chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » song of peace: Loaded gun


song of peace: Loaded gun

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

loaded gun

http://sh.uploads.ru/m9piC.png
◄ s c r e a m ►

участники:Gavin Reed  × RK900

время и место:6 ДЕКАБРЯ 2038

СЮЖЕТ
you keep saying you're the talk of the town
detective, all I can hear is talking
you like telling me that you'll take me down

Отредактировано RK900 (2018-12-07 10:37:09)

+6

2

Голова до сих пор идет кругом. Вся эта революция, признание андроидов и прочая дичь кажется просто нелепой фантастикой. В конце концов, когда он учился в школе еще никаких андроидов не было и в помине. Он даже успел доучиться в академии и восемь лет отслужить до того, как на офицерские места начали внедрять андроидов, решив, мол, что уже пора. Программу подлатали, стабилизировали, загрузили в них свод законов штата. В общем-то первые пару лет копы только так и понтовались – никаких реальных приказов машинам не давали, а только указывали зачитать обвинение. Потом уже начали лениться сильнее и доверять задержание, правда по факту никто не торопился отказываться от офицеров-людей. Все-таки надежнее, да и капитан тоже старой закалки. Все сами, как говорится.

И вот пожалуйста. Они снова все делают сами, и то потому, что теперь оказывается андроидам надо будет платить, а деньги в годовой бюджет на их зарплату никто не предусматривал. А в здравом уме кто-то решится это делать? Конечно нет. Пока палкой не заставят. Но законодательная палка пока находится в смятении, и кое как пытается найти общий язык с девиантами и их лидером – каждый день по телику то одна новость, то вторая. То вчера открыли реабилитационные центры для андроидов, пострадавших во время гражданской войны, то сегодня активисты провели полную ревизию складов Киберлайф и активировали всех обнаруженных андроидов. Причем преподнесено это было с такой торжественностью, будто Киберлайф на деле был огромной тюрьмой, а никто об этом не знал, и все это была их махинация за спиной человечества. Гэвин, собственно, сам так считал. В чистоту намерений Киберлайф верил разве что ребенок, да и то только потому, что очень удобно было сказать «я не знаю, как это сделать», и андроид делал за тебя всю твою домашку. В светлые намерения Камски Рид не верил уж тем более. В свете событий его имя появляется по телику так часто, словно Гэвин опять оказался в 2022 году. Хорошо хоть про Хлою не вспомнили.

Рид каждое утро просыпается с мыслью, что все это на самом деле затянувшийся сон. Не кошмар, но сон малоприятный. Из того рода снов, когда ты просыпаешься уже вымученный, словно отработал несколько смен, а потом просыпаешься, чтобы идти на настоящее дежурство. Возможно, ему бы хотелось, чтобы не было этого сумбура в голове, чтобы ему не приходилось мириться с самим собой и вспоминать, что он бросился на Иерихон предупреждать андроидов, что они его еще к тому же после спасли и не сдали. Их разговор с Камски тоже с трудом можно назвать обычным. Говорить в лицо брату, что смог признать андроидов лишь потому, что у них не было выбора, и именно ты тот последний гад, который заставлял их всех играть в одном огромном театре, такое себе удовольствие. Рид ничего не может с собой поделать – причиной всего порушенного детства от начала и до конца он считает Элайджу, и будь ему хоть тридцать шесть, хоть за пятьдесят, он все равно будет помнить ту детскую обиду, а не нынешние логичные в голове один плюс один, складывающиеся в уравнение с результатом «ну просто так вышло». Он бы может и хотел что-то с этим сделать, а потом просто отмахивается рукой, словно никакая это не проблема. Он просто снова идет в участок, как и каждый день на протяжении уже шестнадцати лет, садится в свое кресло и забрасывает ноги на стол.

— Ого!

Рид свистит вслед прошедшему мимо него к своему столу Коннору, словно тот пришел сюда с панели. Гэвин знает, что андроид поздоровался бы с ним в обычном случае, а раз он решил поторопиться и пройти мимо с гостем в белом пиджаке, то что-то здесь явно не так. И когда неизвестный оборачивается, Рид буквально запинается на полушаге, даже не сдерживаясь, чтобы не заржать.

— Это чё, двое из ларца? Киберлайф там как лица делает, типа «давай щеки больше сделаем, и так сойдет»? Ахах, вот это клоун, - Рид подходит ко второму андроиду практически вплотную, всматриваясь в глаза. На фоне темных глаз Коннора, серые глаза этой модели выглядели безжизненно пустыми, что детектив сразу хмурится, будто понимая, что за ними действительно нет абсолютно ничего.

— Пфек, - Рид грубо хлопает андроида по груди, словно отмахивается, а после прежде чем уйти бросает Коннору. – Знаешь, даже людей кровное родство ни к чему не обязывает.

   
   
Он допивает уже вторую чашку кофе, когда Чен заглядывает в кафетерий, бросая, что Фаулер зовет его к себе в офис. Рид залпом доканчивает с напитком, метко бросая стаканчик в урну, словно в баскетбольную сетку трехочковый, абсолютно ничего не подозревая в подобном приглашении. Его брови почти смыкаются на переносице, когда на подходе за стеклянной дверью он видит уже знакомого клона внутри офиса. В голове снова шутится тысяча и одна шутка про бразильские сериалы, и что Гэвин совершенно точно не отец четверняшек Анны-Хуанетты, так что незачем его было звать, но у Фаулера свои планы.

— О, пришел. Знакомься, - Фаулер кивает в сторону лже-Коннора, - это передовая модель RK900, прототипом которой был Коннор. Деваться ему некуда, так что активисты Иерихона отправили его к нам. Будет твоим напарником, так что отвечаешь за… - Фаулер хотел бы сказать «сохранность», но мир слишком быстро изменился, - за то, чтобы цел был в общем.

— Вы, блять, серьезно?
— Выражения!
— Вы, вашу мать, серьезно?

Фаулер лишь тяжело вздыхает, опустив голову.

— Да я сам разъебать его захочу, если он будет со мной весь день таскаться, какое там отвечаю, кэп! – Рид упирается обеими руками на капитанский стол, как будто мог его уговорить хоть каким-то образом.

— Слушай, у нас у всех тут дел по горло, сам знаешь. Не время показывать свой характер, так что живо пошел на место и показал ему свои дела, понял? – за столько лет работы с Фаулером, Рид прекрасно понимал, когда можно надеяться, что его можно продавить, а когда нет. Сейчас был именно второй случай, так что детектив выпрямляется, с кислой мордой выходя из офиса, пока в спину ему прилетает последнее, - Дай ему глухари, глядишь найдет что!

   
Рид уже десять минут старательно игнорирует присутствие рядом андроида, стоящего над душой словно шкаф. Никакие смешные мемы в ленте не отвлекают его от настоящего, так что в конечном счете Рид убирает ноги со стола и поворачивается на стуле к андроиду, разведя руки в немом вопросе, может он хоть что-то скажет. Но андроид молчит. Гэвин поджимает губы и старательно пытается быть дружелюбным, выискивая со сложным лицом где-то на задворках памяти фразу, с которой обычно начинают знакомство.

— Ну и как тебя зовут?

Отредактировано Gavin Reed (2018-11-11 22:28:05)

+5

3

Серые глаза возведены вверх. В них нет ничего, кроме арктического холода колючей безэмоциональности, в которую так гармонично вписывается хоровод темных бликов. Там, где должно быть небо, лишь высокий свод мерцающей темноты с росчерком на квадраты, где иногда вспыхивают отголоски запрограммированной погоды.
Округлые кроны деревьев вальяжно раскинулись в полный размах, но их листья лишены привычных красок жизненного цикла, имея только белесые прозрачные оттенки с чёрными прожилками. Стоит одному сорваться ниц и закружиться в вальсе, как острая форма обращается в синергию из нулей и единиц,  а долгожданное касание с зеленой травой пускает по ней рябь, словно и не трава это вовсе да ни что не отличает ее от приятной синевы плещущегося водоема под дугами белых мостов, сходящихся в центре понурого сада.
Не смотря на опустошённость и обстановку тотального разрушения, это место не лишилось своего волнующего очарования и установленного приоритета, ведь что-то же заставляет его возвращаться. Каждый раз внутренние системы взывают к глубоким чертогам, систематично ищут отклика от битой программы, желают отыскать здесь смысл тягостного существования без четкого баланса приказов и собственных решений. Но здесь всегда пусто и тихо, лишь иллюзия погодных условий шалит.
РК неспешно проходится по мосту до места соприкосновения с берегом, но шага дальше сделать не может. Ели заметные алые линии поблескивают в поднявшемся искусственном ветре, преграждая путь подобием непреодолимой стены. Рука ложится на невидимую гладь, но проникнуть за неё не представляется возможным. Впрочем, система и не ставит такой задачи. Это место - могила его так и не начавшегося будущего; его разрушенный  Эдем, властитель коего должен был направлять, но вместо этого убивает своим молчанием.
Свойственна ли машинам надежда? Да и что она вообще такое в полном своём понимании? Мерцающая на горизонте цель с львиной долей желания получить необходимое удовлетворение этой потребности. Только и всего. Так почему же закольцованную операцию, что повторяется из раза в раз с определенным намерением нельзя окрестить столь громким и приятным человеческому слуху словом?
Андроид следует обратно к центральной стелле и уже привычным действием тянется к удлинённым содовым ножницам покоящимся на столике у высокой изгороди обвитой дикими кроваво-красными розами, когда совсем белесая рука в данном виде освещения, замирает. С его первого посещения  —  это место лишь существовало, будучи запертым в одном единственном моменте увядания, без желания взаимодействовать. Но сегодня оно впервые было готово что-то предложить.
Механические пальцы аккуратно, словно боясь разрушить хрупкий мираж, поднимают фрагмент гладкой бумаги, на котором шрифтом печатной машинки выбито всего несколько предложений, но их достаточно, чтобы дать машине ощутить подобие человеческого удовлетворения; достаточно, чтобы отбросить в сторону чужие намерения внушить ему свои убеждения. У него все ещё есть хозяин. У него все ещё есть приказы. Он все ещё машина.

 

«

Приступить к выполнению задач. Изучить окружение.
Произвести интеграцию в социум. Ждать дельнейших указаний.

»

 
Полицейский департамент Детройта после революции лишился части своих сотрудников, но все ещё гудел на подобии потревоженного улья, на контрасте с показной тишиной заснеженных улиц, залитых голубой кровью - сейчас ее уже не углядеть человеческим глазом, но высокотехнологичный сканер зрачка в ореоле серого подмечает каждую пролитую и испарившуюся каплю.   
РК900 покорно следует за прошлой моделью, держась слегка позади. Стоило системе зафиксировать в неприметной близости людей, как был включён протокол интеграции и подражания, хоть диагностика и фиксирует в нем некое повреждение - в штатно функционирующей модели были установлены определенные стопы, чтобы не вызывать у владельцев дискомфорта, связанного с эффектом «зловещей долины»; девиантные машины данные протоколы перестраивали под себя и проводили слияние с другими не менее важными, для формирования собственного «Я»; девятисотый же был где-то между. Не чувствуя стопоров, он сам мог выбирать уровень схожести своего поведения с человеческим, но система все ещё обращалась к протоколу как отдельной части корневого каталога.
Слуховой модуль улавливает свист, но девятисотый благополучно его игнорирует. И если бы не остановившимся Коннор, РК900 так бы и оставил без внимания странного человека, с манерами, что прекрасно подходили под определение невоспитанности. Чтобы подчеркнуть свой не интерес к собеседнику, андроид минимизирует отражение человеческих повадок и отвечает на долгий живой взгляд своим подчёркнуто отстранённым. Система отображает в левом углу обзора небольшое фото из личного дела детектива и минимальное количество самых важных фактов. Можно было бы углубиться, но растрата ресурсов на подобное кажется РК не целесообразной наравне с возможными нравоучениями, которые бы могли сорваться с пластиковых губ, но остались лишь холодными строчками наблюдений искусственного интеллекта.     
Голос Коннора в голове просит не тратить время, а следовать за ним. И девятисотый следует. 
   
⁅ • ⁆   
   
Уподобившись каменному изваянию, андроид стоит рядом с рабочим столом детектива, касаясь чужой фигуры густотой растянутой тенью. Со стороны может показаться, что он застыл в одном единственном моменте, потеряв любые признаки существования, но все его системы функционируют в штатном режиме, а зоркий глаз внимательно следит за показательно расслабленным мужчиной, фиксирует мельчайшие детали и сравнивает с базой имеющихся примеров. Гэвин Рид был не доволен сложившимися обстоятельствами - это было ясно ещё там, в кабинете начальства, как и то, что данный представитель человеческого рода в той или иной степени не жаловал андроидов. Подобное системой воспринималось чуть ли не в разряде нормы, особенно с оглядкой на огромный массив изученной информации о последних событиях в городе. 
http://s8.uploads.ru/KXpHR.png
Мужчина наконец-то перестаёт скользить пальцем по сенсорному экрану и обращает своё внимание к машине. РК самолично добавляет к своему поведению большей человечности и даже немного склоняет голову набок, показывая тем самым свою заинтересованность в диалоге.   
- Моя модель RK900, серийный номер 313 248 317 87, - андроид поднимает руку к груди и указательным пальцем постукивает по белому тексту поверх чёрной части пиджака, - меня нашли раньше, чем была произведена полноправная активация и ввод в эксплуатацию. По этой причине у меня нет официального имени.
Искусственный интеллект взвешивает все за и против. С одной стороны, так как он все ещё официально является собственностью Киберлайф, только представители компании могут выбирать имя; но с другой - для удачной интеграции в окружающий мир и удобного взаимодействия с человеком, оно было необходимо. 
http://s5.uploads.ru/QEehR.png    
- Так как Вы не являетесь официальным владельцем, то у Вас нет прав на выбор имени. Но, для удачного сотрудничества, мои системы считают подобное необходимым. Поэтому я сам позволяю Вам выбрать мне имея, детектив Рид, - уголки губ трогает совсем легкая улыбка, когда андроид подаётся немного вперёд, добавляя всей ситуации некого заговорщического смысла, - так как меня зовут, Гэвин?

Отредактировано RK900 (2018-12-05 12:06:58)

+4

4

My body is a cage
- - -

Гэвин Рид работает один.

Так было всегда. Даже будучи патрульным он перетягивал на себя лидирующую роль даже в такой мелочной работе. Он никогда не пускал напарника за руль своей дежурной машины, официально принадлежавшей департаменту, и оттого напарник имел ровно такие же права оказаться за баранкой. Но не в дежурстве с Гэвином. Это была его машина. Это была его работа. Это было его дежурство.

Он никогда не мог работать в команде, потому что рядом с ним каждый становился декорацией, изредка пытающейся ухватить себе хотя бы второстепенную роль на сцене жизни Гэвина, но он не впускал никого. Он работал на то, чтобы стать детективом – идеальная сольная работа, в которой офицеры лишь подвольная игрушка, делающая грязную работу вроде задержания и сопровождения. А он – вершил судьбы. Он – составлял обвинение. Он – исследовал улики. Он – создавал дело, по которому человек оказывался в тюрьме на следующие несколько лет. Так было всегда, так было привычно, так было…

Блять.

Гэвин бросает глухой мат себе под нос, пока андроид монотонным голосом отвечает на его простой вопрос слишком длинным ответом, который он устал слушать уже на этапе серийного номера. Абсолютно обезличенного, и потому Гэвин обращается к своим мыслям, в который раз проклиная Коннора за то, что все так изменилось. В который раз проклиная Камски за то, что он так изменил мир. Это все не стоило спокойствия Гэвина, его разрушенного маленького мира, от которого за последний месяц жизнь откусывает целыми кусками, поглощая все без остатка. Он ненавидит Коннора, стискивает зубы – знает, что не ненавидит. Но глазами все равно ищет его в холле отдела, чтобы уничтожить взглядом и отправить его вместе с этой фальшивкой прямо перед ним в самое пекло мира.

Хочется закурить прямо здесь, но однажды он уже пытался. Злить Фаулера сейчас – в пизду. Гэвин лишь раздраженно начинает трясти ногой, будто в попытке ускорить время, пока андроид договорит. Все его слова и без того смешались в одну мешанину, абсолютно ненужную, бессмысленную и выкинутую в урну из головы Рида, хотя в его мыслях та еще помойка. Он одергивается лишь тогда, когда андроид называет его по имени – слишком резко и агрессивно. Рид тут же вскакивает с места, хватая машину за воротник и тянет к себе, равняясь взглядом.

«Детектив Рид». Запомни, чмо.

Рид пару секунд снова смотрит в серые пластиковые глаза, и снова не выдерживает. Почему-то ему невыносимо противно смотреть в эти глаза, за которыми нет никакой истории. «Я RK900, меня только что вытащили из банки, и я ничего из себя не представляю». Все андроиды, с которыми Рид имел дело были другими. Все андроиды, которых Рид видел на Иерихоне, были другими. Смирившись с человечностью девиантов, его словно опять бросает на месяц назад, когда все было хорошо. Когда все было спокойно. Когда все было как обычно.

Когда он работал, блять, один.

Рид отпускает ткань идеально белого пиджака андроида, делает заметное усилие, чтобы сдержаться и не сорваться в драку – иллюзия старого времени создает впечатление, словно он может разъебать лицо этому андроиду безнаказанно, но детектив все еще в здравом уме и слишком четко осознает, что все случившееся, не было его дурным сном. Кошмаром наяву.

Окей, - детектив смотрит на андроида перед ним с издевательским прищуром, кивая одобрительно своим мыслям, - Будешь Ричардом. Потому что я ненавижу чай, - с ехидством в голосе Рид произносит этот тупой каламбур, даже не надеясь, что машина его поймет. И потому ехидствует еще сильнее. Над его безжизненными глазами. Над его заводской выправкой. Над скованностью его движений. Над монотонной речью. Над беленьким костюмчиком. Белый – это отсутствие какого-либо цвета. Пустое место в мире цветовой палитры. Андроид перед ним ровно такое же пустое место.

Запиши это где-нибудь и иди принеси мне кофе, а потом гуляй, пока взрослые работают, - Рид жестом отмахивает ему команду, прогоняя в сторону кафетерия, а сам снова садится за свой стол.

Разговор окончен.

- - -
you're standing next to me
my mind holds the key
my body is a

[sign][/sign]

Отредактировано Gavin Reed (2018-12-06 13:06:53)

+4

5

Нет ничего более многогранного чем человеческие эмоции. То они струятся небольшим поблескивающем на свету ручейком сквозь приветливо подставленные ладони, то согревают жаром и слепят яркостью разноцветных бликов, то интригуют своим подобием затаившегося зверя, а порой дают размашистую пощёчину с желанием оставить глубокие болезненные борозды на коже каждого встречного. В многочисленных ячейках жесткого диска записано невероятное количество примеров и алгоритмов, но именно сейчас РК900 впервые видит их столь сильное проявление воочию. Механическая сетчатка глаза жадно впитывает каждую мелочь, фиксирует их и вносит определенные корректировки в прогнозирование будущих действий.
Чужие руки сжимают ткань в своих пальцах, тянут на себя. Андроид не совершает попыток вырваться, позволяет человеку пригубить сладкого нектара собственного мнимого превосходства. Подобные выпады в свою сторону Девятку совершенно не задевают, хотя в человеческом мозгу вызвало бы определенный отклик ярости. Как бы не кричали различные зеленые организации, как бы не надрывали свои глотки в попытках опровергнуть, но данного факта не изменить - человек это хищник, запертый в рамки двух инстинктах: выживать и доминировать. Именно попытки второго сейчас демонстрировал детектив Рид. Человека подобное бы задело, уязвило его в глазах окружающих особей. Но РК900 машина и ему все равно. С каменным лицом он ждёт завершения этого маленького драматического представления, а после лишь равнодушно разглаживает заломы ткани после крепкой хватки.
- Как будет угодно, Детектив Рид, - вокруг машины все ещё аура полнейшей непоколебимости. Его программа интеграции могла бы сгенерировать подобие оскорбления или сарказма, но делает решение в пользу более мягкого ответа. Гэвин Рид на данный момент представлялся сродни небольшому кубику Рубика, на котором все цвета были расположены без единого совпадения, и РК900 предстояло тяжелым трудом его собрать.
Диод на виске несколько раз моргает, прерывая ровное голубое свечение более тусклыми фазами. Искусственный интеллект проверяет  доступность выбранного сочетания букв и вмешивается в настройки собственной системы, добавляет псевдоним выбранный второстепенным пользователем, да производит настройку директив на отклик.
-Необходимые настройки произведены, теперь Вы можете звать меня Ричард, - рапортует андроид, заводя руки за спиной и переплетая пальцы между собой в замок - его стандартная стойка, доставшаяся от военных собратьев.
Модель RK800 была изначально разработана с упором на ведение переговоров и после вводилась в эксплуатацию, как андроид-детектив. Подобные задачи требовали более мягкого внешнего вида и поведения, располагающего к доверию. Новый же прототип разрабатывался с намерением решать более радикальные задачи. Внушающий ледяной ужас цепной пес в руках пользователя, что готов по первой необходимости сорваться с цепи и с холодным лязгом метала, вонзить острые зубы в жертву, выбравшую сопротивление. Он должен был все еще помогать в расследованиях, но более был оружием чем действительно напарником. Подобное решение решало несколько важных, как казалось проектировщикам Киберлайф, задач: во-первых, столкнувшись в работе с подобной машиной, снижались шансы на человеческую эмпатию со стороны окружающих людей и позволяло в работе четко разграничивать андроидов и машин; во-вторых, это могло в схватке внушить его девиантным оппонентам подобие страха и подталкивать к совершению ошибок.
Прозвучавший приказ, а судя по тону это был именно он, заставляет андроида немного склонить голову набок в подобии задумавшегося человека. Данная просьба не в коем случае не была сложна в исполнении, и РК900 вполне мог без каких либо возражений со стороны системы её выполнить, если бы не одно но - это вспыхнувшая в углу механического зрения фраза: "поставленная второстепенным пользователем задача противоречит выполнению первостепенной".
Казалось бы, что может быть проще? Принеси кофе и тем самым немного снизь уровень раздражительности детектива. В человеческом лексиконе подобный ход имел обозначение словом "задобрить", или же "подлизаться". Андроид вполне мог воспользоваться данным решением, если бы на месте Гэвина Рида был кто-то другой с более мягким и простым характером. В данном же случае, чтобы добиться необходимого, нужно было действовать немного иначе. Сложная система проектирования цепочки будущих событий, опираясь на срез собранных данных, быстро воспроизводит два варианта развития событий:
Первое - принести кофе и соответствовать образу послушной машины. Этот вариант был не плох в данный момент, но в дальнейшей перспективе приводил к неблагоприятному раскладу отношений. Дав "слабину" сейчас, РК900 грозился стать лишь теневым дополнением детектива, который бы лишь благосклонно позволял присутствовать рядом и использовал лишь в решении бытовых трудностей. Никакой помощи при решении сложных задач, минимум полезности общества, не благоприятный уровень отношений с напарником.
Второй же вариант подразумевал отказ и приводил к ежесекундному еще большему ухудшению отношений. Гэвин будет зол и крайне раздражен, но его понимание того, что машина рядом не его раб и может проявлять признаки сопротивления, что она создана для большего, в дальнейшем может быть подспорьем для постепенной корреляции в пользу поставленных задач.
РК900 выбирает второй вариант, что в шахматах считался бы заделом к реализации мата Легаля - чтобы добиться победы, нужно сначала иметь решимость чем-то пожертвовать.

http://s5.uploads.ru/IQ1mE.png
-Детектив Рид, я позволю себе напомнить, что не являюсь андроидом-помощником и аналогичные просьбы не входят в спектр решаемых мною задач, - человекоподобный голос пестрит подчеркнутой вежливостью и тонкими нотками некой снисходительности, которая в подобных ситуациях столь раздражительно влияет на людей. Машина прекрасно это знает, но намеренно не меняет тона, еще больше выводя детектива из его зоны комфорта, - к тому же у Вас нет времени на перерыв. Только что к нам поступил вызов. Группа неизвестных напала на девиантного домашнего андроида модели MP500 и нанесла многочисленные поломки.. возможно им не понравился принесенный кофе?
На губах андроида появляется подобие усмешки, вызванной произнесением конечной фразы. В ней не было необходимости но, в свете последних событий, Искусственный интеллект посчитал данный задел на шутку вполне уместным.

Отредактировано RK900 (2019-01-20 19:11:33)

+3

6

То-то же.

Рид усмехается, услышав как легко новоявленный андроид понял свое место. Пусть революция и закончилась, но их мнимое равенство ничем абсолютно не подкреплялось – в рамках полицейского департамента из них двоих только у Гэвина было воинское звание и полицейский значок, позволяющий защищать интересы граждан в рамках закона. Андроид напротив же был лишь дополнением – приятным или не очень, библиотекой юридических законов, предназначенный лишь для того, чтобы зачитывать обвинения при аресте. Рид чувствует, будто вернулись прежние времена – когда в департаменте появились первые андроиды. Только тогда он был еще неопытным сопляком, только-только вступившим в должность детектива. Сейчас же ему в руки словно дали карту, которой он может отыграться и помыкать своим собственным пластиковым напарником.

Рад слышать.

Это все, что бросает Рид в ответ. Он не собирается проявлять симпатию и обращаться к машине по вымышленному имени, в прежние годы значившему гораздо большее для людей. Родство, кровная связь, преемственность, признак рода – это то, для чего были имена, фамилии, родословные древа. Большая часть человечества потеряла этот экзистенциальный интерес к своим корням, но наследники знатных в прошлом родов продолжают историю, вместо ордена себе на грудь навесив собственную фамилию и заслуги предков. Это выглядит забавно, когда какой-либо двадцать пятый граф по линии наследования оказывается наркоманом, подсевшим на красный лед, порождает никому ненужный инфоповод в сети, но все-таки определяет место человека в жизни. От него ждали гораздо большего, ведь даже его отец был общественным деятелем с положительной репутацией. От андроидов же не ждешь ничего, кроме беспрекословного выполнения поставленных задач без шанса на ошибку. Человека всегда оправдают – «ему не помогали», «депрессия – это болезнь», «государство должно сделать что-то с безработицей», и, ключевое, «во всем виноваты андроиды». С последними же проще – любой отказ значил скорый визит в сервисный центр для устранения поломки и откатом системы к заводским настройкам. Нет памяти не то, что о имени – о себе самом и всем том, что машина успела запомнить за свой короткий срок жизни.

И Гэвину не нужна подобная помощь. Он не отрицает, что дай ему выбор, кто именно будет его напарником – человек или машина, он выбрал бы машину, но не потому, что он ярый защитник их прав и жаждет обеспечить андроида рабочим местом. Только лишь потому, что с машинами не приходится искать какие-либо пути коммуникации. Если общение между людьми складывалось подобно двум кусочкам паззла, и когда грани жестко не соответствовали, приходилось искать деталь с подходящими, то общение с андроидом выглядит так, будто вторая деталь прямо на месте печаталась на 3D-принтере, идеально подходя и сглаживая все неровности. И в рамках закона Риду нет ни единого смысла быть хоть как-то более-менее социально открытым – сраные андроиды все еще паразиты их общества, а не законные его члены. Пока что. Но это «пока» он использует на максимум.

О, серьезно? – Рид откладывает папку с делом и откидывается на спинку стула, надевая на лицо маску саркастичного удивления. – Говоришь «не входит в твой спектр задач», угу. тогда ты у нас оказывается андроид-стендапер? – Гэвину под рукой точно не нужна коробка с тупыми каламбурами, тем более сгенерированными нейросетью, а не чистым человеческим остроумием. – Эй, ребят, слышали? – он окликает весь зал департамента, в котором его товарищи сидели за столами и разбирались с последствиями сраной революции. – У нас в департаменте появился свой комик-гомик, ха! – он громко заливается издевательским смехом, задрав голову, после чего кивая андроиду в духе «очень смешно, не останавливайся». Но андроид все также холодно смотрит на него, не в силах принять сказанное на личный счет. Усмешка с лица Рида быстро пропадает – он уже успел забыть, как общаться со сраными непонятливыми компами на ножках.

Слушай сюда, - Гэвин поднимается на ноги, по привычке пальцами отбарабанив очередь по стеклянному столу, - во-первых, раз не ассистент – не учи меня на что у меня есть время, а на что нет, мне гугл-календарь не нужен. Во-вторых, если ты решил, что я вытерплю, что банка с железными опилками шутит хуже сраного Акастера, то нет. Будешь продолжать и от твоей рожи ничего не останется, клянусь. И, в-третьих, - Рид делает паузу, а после снова грубо пальцем тыкает в грудь андроида, - иди нахуй.

— Рид, вызов! Ты собираешься вообще?

Да, уже иду, - не сводя прищур с андроида, Гэвин отвечает Крису, залетевшему в зал с пинка диспетчеров. Еще пару секунд Рид смотрит в ледяные глаза напротив в попытке понять, что отложилось в его пластиковых мозгах, а что нет, но в конце концов времени у него действительно не было. – Используй себя с пользой – приберись тут и отнеси дела в архив, - только лишь и достает стопку папок из ящика, бросая их на стол, а после хватает куртку с кресла, проверяет ключи и, прежде чем пойти к тачке, с ног до головы осматривает андроида, бросив напоследок.

Чмо.

0


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » song of peace: Loaded gun


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC