chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » for me it’s all I know, it’s run and go


for me it’s all I know, it’s run and go

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s3.uploads.ru/Bm3qZ.png

for me it’s all I know, it’s run and go

https://i.imgur.com/aFP8ZML.gif https://i.imgur.com/cCUKECD.gif
https://i.imgur.com/IFaD8aT.gif https://i.imgur.com/eozNVLI.gif

◄ Up, down, but the world keeps spinning 'round and 'round
I see this place ain’t big enough for me I want you to take me away-way-way
What you want to say? ►

участники:Aradia Trevelyan & Anders

время и место:9:41, Скайхолд

СЮЖЕТ
Если Хоук действительно рассчитывал, что Андерс будет послушным мальчиком и останется в четырёх стенах до тех пор, пока дело не будет сделано, то он очень сильно ошибался. Если Андерс, в свою очередь, рассчитывал ускользнуть незаметно, он явно ещё не понял, что у Инквизиции глаза за каждым углом. Особенно если это их собственная база.

+2

2

Просторную комнату, находящуюся в самой безлюдном крыле Скайхолда, так или иначе патрулировали шпионы Лелианы. При всем уважении к Варрику, слежка была жизненно важной, поскольку Хоук знал о многом, что нужно было Инквизиции, и любое посягательство на его жизнь со стороны многочисленных врагов Арадии могло испортить все планы. Никто не лез за границы личного пространства, но шпионы исправно присматривали за хижиной.

К Арадии все чаще стали приходить отчеты о том, что спутник Хоука то и дело выглядывал из обители, высматривал тропы и выглядел несчастным, будучи запертым в четырех стенах. Но все эти сведения не имели смысла, Арадия и сама могла представить, как сложно наверняка Андерсу сейчас и как хочется ему вырваться из неволи. Мятежных магов объединяло именно это нежелание сидеть на одном месте в бездействии.

Она сама была такой целую вечность назад.

Когда с вороном пришла весть, что Андерс покинул крепость в отсутствие Хоука, Арадия наказала шпионам не вмешиваться. Она облачилась в обмундирование, оделась теплее и, перехватывая посох, направилась в одиночку за убегающим магом. От Скайхолда вели лишь две тропы, одна из них была полна лагерей агентов Инквизиции, вторая упиралась прямиком в подножье, в котором водилось множество диких зверей и находилась пара мест с подозрительной активностью демонов, которые Инквизиция еще не до конца исследовала.

Шагая по заснеженным дорожкам, Арадия торопилась срезать дорогу и догнать Андерса. Освещая себе путь зеленым светом Якоря, Арадия в скором времени услышала скрип снега под чьими-то торопливыми шагами, заметила в темноте человеческий силуэт и поблескивание навершия магического посоха. Ошибки быть не могло.

В этих горах очень легко заплутать без карты и снаряжения, — улыбнулась Арадия, выходя из ночной тени лицом к лицу к магу, о котором знала слишком много, чтоб называть его незнакомцем.

Он был тем, чьими призывами к действию питал желание Арадии избавиться от оков, накинуться на тех, что пользовались своей властью, обозначить свою непреклонную свободу и разрушить до основания весь институт Церкви. Он был тем, кого Арадия до пены изо рта готова была защищать, чьи интересы отстаивать, чье имя возносить.

Но случился взрыв. И теперь Арадия не может назвать себя фанатичной последовательницей действий столь нашумевшего мага-отступника, трижды обманщика, тысячу раз убегавшего от людей, миллионы раз слышавшего упреки в свою спину.

Мне так жаль, что Вы решили уйти так поспешно. Я желала о знакомстве с Вами в менее… — Арадия осмотрелась, — диких условиях. Позвольте представиться, Арадия Тревельян.

Улыбнулась. Протянула сумку, туго набитую чем-то.

С этим не замерзнете до смерти.

Отредактировано Aradia Trevelyan (2018-11-06 14:16:47)

+2

3

[indent] Порой Андерс обещал себе, что вот в этот раз всё точно будет по-другому; что он ни за что и не подумает о побеге, ведь рядом с ним теперь есть Гаррет, и уж если маг и решит куда-то уйти, то только вместе с ним. Не потому, что Хоук сохранил ему жизнь и подарил для неё новый, доселе недоступный и во многом запретный смысл, на который Андерс уже и не надеялся. И уж точно не потому, что лекарь боялся (смешно!) попасть под облаву храмовников или тех Серых Стражей, что всё ещё могли испытывать по отношению к их бывшему собрату не самые светлые чувства – ферелденец умел выживать и выпутывался из множества передряг ещё до того, как они с Гарретом в принципе узнали о существовании друг друга. Всё же здесь было нечто большее, и Андерсу хотелось оставаться подле Хоука, и чтобы тот в свою очередь оставался подле него. Казалось бы, идиллия, где все точки расставлены над i. Но это было бы слишком просто, разве не так? Маг уже давно понял, будь то судьба или же Создатель, никто из этих двоих терпеть не мог счастливых историй и простоты жизни.
[indent] Именно поэтому Андерс практически не удивился, когда в какой-то момент услышал его. Зов был назойливым, но прекрасным. Он манил, завораживал и пугал одновременно. В конце концов, как же он мог не пугать человека, который понадеялся, что оставил Орден и все его заморочки позади? Нет, он не был столь наивен, чтобы думать, словно скверна, кружащая у него по венам, вдруг взяла и испарилась, когда он покинул Серых Стражей, предварительно вырезав целый их отряд. Однако маг уж точно не подозревал, что Зов настигнет его так скоро. Издёвка Создателя, как пить дать.
[indent] Всё это начало происходить, когда они с Гарретом пересекли границу Орлея. Поначалу мелодия была тихой и почти незаметной, и Андерс связал её с усталостью и долгой дорогой, но чем ближе они подходили к Ферелдену в целом и к Крествуду в частности, тем настойчивее она становилась. Целитель мог кормить байками своего спутника, не желая набрасывать на его плечи очевидно лишний груз, однако себя он обманывать не мог: путёвка на Глубинные тропы уже прожигала ему карман брюк, а голос Справедливости, не кстати интересующегося природой сего явления в их общей черепной коробке, доводил чуть ли не до бешенства.
[indent] Неожиданное облегчение маг смог почувствовать лишь после встречи с Алистером. С ним они раньше не пересекались, но Кусланд нередко вспоминал друга, оказавшего ему помощь в борьбе с Мором, и Тейрин всё ещё был полон энергии и юношеского задора, словно только что выпрыгнул из рассказов Айдана и совсем не изменился за последние десять лет. В восторге от Андерса он, конечно, не пребывал (спасибо, что хотя бы не прирезал на месте), однако его слова о том, что в рядах Стражей творится нечто неладное, а сам он чувствует некую фальшь в звучащем и в его голове Зове, смогли ненадолго вернуть отступника к реальности. Жаль, что лишь на время.
[indent] Стоит отдать Андерсу должное – он ведь даже записку Хоуку оставил, прежде чем окинуть печальным взглядом их временное пристанище в Скайхолде и выскользнуть за дверь комнаты. Единственный, кто был полностью доволен происходящим, оказался Справедливость: он то и дело нашёптывал целителю варианты того, куда конкретно им стоит отправиться и где их помощь в восстании магов (при условии, что оно ещё происходило – если ферелденец всё правильно понял, сейчас по большей части остались всего три категории магов: те из повстанцев, что прислуживали Корифею, венатори, немногим отличавшиеся от первых, и беженцы, которые совсем отчаялись или устали от борьбы и просто хотели отыскать для себя тихий уголок) могла оказаться особенно полезна. Спорить с духом магу не хотелось, а потому он не стал разочаровывать его такими вестями и возвращать к суровой реальности, просто идя куда глаза глядят. Главное сейчас – это убраться как можно дальше от Скайхолда, а уж потом он придумает, что делать. Ферелден? Он бы мог нагрянуть в Башню Бдения и либо пожаловать на свою собственную казнь, либо добиться ответов от тех бывших собратьев, что там крутились и тоже могли слышать Зов. С другой стороны, Алистер ведь утверждал, что всех Стражей…
[indent] Он слишком сильно погрузился в свои мысли и не заметил, что его преследуют. Прямо как в старые добрые времена, а? Вот только на сей раз перед ним возникли не храмовники, а одна-единственная девушка с ярко-зелёной меткой на руке. «Замечательно…».
[indent] — Леди Инквизитор, я так полагаю?
[indent] Он прищурился, окидывая внезапную собеседницу взглядом. Может, сложись всё по-другому, Андерс с удовольствием побеседовал бы с ней. В конце концов, знать двух великих героев этого века и не быть хотя бы поверхностно знакомым с третьим – это как-то несправедливо, да и коллекция была бы неполной. Однако сейчас ему хотелось продолжить свой путь, и если девушка планировала ему помешать…
[indent] — Вы не собираетесь возвращать меня обратно? – удивлённо приподняв бровь, вопросил маг, принимая сумку и пока неуверенно сжимая её в руках. – Странная щедрость для человека, который выбрал себе в союзники храмовников – они вот так благородно со мной не поступали.
[indent] Это не была обида – скорее констатация факта. Пускай им с Хоуком и некогда было досконально выяснять всё об Инквизиции и её лидере, кое-какие подробности им всё же были доступны: что-то из письма Варрика, что-то – из слухов, которыми полнился Тедас. И если Гаррету было достаточно основной информации (в конце концов, им заинтересовались в связи с личностью Корифея, с которым их славная киркволлская компания уже когда-то имела дело), то Андерс вслушивался в несколько иные подробности.
[indent] — Вы же поддерживали восстание, я прав? Почему же тогда, когда пришла пора делать выбор, Вы отвернулись от своих братьев и сестёр?
[indent] И ведь так проваливались многие его побеги. Где-то на котика засмотрелся, где-то – на симпатичную барышню, а храмовникам только это и нужно было. Оставалось надеяться, что на сей раз он успеет утолить своё любопытство и отправиться дальше, прежде чем Арадия передумает или же Хоук вернётся из замка и обнаружит пропажу.

Отредактировано Anders (2018-11-06 15:56:06)

+2

4

Арадия изумленно ведет бровью и позволяет себе негромко хмыкнуть. Ну конечно. Кому, если не ярому противнику Церкви и ордена его послушных (раньше, когда-то в прошлой жизни) шавок-храмовников необходимо колоть Арадию по всем принятым ею решениям. В особенности, когда выбор был между магами и храмовниками, в особенности, когда ты сама на себе познала лишения в Кругах. Однако Андерс не первый и не последний, что задался вопросом о лояльности Арадии, и к подобным провокациям она стала относиться с философским безразличием.

Странные слова для человека, что не хотел бы, чтоб его личность оценивали только по одному единственному решению, пускай и поимевшего такое большое значение, — улыбнулась Арадия без единого колебания.

Почему ее должны задевать упреки террориста, лгуна и беглеца? Почему его замечания должны нести в себе такой вес? Арадия имела право отмахнуться от слов Андерса, словно от назойливой мухи, напомнить ему, кем был он и кем являлась она, но вместо хвастовства и попыток помериться громкостью своих имен Тревельян предпочла бы разговор более конструктивного характера.

Борешься, получается, с зияющими дырами в пространстве, сражаешься с демонами, латаешь прорези, ставя собственную жизнь под огромный риск, а они все как один все равно в головах держат лишь одну деталь из общей картины: храмовников Инквизитор выбрал, а не магов.

Арадия предложила все-таки двинуться с места, слишком уж горный мороз любил, когда его жертвы застывали на месте и давали себя до смерти объять льдом. «Отсюда выход лишь по одной тропе, но там наши агенты обнаружили активность демонов, поэтому позвольте сопроводить,» — говорила Арадия, пока шла вперед, освещая им с Андерсом дорогу свечением Якоря.

Вы знаете, когда я руководила восстанием магов Оствика, нам всем пришлось перебить немалое количество храмовников. В их глазах читался животный ужас, но я продолжала уничтожать каждого из них, потому что считала, что нет угрозы страшнее, чем живой храмовник. Знаете, что случилось в ту ночь? — Арадия обернулась к Андерсу, чтоб он мог видеть ее лицо. — Самую большую рану нанес мне Первый чародей, поставивший свои нужды важнее судьбы своей ученицы. И его я тоже убила.

Лицо Арадии ужесточилось. Ей было не по душе вспоминать жар пламени той войны, когда весь Оствик сходил с ума, когда через шаг можно было наткнуться на мертвое тело, когда Арадия кричала, надрывая горло, и призывала всех своих братьев и сестер на решающую битву. Никого она в ту ночь не жалела, ни перед кем не сжалилась, и лишь предательство мага, к которому она относилась как к родному отцу, ее встряхнуло за плечи. В те дни она перестала воспринимать магов как одно единое целое, как одну большую семью.

После бегства в Ферелден я прибилась к группе либертарианцев, которых возглавляла чародейка Фиона. Значимая персона, правда? Гневная эльфийка, которая пытается отстоять право магов жить свободно, но делает это с таким рвением, что порой не щадит даже своих. Я перестала с ней связываться и ушла, потому что ее методы разнились с моими, — Арадия прочеканила эти слова, будто выплевывая, будто сцеживая с зубов всю ненависть, которую испытывала к раздражительной, гневной и острой на реакции Фионе, каждое слово которой воспринималось как истина в последней инстанции, да только король был голым. — Андерс, объясните мне одну вещь, которую я продолжаю не понимать. Как, как я должна называть все разрозненное общество магов, что хотят перегрызть горло друг другу, собственными братьями и сестрами?

Арадия передохнула. Сжатые в кулаки руки необходимо было расслабить.

В этом наша сущность. Мы порой совершенно не можем закрыть глаза на внутренние распри ради блага всего Тедаса. А в Ордене, как бы ни гнил он изнутри, послушание было влито с чашами лириума. Мне для закрытия Бреши хаос магов был не нужен.

+2

5

[indent] На сей раз Андерс был немногословен, хотя он и привык резко (и крайне полно) высказываться против храмовников и их драгоценной Церкви, которая больше походила не на убежище, место, где каждого несчастного готовы были приютить, обогреть и накормить, а после снабдить хотя бы минимальным количеством провизии и отправить в путь; о нет, Церковь напоминала скорее ловушку, в которую мог угодить любой чересчур наивный, ещё лучше – отчаявшийся скиталец, а уж если у него по венам струилась магия, то тогда его судьба была предрешена с того момента, как он переступал порог любого, даже самого небольшого, храма и решался попросить о помощи. Помощь бы ему оказали, но совсем не такую, какую возжелал бы сам маг. Отправить в ближайший Круг? Или пнуть прямиком на эшафот, если вдруг обнаружится, что просящий только-только открыл свой врождённый талант и по чистой случайности разнёс сарай чуть ли не одной силой мысли?
[indent] Впрочем, с годами ферелденец всё чаще убеждался в том, что эта тема была неисчерпаемой, а точки зрения касательно неё настолько разнились, что спорить было попросту бесполезно. Они, маги, нередко устраивали дебаты в Цитаделе Кинлох, вызывая недовольные взгляды со стороны своих надзирателей, а иногда и получая весьма прямолинейное предупреждение от Первого чародея Ирвинга касательно своих острых разговоров, но тогда это всё так и оставалось теорией, которая никак не могла воплотиться в жизнь. Мог бы Андерс подумать, что когда-нибудь у него пробудится совесть и он перестанет беспокоиться исключительно о себе, а вместо этого решится на отчаянный шаг, надеясь облегчить жизнь хотя бы для будущих поколений своих сородичей? Тогда ему просто хотелось выбраться из темницы, не более. Никаких далеко идущих планов.
[indent] — Недалёких личностей полно с обеих сторон, этого я даже не собираюсь отрицать, – спокойно произнёс целитель, следуя за Инквизитором и стараясь одновременно слушать её рассказ и наблюдать за меткой на руке. Он был не из тех, кто отчаянно жаждал узнать каждый секрет, связанный с магической силой и её природой, однако сейчас ему выдалась возможность хотя бы понаблюдать за одним из них, так зачем отказываться? Тем более, что Андерс сомневался в том, что даже при более детальном изучении ему удалось бы установить природу метки и понять, каким образом она прицепилась к руке леди Тревельян, так что простое любование своеобразным зелёным фонариком его вполне устраивало. Вот если бы этот самый Якорь – кажется, так окружающие порой называли столь примечательное оружие Вестницы Андрасте? – умел отделять дух от одержимого мага, тогда другое дело.
[indent] На этом моменте Андерс почувствовал жжение в затылке, ясно дающее понять, что Справедливость не больно доволен его мыслями. Нет, не Справедливость – Месть. Дух, которого он прежде знал, наверняка бы согласился с тем, что их сотрудничество пошло не по плану и теперь приносило что одному, что второму лишь неприятности. Жаль, что извращённая природа духа отметала возможность конструктивного диалога.
[indent] — Мне жаль, что Вам довелось столкнуться с таким количеством подлых и недостойных личностей, которые оставили в Вашей памяти столь яркий след, миледи Инквизитор, – как ни в чём ни бывало продолжал маг, понимая, что никакие его слова ситуацию не изменят – договор с храмовниками был заключён, большая часть магов теперь значилась за Корифеем, а те, что нет, просто хотели спокойно пережить надвигающийся конец света и вряд ли предложили бы Инквизиции свою помощь. Впрочем, кого-кого, а Андерса благополучие и состав сей организации уж точно не должен был беспокоить. Арадия и её верные спутники боролись за правое дело, вот только целитель шёл своей дорогой и вовсе не пересёкся бы с ними, если бы не Хоук. Или, точнее, Варрик, но это было не так уж и важно. – Жаль лишь, что они перевесили тех из нас, ради кого стоило бы сражаться. Кого стоило бы защищать и кому стоило бы дать ещё один шанс. Но, – маг развёл руками и угрюмо усмехнулся, наблюдая за девушкой, которая время от времени всё пыталась что-то рассмотреть у него на лице – то ли немое понимание и даже одобрение её действий, то ли она попросту надеялась понять, а не является ли её сегодняшний собеседник нахохлившимся идиотом, который не видел дальше своего носа. Андерс никогда не пытался убедить кого бы то ни было в обратном: сколько людей, столько и мнений, а размениваться на разъяснения и оправдания представлялось ему крайне затратным как по силам, так и по времени мероприятием. Исключение составляли разве что близкие люди, и целитель отчасти даже жалел, что его нынешняя проводница не являлась одной из таких – если судить по их короткой прогулке, Тревельян была не лишена здравого смысла и внутренних демонов, которые неизбежно терзали любого, обладающего властью и ответственностью. Она была человечной – а многим храмовникам этого как раз недоставало. Или же он просто ошибался на её счёт, тогда страдать из-за их весьма поверхностного знакомства не было никакой нужды.
[indent] — Если рассматривать эти два лагеря с такой стороны, то они мало чем отличаются друг от друга, будем честны. Чего только стоит сам факт раскола внутри Церкви – где же было хвалённое послушание храмовников, когда они решили забыть о своей верности и покинули земное лоно Андрасте в час нужды? Впрочем, – маг повёл плечами и поправил сумку, которая висела на одном из них – всё же, холод в горах был куда ощутимее, а мысль о демонах, о которых ранее упоминала Арадия, лишь способствовала дополнительному дискомфорту, – не я стою во главе Инквизиции, а Вы. И подозреваю, что не я один выражал подобные недовольства, не зная и малой доли той информации, которая была доступна Вам во время принятия решения. Да и, в конце концов, кто станет прислушиваться к человеку, ставшему причиной столь многих несчастий? – невесело хмыкнув, Андерс перехватил свой посох поудобнее и прищурился, надеясь заметить незваных гостей из Тени ещё до того, как они увидят их, – Знаете, я ведь когда-то был знаком с человеком, чем-то похожим на Вас. Тоже из знати, между прочим, но на него как-то неожиданно свалили слишком огромную ответственность. Герой Ферелдена, Кусланд, – несколько повеселевшим голосом произнёс целитель, посмотрев на Арадию, –  Сестра Соловей наверняка говорила Вам о нём.
[indent] Как же всё-таки был тесен мир. Андерс не знал Лелиану лично, однако в бытность свою Стражем слышал о ней от Огрена и самого Айдана, после одним глазком видел её во время тайного визита в Киркволл, и вот теперь должен был опять мельком узреть, как она направляет своих крылатых посланцев во все точки Тедаса. Удивительно.

Отредактировано Anders (2018-11-06 15:57:53)

+2

6

Арадия ждала чего угодно. Громких возражений, пылких попыток оспорить ее мнение, твердой уверенности в своей правоте и неправоте — чужой. Не ожидала она единственного. Что, выслушав слова Арадии, Андерс лишь пожмет плечами и не будет встревать в никому не нужный спор. В который раз Тревельян почувствовала себя юной, недозрелой и глупой. Распалилась на эмоции, дала им себя обуять, подумала, что сейчас нужно будет защищаться, — и атаковала первой.

Сложно следить за собой, когда тебя за большие и серьезные решения пытается укорить тот, что был некогда единственным вдохновением, чтоб подниматься с колен и с оружием.

Острый конфликт магов и храмовников не давал покоя и после того, как Орден ушел из-под крыла Церкви, а все Круги развалились в ходе восстаний. Острый конфликт, что существовал столько лет, что не давал покоя, разрушал судьбы, жизни, города и даже страны. Она устала о нем спорить, устала пытаться вставать на чужое место и в то же время пытаться доказывать право на существование своей позиции. Арадия слишком любила одного-единственного храмовника, который был с ней честнее, чем весь оствикский Круг и Первый Чародей в его главе.

Будь во главе храмовников кто угодно, только не ублюдок-Ламберт, все бы могло развиться иначе, — грустно ответила Арадия, опуская глаза.

Не было смысла и дальше размусоливать эту тему, пытаться понять, почему Джустиния не углядела в Ламберте это самое чудовище, почему не вмешалась и почему же Тедас весь погряз в кромешной ненависти: к магам, к эльфам, к людям, ко всем.

Ну, прислушались же к той, что обвинялась в смертях на Конклаве, — улыбнулась Тревельян.

На словах о Герое Ферелдена Арадия удивленно вскинула брови и присмотрелась к лицу Андерса, проверяя, шутит ли он или говорит серьезно. Конечно, многие сравнивали ее с Героем, называя их фигуры значимыми в истории Тедаса, ее сравнивали даже с Защитником, но Арадии всегда было с подобного очень не по себе. Как будто судьба сама выбирала невинного человека, чтоб водрузить на него непомерную ношу и проверить, спасет ли он целый континент или же не справится.

А тут еще Андерс, лично знакомый с Кусландом.

Все рассказывают о нем очень пространные вещи. Смелый, сильный, храбрый, честный. Ничего конкретного, я даже не знаю, как он выглядит. И существует ли он вообще, — засмеялась Арадия, но тут же стала серьезнее. — Могу понять его скрытность.

Вдруг руку пронзило ставшей очень знакомой болью. Арадия нахмурилась, сжав ее в кулак, и перегородила ею дорогу Андерсу. Впереди у склона горы можно было заметить едва различимые в темноте отблески зеленого сияния, что появлялись только если рядом был открыт Разрыв.

Обойти будет сложно, — заметила Арадия, посмотрев на Андерса. — Можем попытать удачу и сразиться с ними вдвоем. А можем попытаться пойти другой дорогой, — она покосилась на крутой обрыв и обледенелую реку внизу.

Вариант с возвращением в Скайхолд она не рассматривала.

+2

7

[indent] Андерс не стал спорить. Он же принял решение быть немногословным, ведь так? В голове мелькнула шальная мысль, заставившая его грустно улыбнуться: узнай Первый чародей Ирвинг о том, что один из самых взбалмошных его учеников в кои-то веки удержал язык за зубами (тем более, когда речь зашла о Церкви и её верных псах!) вместо того, чтобы пуститься в острые дебаты, он бы наверняка схватился за сердце. Если бы был жив. Всё тот же Кусланд в своё время упомянул о бойне в Цитадели Кинлох лишь мельком, но целителю этого хватило для того, чтобы выяснить, что старик, вечно укрывающий его от нападок храмовников в целом и Рыцаря-командора Грегора в частности, не пережил тот ужас. Жаль.
[indent] — И правда, – заговорщически блеснув глазами, ответил отступник. Теперь Арадия сглаживала острые углы, которые могли возникнуть в начале беседы, и целитель отчасти был ей благодарен. Ему хватало собственных демонов, включающих в себя ворчащего на задворках сознания Справедливость, влекущий за собой Зов и волнения о Хоуке и их дальнейшей совместной (или уже нет?) судьбе, дабы волноваться ещё и из-за того, каким увидит его Инквизитор. Не сказать, что Андерс принялся бы страдать из-за ненависти, плещущейся в её глазах цвета льда – но вежливая теплота всё равно была приятна. За свою жизнь он сталкивался с ней слишком редко, а потому ценил каждый отдельный случай.
[indent] Поэтому бывший Страж не стал делать упор на том, что он действительно подорвал Церковь, в то время как Тревельян обвиняли в расправе над собравшимися на Конклаве исключительно из-за того, что она выжила, а прочие – нет.
[indent] — С героями такое случается, – подавив усмешку, произнёс Андерс. Несмотря на то, что он знал Айдана получше прочего населения Тедаса (в конце концов, они несколько месяцев провели бок о бок друг с другом), теперь, спустя больше десяти лет разлуки, целитель тоже видел в нём больше некий символ, образ, да что там, икону, в конце концов, но не реального человека. Отчасти от этого становилось грустно, но это же помогало целителю не впадать в пучину очередного отчаяния – не хватало ещё нагружать себя мыслями о том, как бы Кусланд отреагировал на его появление в своей жизни после той резни, которую они со Справедливостью устроили на прощание с Орденом. Время, как известно, лечит, но Андерс сильно сомневался, что это правило распространяется на предателей-потрошителей.
[indent] Отступник уж было решил, что неплохо будет поделиться с Арадией воспоминаниями, раз их дорожки ещё не успели разойтись, а демонов ему так и не удалось различить (Справедливость предательски помалкивал – словно назло, как будто девица, обидевшаяся на непутёвого спутника), однако именно в этот момент способности леди Тревельян дали о себе знать. Андерс тут же остановился, стоило девушке перегородить ему дорогу. Он ещё успел окинуть взглядом её руку и подивиться, каким же, всё-таки, красивым мог быть Якорь, после чего внимательно огляделся, надеясь уловить то, что вызвало такую реакцию главного орудия Инквизитора. Благо, ночной пейзаж способствовал поискам – целитель, проследив за взором Арадии, направленным вниз по склону, в какой-то момент смог уловил вдалеке отблески зелёного сияния. Тут уж и Справедливость наконец дал о себе знать, зашевелившись на подкорке сознания и готовясь в случае чего выйти наружу – без особого согласия на то самого Андерса.
[indent] — Несмотря на мою любовь к побегам, – маг горько усмехнулся, поправляя сумку таким образом, чтобы теперь она минимально мешала во время сражения, – Я бы всё равно предпочёл разобраться с демонами лицом к лицу. Тем более, Вам же наверняка придётся так или иначе закрыть очередной разрыв? Посмотреть на действие Метки из первых рядов – что может быть лучше?
[indent] В итоге было решено идти тем путём, которого они всё это время придерживались. Может, для человека, желающего убраться как можно дальше в целости и относительной сохранности за весьма ограниченное количество времени было бы логичнее отыскать иную дорогу (в конце концов, блуждание могли стоить всё того же времени, вот только схватка с демонами представляла куда большую опасность – и неопределённость), однако Андерс давно не принимал участие в бою. Да что скрывать, он засиделся в этой комнате, которую они с Хоуком делили в Скайхолде, и теперь ему хотелось хоть немного размяться. Будь он один, на подобное безрассудство решиться было бы труднее, но компания Арадии придавала ему уверенности. А если всё пойдёт совсем плохо, он всегда мог передать контроль над своим телом в руки Справедливости – тот, конечно, не был бессмертным, однако подраться с демонами любил чуть ли не больше своего хоста.
[indent] — Если дело вдруг примет скверный оборот, возвращайтесь в Скайхолд – Вы и так уже достаточно сделали для меня, чтобы помирать тут, пока весь остальной мир ожидает спасения, – напоследок добавил Андерс, стоило им подойти на такое расстояние, с которого демоны вот-вот должны были их учуять. Он тут же принял боевую стойку, перехватывая посох поудобнее и окутывая себя и Тревельян защитными полями – после чего направил всю свою магию против обитателей Тени. Первым двух магов заприметил демон ужаса: тот нырнул в открывшийся под ним своеобразный портал, и Андерс, будучи готовый к столкновению, встретил появившуюся из-под земли тварь мощной струёй пламени. Демон завопил и заметался, привлекая внимание своих сородичей, а целитель продолжал палить направо и налево, не забывая обновлять защиту вокруг себя и Инквизитора, которая боролась неподалёку.

+2

8

Стало очень весело, когда Андерс упомянул желание увидеть силу Якоря в действии. Рваться в гущу проблем только ради интереса посмотреть, как будет работать невиданная ранее магия? Почему-то это было так близко Арадии, да настолько, что она не захотела противиться предложению проверить себя и сразиться вдвоем с демонами. Шагая к Разрыву, Арадия могла только надеяться, что им попалось пристанище демонов послабее и никаких сюрпризов в виде пары демонов гордыни не будет.

Поверьте, уж лучше я помру тут вместе с Вами, нежели приму гибель от рук Защитника, который поймет, что я оставила Вас у Разрыва, — очень быстро ответила Арадия, посмеиваясь самой перспективе встречаться с разозленным Хоуком, от которого убежал любимый, которому помогала Инквизитор, которая бросила Андерса биться в одиночестве. Скверная была бы смерть.

Оставив демона ужаса на Андерса, Арадия принялась отбиваться от атак двух привидений и одного демона отчаяния, что как всегда трусливо жался вдалеке. Взмахивая посохом, Арадия ударила его острием о землю и пробудила заряды электричества: вспыхнувшая в темноте молния цепью прошлась от привидения к привидению и перешла на демона отчаяния. Ошеломив тварей атакой, Арадия принялась лупить по слабым привидениям молниями, пока те не растворились в воздухе.

Язычки пламени, которые замечала Арадия в ходе боя, к большой неожиданности стали нагонять на Инквизитора тоскующее чувство ностальгии. Стараясь отгонять от себя призраков прошлого и не думать о том, что осталось в ее прошлой жизни, Арадия иногда заставала себя погруженной в воспоминания в самые неудачные моменты. Как будто сейчас ей очень удобно было вдруг подумать, что рядом бьется не Андерс, а та языкастая рыжая эльфийка, которую было так приятно ненавидеть и обожать.

Проклятье, — прошипела сквозь зубы Арадия, что из-за невнимательности не сумела отбить удар демона отчаяния и едва не рухнула на колени от бессилия. — Андерс! Сзади! — закричала она, заметив, что маленькая сволочь, одетая в лохмотья, полетела в сторону целителя, и натравила на демона еще один разряд молнии.

Повисла тишина.

Сейчас пойдет вторая волна, — через какое-то время оповестила Арадия, чувствуя, как смерти врагов насыщают ее силами. — Вот же гад, успел зацепить, — с досадой покачала она головой, чувствуя, что перед глазами все равно шло ходуном.

+2

9

[indent] Уже вступив в битву, Андерс не мог не усмехнуться в ответ на слова Арадии про Хоука. Он мог бы приличия ради (приличие и Андерс, в этот момент где-то в Ферелдене должен был разрываться от смеха целый Круг магов, если бы Цитадель Кинлох не распалась вместе с остальными магическими темницами во время разгорающегося восстания) успокоить леди Тревельян, убедив её в том, что если Гаррет и захочет кого-то убить, то только своего поехавшего кукушкой возлюбленного, однако это было бы самой настоящей ложью. Андерс до сих пор не был способен до конца в это поверить, но зачастую Хоук готов был рубить всех прочих людей и в случае чего даже обвинять их в произошедшем, как-то легко при этом забывая о проступках самого целителя. Не то чтобы ферелденец хотел этим злоупотреблять, вовсе нет, но то, что он об этом знал – факт. А потому желание Инкизитора остаться до конца, каким бы он в итоге ни оказался, было вполне оправданным. Не сказать только, что Андерсу от этого стало легче: как-то совершенно не хотелось брать на себя ответственность за гибель девушки, способной спасти весь Тедас. Но разве ему впервые было кого-то подставлять, тем более героев мира сего?
[indent] С демоном ужаса пришлось туго, но отступник не забыл мысленно поблагодарить Андрасте за то, что их с Арадией пока пронесло и откуда-нибудь из-за пригорка в эту самую секунду к ним не вышагивал демон гордыни, злобно посмеиваясь и готовясь в любой момент нанести сокрушительный удар искрящейся молниями плетью. Совладать с ним было вполне реально, но заниматься подобным стоило как минимум вчетвером – по своему опыту Андерс знал, что эта махина, пущай и была не слишком юркой (в отличие от того же Ужаса), была способна распластать своих противников на раз-два.
[indent] Пламя всегда подчинялось ему лучше прочих стихий, что присутствовали в арсенале магов Тедаса, а потому, если ферелденец не был занят восстановлением защитных щитов вокруг себя и спутницы или же не кастовал на Тревельян целительское заклинание, он прибегал к файрболам и струям огня, что любовно окутывали демонов и заставляли их визжать в ночной полутьме. Не изменил Андерс себе и в тот момент, когда услышал со стороны звонкий голос леди Инквизитор: поначалу он думал кинуться на выручку, но, поняв, что тварь, задевшая девушку, направляется к нему, вытянул в её сторону руку, с кончиков пальцев которой тут же сорвались языки пламени. Судя по всему, огонь и молнии, подоспевшие со стороны Арадии, стали фатальными – тварь в балахоне растворилась в воздухе, оставляя после себя лишь крохи энергии, которые тут же устремились обратно к разрыву в Завесе.
[indent] Кажется, наступила пора выдохнуть – по крайней мере ненадолго.
[indent] — Хей, – Андерс размашистыми шагами преодолел расстояние, что отделяло его от Инквизитора, и тут же бесцеремонно ухватил её за плечи, заставляя посмотреть себе в глаза. Когда речь заходила о здоровье спутников, формальности и даже личное пространство как-то уходили на задний план.
[indent] — Учитывая, какое у них было численное преимущество, мы отлично справились, – констатировал целитель, по-быстрому извлекая из внутреннего кармана своей робы небольшой отливающим зеленью пузырёк с зельем. Может, Арадия и снабдила его припасами и прочими необходимыми вещами, которые ему было просто неоткуда взять в своём формальном заключении в Скайхолде, однако парочка-другая склянок с целебными жидкостями у него всегда водились. Вот что значит целитель до мозга костей.
[indent] — Теперь получше? – поинтересовался ферелденец, уже сам замечая, что взгляд Тревельян перестал растерянно блуждать и стал куда более сосредоточенным и осознанным. И надо сказать, что весьма вовремя, потому что именно в этот момент Андерс услышал, как позади него что-то крайне громко заискрилось. – Судя по всему, перерыв закончился, – угрюмо произнёс маг, вновь принимая боевую стойку и чертыхаясь. Нет, если Андрасте и была, то то ли он молитвы возносил неправильно, то ли они действовали крайне ограниченный период времени, потому что теперь самой заметной фигурой на поле боя стал никто иной как демон гордыни, та самая махина, с которой встречаться сейчас ну вот совсем не хотелось. Андерс едва ли не рефлекторно возвёл очередные защитные щиты, после чего ударил струёй пламени по трём привидениям, которые так неудачно (для них самих, разумеется) перенеслись из Тени практически в одно и то же место.
[indent] Что ж, сначала сошки, а потом можно было замахнуться и на самую крупную тварь, а?

+2

10

Арадия нервно вздрогнула, когда руки Андерса сжали ее плечи. Растерянно смотря тому в глаза, Арадия подняла свободную от посоха ладонь и несмело уперла ее в грудь мага, чтоб тот перестал нависать над ней слишком близко. Это жутко смущало. Надо сказать, что Арадия совсем не привыкла к присутствию целителя в, так сказать, «поле», обычно она и ее спутники залечивали свои раны собственными усилиями.

Ага, — неловко ответила она и со сконфуженным видом проследила за движениями Андерса. — Спасибо, — улыбнулась и залпом осушила склянку, тут же чувствуя прилив сил и то, как исчезала дымка перед глазами.

Было невероятно глупо вот так подставиться под удар и в первые же минуты стать ослабевшей частью их дуэта. Арадии едва хватало сил, чтоб не давать себя внутри сжирать от стыда. В конце концов, не хватало еще хваленному Инквизитору падать плашмя из-за битв с демонами, которых у нее, как бы, с десяток и больше было. К несчастью для Арадии и Андерса, волна новых демонов все-таки добралась до Разрыва и вот-вот готова была явиться пред ними.

Да бл- — сорвалась с губ шальная ругань, когда Арадия поняла, что глыба, которая стала возвышаться над магами, появляясь из сгустка зеленого света, оказалась демоном гордыни.

Арадия пальнула в демона ледяной хваткой, перехватывая его внимание на себя, и обратилась к Андерсу, пока большой опасный мальчик был зафиксирован на одном месте.

Есть идея, но нам нужно, чтоб он оставался рядом с Разрывом. Отвлечешь на себя? — Арадия с серьезным лицом посмотрела на компаньона. — Мне надо подобраться к нему. Я воздействую Метку, он ослабнет, и вот тогда… — она коварно улыбнулась. — Тогда нужно будет ударить по нему самым мощным, что есть в арсенале.

Как раз в тот момент демон и вырвался из ледяных оков, опасно надвигаясь на магов. Арадии пришлось двинуться в сторону, отделяясь от Андерса, чтоб как можно незаметней приблизиться к спине демона. Земля под ногами тряслась, заставляя при ходьбе немного подпрыгивать, а разряды молнии, коими бил демон, пользуясь своим жутким оружием, заставляли волосы вставать дыбом. Арадия подскочила, рванула вперед, пролетая по земле пару метров, и подняла руку верх.

Зеленая искра вспыхнула рядом с демоном, открывая еще один мелкий Разрыв, и энергия его стала постепенно поглощать в себя силы жертвы. Арадии с трудом удалось убежать с периметра действия своего фокуса и вновь вскинуть прошитую болью руку — чтоб воздействовать на изначальный Разрыв. Магия его схватилась за Якорь, заставляя держать пораженную конечность прямо, пока связь, не дающая и сдвинуться, с громким звуком не дала освободиться.

Андерс! Давай! — с надрывом завопила она, оглушенная магией Якоря.

С выступившими на глазах слезами Арадия отшатнулась назад, прижимая болезненно руку к груди, и обессиленно вздохнула.

+2

11

[indent] Достаточно легко расправившись с привидениями (Андерс пришёл к выводу, что если бить по ним в первые секунды после появления из-за Завесы, то урон будет превышен в разы, а значит и обратно в Тень эти твари отправятся гораздо быстрее), целитель обратил внимание на свою напарницу, которая тут же принялась выкладывать свой план. Вполне добротный, отметил про себя маг, параллельно с немой похвалой силясь запомнить всё то, что сейчас говорила ему Тревельян. Может, исходных данных было не так уж и много, однако в такие моменты, когда на тебя вот-вот должна была двинуться махина величиной с дом, думать и уж тем более запоминать даже крохи преподносимой информации становилось крайне проблематично.
[indent] — Вас понял, миледи, – ухмыльнувшись в ответ, отчеканил Андерс, тут же переключая своё внимание на воплощение гордыни. Демон как раз сумел избавиться от ледяной хватки и, казалось, был крайне возмущён таким приветствием в этом противном материальном мире. Однако жалеть его никто не собирался, и целитель тут же разместил прямо перед собой одну-единственную огненную мину, к которой намеривался подманить демона, пока Арадия обходила его со спины.
[indent] По-хорошему, он ведь мог и покричать, тем самым наверняка переключая внимание демона полностью на себя, однако с годами отступник уяснил, что в некоторых ситуациях действия были куда эффективнее слов. Эта – одна из них. Поэтому Андерс тут же принялся обстреливать искрящуюся глыбу огненными энергетическими шарами, что генерировал его посох, стараясь не слишком отходить от своей нынешней позиции на поле боя. Во-первых, мина должна была нанести твари значительный урон, но для того, чтобы она сработала, «приманка» должна была маячить неподалёку, а не сматываться на другой конец горы. Во-вторых, важно было удерживать демона как можно ближе к первоначальному Разрыву. Вряд ли бы тот разумно согласился крутиться возле него самостоятельно, ограничивая наносимые им удары одной лишь электрической плетью, которая могла доставать до противников, находящихся на расстоянии десятки метров.
[indent] Благо, плясать перед демоном в одиночку пришлось не так уж и долго – когда неподалёку вспыхнул небольшой Разрыв, а спустя ещё несколько секунд послышался голос Арадии, Андерс перестал играть роль приманки и вложил в свою атаку все оставшиеся у него силы. Пускай его призванием не без причин считалось целительство, бывший Серый Страж мог за себя постоять, и дело тут было вовсе не в Справедливости, который делился с ним какой-то частью своих сил. Он остервенело управлялся с посохом, рассекающим воздух на подобии меча, пока тварь не испустила предсмертный (насколько это, конечно, было применимо в контексте демонов) вздох и её не затянуло обратно в Разрыв, закрытием которого пришлось заняться явно измотанной Тревельян. Когда с зелёной дырой, висящей в воздухе, было покончено, Андерс рвано выдохнул и, опираясь на посох и используя его в качестве опоры, подошёл к Инквизитору.
[indent] — Должен сказать, что это было даже приятно. Размять кости, я имею в виду. Сидеть в четырёх стенах – то ещё удовольствие, – горько усмехнувшись, ферелденец перевёл взгляд на Метку на руке девушки, которая продолжала искриться. Правда, после закрытия очередной незначительной бреши в Завесе её свет явно стал тусклее. – Это больно? Когда приходится пускать её в ход.

+2

12

Разрыв был закрыт, а значит роль Инквизиции станет еще влиятельней в этих кругах.

Арадия выдохнула и посмотрела на Андерса, проверяя, цел ли маг и в каком он сейчас расположении духа. Опираясь спиной к стволу ближайшего дерева и крепко держась за посох, Арадия улыбалась — спокойно и удовлетворенно. Она и не думала, что желание помочь Андерсу бежать из Морозных гор обернется такой впечатляющей встречей с демонами, хотя и догадывалась, что в этой области их полным полно.

Она задумчиво рассмотрела искрящуюся зеленым Метку и сжала ладонь в кулак. Вопросы о природе этого чертового проклятья были логичными, но Арадии было сложно подбирать слова, когда она пыталась описать, что чувствует, каждый раз применяя эту таинственную магию. Она ненавидит Якорь, ненавидит все то, что касается Разрывов и Тени, ненавидит до испепеляющей точно фаерболы Андерса ярости, потому что иногда кажется, что уж лучше было бы умереть со всеми на Конклаве, чем таскать с собой горькое его последствие, не давшее выбора в поисках своей судьбы.

Как же хотелось Арадии вернуть себе память и вспомнить, что именно случилось с ней во время взрыва и чья это была рука, которая дала ей вырваться из заточения.

Больно, — позволяет себе грустно усмехнуться.

Вдаваться в подробности нет желания. Арадия ничего не может поделать с той правдой, которая ходит за ней мрачной тенью: она медленно умирает, и во главе Инквизиции должен быть совсем другой человек. Хоук на ее месте не совершал бы досадных ошибок, а если и допускал их, то блестяще мог отстоять свою правоту. Но вместо этого на троне восседает никому не известная чародейка с темным прошлым, с тягой к уничтожению и призыву мертвых, когда-то злостно вырезавшая тьму храмовников и кровью выстелившая себе дорогу к свободе. Могла ли когда-нибудь Кассандра представить себе Инквизитора… таким?

Жаль, не было возможности познакомиться пораньше. Я была бы рада предложить вам присоединиться к своему скромному отряду, мы только и делаем, что закрываем Разрывы, убиваем баранов и стараемся избегать медведей.

Арадия рассмеялась, вспоминая свой жуткий страх перед косматыми животными, которые почему-то казались существами намного страшнее каких-либо драконов.

Знаете, очень давно я была ярой вашей последовательницей и во всех спорах невозможно было найти хоть кого-то, кто мог с таким же жаром защищать вашу правду.

Вздох. Неловкий смех. Шаг в темноту. Предложение идти по спуску дальше.

+2

13

[indent] Стоило ему только получить ответ на свой вопрос, как Андерс тут же удовлетворённо кивнул головой и боле с расспросами к Инквизитору не лез. Он отлично понимал, что был не первым, кто заинтересовался природой Метки или же тем, какое воздействие та оказывает на свою носительницу. Однако маг не причислял себя к стану тех ярых учёных, которые зачастую забывались в порыве познавательного жара и плевать хотели на приличия, жаждая добиться от своей очередной «жертвы» всех возможных ответов, желательно – в мельчайших подробностях. Если бы Тревельян захотела, она бы описала всё что только чувствовала, не гнушаясь деталей и не переживая о том, что их дорожки могут разойтись ещё до окончания долгого повествования, но целитель сомневался, что девушке действительно этого хотелось: в конце концов, когда на твоих плечах покоится такая внушительная ноша как сохранность целого мира, отбоя потенциальных слушателей быть не должно.
[indent] Неудивительно, что действительно говорливых спасителей Тедаса практически не было – в какой-то момент болтать языком становится на удивление утомительно. А уж если учесть, что позднее твои слова переврут и перепишут так, как угодно истории, Церкви или кому-либо ещё, есть ли смысл понапрасну растрачивать силы? Андерс справедливо считал, что нет.
[indent] — И правда, жаль, – грустной улыбкой ответил маг, наконец поправляя сумку, которая в бою как-то совершенно выскользнула из его мироощущения. Андерсу не раз казалось, что он окончательно примирился с судьбой, которая не сулила ему ничего хорошего. Разумеется, в некоторых своих бедах он был виноват сам: никто же, например, не заставлял его заключать сделку со Справедливостью, в случае отказа угрожая расправиться с невинными котятами или порешать всех симпатичных девиц в округе, на которых целитель был падок в молодости, во времена своих многочисленных побегов. Он готов был умереть в Киркволле, принять смерть от рук Хоука в тот же миг, как тот осознает, что умудрился натворить его горе-любовник. Однако Гаррет принялся действовать не по сценарию, который расписал Андерс в своей голове, и оттого заставил его вновь на секунду поверить в лучший для себя исход. Как когда-то сделал и Айдан Кусланд, принявший его в Орден Серых Стражей даже несмотря на то, что их первая встреча произошла тогда, когда руки мага были по локоть запачканы в крови сопровождавших его храмовников. Кто знает, быть может, повстречайся они с Арадией чуть раньше, при других обстоятельствах, из них бы вышла неплохая команда?
[indent] Ровно до тех пор, пока целитель и её бы не предал, как это было в случае с Героем Ферелдена, а после – и с Защитником Киркволла. Он ведь и в эту самую секунду совершал очередное предательство, трусливо, как вшивый, недостойный своего хозяина мабари, бежал прочь от человека, подарившего ему надежду на хоть какое-то будущее. Можно ли было считать Зов достойным оправданием?
[indent] — Полагаю, что после такого признания можно спокойно обращаться ко мне на «ты», если миледи, разумеется, не против, – не без добродушного смешка произнёс Андерс, принимая предложение Инквизитора и направляясь дальше вниз по склону. Благо, ни демонов, ни изумрудных разрывов он больше не видел, да и не чувствовал тоже. Справедливость холодно подтвердил, что опасности не ощущает, и потому целитель решил в кои-то веки полностью сосредоточиться на беседе и окружающей их природе. Может, Ферелден и считался тем ещё захудалым клочком Тедаса, однако вдали от деревень и городов он был ничем не хуже Орлея и прочих государств. Интересно, а формально Скайхолд относился всё же к Империи или же к их заклятому соседу? Откровенно подзабытый курс истории, который преподавали в Круге, подсказывал, что Морозные горы не раз сослужили Ферелдену добрую службу в качестве естественно щита во время покушений Орлея и Тевинтера, однако удовлетворительным ответом на вопрос это воспоминание сложно было считать.
[indent] — Если моя догадка верна, в итоге отношение к моей политике несколько поменялось, когда стали наглядно видны последствия подрыва Церкви в Киркволле? – припоминая начало их разговора, как бы невзначай отметил Андерс. Ему была приятна откровенность Арадии в данном вопросе, однако в то же время он с горечью и даже какой-то лёгкостью понимал, что её прошедшая приверженность его идеям была тем, что он положил в качестве жертвы на алтарь революции. Не могло всё пройти радужно – и маги, внезапно заполучившие в свои руки свободу, должны были так или иначе сорвать маски и показать свои истинные лица, которые порой были отнюдь не столь приятными.
[indent] И всё же, Андерс боролся за них всех, какими бы подлыми и плохими людьми они ни были. Даже за магов крови, которых целитель презирал и ненавидел всей своей истерзанной душой.

+2

14

Арадия иногда вспоминает себя. Той самой неокрепшей дурочкой, которой больше всего необходимо было подтверждение независимости магического общества и разрушение всего института Кругов. Той самой, что не видела ничего перед собой и хотела лишь молниеносного отмщения, свободы, разрушения былого и построения будущего — и побыстрее, пожалуйста. Той травмированной, сломленной и агонизирующей от страданий ведьмой, у которой не осталось ни любви, ни дружбы, ни своего сокровища. Арадия иногда вспоминает ту сошедшую с ума от жажды чужой крови фанатичку. И порой даже не чувствует ни капли сожаления.

Ей ведь нужно было пройти через весь этот тернистый путь становления, через невзгоды, смерти и лишения, через войну и бегство, через личный кризис веры и через обретение собственного мнения, не зависимого ни от Фионы, ни от каких-либо других чародеев.

Скорее, когда я перестала быть слепой, — улыбнулась Арадия, отвечая на вопрос Андерса. — Будь я больше осведомлена обо всех аспектах этой вечной борьбы в Тедасе, я бы, наверное… — Арадия задумалась. — Я бы смогла найти в себе милосердие. Но мы были заперты, и освобождение от наивности досталось нам всем очень тяжело.

Арадия поджала губы, вспоминая дикую резню в Оствике, которую сама же и разожгла.

Никто не оспаривает ценность твоего поступка для всех магов, но методы у каждого разные, — не зная, насколько гладко и понятно получилось объяснить Андерсу свою точку зрения, Арадия в итоге просто пожала плечами.

Она не чувствовала свое родство со всеми существующими магами и не могла найти в себе силы взваливать ответственность за существование каждого, кого раньше ущемляли из-за магических способностей. У Арадии была ноша намного тяжелее, и разбираться, кто по-настоящему кого и когда обидел, кто совершил ошибку, а кто просто пошел по единственно верному пути, у нее нет сил. Попросту не хватало мотивации продолжать разгребать внутренние дрязги магов, покуда надо еще решить вопрос власти в Орлее и выискать способ остановить наступивший для всех Стражей Зов.

Кстати, о нем.

Могу я тоже задать вопрос? — она несмело посмотрела на Андерса, не слишком решаясь совать свой нос не в свои дела. — По-твоему, сколько времени у Стражей осталось? Пение Зова уже начинает оглушать мысли? В моем отряде есть Серый Страж, но не отвечает на мои вопросы во всех деталях. Я просто…

Арадия от бессилия всплескивает руками.

Встретила еще до Конклава одного Стража, не узнала его имени, но теперь думаю о нем все чаще и чаще, боюсь, что могу опоздать в попытке разобраться с Зовом. Просто невероятная досада, что Герой Ферелдена слишком далеко, чтоб посодействовать, — наскоро протараторила Арадия и поджала губы, поняв, что дала своему волнению слишком много воли.

+2

15

[indent] В какой-то момент Андерс понял, что в их обсуждениях приверженности той или иной позиции в вопросах магов и их места в Тедасе стоит поставить точку. Или многоточие, тут уж как посмотреть, но так или иначе целитель разумно отмолчался, стоило Арадии высказать своё мнение – скорее всего, последнее на сегодняшний день, – на этот счёт. Он поддерживал её мысль о том, что методы у каждого из них были разные, однако не решился продолжить тему и осторожно поинтересоваться, а что бы было с самой Тревельян, если бы не начатая им революция. Была бы она сейчас великим Инквизитором или продолжила бы сидеть в башне, словно принцесса из присказок, гулявших среди простого люда и знати? У них всё ещё было недостаточно времени для столь продолжительных дискуссий, да и сам отступник давно вышел из возраста юношеского максимализма, когда кажется, что лишь ты один знаешь, что такое хорошо и что такое плохо – он, к своему вящему сожалению, слишком мало знал о жизни и мировоззрении Арадии, дабы быть уверенным в том, что та же роль спасителя мира со святящейся Меткой неизвестного происхождения на руке для неё была приятнее, нежели заключение в стенах Круга под надзором храмовников. В конце концов, он мог сколько угодно ненавидеть Орден и всю систему, разработанную Церковью для его сестёр, братьев, да и его самого, однако после прибытия в Киркволл жизнь в Цитадели Кинлох показалась ему раем по сравнению с тем, что творилось в казематах под началом рыцаря-командора Мередит. Да, ему всё ещё многое не нравилось, однако рассказы киркволлских магов, которых ему довелось выводить из города общими усилиями Подполья, заставляли волосы на голове становиться дыбом. При таком раскладе неосознанно начинаешь сравнивать свой опыт с чужим и с теплом вспоминать того же Ирвинга, который то и дело заступался за Андерса, оправдывая его поведение горячей юностью. “Он хороший малый, просто дайте ему время привыкнуть”. Целитель грустно улыбнулся – вряд ли раньше он мог подумать, что когда-нибудь эти воспоминания будут согревать его бунтарскую душу.

[indent] — Разумеется, – охотно отозвался Андерс, когда шедшая по левую руку от него Тревельян вдруг решила продолжить их беседу. По правде сказать, маг ожидал чего угодно, но только не вопроса о Зове – он к своему стыду не редко забывал о том, что являлся Серым Стражем. Хотя, казалось бы, эта роль ему нравилась, пускай он и старался об этом особо не распространяться: не хотел теребить старые раны и лишний раз напоминать даже самому себе о том, что умудрился отыскать своё призвание (своё место, семью и дом) и так глупо его лишиться.

[indent] — Я бы искренне хотел знать ответ на этот вопрос и предоставить его тебе, но увы, – отступник пожал плечами, задумчиво глядя вперёд, – Проблема Ордена во многом заключается в его скрытности. И ладно бы информация утаивалась только от посторонних, – “Неудивительно, если учесть, через что приходится пройти будущим Стражам при Посвящении”, – добавил Андерс про себя, после чего продолжил: — Однако многие вещи неизвестны даже самим Стражам. Например, рядовые члены не узнают каких-то секретов, потому что считаются ещё недостаточно вовлечёнными или достойными подобных вещей, а потом бум – наступает Мор или появляется какой-нибудь очередной Логэйн, из-за которого гибнет верхушка Серых Стражей и тогда новички остаются один на один с восстановлением Ордена из грязи, как это было в том же Ферелдене во время недавнего Мора. Понятное дело, что тут ситуация оказалась не столь критическая, потому что Стражи остались в других странах, но тем не менее – порой ты хочешь узнать какие-то подробности о том же Зове, но тебе просто не у кого спросить. И не факт, что Первый Страж с радостью просветит зелёных рекрутов в той или иной сфере – по моим наблюдениям, ему куда интереснее бороться за власть в Андерфелсе, нежели разбирать мелкие вопросы Ордена.

[indent] Какое-то время шли молча, хотя Андерсу и было, что добавить. Но даже ему необходима была передышка, да и любование ночными горами, которое совсем скоро должно было прерваться из-за того, что ничто не бывает вечным, особенно когда ты находишься в пути, стоило того, чтобы ненадолго сохранить тишину.

[indent] — Не знал, кстати, что в твоём отряде есть Серый Страж, – наконец заговорил маг, подмечая, что ночь потихоньку уступает место рассвету, а они с Тревельян уже успели порядком отдалиться от места их недавней схватки с демонами, – Ну, знаешь, мы вроде как способны друг друга чувствовать, – задумчиво протянул Андерс, – Может, конечно, в Скайхолде было большое расстояние… Хм…

[indent] Он ещё некоторое время пребывал в своих размышлениях, прежде чем встрепенуться и обратить внимание на последние слова, произнесённые Арадией. Тогда его губы поддернула искренняя улыбка.

[indent] — Есть всё-таки своя прелесть в чувствах, что вспыхивают в первую же встречу, – Андерс мельком глянул на свою спутницу, надеясь, что его фраза не была воспринята как укол или оскорбление. Он действительно скучал по подобным ощущениям, когда любовь – или влюблённость, – неожиданно заставала его врасплох, кружа в водовороте эмоций и разбавляя собой рутину. Впрочем, теперь, отыскав стабильность в лице Гаррета, у него особо не было причин жаловаться на отсутствие любви. Если бы, конечно, всё это не омрачалось его очередным побегом, который так-то происходил в эту самую минуту.

[indent] — Может это прозвучит глупо, но я надеюсь, что вы всё же сможете ещё встретиться, несмотря на войну или же Зов. Что касается Кусланда… – целитель негромко рассмеялся, припоминая старого боевого товарища, – Судя по всему, его достала вся эта борьба за спасение мира и он решил, что одного побежденного Мора для него достаточно. Не могу его осуждать, ответственность штука не самая приятная.

+1

16

Что такого могли прятать за завесой тайны Серые Стражи? Какую страшную правду они скрывали, раз даже рядовой Страж мог оставаться в неведении до самого последнего своего мига? Если так задуматься, то ситуация вырисовывалась совсем не радужной. Ведь когда Орден схватил один и тот же недуг, вырваться из него будет сложнее некуда из-за отвратительно не налаженной связи с самой «верхушкой». Арадия читала книги, спрашивала у людей, знала, что личность Первого Стража была крайне загадочна. Интересно, что это за привычка главных выходцев Ордена превращаться в едва существующего призрака. Потому что с Героем Ферелдена происходило ровно то же самое. Арадия даже сомневалась, что это его руки было письмо, но Лелиана развеяла все ее подозрения.

Внимательно выслушав монолог Андерса, Арадия усмехнулась с последней его фразы о Первом Страже. Да уж, если зазвучавший у каждого Стража Зов мог посчитаться за «мелкий вопрос Ордена», то что же имело настоящий вес в глазах у его главы? Любопытно, могла ли власть, обретенная Арадией, довести ее до такой же оторванности от истинных положений в ее организации. Что заставило бы ее переосмыслить свои же приоритеты?

Замечание о Блэкволле показалось Арадии интересным. Она вообще до Андерса, оказывается, не слишком четко представляла себе устройство Ордена. Со слов Блэкволла все казалось немного другим. И правда, почему же два Стража не почувствовали присутствия друг друга? Арадия думала, что Блэкволл из деликатности не рвался пообщаться с братом по Ордену. Картина складывалась очень странной.

Но рассуждения о Блэкволле отошли на второй план, когда Андерс своей полуулыбкой смутил Арадию, тонко поддев ее за чувства, которые она старалась держать глубоко в себе. Она неловко засмеялась и поспешила увести взгляд, давая себе рассмотреть красоты Морозных гор в момент рассвета. Думать о том Страже было странно, говорить же вслух о нем было еще странней. Было что-то в легко вспыхнувшей симпатии неправильное, глупое и детское, но Арадия не могла просто взять и выкинуть из своих мыслей того незнакомца.

О, Кусланд правда на такое способен? — удивилась Арадия, взглянув на Андерса с приподнятыми бровями. — На бегство от ответственности, — уточнила она, — и от борьбы за спасение стольких жизней… Такой он человек?

Отредактировано Aradia Trevelyan (2019-01-03 21:19:51)

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » for me it’s all I know, it’s run and go


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC