chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » сделка богов


сделка богов

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

СДЕЛКА БОГОВ


http://funkyimg.com/i/2N1Bn.jpg http://funkyimg.com/i/2N1Bo.jpg
http://funkyimg.com/i/2N1Br.jpg http://funkyimg.com/i/2N1Bq.jpg

◄ у меня нет выхода: ей придется научиться его любить ►

участники:Zeus & Hades

время и место:прошлое, подземное царство Аида

СЮЖЕТ
Пройдут века, время будет неумолимо бежать, но о их двуличии будут помнить всегда: благородные и хитрые, милосердные и жестокие, справедливые и карающие, говорящие о свете, но творящие темные дела.

+2

2

[indent]Находиться в полной тишине, когда можно плотно сомкнуть глаза и позволить окружающей пустоте окутать себя, словно тёплым и мягким шкурой чёрных быков, коих смертные приносят в жертву во слава Покровителя Загробной жизни, — вот за что Гадес любил в своё Подземное Царстве. Здесь, на глубине несколько десяток вёрст, никто и не что не могло потревожить покой бессмертного, ибо любой громкий звук тут же будет услышан, что явится Аиду сигналом о прибытие внезапных гостях. Оставалось довольствоваться и благодарить Мироздание Хаоса за то, что желающих посетить Аид ничтожно мало, по доброй воле сюда спустится разве что умалишенный или отчаявшийся безвыходности своего положения. Чаще всего таким гостем был Гермес, к обществу которого мужчина привык довольно быстро, несмотря на юношеский максимализм и суетливость Вестника, что добавляет звуков во дворце Аида, возведённого из черного и серого мрамора. И, если по-началу мрачный мужчина намеревался высказать племяннику своё недовольство его визитом в Подземелье, теперь же всякое появление Гермеса привносит в мрачный и нелюдимый Подземный Мир разнообразие цвета. Энергия молодого бога, коей его одарила природа с рождения, распространялась по залам и задевала живые тени в коридорах Дворца, напоминая всем обитателям сие места, что помимо мёртвых душ и холодного воздуха существует другой мир — тот самый где смертные поклоняются богам и проживают свои жизни; где день сменяется ночью, а в ясную погоду можно наблюдать бескрайнее небо. Харону нравилось слушать юношу, который рассказывал паромщику о светлом Олимпе, вечный огонь, роскошные пиршества с танцами и музыкой на котором обязательно были сатиры и музы, где были целые фонтаны с вином и яства из рога Изобилия.
[indent] — Между прочем, говоря о пиршества! — на повышенной ноте Вестник обращает внимание на Гадеса и успевает поймать его взгляд, теперь ему не увернуться от разговора, тема которого докучала отпрыску Титанов.
[indent]Мужчина вздыхает шумно и закатывает глаза, всем видом показывая племяннику своё отношение к подобным вещам, ведь они уже не раз затрагивали тему семейных пирушек. А конкретнее — стабильного отсутствия старшего брата Великой Тройки, у которого находились отговорки на любой случай; а тон голоса, с которым Аид сухо перечислял их, не давал и шансу даже попытаться переменить своего решения. Просто Гермес упёртый и так просто отделываться от дяди не намеревался, к тому же у юного бога была одна характерная черта — это стремление перевернуть всё вверх дном и шиворот навыворот, ломая чужие стереотипы и жизненные принципы. И пока подобные фокусы хорошо срабатывали на смертных, но попытаться переубедить бессмертного бога, что живёт на свете уж поболее, задачка не из простых!
[indent] — На сей раз Отец более обыкновенного спрашивал о тебе. Он даже обмолвился, конечно, когда изрядно выпил, что желает поговорить с тобой, дядя. — С усмешкой рассказывал Вестник, вертя в руках серебренное блюдце с росписью, взятое со стола во Дворце Аида; а потом резко сменил понизил тон и заговорил более таинственно, обычно так смертные рассказывают друг другу чужие тайны и непроверенные слухи: — Я даже слышал, что... Отец намеревается лично посетить Подземное Царство своего брата. Сдаётся мне, что наш Зевс замыслил что-то серьёзное. И не просто «замыслил», а вполне решителен свою идею воплотить.
[indent]Племянник умолкает, переключая всё своё внимание на узор блюдца, а Аид откидывается назад и наблюдает за ним испытывающим взглядом, не моргая. Юноша ничем себя не выдаёт и ведёт себя вполне естественно, но Гадес нутром чует, что ему рассказали не всё. Допытываться сейчас и требовать с гостя ещё какую-либо информацию дело бесполезное, ведь Гермес мастер сбивать собеседника с толку и извращать положение дел так, что по итогу себя ещё и виноватым ощутишь. К тому же, о чём многие не догадываются, шустрый сын Зевса был весьма умным, сообразительным и хорошо разбирался в отношениях. Так что... коли Гермес замолк (не важно знает он что-либо ещё или нет), значит более добавить нечего, или ту информацию считает лишней для собеседника.
[indent] — Хм, — фыркает мужчина и приподнимает кубок с вином, возвращая своему лицу привычное безэмоциональное выражение — мои врата всегда открыты и мне нет причин отказывать Зевсу в аудиенции. Пусть приходит, я буду его ждать.
[indent]Вестник успевает заметить кривую ухмылку на губах Аида, но от комментариев воздерживается. Свою роль он выполнил и дядю предупредил, на чем его миссия окончена, хоть никто и не... да-да, Зевс не обращался к сыну, чтобы тот оповестил Владыку Подземелья, это было полностью инициатива самого юноши.

[indent]Когда время ночное истекает, то из-за горизонта прорываются золотые лучи колесницы Гелиоса, что есть знамение нового дня. Над землями Греции явит себя Солнце — оно освещает поля и виноградники, дарит тепло и радость новых свершений в этот день. Лишь до Подземного Царства золотые лучи дотянуть неспособны, покуда холодная и твёрдая земля надёжно скрывает от света подданных Загробного Мира, коим свет более не в радость, как вкус вина и тепло чужого тела. В Царстве Аида господствует сумрак, сырость и прохлада, туман белым молоком стелется над темно-зелёной травой и сползает к берегам Стикс. Время здесь протекает медленно, ведь мёртвым более нет нужды спешить куда-то и следить за исчислением лет. Сам Гадес не следит за временем и отправляется спать тогда, когда сам того пожелает, ибо не подчиняется устоявшимся порядкам земных жителей и Олимпийцев, пока те делят между собой общее небо и общее время. Разница лишь в одном — время, отведённое на жизнь, у человека ограничено, в отличии от своих бессмертных покровителей...
[indent]Вывод: спрашивать Гадеса какой нынче день или который час — бесполезно, подобные вопросы лишь навлекут гнев бога, особенно если застать его в полу-дрёме после недавнего пробуждения. Лишь некоторые имеют право тревожить повелителя в такой час, это Харон и мальчишка-садовник Аскалаф, поскольку им гнев Аида не страшен — это раз, а потом... сам Гадес в течение долгого времени убедился, что эти двое не станут тревожить его ради пустяка и проблем мелких, незначительных. А, поскольку загробный мир то не то место, где каждый день иль ночь случается нечто страшное и непоправимое, то и по пальцам одной руки можно пересчитать те случаи, когда Аскалафу приходилось будить своего господина или же прерывать трапезу его.
[indent]Сейчас же, наткнувшись на юношу в коридоре, точнее... Аид в буквальном смысле поймал Аскалафа голыми руками, поскольку тот с разбегу выскочил из-за угла и не успевал притормозить вовремя, а по инерции летел прям на бога. Им повезло, что у Гадеса — не смотря на сонливый вид — реакция была хорошо развита, так что он вовремя ухватился за чужие плечи и притормозил парнишку. Отпустив, давая тому отдышаться, Аид мысленно загнул ещё один палец на воображаемой руке и прошёл мимо, продолжая свой путь. Аскалафу пришлось догонять хозяина и на ходу ловить слова:
[indent]— Ну и что же такого страшного... смертельно-страшного! произошло в моём Царстве, пока я спал?
[indent]Вечно молодой и искусный садовник пытался обогнать Гадеса, но у того был шаг намного шире. Аскалаф был не на шутку взволнован, а когда они дошли до тронного зала, то он предпочёл остаться стоять в коридоре, скрываемый тенями. Объяснять уже было не к чему, ведь Аид и так все увидел своими глазами, о чем даже пожалел.
[indent]— Зевс? Какими судьбами?..
[indent]Голос был чуть сиплым, а глазам с полуопущенными веками было непривычно больно наблюдать яркую и громоздкую фигуру родного брата в окружение мрачного мрамора и отблесков плавного синего пламени на факелах тронного зала в Аиде. Мысленно обращаясь к Гермесу с его визитом несколько дней ранее, Гадес велел слугам накрыть стол на две персоны, и те тут приступили немедля.
[indent]— Ты как раз вовремя, я вот собираюсь завтракать. Присоединишься?
[indent]В не зависимости от того, каков ответ Зевса, Владыка Подземного пересек тронный зал и прошел в соседний, что был поменьше и выполнял функцию трапезной; где располагался круглый стол из красного дерева, а на нём уже выставлены блюда с устрицами, свежими фруктами, мягким хлебом, а так же кувшины молока и вина как неотъемлемая часть Греции и самих обитателей этих земель. Аид занял своё место на мгновение задумался о том стоит ли ему дожидаться пока Зевс присоединится, или нет?.. Решив не загружать себя такими сложными вопросами спросонок, компромисс отыскался в кубке, который мужчина наполнил вином из кувшина, и тут же наполнил этим же вином второй кубок, не утруждая личными вопросами. Это ведь такая глупость уточнять у Олимпийца: будет ли он вино или нет. Конечно же будет.

+1


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » сделка богов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC