chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » ничего не проходит бесследно


ничего не проходит бесследно

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ничего не проходит бесследно

http://funkyimg.com/i/2NWfA.png  http://funkyimg.com/i/2NWfz.png http://funkyimg.com/i/2NWfy.png
◄ слот - круги на воде ►

участники:аберфорт & геллерт & альбус

время и место:лето 1928-го // албания

СЮЖЕТ
аберфорт делает хоть что-то — расследование ведет его в албанию.
приспешники армии темного мага поймали некого «а. дамблдора» и рады доложить об этом господину.
господин не то, чтобы не рад, но подозревает, что что-то не так [это не тот дамблдор].
дамблдор-старший, вопреки приказу министерства, идет на выручку брату, только узнав о пленении.
ох, давно они втроем не пересекались.

+4

2

Поездка в Албанию и так не обещала быть легким туристическим путешествием: на других посмотреть, себя показать. Нет, цель этого была совершенно другой- вербовка сторонников и поиск информации. Уж в чем, а в этом Аберфорт был хорош. По крайней мере, именно так он думал, пока не наткнулся на приспешников Гриндевальда. Те встрече тоже не очень обрадовались, Дамблдор даже не знал какое именно заклинание, слетевшее с его палочки, было особенно обидным, но ничего уже не поделать- болванчики молчаливо за ним следили и ни слово из них вытянуть было нельзя. Даже вполне разумные доводы, что он не тот Дамблдор, за поимку которого их вождь непременно мог поцеловать их в задницы, не сработали. Вот и сидел теперь Аберфорт в этой самой комнате штаб-квартиры Армии и взирал на приспешников таким мрачным и кислым взглядом, что молоко, если бы оно было, непременно скисло бы в радиусе километра. Он и так, и этак пытался хоть что-то выведать из аколитов, но лишь тишина была ответом, словно те разом языки проглотили.
Аберфорт гадал, что может ждать его дальше: явно затевалось что-то более грандиозное, чем вербовка, предложения перейти на сторону «победителей» и казнь – с ней бы явно не медлили. Видимо, всему виной была фамилия и идиоты просто приняли его не за того. Впервые Форт мысленно поблагодарил братца за юношескую «дружбу» с Гриндевальдом, но вот как выпутаться из этой ситуации все еще не представлял. Он даже не знал сколько времени придется провести запертым в этой комнате, буравя взглядом приспешников, пытаясь мысленно их воспламенить, но надежды на помощь не было – придется выбираться самому. В успехе этого предприятия Аберфорт сомневался, не зря же он находился практически в эпицентре раскинувшейся Армии. Даже если удастся как-то без палочки расправиться с охраной, то он понятия не имел сколько народа может поджидать его за дверью. Новость о поимке Дамблдора должна была уже широко разнестись по коридорам и каждый из аколитов по-любому держал ухо востро, чтобы выслужиться перед господином.
Вариант с тем, что в теплой дружеской компании они дожидаются именно Гриндельвальда, приходил ему в голову, но одним делом было об этом размышлять, представляя лицо вождя, разочарованного ошибкой подданных, и совсем другим лицезреть человека, которого Аберфорт максимально ненавидел еще с юности, вошедшим в комнату. Он дал себе несколько секунд на то, чтобы подобрать челюсть с пола и продумать хоть какой-то план действий. Как назло, ничего в голову не приходило. Их ненависть была обоюдной и Форт не сомневался, что вряд ли покинет комнату живым, так почему бы не доставить вождю несколько неприятных минут? Столько, сколько он сможет, но максимально дискомфортных. Уж что, а действовать на нервы и доводить Аберфорт умел и, более того, любил, а тут еще такой противник. Договориться у них все равно вряд ли.
- Кого я вижу, чувствуй себя как дома, - ехидство в голосе было трудно приглушить, - Только не кланяйся, я этого недостоин, и не лыбься как будто рад меня видеть. Я бы сам был бы рад оказаться как можно дальше от тебя, - Форт прохаживался по комнате как будто был хозяином положения, - Я пытался объяснить твоим бревнам их ошибку, но они и слушать меня не хотели, - не удержался он от того, чтобы наябедничать, - Побеги из тюрем дурно на тебе сказались.

+3

3

Сообщение о том, что Альбуса поймали казалось невероятным. Тем более в Албании. Кучка не самых смышлёных приспешников. Это было бы реально только при условии, что маг потерял палочку, напился в хлам, сломал обе руки, ослеп, оглох и еще много чего. Такая себе перспектива. И Геллерт не был глупцом, так что не сильно спешил на опознание. Однако любопытство вещь страшная и уже через пару часов терпение не выдержало и тот предстал перед своими людьми. Они были слишком довольны собой. Самоуверенные глупцы. Так и хотелось стереть ухмылки с их лиц, а кого-то казнить публично. Настроение было не то, особенно сегодня, особенно в такие времена.

Он прошелся по коридорам, осмотрел штаб квартиру, которую видел первый раз, прошел за волшебником, имя которого даже не попытался запомнить (или хотя бы расслышать), узнал где и как поймали «А. Дамблдора». С каждым шагом Грин становился все мрачней, потому что стал догадываться, кого именно они поймали. На его голову. Своим крайне недовольным и злым лицом он испугал охранников, те отошли от двери намного быстрее обычного и смотрели с таким ужасом, мысленно успев посочувствовать пленнику. «Неужели и правда тот?» - читалось на лицах последователей, как будто они и сами не ожидали успеха их операции.

Догадка оказалась верна. К сожалению. Его лицо на тот момент скрывал мрак, так что узник не запечатлел в памяти раздосадованный вид старого знакомого. Он лицезрел уже вполне довольно Грина. А почему нет? Дамблдор есть Дамблдор. Тем более в плену. Геллерт старался стороной обходить всех оставшихся в живых родственников бывшего, просто потому, что они его раздражали. Но Аберфорт, стоявший перед ним, он мог похвастаться первым местом среди всего своего семейства по умению бесить и доводить. Что тогда, что сейчас. Так что в какой-то степени немец был доволен. Пару тройку часов провести, наслаждаясь мучениями этого любителя скота не самое худшее, что с ним могло сегодня случиться. От таких мыслей его настроение даже немного улучшилось и мысли пошли в позитивном ключе (если это таковым конечно можно назвать).

- «А. Дамблдор». Что же, слава твоего брата по-прежнему опережает всех и вся? Каково это быть лишь вторым? 

С ухмылкой «поприветствовал» соперника и дал указание покинуть камеру, оставив их наедине. Темный маг еще не знал, что сделает, однако мысли его были далеки от чаепития.

- Да, умом они не блещут, однако, всё же, смогли поймать тебя. Это о многом говорит, Аберфорт.
Почему маг так прокололся еще предстояло выяснить. Как бы Геллерт не принижал брата Альбуса, все же не считал слабаком. В них же течет схожая кровь. Поэтому предстояло аккуратно выяснить все детали и постараться не сорваться прежде этого. К сожалению чаще всего их встречи заканчивались дракой.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2019-04-04 16:05:04)

+3

4

— Альбус, что делать?

Валмир [давний знакомый и по совместительству один из представителей албанского министерства] выжидающе смотрит с той стороны страницы зачарованной книги. Известие, что в Албании заметили Аберфорта не могло сильно тревожить — Альбус ему давно не нянька, а потому младший брат мог делать, что ему заблагорассудится. Только вот проблема была в другом — Аберфорт попал в плен к одной из ячеек Армии Гриндевальда. Это проблема. Настоящая проблема.

Дамблдор до побелевших костяшек сжимает края стола, бросая взгляд на браслеты. Если он покинет Хогвартс — Трэверс об этом узнает. Если он использует магию — он будет знать. И, тем более, если покинет территорию Британии — об этом тут же станет известно. Был вариант попросить помощи у Министерства, сообщить им, но счет шел на часы, а далеко не факт, что Трэверс пошевелится что-либо предпринять максимально оперативно. Альбус понимал, что после Парижа и его недолгой пропажи на территории Германии, находится под усиленным наблюдением. Он подозреваемый, честно говоря, после сегодня проблем станет еще больше. И все же Дамблдор не простит себе, если с Аберфортом что-то случится, а это произойдет — вряд ли за годы эти двое научились ладить, чтобы друг друга не пытаться изничтожить.

/ / /

Дамблдор прекрасно осознавал, что времени у него нет. Неизвестно, как быстро среагирует Трэверс, соберется ли бежать вдогонку, будет ли делать хоть что-нибудь. Валмир, давно следивший за ячейкой террористов, дал ему координаты, предусмотрительно поинтересовавшись, как Альбус собирается проникать на охраняемый объект, полный отнюдь не их друзей. Поразмыслив, что Гриндевальд уже там, Альбус ответил просто, усмехаясь — через парадный вход, как еще гости приходят? Албанец, видимо, подумал, что давний друг сошел с ума, но переубеждать не стал. Все равно вопрос жизни Аберфорта стоял выше собственной безопасности. Подданные Геллерта самому Альбусу не противники, а Геллерт нанести ему смертельный вред самолично не может. От этой мысли в голове промелькнула старая боль, как эхо их громкой разборки в Париже. В этот раз, в случае чего, лучше не уповать на спокойствие немца. Впрочем, сражаться с ним Альбус не планировал — почти. Его задачей было забрать брата, любой ценой.

Вряд ли его ожидали увидеть. Направленные палочки на него выдают неуверенность своих хозяев. Альбусу ничего не стоит их обезоружить, покалечить, даже убить — только он не за этим сюда пришел. И все же вести долгие переговоры не в его правилах, сюда могут нагрянуть авроры. Координаты укажут браслеты, которые сам Дамблдор снять не может, иначе бы еще в школе с ними расстался. Вдыхает, в несколько заклинаний заставляя своих противников упасть без сознания. Проснутся, все будет хорошо. Наверное. И спешит внутрь поместья, где по идее и держали брата.

Видеть Аберфорта и Геллерта в одной комнате — навевает неприятные воспоминания. Альбус заходит быстро, с эхом тревоги на лице смотрит на все-таки живого и невредимого брата, а потом переводит взгляд на Геллерта. Стоило надеяться, что немец не уточнит, откуда у профессора такая осведомленность — профессор все равно не скажет.

Извините, что прерываю вашу встречу. — усмехается, нервно склоняя голову набок, — Геллерт, я просто требую брата мне выдать. Но, есть проблема. Здесь могут появиться с минуты на минуты авроры. Поэтому у меня к тебе просьба, если ты вдруг имеешь место, где нас троих не отдадут под суд. У меня нет такого богатого опыта побегов из мест заключения. — доигрался. Альбус невозмутимо оголяет запястья, демонстрируя следящие магические браслеты. — Думаю, ты без проблем с этим справишься. Только не обожги. — они словно здесь не собрались по поводу прекрасной ситуации. Одного присутствия здесь Альбуса будет достаточно, чтобы отправить его в Азкабан надолго и с праздником. Выглядывает из-за плеча немца с любопытным взглядом, смотря на брата. — Ты в порядке?

Альбус пришел сюда не сражаться. Он пришел забрать брата, но получилось так, как получилось. При всех претензиях к Гриндевальду, попадать под суд [учитывая, что реальной вины профессора нет] ему не хотелось. Потому приходится действовать по ситуации.

+3

5

Аберфорт не видел Гриндевальда лет тридцать и с удовольствием не встречался бы с ним еще столько же как минимум. Присутствие белобрысого полудурка все усложняло- если бы тот явился позже, то Форт может и придумал как вывести из себя не говорящих болванчиков да сбежать под шумок. Он и так не был склонен к выполнению самоубийственных планов, подаваемым под пафосным названием подвига, но, похоже, что сейчас было лучше сидеть и не рыпаться, оттягивая собственную казнь как можно дольше, вот только Абер едва ли мог контролировать свою злость. Как и стереть ухмылку с собственного лица. Особенно, после того как приспешники как послушные собаки покинули комнату по кивку своего хозяина.
- Сейчас я этому даже, пожалуй, рад.  Лицезреть твое плохо прикрытое разочарование- одно удовольствие, - в его голосе звучало едва скрытое ехидство. Хотя бы этот небольшой прокол подчиненных он смог обернуть в свою сторону, - И да, быть вторым  не так обидно как ждать одного, а увидеть здесь меня. Летел небось по коридору на встречу и такой облом.
Форт даже особо не старался подбирать слова, чтобы блеснуть остроумием – собеседник явно того не заслуживал -  если Гриндевальд не изменился с юности, то ему и этого будет достаточно, чтобы воспламениться от собственной злости. Дамблдор делал это скорее по привычке оставшейся с тех же самых времен, чем рассчитывал чего-то добиться. К несчастью, мало кто знал за каким хреном он потащился в Албанию, которую вряд ли кто смог бы найти на карте с первого раза, так что шансов на спасение не было вообще.  Похоже, что в этот раз Дамблдор уже серьезно допрыгался, оставалось лишь догадываться, что с ним сделает разлюбезный «друг».
- Взяли количеством, ничего особенного, - Аберфорт не стал от этого отпираться. Было б их поменьше, то он бы здесь не оказался. Ему стоило бы быть осмотрительнее, бродя по албанским улицам, - Похоже, что вне стаи твои шавки ни на что не способны.
Наверно, не стоило все же так открыто дразнить быка красной тряпкой, но, учитывая их старый конфликт, остановиться не представлялось возможным. Наверно, Дамблдор договорился бы до, в лучшем случае, очередного Круциатуса (хотя кто знает насколько у немца мозги слетели за эти годы), как в дверях замаячил дражайший братец. У Аберфорта отпала челюсть. Опять. И он не слишком торопился подбирать ее с пола. Вот уж кого он не ожидал здесь увидеть да еще с такой тревогой на лице, так это Альбуса – явился сиятельный спаситель. Форту эта ситуация нравилась все меньше и меньше, чем больше братец говорил.
- Да какого? – он почти с ненавистью буравит Альбуса взглядом, все еще отказываясь верить в происходящее, - Ты совсем уже с ума сошел? Мало проблем с Трэвэрсом, теперь ты решил еще сбежать и с этим? Еще и меня втягиваешь? – злость закипает почти мгновенно, - Я остаюсь здесь. Лучше в Азкабане целоваться с дементорами, чем находиться на одном гектаре с вами обоими.
Аберфорт решительно ничего не понимал в происходящем, но был твердо уверен лишь в том, что еще не настолько сошел с ума, чтобы отправиться с Гриндевальдом неизвестно куда.

+2

6

Абсурдность происходящего стала превышать все разумные рамки. На какое-то мгновение Геллерт подумал – а не снится ли ему все это? Такое при большом желание не придумаешь.

Вот он делает шаг вперед, сжимая палочку так сильно, что кажется она вот-вот треснет. Бешеный огонек в глазах говорит сам за себя, тело напряжено, а рука готова замахнуться в жестоком заклинании. Младший отлично умел провоцировать и выводить из себя. А Геллерт не славился спокойным характером. И после очередного дерзкого (по мнению оппозиции) ответа тонкая ниточка, сдерживающая всё зло, которое есть в немце порвалась, шанса уйти целым и невредимым у Аберфорта не осталось. Если бы не очередной безумный поступок старшего брата. Который удивил не только его, но и главного злодея в этой комнате.

Каким образом Альбус смог найти это место, его брата и в принципе сюда попасть осталось загадкой, навряд ли тот стал бы сейчас в подробностях все рассказывать, вместо этого «обрадовал» новостями и в очередной раз усложнил ситуацию. Это талант, не иначе.
Геллерт не успевает толком все осмыслить, лишь видит браслеты и просто догадывается что действовать надо немедленно, а рассуждения и вопросы оставить на потом. Теперь в его руках оба Дамблдора, что могло бы быть возможно лишь в параллельной вселенной, если бы не было действительностью. Геллерт мешкается лишь из-за того, что не может определиться, брать ли Аберфорта с собой. Его нахождение здесь никому не повредит, да и Грину он больше не нужен, раз здесь и сейчас перед ним стоит тот, кто действительно разыскивается им. С другой стороны, эти браслеты и слишком длинный язык младшего, который просто назло расскажет всем и каждому, что именно делал в этом помещении Альбус и с кем ушел. Гордость не позволяет стать тем, кто сбежал, не прихватив трофея. Не то что бы Геллерт боялся авроров, но зная статус Альбуса мог предположить, что тут появится минимум армия и очень-очень скоро. Да и сопротивление Дамблдора подстегнуло Геллерта просто сделать назло.

Прорычав что-то типа «Дамблдор на мою голову» Гриндевальд с присущей ему грацией легко разделывается с наручниками одним заклинанием, специально не выполняя просьбу не обжечь, хотя мог бы и наоборот. Но он зол, спешит и хочет оставить память об этом «замечательном дне». На плечо младшего брата опускается его рука, вторая протягивается в сторону потирающего запястья британца. Очень памятная картина – вспоминаются «трагичные» события в Париже. И всё та же манящая и в этот раз более уверенная улыбка, ведь сомнений в том, что Альбус пойдет за ним нет.

Они не успевают услышать звуки трансгрессии, Геллерт перемещается как раз вовремя, чтобы к появлению авроров их след бесследно исчез.

Теперь связанный Аберфорт более уютно расположен на диване, Геллерт по левую руку от него с невозмутимым лицом, Альбус стоит напротив. Они успели совершить несколько перемещений просто для того, чтобы оказаться в том месте, где меньше всего их будут искать, а в будущем немцу не так сложно будет с ним расстаться. Ведь после появления в этой квартире аж двух Дамблдоров, самых известных противников «режима» Гриндевальда, второй раз использовать её будет невозможно. А ещё пройдет достаточно много времени, прежде чем британцы догадаются искать их в Лондоне. Ну просто потому, что под носом никто никогда не смотрит в первую очередь.

И вот они втроем в достаточно светлой гостиной иолча выжидают, когда же кто-то из них начнет говорить. По правде говоря, было очевидно, что и Аберфорд и Геллерт ждут именно слова Альбуса, выжидающе на него смотря.

Отредактировано Gellert Grindelwald (2019-04-04 16:07:39)

+2

7

Альбусу совсем не хочется представать перед людьми Министерства вот так — предателем, ушедшим с врагом. Именно так они подумают, такие выводы сделают, а Дамблдор, кажется, всегда излишне опекался за свою репутацию. Словно то, что он сможет уйти отсюда заранее, чем-то исправит заголовки в завтрашней газете. Или вечернем выпуске, смотря насколько быстро Трэверс решит с удовольствием пройтись по столь ожидаемому им развитию событий. Но, где-то там Альбус и правда слишком опасался двух вещей: что Аберфорт наделает глупостей, а Геллерт не посчитает нужным сдерживаться. И, насколько он может судить по обозленному взгляду своего почти_врага, расценил ситуацию Дамблдор-старший очень даже верно.

Наверное, Геллерт все еще сердится из-за Парижа. Считает ли Альбус себя виноватым? Ни капли. Он бы все равно не дал Скамандеру умереть, а небольшой обман явно стоил человеческих жизней. Тем более что Альбус вообще умудрился потом сбежать, преследуемый потом долгими мигренями. Говорить об этом ему совершенно не хочется, потому что все выльется в очередное непонимание. Альбусу стоило воспринимать этого человека перед собой в качество страшнейших из врагов, а он все равно ищет в Гриндевальде давнего друга, который обязательно поймет суть его поступков. Наверное.

Зачем ты его связал? Отвяжи его, Геллерт. — сцена, конечно, очень милая. Связанный Аберфорт, а рядом с ним сидит на диване Геллерт. Альбус не спешит ничего пояснять, но по инерции растирает запястья, на которых еще недавно были браслеты. — Не знал, что у тебя есть штабы в Лондоне. Интересно! — улыбается вежливо, позволяя себе немного расслабиться, но потом все же повторяет. — Развяжи Аберфорта, Геллерт, это не смешно. — он просит, все же они здесь гости, да и сводить все к драке не хотелось.

Чего вы от меня ждете, господа? Рассказа о том, откуда я знаю, что мой брат играет в суицидника на вражеских территориях? — камень в огород младшего, которому не стоило соваться туда, где могли убить. — Но, моя поспешность оправдана, хоть я вряд ли объясню Трэверсу, что я не заодно с тобой, Геллерт. Не хочешь свидетельствовать в суде, что я не твой сообщник? — это точно шутка, ведь даже таким сомнительным способом террориста не загнать к справедливому суду. Альбус находился в каком-то странном состоянии, испытывая нечто среднее между неоправданным весельем и усталостью. Или просто эти двое так идиллически сидят рядышком, что можно было даже порадоваться. Навевает воспоминания. Вопреки всему ужасу последствий этих воспоминаний, с оттенком теплоты и тоски за старыми деньками.

Да и прикинуться идиотом проще, чем признаваться в реальном страхе того, что ты во всех красках представил вариант гибели младшего брата от рук твоего возлюбленного друга. Альбус уже так хоронил одного члена семьи, второго не хочет ни под каким предлогом. Сколько бы Аберфорт не противился и не выдумывал себе новых обид, Альбус не даст ему пострадать от рук Геллерта больше, чем это уже случилось в прошлом.

Геллерт, отпусти его. В самом деле, я скоро подумаю, что ты опасаешься. Судя по моей скромной оценке, это место надежно защищено, и без твоего разрешения мы вряд ли выйдем просто так. Уверен, Аберфорт не против потерпеть твоего гостеприимства. — он бросает на младшего предупреждающий взгляд, просто потому что не уверен, что они с Геллертом после Парижа в тех добрых отношениях, когда темный волшебник захочет принимать какие-то условия. — И раз ты не спешишь нас выпускать, то я могу поразмышлять о том, что мне придется искать новую работу. — он отчасти просто заполняет неприятные паузы, не желая выносить эту скрипучую напряженную тишину между ними. Потому что в последний раз втроем они собирались и это закончилось чьей-то смертью, они оба точно знают чьей. Обсуждать это, конечно, никто из них не станет, а говорить о делах насущных глупо. Можно поболтать о скором тюремной заключении или что там придумает Министерство, если Альбус не придумает увесистое оправдание своего поступка.

+1

8

Дамблдор-младший открыл рот. Закрыл и снова открыл. Слова упорно не находились. Кажется, здесь все с ума сошли. Но чем дольше он наблюдал, тем больше думал о том, что единственный душевнобольной в этом помещении – это он сам. А Гриндевальд с братцем слишком подозрительно быстро нашли общий язык. Как будто так и продолжали общаться все это время как ни в чем не бывало. Аберфорт бы почти растрогался, если бы Альбус появился здесь по его душу, лелея свой комплекс героя, но чем дольше наблюдал за тем как немец расправляется с наручниками – подарком Министерства магии – тем больше убеждался, что причина была совсем иной. Форт чуть не сдох от омерзения, когда Гриндевальд положил руку на его плечо: похоже, теперь, чтобы избавиться от этого отвратительного чувства, придется избавляться от конечности. Укрытие в Албании исчезло с легким хлопком трансгрессии, явив взору совершенно другое помещение и он понятия не имел куда эти двое его притащили.
Руки наконец-то свободны, в отличии от него самого. В копилку презрения к Альбусу добавился еще и тот факт, что братец не развязал его сам, а поручил это своей образине, прекрасно зная как младший относится к этому дружку юности. Аберфорт сам себя почему-то сейчас сравнивал с кипящим чайником, забытом на плите, и с которого вот-вот сорвет крышку. Хотя и думал, то разозлиться еще больше он просто не может. Дамблдор даже вполне высоко бы оценил поступок брата (хотя и не ждал такого), если бы тот не вынудил отправиться с Гриндевальдом черт знает куда. В голове зародились ненужные подозрения насчет истинных причин его появления в Албании да еще и такого спешного. Словно брат точно  знал куда именно идти. Аберфорт буквально буравил Альбуса взглядом, гадая, не вернулся ли тот к «истокам» - господству мира магов над магглами. Он даже не сразу заметил, что Гриндевальд стоит гораздо ближе, чем ему хотелось. В идеале, конечно, им бы находиться на разных континентах. Дамблдор-младший демонстративно отодвинулся на противоположный край дивана. Она все еще молчал, хотя и было много чего сказать об обоих присутствующих здесь, - не его сейчас было время говорить. Судя по морде тяпкой немца, не у одного Аберфорта было много вопросов. Или она у него всегда такая? Что-то в стройных догадках явно пошло не так, но Дамблдор не собирался от них отказываться. Даже пропустил мимо ушей прекрасный комплимент о своих способностях вести полевую работу в стане врага.
- То есть, ты думаешь, что я поверю в то, что ты здесь почти случайно? – Аберфорт посмотрел на брата как на идиота, - Ага, как же. Он, - Дамблдор кивнул на немца, - Может, и поверит. Но не я. Вы так мило общаетесь, аж лицо трескается от умиления.
Аберфорт был слишком не в выигрышном положении: палочка черт знает где да и двое против одного. Сопротивление было бы слишком бесполезным и весьма глупым. И все же он упорно продолжал дергать быка за хвост, рискуя вывести из себя сразу двух волшебников.
- Из-за вас, придурков, у меня большие проблемы, - как будто это было не очевидно, но не только Альбус мог быть эгоистом, - Но вы посмотрите на них: один за работу переживает, второй просто мудак. Сдружились заново, так и катились бы ко всем чертям.

0


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » ничего не проходит бесследно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC