chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Look at me


Look at me

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

http://s3.uploads.ru/Bm3qZ.png

LOOK AT ME

http://s8.uploads.ru/iZmuQ.png
◄ The Silent Comedy - Bartholomew ►

участники:питер хейл, крис арджент

время и место:1994 год, бар Синема

СЮЖЕТ
Cегодня Питер впервые убил человека. Плевать, что ему 16 и он оборотень, сегодня он должен напиться.

Отредактировано Peter Hale (2018-10-11 21:13:41)

+1

2

-Это будет просто.
Питер знал, сестра врёт.
Но.

Забавная вещь чувство долга. Нечто, расцветающее в грудной клетке. Больное тепло, что заставляет делать то, что не хочется.
Он знал, убивать неправильно.
Но.

Выследить омегу оказалось слишком просто. Питер хорошо знал его запах. Совсем недавно мужчина приходил в его дом и просил Талию принять его в стаю. Сестра отказала, омега имел проблемы с законом.
Если что сестра и ненавидела - то это проблемы. Питеру предстояло разобраться.
-Ты справишься, я верю в тебя. - глаза сестры светятся добротой и пониманием, словно она подбадривает брата перед свиданием. Питер уже не удивлялся тому, с какой мягостью сестра говорит о жестоких вещах. Он судорожно кивает и выбегает из дома. Думает, что готов.

Питер слышит кислый запах страха. Чужак отступает и лепечет оправдания, что он уйдет, что никому не скажет, что Хейлы так добры...Питер криво ухмыляется. Жертвы доброты прикопаны у Неметона и никому ничего не расскажут. Смерти случаются. Это первое к чему привыкаешь в семье существ. Дети случайно убивают друзей по играм, юноши и девушки не могут совладать с зовом Луны и душат себя насмерть в цепях, взрослые слишком часто теряют контроль, стаи делят территорию... Во многом благодаря жёсткому контролю Талии у них смертей почти не бывает. Почти - хорошее слово и точно не касается агрессивного чужака на их территории.
Он бросается на Питера первым, от тупого отчаяния. Потасканный омега ничто по сравнению с молодой бетой. Они оба это знают. Хейл уворачивается на одних инстинктах и вонзает когти в спину оборотню. Он взрыкивает, запрокинув голову.
Хруст.
Питер сворачивает ему шею.
Всё.

Дальше следует сплошная скука: оттащить тело к Неметону, окропить кровью пень, раз уж убивает, то пусть не зря. Будет жертва. Под корнями в схроне Хейлов обнаруживается лопата. Питер выкапывает могилу и ногой спихивает в нее тело. Земля у Священного древа больше похожа на кладбище. Вернее, капище. В древние времена убивать ради магических даров считалось даже почетным.
Он заканчивает меньше чем за час и возвращается домой к ужину. Подают индейку. Питера тошнит от одного запаха и он поднимается к себе, падает в постель.
Когда отворяется дверь, он знает, кто пришел.
-Спасибо- Талия садится на кровать и ласково гладит его по голове. - Ты избавил семью от многих проблем.
- Не за что, -  бурчит Питер. - Я устал, посплю, ладно?
- Конечно, - Талия легко соглашается и выходит из комнаты. Когда она беременная, то даже ходит иначе, не говоря уже о биении двух сердец прямо за дверью. Питер раздражённо вздыхает и активно иметирует засыпание. Дышать спокойнее, замедлить сердечный ритм.
Шаги удаляются. Наконец.
Теперь Питер может попробовать уснуть по-настоящему.

Час ночи. Он не может уснуть и сверлит взглядом потолок. Вздохнув, он поднимается, меняет шмотки и вытаскивает поддельное свидетельство. В бар, значит, в бар.
Не смотря на юный возраст, баскетболист Питер смотрелся в подобных заведениях как должно. Если честно, он был не дурак выпить, любил хороший алкоголь и наблюдать за людьми. И быть не дома.
Сегодня все шло не по плану. Обычно он сидел за дальним столиком и накидывался до безобразия, выжидал пару часов, чтобы аконит развеялся и бежал домой. Мол, я гулял. Сейчас же к нему привязался заезжий бизнесмен. Питер вяло пытался объяснить ему, где здесь гей-клкб, где он найдет себе друга по интересам, когда мужчина неожиданно прижал свой рот к его губам и проник внутрь скользким языком. Питер зарычал и оттолкнул мужчину от себя, моментально взьяряясь, нависая над ним и готовясь нанести ещё один удар. По шокированным глазам мужчины он понял, что не все в порядке. Моментальный взгляд на руку - когти. Черт.
Питер вскакивает на ноги и, прикрывая лицо толстовской, улетает в туалет.
Он нависает над раковиной, пытаясь прийти в себя. Когти царапают фаянс. Он поднимает глаза - его встречает изумительный, глубокий синий. Отметка убийцы.
Неожиданно Питер всхлипывает и, стараясь справиться с эмоциями, кусает себя за губу. Кровь бежит по подбородку. Но боль не помогает. Больше нет.

Отредактировано Peter Hale (2018-10-12 22:33:05)

+1

3

Странно было возвращаться в Бейкон Хиллс. Кристофер родился в этом месте, ходил здесь в школу, впервые поцеловал девушку, лишился девственности на выпускном, как и большинство парней его возраста. Здесь же он впервые убил оборотня, омегу, на которого охотился его отец. Крису было всего 16, когда отец впервые позволил парню лично лишить жизни "мерзкое отродье", не то чтобы Крис так уж и желал жтого. Ему всегда было жалко и людей, и оборотней, и прочих созданий. Они не выбирали то, как и кем им родиться. Но ведь и Кристофер не выбирал себе такую жизнь, не выбирал родиться в семье потомственных охотников. Значит - все идет своим чередом, у каждого своя судьба, кто-то убивает, кто-то умирает. Замкнутый круг.
И даже сейчас, спустя пять лет, отучившись в колледже и достаточно хлебнув курсов молодого охотника, молодого солдата, - Кристоферу все еще было жаль людей.
Вернулся он из Франции только вчера, ранним утром. До вечера парень отсыпался в родительском доме, точнее в доме своего отца, так как мать Криса умерла, когда он был еще слишком юн, чтобы понимать причины ее внезапной "депрессии". Только сейчас, полностью понимая свое положение, он понял - это был оборотень. И его матери пришлось покончить с собой, чтобы не превратиться в врага. Нужно будет заглянуть к ней на кладбище. Но не сегодня. Сегодня, как следует отдохнув и побеседовав с отцом на тему своего будущего, Крис отправился гулять.
Бейкон Хиллс - маленький город. Здесь один кинотеатр, один общественный бассейн, одна средняя школа, и всего один нормальный клуб - Синема. Музыка была стильная, модная, не то что в некоторых барах, где предпочитают отсиживаться мужчины с пивным брюхом после работы, где играет только старенький рок-н-ролл в лучшем случае. А еще здесь неплохой алкоголь, что не могло не радовать. После модных клубов Парижа Синема кажется чем-то смешным даже, но Арджент не жалуется, по крайней мере здесь можно спрятаться от навязчивых мыслях о своем будущем.
Отец сейчас вплотную занят Кейт, она его любимица, его будущее, но и про Кристофера Джерард не забывает. Пока парень учился в колледже в Париже он постоянно сотрудничал с местными охотниками, также Арджентами, выполняя приказы отца даже когда тот находился далеко от сына. Сейчас же, когда учеба позади, перед парнем встал огромный вопрос - присоединиться к охоте с отцом и сестрой или же уйти в армию. Крис - солдат еще с малых лет, его воспитывали так, его растили так, так что армия для него не такое уж и страшное место, видали и похуже. И был еще один особенный плюс - Крис в очередной раз отдалится от своей семьи. Конечно, он любит и отца, и сестру, и других членов клана, но почувствовав свободу - Арджент не хочет ее теперь лишаться. Даже тех малых крох, что были вдали от родного Бейкон Хиллс.
У него есть некоторое время на то, чтобы самому принять решение. В конце-концов, Джерард и правда занят Кейт, чтобы решать дела сына. Это почти приятно.
Вернемся к настоящему и к той мягкотелости, жалости к существам, которую отец всю жизнь пытался выбить из Криса силой. Парень неплохо проводит время, выпивая крепкие напитки за барной стойкой, общаясь с приятным барменом и не менее приятной рыженькой девушкой, которая активно флиртует с ним. А потом Крис видит, как какой-то мужик пристает к совсем еще парнишке за одним из дальних столиков. Он не слышит, о чем они говорят, но по виду младшего парня сразу понятно - он не в восторге от новой компании. Попросив прощения у своей собеседницы, Арджент поднимается с места и быстрым шагом направляется на помощь. Что поделать, он любил читать геройские романы в школе, видимо эта нужда помогать всем вокруг появилась именно из-за этого, и плевать - ради прекрасной леди это все или ради подростка в беде.
Но не успевает Крис подойти ближе, как видит то, чего не ожидал увидеть здесь, в клубе. Он видит свечение в глазах, яркое, голубое, а еще клыки и когти. Арджент так и замер в паре метров от места происшествия, наблюдая за крайне шокированным пьяным мужчиной и подростком, который моментально ретировался в сторону уборных.
И только сейчас Крис понимает - это его работа, улаживать подобные дела, защищать обычных людей, убивать оборотней. Всего на секунду парень позволил себе расслабиться, позволил себе чувствовать себя обычным молодым мужчиной в клубе, позволил себе заигрывать с девушками, совершенно забыв о другой части своей жизни. О большей части своей жизни.
У него больше нет времени на развлечения, что были у него в колледже, он должен исполнять свой долг.
И это отстой.
Первым делом Крис подбегает к мужчине, который вот-вот разойдется криками о монстрах. Этого не нужно никому, особенно охотникам, поэтому Арджент сообщает мужчине о том, что он просто слишком много выпил и ай-ай-ай как нехорошо приставать к молодым людям, которые отдыхают в приличном месте, не стоит ли пойти подышать свежим воздухом? Крису удается временно успокоить мужчину за какую-то минуту, как подходит местная охрана, чтобы поинтересоваться все ли в порядке. Понимая, что только что успокоившийся баран сейчас снова начнет свою песню про клыки и когти, Крис молча удаляется и идет к туалетам, чтобы разобраться с главной проблемой - с оборотнем. Парень замирает к самой двери в мужской туалет, вслушиваясь в происходящее внутри. Только сейчас он понимает, что сам напуган. Что он сделает? Убьет парня прямо там, на месте? Как же объяснит все охране и полиции? Что ж. Хорошо, что у парня всегда с собой есть оружие, небольшой черный пистолет за пазухой в кобуре - можно будет просто пригрозить парню и тихо вывести из клуба. Да, он пошел в клуб с оружием. А что? Он с малых лет спит в обнимку с ним, только так в свое время удалось избавиться от ночных кошмаров после того, как Кристофер узнал о существовании оборотней. И о них он узнал не из детских мультиков и даже не из книжек, а когда отец привел его в подвал, чтобы тот полюбовался на пойманного оборотня, прикованного цепями к стене, рычащего, явно страдающего от боли.
Собрав всю свою силу воли в кулак молодой мужчина открывает дверь и проходит внутрь. Но он видит не то, чего ожидал. Он не видит монстра, не видит опасное существо, не видит убийцу. Он видит совсем еще подростка, который старается сдержать свои чувства, свой собственный страх. Он видит глаза, полные еще не пролившихся слез.
И Крису его жаль.
Арджент опускает пистолет, который крепко сжимал в руках эти несколько секунд, пока рассматривал оборотня. Да, он держал его на мушке, готовый к атаке, но сейчас - он не может выстрелить. Его мозги работают быстро, пытаясь найти выход из ситуации, и лучшее, что сейчас можно сделать - остановить парнишку от глупостей.
Он быстро приближается к темноволосому парню, не испытывая более страха, пряча пистолет на свое место, хватая оборотня за ворот рубашки и силой вталкивая его в кабинку туалета.
-Ты хоть понимаешь, сколько в этом городе охотников?! - шипит Крис, закрывая на засов дверь, продолжая вжимать парня в стену и яростно сверкая глазами на него. -Если эта свинья начнет орать на каждом углу про парня с когтями и клыками, то охотники с радостью пристрелят тебя, даже если ты еще несовершеннолетний! - он старается говорить тихо, но максимально зло. -Сколько тебе? Восемнадцать? - Арджент бегло осматривает парня, пытаясь определить его возраст. Он знает, что оборотни слегка отличаются от обычных людей в физическом плане, они быстрее растут, быстрее взрослеют. -Шестнадцать? - предполагает он, вспоминая одну девушку волчицу, которая в свои 16 выглядела как порноактриса.
Арджент слышит шум за дверью уборной и напрягается, сильнее прижимая оборотня всем своим телом в стену, а теперь еще и дополнительно зажимая его рот рукой. Он смотрит в его глаза уверенно, но с опаской. -Веди себя тихо, если не хочешь, чтобы охотники пришли. Иначе мне самому придется тебя убить.
Дверь открывается, слышны разговоры, точнее блеенье одного крайне неприятного мужика, который что-то пытается доказать охраннику, даже предлагает найти "этого парня с глазами". На что получает усталый ответ в стиле "тебе показалось, мужик, я не буду обыскивать туалет, просто иди отоспись уже".
Узел в желудке Криса распускается, как только он понимает - пронесло. Если охранник не поверил сейчас, значит этому борову нечего ловить. Повезет еще, если он не станет трепаться за пределами клуба.

+1

4

Питер пропускает момент, когда в туалет врывается молодой парень и начинает на него орать. Видимо сознание все ещё затуманено произошедшим и парами алкоголя в крови. Хейл и рта не успевает раскрыть, когда его вытаскивают в кабинку и вжимают горячим телом в холодный, даже сквозь несколько слоев одежды, кафель. Он ударился головой и пьяно рассмеялся: охотник запугивает Хейла. Да если даже хоть один волос упадет с его головы, сестра технично перережет глотки всем причастным и не очень.
- Тебе не запугать Хейла, - произносит он не без гордости.
Что бы там не происходило внутри семьи, Питер знал, каждый в стае убьет за другого. Что он сегодня и сотворил, ха. Иронично. В глубине души он считал, что сестра не должна отправлять его на задания, но стоило самому ощутить опасность, как ситуация сразу  переменилась. Питер знал, что лицемерен, но не подозревал масштабов трагедии.
- А ты что, коп, чтобы я тебе отвечал? - шаги. Охотник слышит и их тоже и теперь зажимает парнишке рот, что вызывает у Питера смешок. Будто он совсем неадекватный...Они вместе слушают голоса.  Блеющий и усталый. Питер отвлекается от голосов на горячее тело, вжимающее в кафель, теплые руки,  стискивающее его в подобии объятий, влажное дыхание на ухо и широкую ладонь, закрывающую рот. Он не может не подразнить парня, это выше его сил.
Он проводит языком по солёным пальцам, заигрывая и, внезапно,  вцепляется зубами в указательный палец, до крови, смотря прямо в голубые глаза охотника своими синими, светящимися. Оба знают, что это больно. Оба знают, что орать нельзя. Слишком в компрометирующем положении они оба.
Питеру не нравится, что парень лезет не в свое дело, он мстит, разрывая плоть зубами, но сразу после слизывает кровь, стоит парню немного отжать руку. И снова кусает, но уже чуть более игриво, прихватывая только кожу, но не прокусывая ее.
Те двое никак не уберутся, принимаясь выяснять отношения прямо напротив их кабинки. Питер развлекается, поднимая ладони, проводя по бокам тела охотника, втискивая бедро между его ног, надавливая на пах. Они оба пьяны, он чувствует запах слетающий с судорожными вздохами с губ парня. Питер ненавидит охотников, сразу всех. Ему не нужно спасение, ему нужно превосходство. Он чувствует себя безнаказанным и заходит чуть дальше, чем позволяют доводы разума. Хейл хочет унизить и у него прекрасно получается, судя по напряжению в паху охотника.
Глаза Питера смеются.
Рад, что полез не в свое дело?
Хищник, увлекшийся игрой и сам потерял связь с реальностью. Изнутри поднялось тепло, захлестывающее с головой, дыхание стало тяжёлым и неглубоким, вздохи - вырванные, приглушённые. Взгляд затуманен, а пульс выдает хозяина, стуча громким молотом в груди.
Словно в другой реальности раздается хлопок двери. Двое покинули туалет. Они снова остались вдвоем с охотником.
В воздухе повисает тишина. Сияние глаз спадает. Напоследок, он, зачем-то, снова зализывает рану широким движением языка и отводит взгляд, тяжело вздыхая.

+1

5

Крис в полной заднице. Не хватало ему связаться с несовершеннолетним оборотнем с голубыми глазами, так он еще и оказался Хейлом. Прекрасно, просто прекрасно.
Хейлы были знамениты среди охотников. Они считались самой мирной, но при этом строгой стаей, с не менее строгой альфой - Талией. Она держала всех в ежовых рукавицах, поэтому охотники и не торопились вмешиваться в жизнь стаи. Все знали репутацию этой женщины, и что она готова была пойти на все, ради безопасности своей семьи. Они чтили кодекс, точно так же как и охотники, по крайней мере Ардженты, так что прикопаться было не к чему.
И как Крис будет доказывать, и кому, что застал пьяного несовершеннолетнего оборотня Хейлов за размахиванием своих когтей? Всем будет наплевать, это он окажется в итоге виноватым и накликает на себя и свою семью беду.
- А ты что, коп, чтобы я тебе отвечал? - Арджент хмуриться, пытаясь понять - это мальчишка шутит или и правда не понял, кто он такой, что Крис охотник? Может это и сыграет на руку.
Решив разбираться с одной проблемой за раз, Арджент прислушивается к голосам за дверью, совершенно игнорируя оборотня. Но не прошло и секунды, как тот чуть было не выдал себя, решив поиграться.
Как же оказалось сложно не вскрикнуть от боли, хотя бы зашипеть , но долгие годы тренировок и постоянных стычек со сверхъестественным научили Криса одному - превозмогать боль. Это был первый урок отца, когда он лично пытал младшего Арджента, когда лично ломал ему руки, оставлял шрамы на теле, убеждая сына в том, что позже в жизни Кристоферу этот навык, способность претерпевать боль, ему обязательно пригодится. Так что Арджент не издал ни звука, лишь крепче стиснул мальчишку в своих руках, да сжал зубы до боли в голове.
Младший Хейл был настолько игривым, что Крис не мог не восхититься его сумасшествием. Одного взгляда хватило в эти бездонные синие глаза, чтобы увидеть там ад, с танцующими демонами, с корчащимися от боли грешниками и с этим мальцом, настоящим королем сего праздника, который наслаждается происходящим вокруг. Это кружило голову, это заставляло сердце биться чаще, это возбуждало. Когда Арджент стал таким? Когда его начал цеплять страх вперемешку с любопытством? Этот адреналин, что моментально растекся по венам охотника, делал с молодым мужчиной невероятное, он превращал его в такое же животное, какими бывают оборотни в полнолуние.
Хлопок двери заставляет Криса выдохнуть, он резко вырывается из своих ужасных, пошлым, извращенных мыслей, в которых тонул от одного взгляда в глаза оборотня. Или он просто слишком пьян? Уже без разницы. Слишком поздно пытаться вернуться в нормальное состояние, когда ты только что стал безумцем.
Последний оставшийся проблеск нормальности кричит и корчится от боли, но все равно продолжает жить. Арджент не может заставить себя отстраниться от мальчишки, но и действовать не может себе позволить.
-Ты хочешь этого? - хриплый тихий голос, Крис не может не спросить. Будто это спасет его грешную душу. Будто из-за этого простого вопроса он уже не будет совратителем малолетних, не будет желать своего, по-сути, врага. Но все именно так, и Крис действительно попадет в ад, так как не может игнорировать свое возбуждение в штанах, не может игнорировать легкие движения бедер, которые вжимаются в мальчишку в поисках трения.
Мужчина осторожно разжимает руку на губах парня, позволяя ему ответить, но оставляет ладонь на его лице. Он держит его за подбородок, заставляя посмотреть на себя снова, чуть наклоняясь в поисках взгляда. Оборотень действительно красив, только сейчас эта мысль возникает в голове Криса. Он сошел с ума только лишь от глаз, а теперь, когда пелена спала, он может оценить и все остальное, например невозможные скулы мальчишки, острый подбородок и пухлые губы, в которые хочется впиться своими, кусать их до крови, чтобы они стали еще ярче. Но сначала охотнику нужен простой ответ на простой вопрос. А все остальное может пойти к черту.

+1

6

Этого.
Питер кривит губы в усмешке. Охотник спрашивает. Удивительно. Видимо вот она, хваленая выдержка. Но все равно не может назвать вещи своими именами.
- "Это" называется секс, - он больше не может сдерживать сарказм. - И мне кажется, в подобных ситуациях...ну, когда между нашими телами нет ни сантиметра и ты возбужден так, что от тебя за версту несёт сандалом, вопросы излишни...
Да, он издевается. Может себе позволить. Охотник держит его за подбородок и Хейл с вызовом смотрит в глаза мужчины.
- И если я скажу "да", ты наплюешь на кодекс, на то, что я оборотень, а ты охотник на то, что мне шестнадцать и я...- Тут он сделал движение бровями. - Даже не знаю, как тебя зовут?
Неожиданно, он рассмеялся лающим смехом и, вывернувшись из захвата охотника, обвил его шею руками, прижимаясь ещё ближе, потираясь носом о нос, дразня.
Кожа пахнет потом, пеной для бритья и немного кровью. Питер замечает небольшой порез на щеке, видимо, затупилась бритва. Он ведёт носом до губ, шумный вдох-выдох. Виски, орешки, арбузная мята. Серьезно? Кто зажевывает вкус виски жвачкой?
-Ты варвар, портишь послевкусие местного пойла отвратительным орбитом. С арбузом...извращенец, да?
Он медленно изучает, удерживаясь на грани, когда можно ускользнуть, обратить все в шутку, сбежать, в лучших традициях оборотнических кланов. Вот только Питер никогда не убегал. Лгал, скрывал, лицемерил...да. Но не убегал.
Он проводит ладонями по волосам, запуская пальцы в пряди и потягивая их, изучая, рассматривая глаза охотника. Не парень, скорее молодой мужчина. За двадцать, на вид. Голубые глаза, прямой взгляд. Питеру не нужно много думать.
- Ты похож на Арджентов они давно тут поселились Но...- наматывает прядь на палец и отпускает. - У тебя мягче взгляд.
Питер умалчивает, что ему это нравится. Охотник думает, прежде чем делать. Спрашивает. Убеждается. А мог бы просто воспользоваться моментом слабости волчонка и потом насоздавать младшему Хейлу проблем. Но нет. Он предлагал выбор, хотя Питер и был инициатором безобразия, происходящего сейчас в узкой кабинке.
- Да. Я хочу. - выдыхает он в губы предполагаемого Арджента и мягко кусает за нижнюю губу, чисто по-волчьи, слегка оттягивая и оставляя алый след. Облизывается. Играет с ним, кажется слабо представляя, куда заведут подобные безобразия.
Нет, с девушками он конечно спал. У Питера не было отбоя от поклонниц, с тех пор как он сильно изменился за лето и вступил в команду по баскетболу. Его первый раз был торопливым и неловким, весьма стандартным для большинства американцев. На вечеринке, в закрытой комнате, с милосердной и грудастой черлидершей, что переспала со всем потоком. Не из духовного блядства, скорее, из милосердия ко всем сирым и убогим, но красивым девственниками и неистовой любви к самому процессу. Смешно, но они даже встречались полгода.  Ее звали Кендис Эрих. Сладкая немецкая булочка.
С парнями было иначе. Питер пару раз по пьяни целовался с товарищами по команде и деликатно увиливал от совместных сборищ по просмотру порнухи. Он знал, чем такое заканчивается, а Кендис итак научила его многому. Тогда зачем ему сеанс братской милосердной дрочки?
А вот о любви Питер Хейл имел весьма смутное представление. Любил ли он Кендис? Скорее, был благодарен. Имена других девушек рассеивались в памяти, а думать о прошлом в объятиях взрослого (ну наконец то, что-то новенькое) мужчины, охотника и наверняка Арджента очень не хотелось.
Питер издал мурлыкающий звук и прильнул всем телом, выдыхая на ухо.
- Я хочу заняться с тобой сексом. Здесь и сейчас. Не протестую и выражаю полнейшее согласие, клянусь конституцией Соединённых Штатов, - он засмеялся и укусил за мочку уха. - Будешь нежжжным? - последнее прозвучало как издевательство.
Но Питер едва держался на ногах. Тело сводило судорогой, внутри грудной клетки неистово царапался волк, желающий то ли сожрать, то ли приласкаться к охотнику. Хейл разделял чувства внутреннего зверя. Только остатки гордости не позволяли произнести унизительное  "пожалуйста".
Питер с грустью подумал, что не стоило заигрывать со своей сексуальностью в пик подросткового периода. Но сейчас ему было уже все равно.

+1

7

В начале лекции мальчишки о сексе Крису так и хотелось закатить глаза. Этот шестнадцатилетний сопляк учит его, вы только посмотрите. Все это представление, смех, телодвижения Хейла, - это все вызывало у Арджента только улыбку. Не злую, не издевательскую, а такую даже добрую, словно старший брат, который выслушивает первые любовные похождения своего младшего любимчика. Но то, что все действия волчонка возбуждали - не отнять. Каким бы он не был хвастливым, наглым и неуклюжим, Крис все равно хотел посмотреть, что же будет дальше. Хотел показать ему, что он на самом деле имел ввиду под "этим", как именно можно получать удовольствие, как его нужно дарить. Ему хотелось подмять мальчишку под себя, сломать его, а потом починить, как куклу.
-Мое имя Крис. - "...и да, я извращенец, не только в плане арбузной жвачки", хотелось добавить мужчине, но он промолчал. На счет имени мальчишки Арджент уже думал - он примерно знал членов стаи Хейлов, но тыкать в небо не любил, а в семье оборотней уж слишком много потомства развелось, насколько охотник был в курсе. Но не успел он спросить о имени мальчишки, как сердце Арджента екнуло.
- У тебя мягче взгляд. - улыбка неуверенно и плавно исчезла с лица охотника. Да, он не такой как его семья, но все же он Арджент. Охотник, солдат, убийца. И то ли из-за отвращения к собственной принадлежности, то ли наоборот из-за отличия от собственного рода, Крис разозлился. Пора было заткнуть мальчишку, заставить его пухлые и невероятно мягкие, как охотник уже успел понять, губы выкрикивать только стоны наслаждения и мольбы о большем.
-Не обещаю. - коротко ответил мужчина в ответ на вопрос про нежность. Сейчас - нет, сейчас ему хотелось только наказать мальчишку, завладеть им, позволить алкоголю взять над разумом контроль, забыть обо всем вокруг и сосредоточиться только на этом моменте, только на моменте страстного и неожиданного перепихона в туалете в клубе. В конце-концов, волчонок дал свое согласие.
Долгожданный поцелуй вышел именно таким, каким Крис себе его и представлял. Горячий, кусучий, сразу же развратно грязный, без капли смущения и невинности. Что-что, а целоваться мальчишка уже умел, что не могло не радовать. Арджент продолжал вжиматься в горячее тело оборотня своим, хоть между ними уже и не было свободного пространства. Его руки теперь без стеснения гуляли по коже парня, то забираясь под рубашку, то оглаживая длинную шею. Крис словно голыми руками трогал горячие угли, настолько температура тела оборотня была выше человеческой, но перестать сие действие он не мог, боясь тут же замерзнуть от потери.
Долго не томя, Крис занялся брюками своего юного партнера, расстегивая пуговицу и молнию, тут же запуская внутрь руку и с тихим стоном прямо в поцелуй, в податливые губы оборотня, обхватывая его уже полу-возбужденный член.
-Ты так пытался ужалить меня своими словами, но на самом деле чуть ли не течешь, как сучка. - вот теперь Арджент издевается. Имеет право. Он вжимает свое колено между ног мальчишки, чтобы добавить еще больше близости в их "разговор", чтобы Хейлу было обо что потереться промежностью, ведь бедра мальчишки теперь бесконтрольно двигаются под властью ощущений.
-Но раз ты был таким хорошим мальчиком... - Крис притворно тяжело выдыхает, словно разочарован, пока рывками стаскивает брюки вместе с нижним бельем вниз по бедрам оборотня, оголяя его. -Я так и быть буду нежным. - наконец ухмыляется он, легко опускаясь на корточки перед волчонком и не смущаясь обхватывая его плоть своими губами, придерживая у основания, чуть ли не закатывая глаза от собственного удовольствия.

+1

8

Наверное Питеру не стоило так выделываться. Охотник улыбался так снисходительно, почти нежно. Хейл смутился. Немного. И тут улыбка погасла. Он угадал, да? Кусочки пазла собрались воедино. Крис Арджент. Старший сын Джерарда, самого жестокого охотника из местных. Хуже всего то, что он создавал только видимость исполнения кодекса, но слухи о его настоящем нраве были ужасны. Питер выдохнул. Джек, мать его, Пот. Вот как так он умудрился вляпаться в Криса Арджента?
Впрочем, буквально через несколько секунд мозг оборотня отправился в далёкое путешествие. Крис целовался так, что у Питера подкашивались ноги. Он знал, что и сам неплох в поцелуях, но против опыта он не мог ничего противопоставить, разве что юношеский пыл и голод. Спустя несколько секунд  парень совсем сдался, повисая на шее охотника, отдаваясь рукам и поцелуям.
Это неправильно. Питер чертовски любил все неправильное.
Когти сами по себе царапнули шею, кожу головы. Для него внезапно стало тяжело контролировать свое тело, а разум его давно предал. Волчья сущность рвалась наружу и приходилось сдерживаться, чтобы не обратиться посреди процесса. Он мог. Особенно в состоянии опьянения. Особенно когда все неправильно, горячо, по-идиотски.  Пожалуй он впервые за очень долгое время чувствовал себя обычным подростком, что творит глупости и прожигает жизнь во благо будущего опыта. Крису было все равно кто он, откуда, что сделал, как живёт. Охотник не интересовался личностью Питера, что хорошо, Хейл ненавидел, когда  ему лезут в душу случайные  партнеры. Интересно, что Арджента одновременно достаточно заботился о комфорте молодого любовника, был опытен и пылко-нежен.  Если их быстрый секс и глупость, то восхитительная.
Крис явно знал, чего хочет и как. Питер не успевает понять когда охотник забирается  ему в штаны  и, да, хорошо, отлично, великолепно, ещё...черт, о чем он думал секунду назад? Питер к агрессивному напору не был готов, но оказался не против. Грубая фраза заставила щеки вспыхнуть больше, чем откровенные прикосновения к  плоти. 
- Вау...какая...длинная....фраза. Я уже...стал бояться, что ты... почти...немой.
По губам скользнула победоносная усмешка, все же болтать он мог в любом положении и состоянии. Почти.
Он изощрённо заматерился, когда охотник опустился на колени и без сантиментов приступил к "десерту". Он стукнулся головой о кафель и порезался. Боль отрезвляла, но удовольствие пересиливало и скоро он совсем потерялся в пространстве и времени. Крис стоял на коленях. Охотник стоял перед ним на коленях. И отсасывал ему.
Ухмылка искривила губы Питера, но думать о расстановке ролей и том, что он в прямом смысле поимел охотника было не с руки. Пальцы запутались в волосах, гладит, неожиданно нежно, пальцы дрожат, смотрит на него во все глаза, бормоча ругательства вперемешку с восторженными стонами-выдохами.
Он чувствовал, что мужчине нравится не меньше, чем ему. Хейл угадал, перед ним извращенец, что сводит его с ума. Крис поднимает на него голубые глаза и Питер перехватывает взгляд и...
Ну да, такое случается. Когда ты молод, неопытен и слишком завелся.
Он моргает, а его тело решает что с него хватит. Всё!
Испанский стыд. Питер стремительно краснеет и сует охотнику кусок туалетной бумаги, задыхаясь от смущения.
Наверное, он и минуты не продержался.
Вдох. Выдох. Короткий взрык.
Он стремительно одевается и громко захлопывает крышку унитаза, со всей сверхсилой усаживая охотника на более удобную поверхность. Резко опускается на колени и утыкается лицом в его пах.  Потираясь щекой о плоть сквозь одежду.
Ладно, это же несложно. Наверное.
Хорошо, у него гребаная паника, его трясет от преждевременного финала, но он не хочет остаться в стороне.
Расстегнуть штаны лишь половина беды. Почему то он стесняется смотреть на плоть охотника. Это так по идиотски. Подкатывает паника и тошнота, вместе со стыдом и желанием создавая гремучую смесь.
Он решает идти ва-банк и обхватывает плоть, сразу лаская короткими и жёсткими движениями. Как себе.
Важный показатель его сосредоточенности и смущения - пылающая физиономия и звенящая тишина, нарушаемая влажными звуками. Он поднимает глаза на мужчину и сжимает ладонь. Жёстче.
-Кстати, - Он не узнает свой хриплый, надтреснутый голос. - Меня зовут Питер Хейл.
И, пока не передумал, опуститься ниже. Ртом.

Отредактировано Peter Hale (2018-10-23 17:06:26)

+1

9

Не зря говорят, что колледж - это место не только для учебы, но и для познания своего собственного тела, своей сексуальности. Крис был в колледже. Во французском колледже. С развратными по своей натуре и крайне любопытными француженками и французами...
Что ж, Крис вернулся домой с полным багажом знаний.
Ублажать своих партнеров любого пола ртом Арджент умел и, что главнее, любил. Он часами мог доводить своего любовника или любовницу до экстаза одними лишь губами и языком, чувствуя себя при этом как ребенок на шоколадной фабрике. Только вместо сладкого десерта Криса сводил с ума этот соленый, мускусный, терпкий привкус и ощущение горячей плоти на языке.
Но сегодня насладиться сполна своим новым лакомством охотник не успел. Только он поднял взгляд, чтобы проверить, как там его волчонок, как его рот наполнился практически сладким семенем. В такие моменты Ардженту вспоминаются слова его знакомой, с которой еще будучи совсем зеленым первокурсником Крис частенько нажирался и обсуждал принципы устройства мира, науку, философию и, конечно же, секс. "Если ты делаешь это ртом", - говорила она на ломаном английском, -"то когда твой партнер кончает - ты обязан проглотить. Ну или по крайней мере выплюнуть так, чтобы он не заметил. Это этикет". - вот такие вот правила приличия в сексе теперь были у Арджента и он им следовал. А сейчас - он хоть и стоит на коленях, но он крайне горд собой, тем что смог так быстро удовлетворить своего молодого и неопытного любовника, поэтому Крис с удовольствием глотает.
Арджент хочет усмехнуться, сказать, что не нуждается в салфетке, ведь его волчонок такой сладкий, но просто не успевает. Он замечает лишь порозовевшие кончики ушей у мальчишки, то, как трясутся его руки, когда он застегивает на себе брюки. А потом охотник оказывается на унитазе, силой усаженный туда крайне смущенным и чуть ли не обиженный на собственный организм оборотнем.
Крису нравится наблюдать. За этой неуверенностью, за стеснением, за стыдом. Но при этом мальчишка настойчивый, упертый, смелый. Это пленит взгляд. Этот Хейл будет прекрасным любовником и прекрасным зверем. Но сейчас он лишь неуверенный в себе девственник, которого будет так приятно посмущать.
-Не торопись, Питер. - все еще хрипло, но уже с нотками веселья. Специально говорит имя мальчишки мягко, словно хвалит. Крис гладит волчонка по голове, а потом жестче, сжимая его волосы на затылке, заставляет поднять голову и посмотреть в свое лицо. -Шшш, все хорошо. Будь мягче. - он кладет свою руку поверх руки Питера на своем члене и останавливает его движения. Как бы сильно Арджент не хотел сейчас достичь оргазма - он не хочет, чтобы все было так, даже если это все, их секс, всего лишь разовая акция.
Арджент наклоняется сам, ближе к лицу Питера, чтобы дышать с ним одним воздухом, чтобы видеть лишь глаза друг друга. Он за запястье поднимает руку мальчишки и плюет в его ладонь, чтобы добавить больше скольжения во время дрочки, а потом возвращает обратно руки к своему члену, на этот раз двигая ладонь оборотня мягче, медленнее, продолжая смотреть в его немного расфокусированные глаза.
-Вот так. Теперь сделай мне приятно. - он снова мягко улыбается, прежде чем прикоснуться к губам Питера своими, делясь с ним его собственным привкусом, но пока что позволяя отпрянуть. Удостоверившись, что мальчишке не отвратны его действия, Крис снова напирает, превращая поцелуй в более грязный и развращенный, проникая языком в его рот и закрывая глаза от удовольствия. Теперь его собственный оргазм строится быстрее, приятнее, Арджент продолжает руководить рукой Питера, постепенно ускоряясь, а второй сжимать его волосы, не давая отстраниться. Дыхание быстро сбивается, охотнику приходиться дышать чаще и глубже между поцелуями. Ему нравиться контролировать существо, которое сильнее и быстрее, нравится удерживать его на коленях перед собой, нравиться использовать его для собственного удовольствия, нравится даже то, что Питер еще совсем юн, нравится его неопытность.
Кончает охотник также неожиданно, как это было и для Питера, стоило лишь посмотреть в пьяные глаза подростка, полные похоти и что же это? Желание услужить? Желание быть хорошим для кого-то?
-Хороший мальчик. - сдавленно хвалит он оборотня, растягивая гласные, рассматривая его до безумия красивое лицо и оголенную шею, прежде чем кончить.

+1

10

Питера колотит. С того момента, как они оба открыли свои имена, все стало сложнее. Он нервничает, путается, смущается - алкоголь начинает отступать. На смену опьянению приходит паника. Что он делает. Зачем он в это влез. Крис словно чувствует его настроение и мягко, развращающе, ласкает его. Гладит. Целует.
Почему то так только хуже. Питер смирился с мыслью, что они всего лишь случайные любовники, но мягкие ноты и нежность, вместе с жёсткостью намекает на иной расклад. Он не готов. Он не хочет. Он...боится?
Питер.
Имя из губ охотника звучит не издевательски. Ласково. Хейла колотит. Никто не церемонился с ним. Никогда.
Крис наставляет, гладит, шепчет в губы и подсказывает, как лучше сделать ему хорошо. Питер ловит на лету, послушно открываясь, потому что не видит иного выхода. Возбуждение сменяется иным чувством, иступляющей нежностью, глупым желанием приласкаться. Чтобы пальцы снова касались волос, лица, чтобы мягкий голос продолжал его увещевать. Сердце пропускает удар.
Питер поздно понимает, что тянется к нежности, нуждается в ней и...это ужасно. Изначально он принимает поцелуй из страха, сейчас же - стремится открыться, отдаться в поцелуе и не делает попыток отстраниться, позволяя охотнику творить что он пожелает. Властные поцелуи напоминают другую ласку, Питер краснеет, ему не хватает воздуха, но ладонь уверенно продолжает начатое дело, повинуясь ритму, что задаёт Крис.
Они поменялись ролями. Теперь Арджент в него играет, а Хейлу остаётся подчиниться.
Нежность сменяется страстью, их дыхание смешивается на губах. Крис оттягивает его голову, смотрит в лицо. Любуется.
Ласка, взгляд, контроль - вместе кажутся интимнее секса.
"Хороший мальчик" звучит как приговор и Питер взрагивает от взгляда и сам повторно достигает кульминации, с ужасом глядя совершенно трезвым взглядом в глаза Криса.
Что это, если не грехопадение?
Он отшатывается, на ходу вытирая руки, пятится и бежит, сломя голову, не в силах вынести произошедшего.

В себя он приходит только дома, в душе, отчаянно пытаясь смыть запах охотника с кожи.
Что я натворил.
Что же.
Что же!

+1

11

У Криса были раньше хорошие оргазмы. Не то, которые чисто для галочки, когда ты не можешь успокоиться не подрочив перед сном, или же когда не можешь упасть в грязь лицом и просто обязан сделать все хорошо. Не эти. А когда ты улетаешь всем своим существом куда-то туда, далеко, когда вокруг все замирает, и нет ни тебя, ни твоего тела, ничего. Только чистое блаженство.
И это был именно тот случай. Арджент не видит ничего перед своими глазами, полностью уйдя в самого себя, в ощущения. Ему так хорошо, что он чувствует только признательность, удовлетворение, благодать и даже любовь. Именно после таких оргазмов признаются в любви. Но как и Арджент сегодня - обычно после подобных признаний человек жалеет о том, что вообще открыл свой рот. Это лишь тело, это лишь химия и биология. Правильно?
Крис позволил себе утонуть в этом чувстве, словно в толще воды, чувствуя любовь и видя лишь такое же озаренное любовью лицо Питера.
А потом охотник резко отрезвел.
Мальчишка был так испуган чем-то, словно призрака увидел. А потом Кристофер понял - он просто тоже осознал, что именно произошло. Такого не прощают ни в семье Арджента, ни в семье Хейла. После такого умирают люди, как в долбаной трагедии "Ромео и Джульета". Только вот не из-за самоубийства и эмоций. Их убьют их же родные.
-Питер, постой! - голос еще не восcтановился, получилось тише, чем хотелось. Или наоборот громче, Крис еще до конца не осознает этот мир и свое тело в нем. Точно так же подводят его и его ноги, благодаря которым охотник чуть было не свалился на пол, пытаясь и погнаться за оборотнем, и засунуть свои причиндалы в штаны одновременно.
Спустя минуту Арджент все-таки выбирается из уборных и пытается найти своего волчонка. "С каких пор Питер стал "своим волчонком"?"
В главном зале клуба заметно порядели люди, видимо уже достаточно поздно и все кто желал - уже нашли себе партнера на ночь. "Что же ты делаешь?"
Выскочив на улице мужчина растерянно озаряется по сторонам, пытаясь найти хотя бы намек на то, в какую сторону мальчишка мог убежать. "Он оборотень. А ты охотник. Это все глупости."
Крис вытирает лицо обеими руками, пытаясь заставить себя успокоиться и наконец-то, наконец-то думать мозгами, а не хером. "Это всего-лишь секс. Один раз. Этого больше не повторится. Никогда. Смирись, Кристофер!"
Почему собственные мысли звучат голосом отца? Крису хочется ударить что-нибудь, разбить, сломать. Он не понимает собственных эмоций, откуда они вообще взялись?! Он солдат! Он охотник! Он убийца! Он истребляет таких, как Питер! "Он монстр! Про которых читают сказки маленьким непослушным детям!"
Мужчине как никогда хочется расплакаться, но он же сильный... Он просто пинает ближайшую машину на парковке, на которой стоит, в бок с такой силой, что срабатывает сигнализация. Это немного отрезвляет и Арджент быстро удаляется подальше от клуба.
В задницу такие приключения.
--
Домой, точнее в маленькую однокомнатную квартирку, Крис возвращается в еще более пьяном виде, чем был до того, как покинул клуб "Синема". Он сам плохо помнит, как так вышло. Видимо по дороге нашелся какой-то бар или магазин со спиртным. Черт его знает, в таком состоянии Арджент вполне мог отобрать бутылку у бездомного. Его голова идет кругом, но мысли о чертовом оборотне все равно отказываются покидать голову мужчины. Как можно было вляпаться в такое дерьмо?
Из дерьма под именем Питер Хейл не удается выйти до самого утра, когда организм молодого человека наконец-то отказывается работать на своего тупого хозяина.
--
Утро встречает Криса звонком телефона. Он еще никогда в жизни так не ненавидел свою сестру. Закончив разговор максимально быстро, стараясь при этом не спалить свое физическое и моральное состояние, Арджент начинает расхаживать по тем скудным двадцати квадратным метрам. А что с моральным состоянием то не так? - не может сначала понять он. А потом он видит раскрытый ноутбук и сотню вкладок на нем. Бейкон Хиллс, старшая школа, Питер Хейл... Ах вот оно что... Талия Хейл, множество других Хейлов, их род деятельности, места их работы, учебы, вплоть до свидетельств о рождении. А еще несколько отдельных документов прямиком из личного архива Арджентов. Оборотни, Стая Хейлов, альфа Хейл и все ее потомство.
Следующие минут десять с лишним Кристофер провел сидя в полуголом виде на стуле перед ноутбуком и как идиот пялясь на семейную фотографию четы Хейл с какого-то городского праздника, и параллельно вспоминая вчерашние приключения.
Небесно-синие глаза, невинный, но нагловатый взгляд, пухлые красные губы, их вкус, запах его кожи, жар его тела. Его. Его волчонок.
Жизнь не готовила Криса к подобному. Он снова чувствует себя ребенком. Ему нельзя печенье, потому что обед еще не закончился, но терпеть эту нужду просто невозможно... И Кристофер в тайне от мамы лезет на верхнюю полку шкафчика, чтобы все-таки украсть одно.
Охотник быстро принимает душ и одевается, превозмогая жуткую головную боль. Ключи от машины, кошелек, документы, солнечные очки, чтобы скрыть ужасно пропитые глаза. В ближайшей кофейне мужчина покупает себе самый черный кофе, по оттенку соперничающий только с его черной-черной душой, а потом запрыгивает в машину и едет в старшую школу Бейкон Хиллс. Уроки же еще не закончились?
Только вот в конце той истории Крис падает со стула и разбивает банку с печеньем. А потом ему прилетает от матери.
Как хорошо, что Арджент уже взрослый, да? В этот раз он будет осторожнее и увереннее стоять на стуле, а пиздить печенье не все сразу, а по одному.
-Садись, Дива. - как повезло, Крис подъехал как раз к последнему звонку. Некоторые дети уже расходились по машинам и в разные стороны от школы, а когда Арджент подъехал к главной дорожке на своем огромном черном джипе, то на ней оставалось лишь несколько подростков и Питер. Его волчонок. Его дива. И плевать, что и кто может подумать.

+1

12

Гребаная драма.
Питер не может уснуть и торчит в ванной до шести утра, свернувшись калачиком на полу. Горячие струи омывают его тело. Он вымылся с гелем уже сотни раз и все равно, казалось, слышал запах Криса на себе. Питер всхлипнул.
Почему мир дерьмо? Он просто хотел выпить и забыть о крови на своих руках. А что получилось? Питер Хейл переспал с Крисом Арджентом. Оборотень застонал, обхватывая голову ладонями.
Если только Крис кому-нибудь расскажет. Даже намекнет на распущенное поведение Хейла, на его голубые глаза, истерику без причины...Питеру крышка. Он в ловушке. Он не знает как выбраться.
Стены душевой кабинки сжимаются вокруг него, нечем дышать. Оборотень привычно гасит рыдания, прокусывая кожу на кулаке. Вода смывает алые потёки в сливное отверстие. Снова не помогает.
Он шепчет мантру: "Альфа, бета, омега" и раздирает руку в мясо. Но перед глазами все равно - улыбка, лукавые морщинки в уголках глаз, ласковые ладони. Слишком хорошо. Неправильные вещи не должны приносить столько наслаждения.
Его истерика растягивается, заполняя хронотоп, закручивая спираль - и вот он забывается коротким тревожным сном, полного обрывков ночи вперемешку с кровавым убийством.
В себя он приходит от громкого стука в дверь. Дядя интересуется, сколько можно молодому юноше торчать в ванной.

----
День явно не задался. Талия предлагает написать записку для школы. Волнуется. Ясно принимает бессонницу и страдания Питера за результат недавнего приключения со смертью. Ей жаль или она упорно делает вид, но Питеру не хочется разбираться. Он пойдет в школу. Контрольная по физике сама себя не напишет, а мистер Одинссон с него три шкуры спустит. Все школьное время он жмется к стене, натягивает на уши шарф и отсыпается в переменах, нервно вздрагивая на каждый шорох. Не сошел же охотник с ума, чтобы приходить в школу?
Он позволяет себе расслабиться, когда заканчивается последний урок, но до дома ему не добраться.
Арджент кэтколлит его, словно он какая-то девчонка.
- Охренел? - шипит парень сквозь зубы, безмятежно улыбаясь, создавая видимость, идя рядом с машиной. Крис не отстаёт. На них оборачиваются и тогда он резко открывает дверь и запрыгивает на сидение, поднимая тонированное стекло.
Пара минут проходит в тишине.
- Что тебе от меня нужно? - наконец произносит Питер, стоит машине скрыться за углом школы. На мужчину он старается не смотреть. Итак слишком много запахов. Пот, перегар, сигареты, порох и кислым лаймом, волнение. Питер кусает губы. - Тебе не стоило приезжать. Думаю, вчерашнего нам хватит с головой.
Он говорит, но сам себе не верит. Пальцы, скрещенные в замок нервно вздрагивают, он сам боится смотреть на Криса. Когда он, наконец, ловит его взгляд, в груди разливается горячее, медовое и он нервно выдыхает, поспешно отводя взгляд.
-Зачем? -спрашивает он снова, но теперь разговор о другом. Зачем ты приехал. Зачем это все. Зачем я тебе.
Вопросы застревают в горле. Питер молчит и не знает, что сказать. Потому, что сам не уверен, какого эффекта хочет достичь. Разрывать или скрепить? И боится решать один.

+1

13

Спустя много лет вся эта сцена будет казаться Ардженту такой смешной, что он не сможет сдержать смеха, а сейчас же Крис на полном серьезе преследовал подростка, только что вышедшего из школьных дверей, на своей огромной черной затюнингованной машине. Словно педофил какой-то, заманивающий маленького мальчика к себе в машинку, чтобы накормить его конфетками. Но охотник был почему-то так зол. Либо на побег мальчишки вчера, либо на самого себя - что приперся как криповый какой-то мужик в школу за своим вчерашним любовником, либо на всю ситуацию в целом. А еще у Криса ужасно гудела голова, кофе был отвратителен, а еще он не успел покурить, а курить в машине отца было как-то так себе идеей.
Но как только Дива посадила свою прекрасную тощую задницу в машину - Криса сразу же отпустило. Он расслабился и размяк, смотря на мальчишку практически с нежностью, хорошо что хоть они попали в небольшую пробку на выезде из школьного двора, а то так и до аварии недалеко.
-Потому что я так хочу? - получилось как-то вопросительно, словно Арджент сам не уверен в своих поступках. Хотя, он действительно не до конца понимает что и зачем делает. Сейчас Питер и правда был подростком. Тощий, осунувшийся, какй-то слишком бледный для оборотня, словно его что-то гложит изнутри как яд. Хотелось укутать парня в плед и дать кружку с какао, но Крис понимал - что ему еще слишком рано становится папочкой, да и Хейл наверняка не оценит такого к себе обращения.
-Потому что мне вчера не хватило. - решил говорить начистоту, только правду. Крис слишком часто врал в своей жизни даже самому себе, а сейчас быть честным было как-то правильно. Словно это единственный верный и приятный способ. -Потому что мне было мало. Потому что я не могу перестать думать о тебе. Потому что ты мне понравился. - как-то даже рассерженно пробубнил, возвращая все свое внимание на дорогу, пока еще просто следуя указателям на дороге, без определенной финальной точки.
-Потому что я хотел пригласить тебя куда-нибудь. На обед. Или на ужин. - охотник знает, что все вот это вот - временно. У него никогда не будет в жизни все так, как хочется. Ни у него, ни у Питера. Они настолько же одинаковые, насколько и разные. Но что мешает им хотя бы притвориться, что все быть может? Что мешает им сходить на свидание и приятно провести время друг с другом?
Арджент  Бейкон Хиллс ненадолго. Он не сможет остаться здесь и работать с отцом. Но ради Питера, ради этого несносного и наглого мальчишки, Крис знает, что сможет врать отцу и сестре хоть всю жизнь, работать с ними, но в тайне быть рядом с Хейлом. Это просто какой-то волшебный ебаный магнит, к которому охотника так сильно тянет.
-Потому что я хотел провести с тобой время. Мы можем поговорить обо всем... поставить какие-то рамки... - слова сами вырываются изо рта, Кристофер не фильтрует их, ему не нужно делать это рядом с оборотнем. -А можем не говорить. Можем оставить все как есть и просто... наслаждаться компанией друг друга? - машина останавливается на светофоре и охотник снова смотрит на Питера, на эту прекрасную Диву, в глазах которой сейчас нет и намека на вчерашнюю стервозность. Только детская ранимость.
-Или ты можешь выйти прямо сейчас из машины и я больше никогда не посмотрю в твою сторону. - он дает шанс уйти, если Питеру неприятно или если ему чего-то не хочется. Он не собирается больше пользоваться им, не хочет. Он предоставляет шанс выбирать самому, оставаться или уйти, разговаривать на тему их отношений и их семей или нет, скрываться или нет, даже на это он готов пойти, если оборотень захочет.

Отредактировано Chris Argent (2018-10-24 02:01:46)

+1

14

Питер кусает губы в кровь и слушает охотника. Ему становится смешно. Ужины, свидания, романтика.
Серьезно? Так должна закончиться история о спонтанном пьяном сексе а туалете ночного клуба?
Он хочет осадить Арджента. Ну какое у них может быть будущее? Если хоть одна сторона узнает об их романе, то не сносить обоим головы. Вопрос лишь в том, охотники или оборотни сработают быстрее. Он голосует за охотников.
Но чем больше он слушает, тем мягче, нежнее становится его ухмылка. Крис звучит как идеалист. Ему бы и самому хотелось верить, что все возможно и они могут сопротивляться обстоятельствам. И чем больше он слушает, тем больше надеется, что на сей раз история Ромео и Джултетты закончится свадьбой, а не похоронами. Мысль о свадьбе развеселила Питера и он хихикнул, поймав на себе изумлённый взгляд охотника.
- Ты странный. Сомневаюсь, что я был настолько прекрасен в сексе, что ты сразу же по уши влюбился, - скептицизм и здравый смысл рождали ехидные нотки в его голосе. - Но ты звучишь так, словно тебе не плевать. - "на меня" заканчивает он про себя, но не хочет обозначать свой эгоцентризм вслух.
Следует долгая пауза. Пальцы Питера отплясывают нервную бачату по кожаному сидению. Крис спросил, хочет ли он. Снова. Кажется они буквально вчера начали с вопроса, а закончили громкими ответами. Уши вспыхнули, воспоминания яркими пятнами заплясали перед глазами. Питер тряхнул головой, отгоняя их, ведь сегодня он хотел подумать головой, а не гормонами.
- Ты снова спрашиваешь меня. Знаешь, вчера мы переспали именно потому, что ты меня спросил, - он произносит последнее слово с нажимом. - Никто не спрашивал меня в процессе, хочу ли я продолжить или передумал. Ты ведь был готов отказаться от секса, услышав мое нет.
Возможно, будь каждый из его партнёров столь же предупредительным, как Крис, Питер не прослыл бы плейбоем и извращенцем. Он ухмыльнулся. Надо же. Значит охотник особенный?
Сумасшедший, если точнее. Приехал в школу посреди дня чтобы поговорить. Сколько людей видело их вместе? Питер предпочитает не задумываться.
- Пойми, нам нельзя встречаться как обычной парочке. Везде глаза и уши. Стоит один раз облажаться и твоя или моя голова украсит гостиную в чьем-нибудь семейном доме. -он задумчиво покусал губу. - Но если встречаться тайно, то есть шанс, что все пройдет гладко.
Окольными путями Питер приводит сам себя к мысли, что да, он готов. Хочет попробовать.
В Крисе он увидел внимание и заботу,  интерес к чувствам любовника. Прежде партнёров интересовал быстрый секс или подарки, но никак не...встречаться чтобы узнать друг друга? Питера поражала сама возможность вступить в связь с человеком, которому не плевать. Пикантности добавлял факт, что Крис - охотник. По идее их взаимная ненависть должна была отталкивать, но она притягивала, как магнитом.
- Давай попробуем. Только помни, нам нужна приватная обстановка.
Он ободряюще и нервно улыбнулся охотнику, поспешно отворачиваясь. Кажется, выбор сделанный вчера не был просто случайностью.

+1

15

Даже их взгляд друг на друга уже был запретным, что уж говорить о теме разговора. Но Арджент успокоился, услышав слова Питера и его очередное согласие, хоть и не произнесенное напрямую.
Конечно, их отношения могут быть только тайными, если это вообще превратиться в отношения когда-нибудь. Но сейчас Крису было интересно, ему хотелось попробовать, хотелось лучше узнать оборотня. И он не мог просто выкинуть мальчишку из головы. Влюбился? Возможно.
-Конечно. Приватная обстановка. Меня устраивает. - с легкой усмешкой на губах ответил мужчина, с нежностью улыбаясь Хейлу но не находя в себе сил отвернуться. Головная боль тут же прошла, словно и не было вчера жестокой попойки. -Иди сюда. - мягко позвал, наклоняясь ближе к пассажирскому сидению и наконец-то прикасаясь к волчонку, ласково сжимая его шею ближе к затылку и притягивая к себе для легкого поцелуя. Простое касание губ, удовлетворенный выдох, и вот Арджент снова возвращает все свое внимание к машине и дороге, езжая дальше, пока какой-нибудь умник сзади не начал бибикать.
-Ты голодный? Или тебе нужно быть дома? Комендантский час? - в голове у охотника уже складывался план дальнейших действий. Забирать Питера из школы, увозить куда-нибудь за город, потом по возможности проводить время в апартаментах Криса, о которых не знает пока никто из его семьи, да им и плевать где и как живет младший Арджент. Параллельно Крис будет работать у отца, торговать оружием, помогать с охотой и стараться максимально огораживать свой клан от Хейлов и в особенности от Питера. Изнутри защищать волчонка будет проще, нежели напрямую противостоять отцу, отказавшись от своего статуса и семьи.
-У меня в квартире не особо много еды, но мы хотя бы сможем поговорить там. Как тебе идея, волчонок? - у Арджента прямо проснулся инстинкт "охраняй и заботься". Ему нужно было накормить мальчишку, не сегодня - так в будущем. Нужно будет закупиться продуктами, может сделать уборку в своей крошечной квартирке. Подчистить маленько за собой и больше общаться с родней, чтобы не вызывать подозрений.

+1

16

Питер выдыхает, говорить о чувствах оказалось сложнее, чем он думал. Крис привлек его к себе и Хейл с выдохом упал в поцелуй, которого оказалось преступно мало. Он обиженно засопел, хоть и понимал, что вести машину и целоваться одновременно невозможно.
- Я голодный. В обоих смыслах. - пробурчал он в ответ на вопрос. - Думаю, идеально если мы поедем к тебе и закажем пиццу. Ты любишь пиццу? - Парень сполз на сидении и постарался сосредоточиться на своих ощущениях. Ехать к мужчине домой. К охотнику. Он согласился подозрительно быстро. С другой стороны, он уже успел понять: Крис иной. Ему вообще не встречались люди, похожие на него. Заботливые и внимательные к другим. В семье самого Питера царили иные порядки, но они все и были животными, хотя бы частично. Видимо, звериная сущность накладывала отпечаток на отношения и между людьми: они заботились о физической форме, но не всегда о душе. Никто не спрашивал "как прошел день" , не целовал в лоб, но на столе всегда ждала еда, одежда чиста и выглажена. А по пятницам они все вместе ходили в кино на глупые фильмы. Питер тайно любил вот так - просто выбраться всем вместе, попить колы, заглотить сладкий попкорн и посмеяться над плоскими шутками. Интересно, в семье Криса так же? Взгляд пробежался на тонким морщинам на ещё молодом лице, отметил след от ножа на скуле. Вряд ли они по выходным ходят в кино. Скорее на стрельбище или пытают оборотней в подвалах. Хейл задумался, что вообще Арджент в нем нашел. Неужели у него мало вариантов для секса? Крис красив, причина явно не в недостатке партнёров, он мог снять любого и утащить в постель. Или соблазнить красотку, проводя с ней дни и ночи, а потом замуж, дети, дом. Семья. Или же у них так не принято?
Питер изучал лицо Криса. Видимо, ещё рано спрашивать. Да и никто не говорил, что они встречаются. Просто секс и немного ласки. Он понимал, что врёт себе, принижая статус происходящего. Ведь и сам он против любой логики тянулся к взрослому мужчине и не потому, что секс оказался лучшим в его жизни.
Чем больше он думал, тем больше ему становилось...жаль Криса.  В сердце поселился холодный склизкий комок, от которого хотелось избавиться. Питер искоса взглянул на мужчину и аккуратно положил ладонь на его бедро, привлекая внимание.
- Хочешь, я приготовлю тако? - Питер слегка стеснялся своих мексиканских корней, но отрицать горячую испанскую кровь, бегущую в его венах был не в силах. - Или тебе по душе лягушачьи лапки?
Ладно, окей, это было подло. Он засмеялся показывая, что шутит и пальцами прочертил узор на бедре к паху, виновато и игриво нежничая с мужчиной.
- Я не хочу говорить о семье. Их итак слишком много...в наших жизнях. - Кончики пальцев поглаживают пах. - Может поговорим о чем-то более волнующем? - ладонь ложится на пах.
- Что насчёт буррито? Или сразу...-погладил с нажимом. - Де-серт?

+1

17

Их общение с самого начала было нестабильным. От ярости их обоих бросало в страсть, потом в нежность, потом в злость. Сегодня же они были растеряны оба, а вот теперь обстановка в машине была какой-то даже семейной. Питер дурачился и флиртовал, крайне активно, а Крис же старательно наблюдал за дорогой и за своими губами, запрещая им растягиваться в довольную улыбку, позволяя лишь легкую усмешку.
Питер был такой живой и интересный, что Арджент в его присутствии сам менялся. Прежде он чувствовал себя стариканом в свои 21, особенно когда был в окружении отца и сестры, сейчас же ему будто самому 16 и хочется беситься и творить глупости. Которые он и пытается сейчас совершить.
-Я хочу доехать до места живым, так что прибереги свои заманчивые предложения хотя бы до подъезда. - мужчина так же игриво скидывает руку мальчишки со своего бедра, посмеиваясь, но тут же начиная скучать по теплу ладони.
-Я был бы не против тако. Только у меня не из чего пока готовить, так что придется потерпеть до следующего раза. А сегодня закажем пиццу. Которую я конечно же люблю, сколько мне по твоему? Тридцать? - Арджент снова фыркает, уже поворачивая на нужную дорогу. Городок очень маленький и хоть жилой дом, в котором охотник снял себе комнатку, и находился на окраине города - до него все равно было быстро добраться.
-Мне двадцать один. И я уже достаточно взрослый, чтобы начинать с десерта. - он чуть ведет бровями и смеется, чуть было не пропуская свободное парковочное место. В округе не видно ни души, все либо на работе, либо на учебе, как раз подходящее время, чтобы протащить в свою квартиру малолетнего оборотня, чтобы ни охотники, ни простые люди, ни оборотни не обратили на это внимания.
-Посиди в машине пять минут. Я зайду первый. Сможешь определить нужную дверь по моему запаху, волчонок? Или тебя пока этому не научили? - да, Крис поддевает оборотня. Ему нравиться играть с мальчишкой. А еще хочется заставить его побегать за собой, так же как Крис вчера и сегодня бегал за ним. Охотник снова наклоняется к пассажирскому сидению и на этот раз вкладывает все свои чувства в поцелуй, превращая его в нечто горячее, влажное и многообещающее. А потом по всем канонам выходит из машины и топает в сторону главного входа, не оборачиваясь, но чувствуя на себе взгляд волчонка.
--
Квартира Арджента была действительно крохотной студией. Сразу у входа маленькая кухня по одну сторону и дверь в уборную по другую. Посередине главной комнаты большая двухспальная кровать, за ней только зашторенные темной тканью окна. Невысокий комод с одной стороны, на нем же телевизор и телефон, с другой стороны письменный стол с ноутбуком.
Крис не успел обжиться за эти два дня, что он вернулся в БХ. Его сумка стоит у кровати в полуразобранном виде, его вещи валяются то тут, то там, в основном на письменном столе и стуле. Зато арсенал Арджент уже распихал по всем уголкам квартиры, ножи, пистолеты, кое-какие травы.
Первым делом охотник вытаскивает оружие, что сегодня взял с собой, и прячет его в кухонном шкафчике. Ему не хочется в очередной раз напоминать Хейлу о своем статусе, о своей работе. Да и пугать мальчишку в лишний раз не нужно. А вот пытаться убрать хаос, который мужчина устроил вчера в квартире - бесполезно. Поэтому Арджент плюет на это все и сразу же набирает номер местной пиццерии, флаер которой так удобно обнаружился в его письменном ящике. Он заказывает две большие мясные пиццы и газировку, за полчаса должны привезти.

+1

18

Ой, ну и пожалуйста! Хочет возмутиться Питер, ведь Крис не оценил его приставаний.  Дулся он недолго, ведь знал, что мужчина прав. Доехать поскорее он и сам бы не отказался, чем больше он проводил времени с мужчиной, тем горячее становились его мысли. Каким будет ласка сейчас? Он не сомневался, что получит свое, но ему нравилось фантазировать. В голову приходила ерунда, вроде долгих поцелуев и медленных ласк - он неплохо изучил свое тело, но никогда не мог уделить внимания партнеру. Он задумчиво кусает губу и кивает, когда Крис останавливает его и дразнит возрастом.
-Нуууу, я думал тебе двадцать пять или около того. Так что для меня ты старый. - Питер украдкой облапывает его тело, думая какой он под одеждой. Представляет плечи, грудь, живот. От Криса видимо не ускользает внимание, поскольку он решает подразнить оборотня, подарив ему глубокий, влажный поцелуй со вкусом арбузной жвачки. Опять! Какая всё-таки синтетическая мерзость!!!
Питер недовольно фыркнул в губы охотника и укусил того за щеку.
- Я смогу взять твой след даже спустя сутки, - замечает он не без хвастовства. В слежке он чертовски хорош, да и запах охотника изучил весьма прилично. Арджент покидает машину.
Нотки перца, немного мякоти грейпфрута, морская соль. Он довольно щурится мужчине вслед, выжидая две минуты.
Шлейф, оставленный перцовыми нотками считывается лучше всего. Чертов Арджент путает след, спускаясь и поднимаясь, минимум, трижды, что успевает и взбесить Хейла, и подстегнуть его охотничьи инстинкты. Слежка отнимает у него пять минут времени, что он мог потратить в постели горячего мужчины и да, он сердится и задумывает гадость. Кдвери он подкрадывается бесшумно, по волчьи, проскальзывая в дверь, точно зная, что даже чуткий слух опытного  человека не распознает поступи волчьих шагов. Волки умеют красться на кончиках лап, подбираясь к жертве так близко, что хватает одного мощного броска, чтобы переломать ноги или прокусить сухожилия. Бред, волки никогда не целятся в шею, как показывают в дешёвых фильмах. Их цель обездвижить жертву, а не заляпаться по холку в крови.
Он подкрадывается к охотнику.
- Бу, - громко, прямо на ухо и сразу же отпрыгнуть назад, не давая словить себя в захват. О, да, он знает, что такое нападать на охотника.
Питер клыкасто ухмыляется, подсвечивая взгляд синим. Немного магии и мастерство. Куртку, ботинки и сумку он спрятал за трубами на лестничной клетке, оставшись в штанах и футболке. Ни грамма лишнего веса, идеальный план, чтобы напомнить, что не стоит дразнить даже молодого волка.
- Извиниииии, - бесстыдно тянет он, переступая босыми ступнями по полу, подкрадываясь волчьим шагом, бесшумно и глядя охотнику в глаза. Прижался. - Я выследил тебя. Где моя награда? - Он мягко погасил сияние глаз и втянул клыки, по привычке, вовсе не эротично облизывая пересохшие после трансформации губы.

0

19

В будущем Арджент будет скучать по тем дням, когда мог позволить себе испугаться. В будущем он никогда не будет оставлять спину незащищенной. Никогда не останется безоружным. Никогда не будет оставлять дверь открытой. Никогда не доверится никому.
Но сейчас он вздрагивает от удивления и чуть ли на месте не подпрыгивает. Рука машинально ищет пистолет за пазухой, который к счастью остался на кухне, но стоит сердцу немного успокоиться, а глазам - увидеть, как Крис тут же начинает смеяться, щуря свои счастливые глаза. Это всего лишь Питер разыгрался. Его маленькая и вредная Дива.
Охотник не может отвести глаз от мальчишки, который так озорно играет с ним. Хочется поймать его, прижать к себе, сначала как следует защекотать, а потом зацеловать до момента, когда губы волчонка снова станут ярко алыми.
-Если ты хочешь моей смерти, то мог бы просто покусать, а не пугать до сердечного приступа! - он наигранно негодует, скидывая с себя куртку прямо на пол и уже наступая на Хейла, расставляя руки пошире, чтобы поймать. Но Питер сам пришел в его объятия, от чего мужчина тут же расслабился и размяк, обхватывая тощее тело мальчишки, прижимая крепче к себе, наблюдая за метаморфозами на его лице. Никогда еще оборотни не казались Ардженту такими загадочными и великолепными, а вовсе не пугающими.
-Ты получил бы награду, если бы не напал на меня со спины, волчонок! Так что теперь тебя ждет только наказание! - Крису хочется еще подурачиться, поэтому он начинает и впрямь щекотать бока Хейла, не давая ему вырваться, подталкивая в сторону кровати. Когда Питер оказывается на ней, Крис падает сверху и прижимает его своим телом к матрасу, уже каким-то магическим образом оказавшись между ног мальчишки, все еще продолжая свою пытку. Он что-то рычит, смеется, кусает парня то в щеку, то в плечо, будто сам животное.
В конце-концов он успокаивается, всматриваясь в яркие и такие живые глаза Питера, держа его руки за запястья над его головой, прижатыми к простыням. Весь мир вокруг замирает, Арджент боится дышать, не хочет потерять этот момент. Ему так невозможно хорошо, что сейчас, вот в этот момент, он готов сам стать оборотнем и убежать подальше от строгого родителя.
-Ты восхитительный. - Крис почти не находит слов, но выбирает именно это слово. Оно как никакое другое подходит Питеру. Голос охотника тихий и осторожный, а хватка смягчается, позволяя убежать в любой момент. Ладони скользят по рукам вниз, по груди и бокам. А чтобы не пойти еще дальше, Арджент запихивает свои шаловливые руки под спину мальчишки, как будто это сдержит его похоть хотя бы ненадолго. Крис наклоняется и осторожно целует мальчишку в губы, снова мягко и нежно, словно он фарфоровый, а потом в скулу и в место чуть ниже уха, в шею. Питер так заманчиво пахнет, как какая-то кислая сладость. Хоть охотник их и терпеть не может, но один только запах заставляет его рот наполняться слюной.
Сегодня Крис нежен. Он не такой, как тогда в клубе, он не хочет больше так. Или пока? Он хочет изучить тело своего любовника, хочет боготворить его, хочет показать, насколько же его крышу сносит от прикосновения к этой идеальной коже.

+1

20

Питер визжит, как ребенок, и смеётся, выворачиваясь ужом из хватки охотника, но не применяя силы, позволяя увлечь себя в игру. Крис смеётся, словно трескается лёд, звонко и гулко, а Питер буквально светится от счастья и зашкаливающих эмоций. Арджент не стал его ругать или...применять силу. Вместо этого смех и щекотка. Питер вскрикивает, когда его неожиданно заваливают на кровать и протестующе вскидывается, что только дает охотнику место для маневра. Он ложится сверху и Питер ощущает весь его вес на себе, а лёгкие уже болят смеяться.
- Криииис, ты меня задушишь, серьезно! Ты тяжёлый! Борода колется! - Кажется кто то забыл побриться и теперь щетина царапала ещё нежные щеки Питера. В какой то момент он выдыхает, прекращая хохотать и ловит взгляд охотника. Он распят под ним, открыт, а Крис нависает сверху и рассматривает его лицо. Питеру внезапно становится жарко и тяжело, душно, от одного только взгляда синих глаз.
- Ты смущаешь меня. - через силу выдавливает он, и тут Крис делает нечто ещё более смущающее.
Комплимент мгновенно заставляет оборотня вспыхнуть, по щекам расползаются неровные пятна румянца, а глаза подсвечиваются синим.
Крис выглядит таким...влюбленным? Сердце заколотилось как бешеное, стоило ему продумать и произнести фразу в голове. О боже. Боже, как же он...они сильно влипли.
Руки сами взлетают, обхватывая охотника за шею, скользя по волосам, запутываясь в прядях. Поцелуй в шею вызывает в Питере дрожь и он неожиданно для себя, громко и откровенно стонет, поспешно захлопывая рот, прижимая тыльную сторону ладони к своим губам. Стыд захватывает все его существо. Он давно не невинен, но сейчас ощущения в тысячу раз острее, потому что Крис трогает и целует его иначе. Медленно. Наслаждаясь. Питер тихо всхлипывает, пытаясь заглушить эмоции ладонью, смотря в глаза охотника и, свободной дрожащей рукой опускаясь вниз по спине, подхватывая край футболки и тянет ее вверх, медленно стаскивая с торса. Он кусает свои собственные пальцы, обретая иллюзию контроля и смотрит на открывшиеся кусочки кожи. Мощная шея, он слышит как бежит кровь и бьётся пульс, выступившие ключицы и сустав плеча, грудь...все что ниже скрывается в темноте и Питер, несдержанно, выпускает когти и в одно движение кромсает футболку на части, обрывая клочки с тела, не отнимая руку от своих губ. Выдох. Рука медленно убирается.
- Я слышу, как колотится твое сердце, - он опускает кончики пальцев на грудь, напротив сердца и выстукивает уже мягкими подушечками ритм, который плавно ускоряется, стоит Питеру погладить кожу. - Как...интересно. - бормочет он, проводя пальцами до шеи и сонной артерии, подбородка, щеки, скулы. - Это безопасно...для человека? Так быстро...
Он беспокоится. Внезапно для самого себя, он осознает, что ничерта не знает о людях, но об оборотнях - все.
- Все в порядке? - робко интересуется он.

+1

21

Арджент изо всех сил старается не давить так сильно на мальчишку, но отстраняться сейчас смерти подобно. Так что он все-таки делится своим весом, совсем чуть-чуть, хоть это и тяжело - удерживать свой вес на руках.
-Прости. - почти жалобно просит мужчина, то ли за свою отросшую бороду, то ли за тяжесть своего тела. Он хочет еще и еще раз извиниться, лишь бы Питер остался и позволил и дальше изучать свое тело, наслаждаться им.
Стоны мальчишки окончательно убивают остатки разума в мозгах охотника и он крепко зажмуривается, словно это пение ангелов, которое настолько божественно, что больно слушать. Но волчонок смущается и тут же запрещает себе продолжать такие чудесные звуки, а Арджент не будет ему мешать. Во-первых, он еще научит Питера не сдерживаться, научит его наслаждаться даже собственными постыдными стонами, а во-вторых, он не хочет закончить их игру, их изучение тел друг друга так быстро, что непременно произойдет, если из рта мальчишки вырвется еще хотя бы один стон.
Хочется пошутить про любимую футболку, но охотнику не до этого, он слишком занят шеей подростка. Он выцеловывает каждый доступный сантиметр кожи, проводит по ней языком, наслаждаясь таким естественным привкусом пота и жаром тела оборотня. По спине идут мурашки от осознания, что Хейл только что когтями без лишних усилий разодрал его плотную футболку и даже не царапнул плоть охотника. Питер опытный зверь, даже в таком состоянии он умудрился сделать все максимально четко. И даже эта нотка страха за свою жизнь, эта опасность возбуждала Арджента.
Крис чуть отстраняется, наконец-то давая Питеру шанс отдышаться. Да, возможно он чуть красуется, напрягая живот и показывая свое тело. -Это все эмоции. Они заставляют сердце биться быстрее или медленнее.  - Крису нравится вот так объяснять какие-то вещи мальчишке. Если бы тот выразил желание - охотник и из оружия научил бы стрелять. -Оборотни и некоторые другие существа, которые обладают улучшенным слухом, могут по одному биению сердца понять, насколько правдив человек. . - но мужчина умеет контролировать свое сердце. Он умеет обходить все законы природы и замедлять его, умеет оставаться спокойным даже во время гребанного апокалипсиса.  Но, видимо, не сейчас. Не когда перед ним такой восхитительный и юный любовник, которого хочется вжать в себя и никогда не отпускать больше.
-Но быстрое биение сердца не означает, что человек врет. - Крис странно себя ощущает. Это не он должен рассказывать подобные вещи юному оборотню. И уж тем более не должен говорить следующего: -Это все можно контролировать. Можно спрятать свою ложь за быстрым биением сердца, якобы разогнавшимся во время схватки. Или же держать его в узде и никак не менять скорости его биения. Смотри на обстановку. На эмоциональный фон. Следи за мельчайшим сбоем в привычном ритме и только тогда поймешь, где правда. Но не доверяй никогда и никому, не проверив трижды.
Сейчас Крис заволновался. Он представил себе картину того, что Питер встретился с другим, менее демократичным скажем так охотником. Он не хочет этого, не хочет, чтобы его волчонку было больно, чтобы его кто-нибудь обижал.
-И ври так, чтобы ты сам поверил в свои слова, если будет нужно. - он хмурится и смотрит в глаза Питеру, без слов умоляя оборотня не нарываться на проблемы, врать так, словно это последний раз, изворачиваться и убегать, но не нарываться. Выживать. Не смотря ни на что.
-Да. я в порядке. Ты заставляешь мое сердце сходить с ума. - чуть расслабившись говорит Крис, закрывая глаза и опуская голову на грудь волчонка. Его сердце тоже бьется как бешеное, только оборотень не слышит его, так как слишком привык к этому шуму. -Сам не далеко ушел. Прислушайся. - он быстро расстегивает рубашку мальчишки и снова прикладывается к его груди ухом, а руку Хейла укладывает рядом. Сердце молодое и бойкое, вырывается из груди уверенными ударами. Арджент улыбается и целует местечко рядом с соском, незамедлительно обхватывая его самого вскоре губами, покусывая. Сегодня он намерен как следует разогнать кровь в телах обоих, используя как оружие только лишь ласку.

+1

22

Хейл недоверчиво вслушивается в слова охотника. Он такой...серьезный? Питеру хочется съязвить, что он пришел не лекции слушать, а заниматься более приятными вещами, но горькие нотки в голосе охотника гасят его раздражение и он внимательно слушает, поглаживая мужчину по груди, волосам, за ухом.. любуясь телом и одновременно воспринимая информацию.
- Вот как. Мне говорили о подобном, но я не задумывался о полном спектре возможностей.. моего слуха.
Информация спасает жизнь. Питер знает. Тренировки облегчают борьбу за выживание. Он часами шинковал яблоки, отделяя только шкурку, а сейчас не задумываясь раздел охотника, не поранив хрупкого человеческого тела. Сейчас Крис заставляет его учиться, нежностью и лаской вплетая важное в сознание оборотня.
- Я умею лгать и контролировать свое сердце, но не думал, что и люди способны...обманывать всей душой. - пальцы путаются в волосах. - Но и помимо ритма сердца, есть химические сигналы тела, реакция на ложь. Если стоять с подветренной стороны, то контроль сердечного ритма не поможет...даже против юного волчонка. Ложь воняет. - веско заканчивает он фразу, сладко выдыхая, когда мужчина ложится на грудь и вынуждает прислушаться. Странно. Ритмы биения сердец сливаются в один. Ему неловко, словно он подслушал что то запретное, интимное и он перестает за секунду до того, как охотник решает похулиганить. Питер снова захлебывается стоном, переходящим в скулежь, ведь Арджент и не думает прекращать мучительную ласку. Слегка щекотно, стыдно и словно покалывает, он неосознанно притягивает его за голову поближе, реагируя на каждый укус громким поскуливанием, напоминающем умоляющее хныкание. Питеру не нужно скрывать свою сущность от Криса и он издает весьма разнообразный спектр волчьих звуков: скулежь, пофыркивание и, на пике наслаждения, короткий взвой, сопряжённый с несколькими мощными ударами головой о мягкую подушку.
Он и не подозревал, что ему нравится столь странная ласка и не пробовал касаться себя в области груди.
- Думал...это...для девчонок, - он пытается выдавить смешок, но получается фырканье. - Сильнее. - просит он, умоляюще вскидывая бедра и потираясь о любовника всем телом, царапая плечи и спину ногтями, едва удерживая волка внутри. Ладони ложаться на поясницу и бедра, прижимая плотнее, соединяя с движением вверх, только лишь трением создавая сладостную волну снизу вверх по всему телу.
- Я так тебя хочу, - выдавливает он, шепотом, закусывая губы, пытаясь вернуть себе контроль над разумом. - По...пожалуйста?
Тон получается вопросительным. Он наверняка жалок. Но...гордости сейчас нет места в их постели.

+1

23

Охотник слишком увлекся молодым телом своего любовника, перестав наконец-то думать о своей сущности, о своем клане, о своей судьбе и о возможной судьбе волчонка. Питер был так хорош в стонах, что Арджент каждый раз пытался запомнить какой именно звук получался от того или иного действия Криса. Если ласкать нежно, то мальчишка поскуливал, а если же наоборот - касаться жестче - то Хейл чуть ли не выл от наслаждения.
- Думал...это...для девчонок, - Арджент усмехается, думая о том, какой же парень все еще неопытный. Но ничего, Крис собирается сегодня показать ему хотя бы каплю всех тех ощущений, которые можно получить в постели с более опытным любовником. Он с силой кусает волка за сосок, исполняя просьбу мальчишки, но тут же зализывает место мягкими мазками языка, чтобы боль немного отпустила.
-Чего именно ты просишь, волчонок? - с хрипотцой спрашивает охотник, поднимаясь выше и стараясь поймать взгляд Питера своим. У него самого в голове множество идей для продолжения вечера, но остановиться на чем-то одном никак не получается. Хочется всего и сразу, хочется изучить всего Хейла, везде приласкать его, насытиться его молодым телом.
-Если хочешь, я могу снова сделать все ртом, как в прошлый раз. - мужчина внимательно следит за реакцией Питера, чтобы увидеть заранее хоть малейшую каплю сомнения, параллельно расстегивая на мальчишке штаны и приспуская их вниз. -Или могу приласкать тебя рукой, пока буду целовать твои невозможные губы. - рука Арджента легко протискивается между их тел и ладонь прижимается к паху мальчишки, пока закрытому нижним бельем. Он чувствует возбуждение волчонка, его жар, и не может дождаться ответа, чтобы наконец-то приступить к более серьезным действиям.
-Или мы можем пойти дальше и... - мужчина чуть запинается, тяжело сглатывая, спрашивая себя самого - готов ли он пойти настолько далеко с вчерашним девственником. -Я могу быть снизу, если захочешь. - наконец решается он, облизывая губы и уже представляя, как ему самому будет хорошо. И даже не важно в какой именно позиции он будет - дающего или принимающего.

+1

24

Питер пылает, жар оплавляет душу, врывается в сознание, душит мысль в момент ее зарождения. Тепло. Хорошо.
Он вплетает пальцы в волосы и выгибается в ответ на укус и громко стонет, забывая сдержаться.
Крис спрашивает. Снова. Похоже на кинк - болтать в постели. Голос Арджента нравится волку и Питер не против слушать его ещё и ещё.
Охотник смотрит в глаза и Хейл слово заворожённый, перехватывает взгляд, замирая, как жертва перед хищником. Вот он и попался, да?
Пальцы сбегают на шею и плечи, гладя кожу, ощущая подушечками бугорки и шрамы, чувствуя капли пота, запах, отдельно каждой части тела и всех сразу: сегодня Крис пахнет теплым молоком с корицей, горячим перечным печеньем. Уютом. Нежностью. Вниманием.  Удовольствием. И тем, чему Питер боится дать имя.
Он раздвигает ноги шире, вскидываясь в ответ на ласку и чуть не сбрасывая мужчину с себя. Упс. Немного волчьей силы.
Осознание приходит вместе с именем, что принадлежит тому странному запаху. Но он не желает произносить вслух.
Пальцы переходят на щеку, привлекая внимание к лицу, а не телу. Питер смотрит прямо в глаза охотника и в них плещется бесконечный, седой и сердитый океан. Хейл улыбается уголком губ.
Моё.
Охотник приручил волка, но не ему ли знать, что твари подчиняются лишь по своей воле?
- Я хочу, чтобы ты взял меня, - Питер не открывает взгляда от глаз человека. - Так, как сам захочешь. Не нужно спрашивать меня больше, - он проводит большим пальцем по губам любовника, на секунду опуская взгляд, чтобы взметнуть его снова. - Я хочу этого так, как хочешь ты.
Питер приподнимается и целует губы, вкладывая в ласку все смыслы, обрывки мыслей, чувств, мечтаний и чаяний.
Я хочу этого так, как хочешь ты. Потому что мы оба доверяем тебе.
Губы произносят слова без звука, выласкивая, отдаваясь в поцелуе полностью, вмиг превращая происходящее из пошлой игры в что-то важное, ломающее, разделяющее жизнь на до и после.
Он стоял на краю пропасти.
И сделал шаг.

+1

25

Крис догадывался, но в полной мере не понимал, как же это все сложно с девственниками. Сейчас охотник даже не знал, развлекался ли волчонок до этого сам с собой, используя пальцы не только для ублажения своего члена, но и для задницы. Спрашивать ему запретили, разрешили лишь делать все, чего самому захочется, что не облегчило жизнь Арджента ни на йоту. Придется действовать по обстоятельствам и постараться не разрушить магию, парящую между ними в воздухе и не причинить больше боли, чем следует.
Слова больше не были нужны, Крис даже специально запретил себе их использование, боясь того, что уже итак многого наговорил. Лишнего. Впредь он хочет сосредоточиться только на стонах Питера, на его тяжелом дыхании, на его мыслях.
В первую очередь охотник полностью избавляет волчонка от одежды, не забыв даже про носки, которые срывает с любовника чуть ли не с ненавистью. Как можно закрывать настолько прекрасное тело тканью? - думает он в порыве безумства, тут же подхватывая ступню оборотня и целуя нежную кожу щиколотки, оглаживая бедра мальчишки. В голове мелькает здравая мысль, что было бы неплохо найти смазку, которую Арджент еще не успел вытащить из своей сумки, поэтому он коротко целует Питера в губы перед тем как быстро подняться с кровати и метнуться в сторону рабочего стола.
И обязательно, словно в каком-то дешевом сериальчике, именно в эту секунду должны были постучать в дверь. Охотник дергается и машинально пытается вспомнить, куда подевался пистолет, но беспокойство длится не долго после громкого "Пицца!" из-за двери.
Поправив на себе штаны, а точнее собственный член в трусах, Крис быстро подходит к двери, и открывает всего на сантиметр, чтобы не позволить нежданному гостю разглядеть молодого любовника на кровати мужчины. Он быстро расплачивается, оставляя щедрые чаевые курьеру чисто из-за нежелания дожидаться сдачи, и возвращается к поискам смазки, по пути кинув две большие коробки с горячей пищей на кухонный стол.
-Мог бы предупредить меня о его приближении. - шутливо-укоризненно усмехается он, не в силах отвести взгляд от мальчишки на своей постели, параллельно перетрясая сумку в поисках искомого, и только после обнаружения прохладного тюбика Крис возвращается к кровати.
-Будет намного лучше, если ты перевернешься на живот. - говорит Арджент, помогая мальчишке последовать совету и перевернуться, придерживая его за бедра и чуть приподнимая их, любуясь теперь уже прогнутой спиной волчонка и его упругой задницей. Он искренне хочет сделать все безболезненно и максимально приятно для Хейла, но терпения не хватает даже на предварительные ласки, осуждайте как хотите, Кристоферу уже наплевать. Он быстро согревает небольшое количество смазки на пальцах и начинает массировать до сих пор девственный анус оборотня, надавливая уверенно, но не перегибая палку, растирая и согревая. Он успокаивающе гладит Питера по спине от самых плеч и до поясницы ладонью, тихо мурлыкая "не переживай", "не напрягайся" и "ты такой молодец". Первый палец на удивление легко проникает внутрь мальчишки, спасибо смазке и удобной позе. Крис пытается сначала максимально вместить только его, проталкивая глубже и лаская горячие стенки изнутри, прежде чем добавить еще один.
Когда в мальчишке уже свободно двигалось три пальца, Арджент уже сам был вспотевший и вымотанный. Он целовал спину волчонка и продолжал говорить разные милые и при этом развратные фразочки, а свободной рукой уже активно оглаживал член мальчишки, чтобы Питер не потерял интерес ко всему происходящему. Крис несколько раз добавлял смазки, поэтому комнату наполнили смущающие хлюпающие звуки, которые были отличным аккомпанементом стонам любовника.
-Вот так, ты большой молодец. Думаешь уже сможешь выдержать меня? Думаешь я помещусь теперь внутрь? - терпение подходило к концу, поэтому слова охотника были уже менее сдержанными и намного более пошлыми, грязными, голос загрубел, а руки его дрожали от нетерпения.
Презерватив в их случае не требовался, Арджент прекрасно знал все физиологические особенности оборотней. В частности ту, по которой они не могут ни болеть, ни быть разносчиками болезней. Что было крайне удобно, ведь в данный конкретный момент у мужчины не было сил на то, чтобы отправиться еще и на поиски защиты.
-Хороший волчонок, вот так. Сейчас, потерпи еще немного. - Крис наконец-то вынул свои пальцы из мальчишки и раздвинул его ягодицы, чтобы полюбоваться результатом своих трудов. Он не смог сдержать удовлетворенного выдоха, оглаживая покрасневшие края, растирая вытекающую из Питера смазку. Джинсы Арджент скинул с себя еще перед тем, как вернуться в кровать, поэтому мужчина незамедлительно пристроил головку своего члена к подготовленному входу и слегка надавил. Проникать внутрь было чуть ли не болезненно, ведь охотник пытался изо всех сил не торопиться в эту горячую и гостеприимную негу. Сантиметр за сантиметром Крис все-таки полностью поместился в мальчишке, придерживая его бедра крепко, удерживая на месте, не давая сбежать и дергаться. Наконец-то он позволил себе чуть расслабиться и навалиться на оборотня, упираясь руками в кровать по обе стороны от головы Питера и головой - в плечо волчонка.

+1

26

Питер почти мурлыкает, вернее фыркает, слыша по стуку сердца, что мужчина уже отказался от доводов разума в пользу торжества тела. Он довольно потянулся на постели, выгибая спину и явно красуясь перед любовником, что пожелал залюбить его всего - поцелуй в лодыжку оказался щекотным и Хейл не удержался от смешка. И от ощущений, и от внезапного стыда.
Шаги на лестнице он благополучно прослушал и подскочил на месте ничуть не менее удивленный, чем сам Крис. Когда охотник отсчитал его за это, Питер по-детски надул губы.
- У меня, знаешь ли, сверх-слух не всегда включен. Иначе я бы сошел с ума. А здесь у меня было более приятное занятие...чем подслушивать каких-то тощих подростков-доставщиков.
Фыркнув и явно оскорбившись, он перевернулся на живот, пряча пылающее лицо в подушках. Он конечно видел гей-порно (показал приятель по большому секрету), но осознать, что  он сам находится  в такой ситуации...оказалось сложнее, чем он думал. Крис сводил его с ума, но стоило ли поддаваться снова?
Впрочем, задумываться уже не приходилось. Разум капитулировал перед телом, оставляя горячее чувство возбуждения и стыда себе на смену. Прикосновение к коже обожгло, а потом легкий шлепок заставил вернуться к реальности, как и обманчиво мягкий голос.  Питер подчинился, приподнимая бедра и, к сожалению, в красках представляя, как все смотрится со стороны и прогнул спину.
Он знал, что красив, молод, идеален, но от самого ощущения раскрытости и беззащиттности, внутри все сводило сладкой судорогой. Смазка была холодной, пальцы теплыми и жесткими, даже жестокими. Питер уткнулся лицом в сгиб локтя и вцепился зубами в подушку. Оборотню не привыкать к легкой, надоедливой боли, но он не ожидал, что она принесет и наслаждение. Колени слабели и разъезжались во все стороны, подушку он все таки прокусил и, выдыхая, ударился лбом о матрас, изо всех сил сдерживая стоны, но не мог их скрыть.
Тело отзывалось на ласки фактически против его воли: он не знал, как должен себя чувствовать, но тело понимало само и расслаблялось, подставлялось, не оказывая ни малейшего сопротивления. Крис не был щедрым на прелюдии, но и сам Питер сомневался, что продержится долго. Много ли нужно озабоченному подростку в руках опытного партнера?
Он почти сгорал в пламени страсти, совершенно не отдавая себе отчета, что с ним творит охотник. Ощущение раскрытия и пошлый, грубоватый смешок вырвал его из состояния забытья и, вместо ответа, Питер аккуратно погладил Криса по руке, мокрыми и дрожащими пальцами.
Все и должно быть так? - металась в сознании последняя мысль. - Потому секс считается важным? - и наконец - Почему именно он?
Пальцы охотника свободно гуляли по его телу, изучая, раскрывая. Пауза. Судорожный выдох за спиной. Питер понял  - его рассматривают и задушенно заскулил от чудовищного чувства стыда, заполоняющего все его существо. О святой неметон.
- Еще сфотографируй! - язвительная фраза, брошенная только для самозащиты.
Крис не слушает и, наконец...
Почему он? Почему?
Питер мог выбрать для сексуальных экспериментов любого из своих приятелей, случайного попутчика, собутыльника в баре. Но нет, случайный быстрый минет в туалете превратился в секс по добровольному согласию. Его первый секс с мужчиной.
Почему?
Питер спрятал лицо в подушках, слыша тихий, но хриплый успокаивающий голос и дрожал всем телом, то ли от сковывающего стыда, то ли от чрезмерного возбуждения..
Потому что я ему важен.

Эгоистичная мысль, скользнувшая в подсознании. Крис предлагал выбор. Многие варианты. Но Питер сам выбрал лечь под него. Принять все так, как хочет охотник. Но Арджент медлил, нежил, заботился. Хейл не мог понять причин, но догадывался, что в нем слишком много хорошего.
-Еще, - тихо выдыхает он, когда Крис, снова мучительно медля, завоевывал его тело. - Я же оборотень, МНЕ НЕ БОЛЬНО! - зарычал он, двигая бедрами, правда тут же срываясь на всхлип, когда Крис вошел полностью.
Ощущения были такими странными. Питер не испытывал ничего похожего. Словно...соединение? Да, пожалуй так, хотя само сравнение показалось ему глупым. Он слегка повернул голову аккуратно стукаясь виском о лоб охотника. Теперь и он сам ощутил всю дрожь и напряжение его тела как свои собственные. Из головы вылетели все мысли об эгоизме.
Это он заставлял Криса чувствовать себя так. Он не хотел, чтобы ему было тяжело, потому просто упал на кровать, укладывая голову на бок, но держа бедра высоко вверху, шумно и часто дыша, стараясь привыкнуть к странным ощущениям внутри своего тела.
- Я в порядке. Со мной все хорошо, - пальцы аккуратно касаются напряженных рук. - Ты же охотник и знаешь, нам редко можно...причинить...боль. А уж тем более, если боль принесет удовольствие...нам обоим.
Собравшись, наконец, с силами, он приподнялся на руках, прогибая спину и, на пробу, подаваясь вперед и сразу назад, делая всю работу за любовника. Глухой стон, сорвавшийся с губ, звучал совершенно иначе, скорее похожий на рычание, которым он наверное и был.
Питер двигался сам, сжимая зубы, вздрагивая всем телом от ощущения растяжения и прикосновения - по касательной словно к оголенным нервам внутри тела. Подобное он ощущал несколько раз во время ласки пальцами, но теперь ощущения были полнее и острее. Хотелось еще. Еще!
Он заскулил и убрал руки, падая на подушки лицом и упираясь плечами, оставляя бедра вверху, подчиняясь целиком и полностью, отдавая себя на откуп страсти, не двигаясь и не сопротивляясь.
- Пожалуйста. Прекрати думать и просто...используй меня? - в голосе проскозил смешок, законченный тихим всхлипом. Питер уткнулся в подушку, комкая пальцами простыни. - Я не выдержу эту пытку так долго.

+1

27

Для девственника Питер был крайне отзывчив. Он с таким рвением реагировал на ласки, с таким желанием выгибался под руками Криса, словно глина в руках мастера. Охотник до конца не мог поверить, что все это происходит на самом деле. Что его самая обычная солдатская жизнь закончилась и он нежится в кровати с молодым и полным энтузиазма любовником. Только вот в настоящей армии Арджент еще не был, а солдат он по рождению, а не по призванию. И придется когда-нибудь вернуться туда, в тот холодный и безразличный мир. Но сейчас мужчина предпочитает не думать об этом и с головой окунуться в блаженство, в ощущения от этого горячего нутра, мягкой кожи, сладкого голоса и мускусного запаха.
Волчонок действительно топил охотника своим энтузиазмом и желанием поскорее перейти к самому интересному. Не успел сам Крис успокоить свое бешено колотящееся сердце, не успел выдохнуть перед тем, как броситься в океан блаженства, как Питер решил пойти навстречу и сделать все самостоятельно. Он выгибался и чуть ли не урчал, как кот, а не как оборотень, сам делал себе больно, насаживаясь на член Арджента, лишь бы поскорее пришел оргазм, заставляя Криса шипеть от переизбытка чувств.
-Нетерпеливый волчонок. - наполовину восхищенно, наполовину сердито, -Я не могу прекратить думать о тебе, глупый. - говорит он, когда мальчишка наконец-то сдался и упал на кровать верхней половиной тела, полностью отдаваясь охотнику.
-Не хочу использовать. - практически пыхтит мужчина, перенося весь свой вес теперь на одну руку, второй же придерживая мальчишку за талию и начиная двигаться в нем неторопливыми толчками. -Хочу дарить удовольствие. - он говорит в самое ухо Питера, касаясь его губами, таком тоном, словно делится секретом. -И получать его. Одновременно. - рука на талии сильнее сжимается, на теле обычного человека наверняка бы остались после синяки, но не на Хейле.
Он особенный, он оборотень, он наполовину животное. Его регенерация улучшена, подобные метки надолго не остаются на его теле, и сейчас, когда Крис об этом задумывается - ему даже жаль. Он бы хотел пометить Питера, подарить ему следы от зубов и человеческих ногтей, хотел бы оставлять на нем синяки и фиолетовые засосы. Арджент никогда еще не чувствовал себя самого таким зверем. Он рычал и сильнее, резче трахал мальчишку, чувствуя как строится оргазм, как он стремительно приближается.
-Черт.! Малыш, приласкай себя. Давай, помоги себе. - охотник срывается и наконец-то выпрямляется, моментально чувствуя прохладу из-за отсутствия соприкосновения с телом мальчишки. Но в таком положении, стоя за волчонком на коленях, намного удобнее вбиваться в податливое тело. Картина открывается великолепная, Крис видит как его собственный член с легкостью исчезает в раскрасневшимся колечке мышц, видит то огромное количество смазки, с каждым толчком выбиваемое из Питера, видит его напряженную спину и капли пота. Ему снова хочется оставить свою метку, как будто Арджент вовсе и не охотник, а самый настоящий оборотень. Но, к сожалению, единственный выход - это пометить собственным запахом. Новые витки мыслей завлекают мужчину, он думает о том, что Питер  будет за милю вонять их сексом, он будет пропитан запахом Криса многие часы. Ардженту хочется окрасить спину мальчишки своим семенем, растереть ее по его спине.
-Блять! - мужчина перешел границу, когда ему есть дело до своего любовника. Он на пике удовольствия, его тело уже начинает ныть от усталости, а перед глазами начинает все рябить. Он длинными и даже чересчур короткими толчками входит в тело любовника и замирает, переживая пожалуй лучший оргазм в своей жизни. Крис падает обратно на мальчишку, еле-еле успевая опереться руками о матрас, он дышит парнем, водит носом по его открытой шее, по щеке, по волосам. Он чувствует как до сих пор он заполняет волчонка спермой изнутри, уже представляя, как она будет вытекать из его растраханной задницы, и переживая такое удовольствие, которое невозможно передать словами.

+1

28

Питер не согласен. Не важно с чем. Не согласен. Он возмущенно шипит, пыхтит и огрызается. Не потому, что знает, как лучше. Сходит с ума от эмоций и похоти.
- Ты слишком романтичный, - бормочет он в подушку, вздрагивая всем телом только от звуков голоса.
Почему они ведут себя как безумцы? Он читал что-то по психологии сексуальности, у Фрейда и Юнга, но к сожалению или к счастью, не запомнил примерно ни йоты из сотен умных слов, прочитанных им за годы изучения психологии. Но ему казалось, он знает - для них с Крисом заниматься сексом означало...свободу. От семей, от обязательств, от чувств. И то, как с ним нежничал охотник примешивало нежелательные эмоции в их "просто секс". Питер осознавал, что сам шагнул за черту. Но отказаться от глотка свободы оказался не в силах.
- Твои слова больше подходят для влюбленного, а не любовника, - Питер поднимает опасные темы, но его ведет, чертовски ведет, ведь Крис нежно разговаривает с ним и двигается мягко и сладко, посылая по всему телу волны электрических разрядов. Питер всхлипывает на фразе "дарить удовольствие" и кричит на "одновременно". Крис чертовски хорошо трахается и Питер выдыхает вперемешку со скулящими звуками различной степени тяжести, а рука на талии контролирует, напоминая, что ведущий здесь - охотник. Питер почти не слышит его слов, но нутром понимает желания мужчины, но отчаянно мотает головой. Нет. Он хочет разделить на двоих не только удовольствие плоти, но дыхание, сердцебиение. Всё до последнего атома и он хочет получить удовольствие от взаимности ласк, а не того, что может получить каждую пятницу вечером, когда все сваливают по своим делам.
Он пропитан запахом охотника, его следы повсюду - в смешавшихся каплях пота на бедрах, в оглушающих прикосновениях по талии и спине, внутри - вместе с естесттвенной смазкой. Питер не знает, как ему избавиться от запаха, как стереть с себя его касания и, что главное, как выбросить мужчину из своей головы.
Он не может. Он проиграл.
Крис потерял связь с реальностью и Питер начал вскрикивать все чаще, от смеси боли и удовольствия. Кажется, охотник перестал думать и Хейл рад этому, ведь иначе никто из них никогда не закончит вовремя. Он цепляется за простыни, всеми усилиями стараясь не подаваться ни назад, ни вперед, фиксируя бедра в одном положении, чтобы мужчина каждый раз касался его внутри так, что у Хейла перед глазами плясали звезды. Крис матерится и почему-то это подстегивает Питера. Он ахает, когда ритм резко меняется и понимает что это то, чего он так хотел. Он кончает на несколько секунд раньше мужчины, ни разу не прикоснувшись к себе, падая на грудь окончательно, всхлипывая и чувствуя, как по простыням растекается мокрое пятно, а внутри него теплая и липкая сперма. Крис прижимает его к себе, нюхает и Питер неловко хихикает, в последней попытке сохранить между ними хоть миллиметр расстояния отползает от охотника, слегка отпихивая его.
- Ты тяжелый, - тихо ворчит он, уползая в сторону, боком, пытаясь восстановить дыхание.
С трудом поднявшись на колени снова, он приподнимается и, разводит ягодицы руками, показывая охотнику самого себя, растянутого, растраханного, с вытекающей спермой, пачкающей бедра. Проводит пальцами по анусу, погружая в себя сразу два пальца и вынимая их, все в сперме. Красуется, заводит и возбуждает снова.
- Тебе понравилось? - почти мурлыкает, продолжая игру пальцами, размазывая семя по своей коже. Неприятно стягивает, но можно пережить. Широко разводит пальцы с выдохом, продолжая игру для мужчины и демонстрируя что да, кое-чем он самостоятельно баловался.
- Регенерация. Всегда буду как девственник, - добавил он, погружая внутрь три пальца и фривольно ублажая себя, поддразнивая. На выдохе вынул из себя пальцы и повел бедрами. - Не верю, что тебе не захочется заполнить меня еще пару раз...
Да, он приглашает, да, фактически настаивает. Мурлыкнув, он переворачивается на спину, а после садится, подползая к охотнику и нежно укладывая ладонь на его пах, обхватывая пальцами и ласково, глядя в глаза, ублажает ладонью, возбуждая полуопавший член.
- Как ты хочешь? - все возвращается на круги своя. Питер припоминает ему разговор в самом начале. - Ртом, руками или же...еще раз внутри, пока я гостепреимен? - он улыбается и, фыркая, потирается носом о нос мужчины, едва сдерживая себя от похоти и желания продолжить. Сейчас же.

+1

29

Крис скатывается на кровать совершенно не грациозно. Он вымотан, весь мокрый от пота, тяжело дышит. Но это настолько приятная усталость, которая не может сравниться даже с несколькими часами в спортзале.
-Прости, волчонок. - хрипло и с усмешкой отвечает мужчина, лишь краем глаза глянув на Питера. Уж слишком было лень возвращаться с седьмого неба. Он ни о чем не думает несколько блаженных секунд, улавливая лишь отдаленное шебуршание молодого любовника, чувствуя как матрас под ними прогибается. Арджент уже хотел спросить, куда это Хейл собрался, но стоило ему все-таки открыть глаза и взглянуть на волчонка, как улыбка до самых ушей появилась на лице охотника.
-Главное, что тебе понравилось. - до мужчины только сейчас медленно доходит осознание, что он не в курсе, получил ли Питер вообще удовольствия. Он быстро осматривает любовника, замечая его в общем помятый вид, бешеные возбужденные глаза, а еще от его внимания не ускользает мокрое пятно не_пота рядом с тем местом, где как раз мальчишка и находился в период их игр.
-Видимо и правда понравилось. - чуть язвительно повторяет Крис, наблюдая за волчонком взглядом, за тем как он играет пальцами с собственной задницей и спермой Арджента, но и пальцем не пытаясь пошевелить. Зрелище и впрямь захватывающее, именно это охотник себе и представлял на пике оргазма, поэтому сейчас он чуть ли не задерживает дыхание, любуясь идеальным телом и идеальным поведением избалованного мальчишки.
Но насладиться видом долго не получается, Питер приближается и начинает сам тянуться своими любопытными руками к телу Арджента. Он не против, совсем, но двигаться сейчас практически нет сил, в отличии от некоторых - он всего лишь человек. Натренированный, опытный, но человек.
-Думаю, что тебе придется немного постараться, чтобы как можно быстрее возбудить меня. Чтобы я снова мог воспользоваться твоим гостеприимством. - да, Крис дразнит, игриво касаясь колена мальчишки, чуть приподнимая голову в попытке коснуться губ волчонка, но делая из себя слабого уставшего мужчину, не способного сейчас даже на это.
-Я дам тебе минут пять поэкспериментировать, поделать то, что ты сам захочешь с моим телом. А потом я снова уложу тебя на лопатки и в этот раз возьму лицом к лицу, чтобы можно было смотреть в твои развратные глаза. - мужчина чуть подтягивается вверх, чтобы полу сесть - полу лечь на кровати, прислонившись к ее изголовью. Он хитрым взглядом следит за оборотнем и в наглую закидывает руки себе за голову, показывая, что не собирается вмешиваться.

+1

30

-  Вы, люди, слабые создания, - хихикает Питер, пробегаясь пальцами по груди охотника, сосредоточенно морща лоб и выдумывая, что бы такого этакого сделать с телом, что ему предоставлено. - Я только разыгрался...
Для начала он потягивается и все же целует охотника в губы, нежно, мягко, пофыркивая от удовольствия и прикусывая нижнюю губу, оттягивая ее и легко, чуть сильнее надавив, прокусывает до крови, ласково слизывая капельку с губ мужчины. Ладонь  мягко гладит плоть, скорее дразня, чем выдавая нечто серьезное.
Первый запал прошел, они оба удовлетворили свою похоть и наступало время для игр. Прилизнув губы на прощание, Питер потерся носом о шеку и шею, опускаясь губами ниже и нежно вылизывая чувствительную кожу, чуть ниже уха, прямо гле соннаяя артерия. Легко прикусил кожу зубами и прилизнул, опускаясь к месту между плечом и шеей и неожиданно и жестко впиваясь клыками в кожу, мгновенно прокусывая и посасывая, оставляя багрово-синий синяк, которым остается очень доволен.
- М-о-ё, - слегка нараспев произносит, кусая в том же месте, чуть ниже. Вполне достаточно, чтобы прикрыть позор футболкой. Вновь оставляет багровый и на сей раз кровоточащий засос, бережно вылизывает рану, пережимая член, не двигая рукой больше. Украшает его - всего, долгими, болезненными засосами по всей шее, плечу, груди. Оставил не меньше десятка, крайне глубоких и болезненных ран. Уткнулся носом в сосок и нежно прилизнул, заглядывая в глаза мужчины, наконец подключая вторую руку и ласково гладя второй и  перекатывая в пальцах. Укус уже предсказуем, но Питер нежничает, не делая больно, скорее заигрывает, оттягивая и отпуская, потом зализывая свою вину и начиная медленно двигать ладонью на члене, сжимая руку жестко, но не ускоряя ритма. Опускается ниже, укладываясь щекой на бедро, перехватывает взгляд, лаская член уже обоими руками, глаза совершенно бесстыдные и пьяные от страсти.
- Моё, -  в отличие от первой фразы, вторая прозвучала утвердительно.
С нежной улыбкой он провел кончиками пальцев по головке плоти, приподнимаясь и неожиданно прижимаясь к  члену щекой, потираясь, как животное, издавая низкое и утробное ворчание, перехватываяя взгляд мужчины и продолжая ласкать член ладонями, не отодвигаясь, чувствуя как по щеке размазывается смазка.
- Ты прав, смотреть приятно, - он улыбается и облизывается,  слизывая часть смазки языком. - Соленыыыый... - произносит одними губами,  улыбаясь и дразня.
Кажется у Питера слетели все тормоза. Или сказывается эйфория после оргазма,  но ему нравится иметь власть над партнером и играть с ним. Он ласкает плоть чуть сильнее и на сей раз слизывает смазку с головки, короткими и быстрыми движениями языка, пробуя.
- Хм. А знаешь. Похоже на лакрицу, - заявляет он, причмокнув губами и растянув их в улыбке, поднимая на мужчину невинные глаза. - Люблю лакрицу.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » Look at me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC