставляет попытки вырваться от того, кто физически сильнее. Если Кот кого - то прижал_схватил, это уже навечно. Охотник никогда не отпустит добычу, которую он так желал получить.
Чешир не оставит её в живых, в этом нет смысла. Она уже психологически не оправится от этого и больше никогда не подпустит к себе трахающего ее до этого мужика - зачем жить из - за таких низких доходов. Легче сдохнуть. А ещё он почувствовал теперь ее непреодолимую тягу к суициду. Чешир даже отвлёкся и рассмеялся на всё помещение. Весь рот в крови, но ему плевать. Он поравнялся с ней и поймал взгляд.
[float=right]http://s8.uploads.ru/OAYaG.gif[/float]- я тебе даже не отдам право убить себя, раз уж ты подумывала об этом.
Он наконец убирает свою ладонь с ее рта и сжимает цепкими сильными пальцами её горло. На её лице ужас, на его изогнутая вверх левая бровь и полуулыбка. Она медленно угасает, глаза перестают выражать и нести в себе хоть какой - то смысл. Кот превращает её в ничто, без права на выбор своих дальнейших действий. Жизнь двадцатипятилетней Шерри Браун оборвалась в настойчивых руках, под натиском костлявых длинных пальцев «какого - то парня, находившегося в состоянии аффекта после наркотических веществ». Наверняка так стоило бы написать газетам, если бы они увидели это представление. Но, к сожалению, а может к счастью, на яркую концовку никто не пришёл. Кот выступал только для Сони - его извечного преданного зрителя, требующего большего каждый раз.
Чертовски хочется курить.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » i look alive. i'm dead inside


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC