chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » hit me like a crashing wave


hit me like a crashing wave

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

hit me like a crashing wave

http://s7.uploads.ru/D5PbQ.png
◄ bring on the fire and bring on the storm
burn down the bridges and tear down the walls ►

участники:Аранея Хайвинд + Равус Нокс Флерет

время и место:Алтиссия, через несколько дней после первой встречи

СЮЖЕТ
Для Равуса всё предельно серьёзно.
Имперские вершители судеб неотрывно следят за ним, обращая любую оплошность в угрозу Оракулу. Равус просчитывает риски наперёд и придерживается строго выверенного плана.
Для Аранеи всё не так уж серьёзно.
Проверка Флерета на прочность занимает её больше, чем имперское задание. Аранея скучает, когда всё известно наперёд, и делает ставки на вольную импровизацию.
Лёд и пламень.
Они блестяще проявляли себя прежде, но что будет теперь, когда им придётся работать вместе?

Отредактировано Aranea Highwind (2018-12-28 02:41:41)

+1

2

С высоты полета имперского корвета Альтиссия сполна оправдывала славу жемчужины Аккордо. Каскады водопадов, блестящие в лучах солнца нити каналов, белоснежные стены зданий и золоченые купола крыш. Если бы Равус не являлся заложником ситуации он, пожалуй, позволил бы себе короткую передышку, наслаждаясь видом из иллюминатора. Увы, до посадки оставалось всего ничтожных десять минут, за которые ему нужно было успеть в третий раз перечитать полученный еще в Гралее брифинг.

Аранея Хайвинд вместе со своей разномастной группой наемников вполне очевидно относились ко всей операции как к оплаченному Нифльхеймом отпуску. В конце концов, чтобы получить возможность сконцентрироваться на выведенном поверху экрана планшета тексте, Равусу пришлось надеть наушники и включить плеер. Плавная инструментальная мелодия резко сменилась ускоренным ритмом подкрепленного скрипкой техно, но даже она не сумела до конца заглушить чужой назойливый смех.

Никто из них не понимал, что на самом деле стояло на кону. Никто из них не заботился ни о чем, кроме вовремя переведенного на счет гилла. С оглядкой на это прошлые выпады наемницы о их схожести выглядели особенно беспомощно.

«Дорогой брат,

Прошу простить меня за столь долгое молчание и неровный слог...»

После произошедшего в Галаде Лунафрейя не ответила ни на одно его письмо. Ее паломничество продолжалось без инцидентов, это Равус знал из ежедневных сводок, доставляемых Генералу Уллдору, однако...

Клякса темной жидкости расплылась по экрану, капая с планшета на брюки.

– Тысяча извинений, Лорд Флерет!

Стоящий над Равусом с дымящейся чашкой наемник даже не попытался скрыть свое веселье. Он отпустил поручень для того, чтобы нащупать что-то в нагрудном кармане, но корвет как нельзя более некстати начал сбрасывать скорость и заставил виновника торжества почти потерять баланс. Это закончилось вторым импровизированным дождем из на поверку оказавшегося крепким кофе напитка.

– Упс!

– Займите свое место и пристегнитесь!

О том, что его голос, спровоцированный музыкой из так и не снятых наушников, оказался громче ожидаемого, Равус догадался по неожиданно прикованным к нему взглядам. Пусть. Каждому из наемников рано или поздно придется смириться с авторитетом своего имперского соглядатая.

Даже бесстыдно ухмыляющейся в ответ на неприкрытое раздражение Аранее Хайвинд.

***
– Первый Секретарь надеется, что Вы сочтете отведенные Вам апартаменты достаточно комфортабельными и передает свои извинения. Он сможет встретиться с Вами лишь завтра.

Расплывшееся по рубашке пятно Равусу удалось прикрыть застегнутым пиджаком. Он намеренно отказался от парадного мундира, стараясь в роли подставного посла не слишком подчеркивать свою зависимость от Нифльхейма, однако сейчас это обернулось неожиданной необходимостью постоянно поправлять правую полу.

– Первому Секретарю не о чем беспокоиться. Я благодарен за теплый прием оказанный как мне, так и моей сестре.

– Вы слишком добры, Лорд Флерет. Ваш эскорт прибудет в полдень. Если Вам что-то понадобится до этого, Уилсон в Вашем полном распоряжении.

Стоящий позади атташе мужчина низко поклонился. Во время всего недолгого диалога наемникам досталась почетная роль безмолвных носильщиков отягощенного оружием багажа, явно вызывающая в них отнюдь не самые радужные чувства. К своему вящему удивлению, исподволь наблюдающий за разворачивающейся вокруг пантомимой Равус ощутил ни с чем не сравнимое злорадное удовлетворение. Лишнее напоминание о разнице в их положении явно сбавило чужой незаслуженный гонор.

– Лорд Флерет?

Голос атташе изменился самую малость, будто бы намеренно подчеркивая вежливое нетерпение. Разумеется. Его ждали дела куда важнее встречи Принца из марионеточного королевства Империи.

– Вы можете быть свободны.

– Доброго дня, Лорд Флерет.

Перед тем, как отдать приказ Равус проглотил появившуюся из неоткуда неприятную горечь во рту и выждал пока шаги за запертыми дверями не стихли окончательно. Контакт в самой Альтиссии должен был оставить пакет с дополнительной информацией в апартаментах. Его поисками стоило заняться в первую очередь, но только после выяснения, озаботились ли люди Первого Секретаря прослушивающими устройствами.

– Проверьте все комнаты на наличие...сюрпризов.

+1

3

— Ну, вот, это другое дело! От Гралеи у меня мурашки по коже, — Тит уткнулся лбом в один из узких боковых иллюминаторов корвета. Набрав в лёгкие воздуха и звучно выдохнув, он принялся вырисовывать на запотевшем стекле эмблему Светлячков.

— Всегда знал, что ты ссыкло, — Лео навис над его плечом, разглядывая художественные каракули. Корвет дёрнуло, и крыло Светлячка лихо подалось наверх. — Что это? Новая поза камасутры?

Тит на мгновенье обернулся к нему лицом, изображая глубочайшее удивление.

— Я думал, ты хотя бы по картинкам знаешь, что такое секс. А нет!

Ответом послужил удар в плечо.

Дородная пятерня стёрла неудавшийся набросок. Тит возмущённо ойкнул.

Своих ребят Аранея встретила ещё засветло, за пределами Зегнавта. Большинство из них прибыло за пару часов до отправления. Буферное время, заложенное в договоренность о встрече, сыграло наёмнице на руку: она вдоволь успела похвастаться своей летучей пташкой, утолить жажду сантиментов и спокойно дождаться Тита, который чуть не умудрился опоздать, несмотря на предусмотрительную двухчасовую уловку.

— Я удивлён тому, что здесь нет Берта, — Биггс намеренно не взглянул на Аранею, чувствуя, как легко сейчас переступить грань.

Брехня. Биггс прекрасно знал, что Берта здесь не будет.

— Даже не пытайся втянуть меня в этот сопливый разговор. Не помню, чтобы я записывалась на сеанс к психоаналитику, — резко, отсекая любые возможности продолжения. Если бы Аранея не держалась за поручень, то непременно бы скрестила руки на груди.

— И в мыслях не было! — Биггс примирительно поднял руки вверх. — Как скажете, командир!

Обезоруженная обращением, Аранея заметно переменилась в лице. Как-то раз в лагере, они с Биггсом и Веджем хмельные лежали под звёздным небом и мечтали о том, как накопят на свой корабль и будут пиратствовать по всему Эосу. Аранея, недолго думая, сказала, что командовать уж точно будет она. С тех пор Биггс, добродушно усмехаясь, обращался к ней исключительно как к командиру.

А мечты, вроде как, становились явью.

— Психоаналитику? Я готов быть твоим психоаналитиком! — кудрявая голова Тита чудом протиснулась между Аранеей и Биггсом.

— Поговорим о Берте, о твоём отце и о зависти к члену, — на контрасте с приторным Имперским этикетом шутки, сопровождавшие её годами, внезапно резали слух.

— Было бы чему завидовать...

— Ты просто вытесняешь свою неполноценность! Но не бойся, я открою тебе глаза на правду всего за несколько глотков кофе.

Аранея ухмыльнулась и кивком указала на висящие подсумки с провизией. В знак благодарности Тит обнял Хайвинд одной рукой, Биггса — другой и чуть не уронил их обоих, когда корвет снова резко повело в сторону.

Лео недовольно рыкнул.

— Клянусь Шивой, Ведж огребёт за каждый такой поворот, — Лео демонстративно хрустнул пальцами.

Аранея не понаслышке знала, каково это — попасть под его горячую руку. Лео был первым, кто наглядно показал ей, что для девчонок среди Светлячков поблажек не будет. И именно Лео научил Аранею тому, что превосходство противника в силе совсем не гарантирует его победу.

Должно быть, Лео всё ещё не мог простить ей свои поражения.

— Ты сейчас дыру проделаешь в нашей Принцессе, — Ювен был единственным, кто молчал на протяжении всего полёта. Всё это время Ювен сверлил взглядом Флерета, точно так он мог разузнать все его тайные помыслы, прерываясь только для того, чтобы перезабить табак в своей электронной трубке.

Столько лет прошло, а от вида его лица в клубах мутного дыма сердце Аранеи всё ещё билось быстрее.

И до невозможности пронзительных глаз.

У них с Флеретом были невероятно похожие глаза...

— Тысяча извинений, Лорд Флерет!

Запах кофейной амарулы ударил в нос. Тёмное пятно растянулось по поверхности планшета.

— Упс!

Если в первый раз Аранея сомневалась, то сейчас готова была поклясться, что Тит сделал это нарочно.

— Займите свое место и пристегнитесь! — выкрик Принцессы заглушил их смех, болтовню и шум двигателей.

Аранея плотоядно улыбнулась.

Она всё крепче убеждалась в том, что Имперский герой был вовсе не таким невозмутимым, каким силился казаться.

• ● •

— А что это твоя новая подружка с нами не разговаривает? Брезгует? — Лео пренебрежительно мотнул головой в сторону стоящего поодаль Флерета.

Аранея хмыкнула. Скорее иссохли бы все воды Алтиссии, чем Флерет принялся вести непринуждённые беседы с людьми её круга. Имперский Принц не стал тратить силы даже на предварительное обсуждение деталей задания: о времени вылета Хайвинд узнала через сухое уведомление на планшете.

— Его право. Нам здесь не за болтовню платят, — если бы Равус оказался рядом, Аранея не удержалась бы от издевки. Праздные остроты теряли своё очарование и только подогревали и без того пылкий нрав её ребят — во время работы Аранея хотела видеть их собранными.

Лео, чьё широко лицо с нависающими бровями по обыкновению выглядело угрюмо, угрожающе помрачнел.

— Не люблю, когда такие, как он, строят из себя невесть чего. Сразу хочется размяться, — Лео хрустнул шеей. Аранея перехватила его взгляд, точно парировала удар: жёстко, цепко, в прямом, нескрываемом противодействии.

— Хочешь размяться — займись багажом.

Секундное промедление. Жилка на шее дрогнула.

Мышцы по привычке отозвались напряжением готовности.

Лео скривился, но большего не позволил — двинулся в сторону небольшого грузового отсека корвета.

Вздох облегчения раздался поодаль, точно чужой.

• ● •

— Проверьте все комнаты на наличие...сюрпризов.

Найдите всё, что сочтёте подозрительным, — такие задания всегда давали те, кто боялся сказать лишнее или быть услышанным третьими лицами. Иногда оправданно, иногда нет. Аранея вспомнила, как однажды они с Веджем попали на заказ от престарелого параноика. Он утверждал, что только станет смеркаться, как за ним охотятся демоны, и неплохо платил за дежурства возле его лачуги. Две ночи было тихо, а на третью старик сам накинулся на них с домашним ружьём. Спасибо Астралам, заряжены были холостые.

— Вы слышали, парни. Всё как обычно: кто первый найдёт что-нибудь интересное, тот пьёт за наш счёт, — жест руки призывал ребят поторапливаться.

— И кто же это будет, я даже не знаю, — Тит буквально захлёбывался сарказмом. Все знали, что лучше всего спрятанное находит Ювен: он годами ловчился подкладывать жучки и незаметно передавать послания адресатам. Точно чувствовал, видел предметы насквозь. Было время, когда ребята думали, что Ювен сам подкладывает жучки, чтобы не проставляться после заданий.

— А полный мини-бар сойдёт за что-нибудь интересное? — Аранея ничуть не удивилась тому, что голова Тита уже скрылась за дверцей холодильника.

Аранея промолчала — порою Тит болтал утомительно много, лишь бы урвать себе немного внимания.

Порою...

Почти всегда.

— Аранея, — как и ожидалось, Ювен первым окликнул её из соседней комнаты.

Отредактировано Aranea Highwind (2018-12-31 01:09:23)

+1

4

Наемники продолжили начатую еще на злосчастном корвете игру едва за спиной атташе закрылась дверь. То, что корабль был пожалован Канцлером Изунией не «галадскому герою», а почти не связанной с Империей Хайвинд, без сомнения являлось дополнительным росчерком под приговором. Равусу дали ненадежных подчиненных и заведомо провальную миссию, тем самым осадив его после первого сомнительного успеха.

«Брат, ты же не сделаешь это?!»

«Пли!»

Даже выиграв он все равно проиграл. Во время своего Паломничества Лунафрейя была окружена не друзьями или гвардейцами из Тенебре, присягнувшими на верность самому молодому Оракулу в истории Эоса. Шаг в шаг за ней шла тень Нифльхейма.

Для того, чтобы заставить держащую передатчик руку перестать дрожать, Равусу понадобилось почти все его самообладание. Он не сдался когда Король Регис бросил их с сестрой у бездыханного тела матери, когда дядюшка продал его Империи в обмен на собственную безопасность, когда смерть сотен обеспечила ему место на балу в Гралее. Он не сдастся и сейчас.

«Мама!»

«Пли!»

Если наемники практически беспрекословно подчинялись Аранее Хайвинд, значит она, вопреки своему несносному характеру, являлась его ключом к успеху миссии. Любые компромиссы стоили жизни сестры. Любые жертвы сполна окупались достойной целью.

Новое окошко накрыло собой стандартную заставку как только передатчик наконец-то полностью вошел в предназначенный для него порт планшета. Пять процентов. Десять. Двадцать три. В мановение ока полоса подключения сменилась сообщением об ошибке с трехзначным кодом над коротким сообщением. «Сервер не найден. Повторить попытку?». Чувствуя уже знакомое спасительное раздражение, Равус с силой надавил на сенсорный экран там, где он отображал кнопку «Да».

«Сервер не найден. Повторить попытку?»

«Да».

«Сервер не найден. Повторить попытку?»

– Да!

Под давлением планшет, удерживаемый в горизонтальном положении встроенной в корпус подпоркой, завалился назад и чуть не соскользнул со стола. Равус успел поймать его в самый последний момент, вновь встречаясь взглядом с порядком приевшейся надписью.

«Сервер не найден. Повторить попытку?»

Будто по заказу из соседней комнаты донесся голос окликнувшего Хайвинд наемника.

+1

5

В зале остались только они вдвоём. Светлячки рассыпались по комнатам апартаментов в поисках непрошеных сюрпризов. Странное чувство: Аранея будто бы видела Флерета впервые за этот день. Среди наёмничьей братии наследный Принц Тенебре выглядел чудно. Белый павлин. Альбинос, сторонящийся залпов марких разноцветных красок. Ни всплесков чувства юмора, ни широких мазков панибратства, ни случайной крапинки сторонних разговоров, ни (помилуйте, Шестеро!) пятен наслаждения происходящим. Ничего, что могло бы оставить небрежный след на белом оперение.

Белое должно оставаться белым.

Задание должно оставаться заданием.

Даже если под белоснежной перистой шелухой до дрожи натягиваются от напряжения все жилы.

Даже если гремят демоническими чернильными залпами фейерверки злости и гнева.

О, как хотелось Аранее увидеть на этой обесцвеченной кожуре разводы чего-то человеческого. Дрожащего, чернильного, поднятого с самого дна его зачем-то тщательно охраняемого нутра. Неужели он так старался лишь для того, чтобы впечатлить Империю? Это было бы бесконечно разочаровательно.

— Полегче, Равус. Нежнее. Неужели вас не учили тому, что злость — ненадежный союзник? — и взгляд, и тон голоса Аранеи жалили насмешкой, пока под кожей зудели так и не зажившие ссадины.

Злость — ненадежный союзник.

Берт постоянно докучал ей этими словами, когда Аранея только попала к Светлячкам. А после Берт отстранял её от заказов: одного, другого, третьего, — так, будто бы имел на это хоть какое-то право.

— Твоя злость — звериный поводок. И, помяни моё слово, однажды кто-нибудь схватится за него покрепче и утащит тебя за собой на тот свет. А я не хочу разоряться тебе на надгробье.

Берт отворачивался от неё так, словно разговор был закончен, но Аранея никогда не уходила, когда этого хотел он.

— Да что за хрень ты несёшь? Я тебе не животное.

— Само собой. Они столько не болтают.

Аранея шумно выдохнула.

— Злость делает меня сильнее. Ты видел, что я могу.

— Выходит, без неё ты обыкновенная слабачка? Тогда тебе не место среди нас, — Берт кивком указал на дверь.

Аранея раздражённо взревела.

— А говоришь не животное, — Берт выдержал паузу, точно дожидаясь, пока Аранея досчитает до десяти. — Я не говорю тебе забыть про злость. Я говорю тебе, что спокойствие должно быть твоей силой, а не слабостью. Зло...

— Злость — ненадежный союзник. Да-да. Проходили, знаем...

Глядя на очередной всплеск Флерета, Аранея нехотя признавалась себе в том, что старик, кажется, был не так уж и не прав.

— Что у тебя, Ювен? — он положил ей в руку небольшое, на поверку бесхитростное устройство.

— Глушилка? — Ювен кивнул, а Аранея в бессчетный раз внутренне вздрогнула, столкнувшись с ним взглядом. Эти треклятые глаза!

— Поздравляю, после задания пьёшь за счёт нашей королевской персоны.

— А он об этом знает?

Аранея заговорщически подмигнула.

— Пока он не знает даже о том, что мы будем пить, — театрально-громко прошептала Хайвинд.

Подперев телом проём залы, наёмница показательно покрутила глушилку в руках, привлекая внимание Флерета.

— Кажется, кто-то очень хотел, чтобы вы в гневе разбили планшет. Какая подлость! — Аранея покачала головой, старательно изображая неодобрение.

+1

6

Фамильярное обращение. Насмешка и снисходительность. Занятый демоновой планшетом Равус почти забыл о том, что в комнате он не один, однако притихшая на время перелета наемница, похоже, решила сполна восполнить упущенное. «Знай свое место!» Слова застряли в его горле стоило памяти услужливо подкинуть до сих пор отзывающийся уколом глухой боли образ. Спускающуюся с помоста в окружении магитеков Лунафрейю.

Едва операция в Альтиссии будет успешно завершена, Хайвинд заплатит по всем счетам разом.

– Благодарю за заботу.

Равусу удалось удержать свой голос под относительным контролем, но вот прилившая к щекам на поводу у бессильной ярости кровь выдала его с головой. Глупая ошибка. В отличии от своего высокого покровителя, наемница являлась раскрытой книгой. Еще в Гралее она упрямо пыталась спровоцировать и Генерала Уллдора, и его, вполне очевидно наслаждаясь получившимся спектаклем.

Самоуверенная недалекая выскочка!

По восхитительной иронии ключ к успеху операции.

К тому моменту, когда наемники, переговариваясь, вернулись обратно, Равус успел более или менее стабилизировать свое дыхание и сконцентрироваться лишь на том, что действительно имело значение.

Как бы Аранея Хайвинд не старалась, ей не удастся победить. Он больше не купится ни на единую ее уловку.

***
–...Исходя из переданной контактом информации, цель содержится под круглосуточной стражей в личном особняке Спикера Парламента.

Закрепленную под прикроватным столиком карту памяти нашел все тот же наемник, который до этого избавился от глушителя. С ее подключением к планшету Равусу удалось справиться куда лучше, чем со злосчастным передатчиком, а потому после короткого ожидания экран заполнился списком файлов. Данные о перемещениях дезертира с того момента, как он покинул Гралею, известные контакты, транскрипции бесед и телефонных звонков, два подробных плана зданий. Прочитав название первого из них, Равус невольно нахмурился. Подобное совпадение могло значить лишь одно – Первый Секретарь прекрасно понимал, почему наследный Принц Тенебре на самом деле пожаловал в Альтиссию.

– Я склонен считать это ловушкой. То, что в особняке Спикера будет через два дня проводится званый прием в мою честь, едва ли является совпадением. Сотрудничество между Аккордо и Люцисом уже давно один из самых плохо скрываемых секретов, однако для полновесной коалиции им все еще необходим благопристойный подтекст. Например, пойманные на территории Альтисии с поличным убийцы под командованием одного из имперских офицеров.

Пока наемники слушали его не перебивая. Увы, по выражению их лиц Равус не сумел понять, поняли ли они всю серьезность сложившейся ситуации. В случае успеха они могли вернуться в Гралею живыми. В случае неудачи их ждала роль разменных пешек, зажатых между перекрестным огнем обеих сторон дипломатического скандала.

На деле все оказалось гораздо хуже, чем он мог предположить изначально. К своему немалому удивлению Равус запоздало осознал, что уже знакомый страх понемногу превратился в далекое, зудящее где-то на краю сознания, эхо.

– Ваша миссия остается неизменной. Найти где на самом деле содержится Винсент Морено. По возможности вернуть его в Нифльхейм живым. Я отправляю на ваши планшеты список лиц, с которым он состоял в контакте с момента своего побега.

Одновременно комната заполнилась разномастными мелодиями входящего сообщения.

– Среди них без сомнения есть человек, которого можно использовать в качестве приманки. Судя по личному делу доктора Морено, он никогда не был замечен в анти-имперских настроениях, а потому его дезертирство с высокой вероятностью вызвано иной причиной. Я хочу знать что или кто это не позднее завтрашнего утра.

Наемников ожидала бессонная ночь.

Отредактировано Ravus Nox Fleuret (2019-04-03 04:40:03)

+1

7

Выхолощенные предложения тянулись одно за другим, отзываясь мелкой рябью раздражения. В деле Аранея не любила лишних расшаркиваний. Коротко и по существу, приправить щепоткой юмора для поднятия боевого духа. Испорченные высшим обществом, имперцы тратили слишком много времени на словесные излишки. Особенно для тех, кто не терпел отступлений от дела. А ведь внеуставные шутки хотя бы помогали её ребятам сплотиться...

Интересно, умел ли Флерет обходиться без всей этой мишуры? Или его с младенчества приучили оттопыривать мизинец в сторону?

Светлячки молчали, но Аранее не требовались слова, чтобы увидеть, как они сопротивляются: кто — скуке, а кто — неприязни к Флерету. Тит без конца ерзал на стуле, за три минуты речей сменив с десяток положений тела. Лео глядел куда-то сквозь Флерета, скрестив на груди свои крупные руки. Аранея готова была поставить тысячу гиллов на то, что Лео представлял, как втащит новому неприятелю за высокомерие. Ювен, напротив, не сводил с Прицессы взгляда — не терял надежды прочитать самые потаённые мысли. Биггс глядел то на Нею, то на Равуса, то на других Светлячков: не важно, кто был у руля, он всегда чувствовал ответственность за своих ребят.

Кажется, Ведж был единственным, кто сосредоточенно вслушивался в слова Флерета.

— ... Я хочу знать что или кто это не позднее завтрашнего утра.

Мгновенье усмешки, выхваченной вполоборота, на полпути прочь из поля зрения, отбросило рдяную тень на разыгранный профессионализм. Мгновенье, яркое и резкое настолько, что беспредельная ярость Лео передалась Аранее с одним рваным глотком воздуха. В удаляющемся затылке Флерета Аранея видела каждого богатенького засранца, который считал себя достойней, могущественней, выше. Каждого, кто готов был поставить под удар ход всего дела, только бы насытиться чужим поражением. Чужие синяки и ссадины были для них свидетельством хреновой работы. Чужая хреновая работа делала их лучше. Чужая злость помогала им чувствовать себя лучше. Мысль о чужих бессонных ночах убаюкивала их быстрее, чем колыбельная матери.

Они ведь платили. А за гиллы не принято было жаловаться. За гиллы полагалось играючи обходить все вставленные в колёса палки.

Аранея могла смаковать высокомерие богачей на завтрак, обед и ужин, но подставлять под удар ребят было не в её правилах. Флерету стоило уяснить раз и навсегда — ему придётся считаться с ними в деле.

— Вы слышали, парни? За работу! Делаем ваши ставки, почему наш беглец решил сделать ноги, и ищем того, кто отвесил ему ускорительный пинок под зад, — ставить под сомнение и без того хлипкий авторитет имперца лишний раз не хотелось. Когда думать придётся быстро, а решать — ещё быстрее, сомнения обойдутся чересчур дорого.

— А что получит победитель? — кудрявая голова оторвалась от планшета, глаза лукаво блеснули.

— Лучше спроси себя, чего он не получит, — пальцы рук предупредительно хрустнули.

— Намёк понят, босс. Работаем.

— Да какое там! — Лео смачно ударил кулаком по столу. — Здесь же терабайты этого политического дерьма, за одну ночь ни в жизни не разгрести.

Аранея подалась вперёд, оперевшись рукой о стол.

— Тебе и не нужно разгребать всё это дерьмо. Займись всем, что касается друзей и родственников. Тит, поройся в делах амурных. Биггс, на тебе все коллеги. Ведж, займись счетами и тратами. Ювен, любой досуг и личные записи. Я возьму на себя его исследования. Подойдёт всё, что могло напугать или вдохновить нашу пташку. У вас два с половиной часа на то, чтобы сказать мне хотя бы пару дельных слов на его счёт. С этим бы даже наша Принцесса справилась. Дальше решим, куда стоит и не стоит копать.

Поймав череду кивков, Аранея вышла из залы.

— Лорд Равус, — Аранея дождалась, пока Флерет остановится и обернется. — Уделите мне минутку.

Шаг, другой, третий... Пока не окажутся друг напротив друга, на расстоянии вытянутой руки.

— Я так рада, что вы наконец оценили профессионализм моих ребят, — Аранея выждала паузу, наблюдая за тем, как недоумение предательски прокрадывается по лицу Флерета.

— Я слышала, у Империи много талантливых аналитиков, но вы доверили это задание Светлячкам. Я знаю, вы не посмели бы рискнуть успехом всей операции.

Аранея вновь улыбнулась, но глаза холодно вторили враждебному взгляду Флерета.

— Империя не простила бы такой промах.

Когда челюсти Флерета плотно сжались от злости, Аранея сделала шаг вперёд, наклонившись непростительно близко, к самому уху. Прямо как в тот вечер, вечер их знакомства.

— Если ты хочешь, чтобы дело выгорело, перестань считать, что ты самый умный засранец во всём Эосе, — слова рассыпались едким шёпотом.

Если бы Аранея служила Империи, ей бы ни за что не сошла с рук подобная дерзость. К счастью, Аранея всего лишь играючи обходила вставленные в колёса палки...

Аранея отстранилась.

— Думаю, мне лучше вернуться к работе. Много дел, сами знаете, — Хайвинд пожала плечами, как ни в чем не бывало.

Чёрта с два она позволит какому-то имперцу вытирать об её ребят ноги.

Ровно как и своим ребятам — провалить работу.

Отредактировано Aranea Highwind (2019-04-02 01:12:35)

+1

8

Разумеется, без особо ценного мнения Хайвинд не обошлось даже сейчас. Равус постарался смотреть мимо нее и про себя считать до десяти всякий раз, когда очередная шпилька с неприятным уколом входила слишком глубоко под кожу. О Шестеро, неужели наемница обзавелась хотя бы подобием такта? С одной стороны он был почти благодарен ей за отсутствие лишних свидетелей во время новой проникновенной речи. С другой же, куда лучшим исходом являлось бы простое молчаливое принятие его авторитета. В идеале – надежно изолированное от несанкционированного нарушения чужого личного пространства.

Их шаткое положение едва ли благоволило мелочным склокам.

– Если бы в моем распоряжении находились более...подходящие заданию ресурсы, уверяю, я не переминул бы воспользоваться ими. Не беспокойтесь. С вашими людьми рассчитаются за сверхурочную работу по возвращению в Гралею.

Спиной к наемнице Равус повернулся намеренно неспешно, снимая пиджак и перекидывая его через подлокотник кресла. Пятно от кофе на белой ткани рубашки никуда не исчезло, сейчас служа особенно красноречивым напоминанием о недавнем унижении и бессильной злости. С тех пор, как мать умерла, как Король Регис предал своих давних союзников, а сестра стала заложницей в руках Нифльхейма, он лишь раз за разом шел на чужом поводу.

«Мясник!»

«Палач!»

«Брат, ты же не сделаешь это?!»

Император. Канцлер Изуния. Генерал Уллдор.

Горстка наемников, чересчур стремительно взлетевшая опасно близко ко власть имущим.

По крайней мере упоминание гилла должно было направить чужой пыл в куда более продуктивное русло. Ровно до следующего камня преткновения.

Равус знал, что на деле не нуждался ни в их любви, ни в даже элементарном уважении. Для успеха операции ему требовалась только исполнительность, однако контраст между легкостью, с которой Хайвинд получала желаемое, и его собственным отсутствием какого либо влияния все равно оставлял неприятный привкус на языке.

Глупо. Неосмотрительно. Лишне.

– Вы сопроводите меня на ужин.

Почему-то пуговицы рубашки поддавались нажиму пальцев слишком неохотно, упорно отказываясь расстегиваться.

+1

9

cовместно с принцессой

Для человека, который только-только грозился вдребезги разбить планшет от злости, Флерет держался удивительно стойко. Тон его голоса был ровным, взгляд — небрежно отсутствующим. Маска невозмутимости защелкнулась на лице. Флерет не позволил себе вспылить (а жаль) и даже не стал указывать Аранее на границы дозволенного. И хотя Аранея не тешила себя надеждой быть услышанной и правильно понятой, игра по её правилам подкупала Хайвинд больше круглых нулей обещанного гонорара.

Ещё бы им не заплатили за сверхурочные.

— Я не сомневаюсь в этом, Равус, — ровно как и в том, что после миссии она получит свою неофициальную моральную компенсацию. — Но терпение моих ребят могут не покрыть даже чаевые от империи. Не стоит его испытывать.

Руки сошлись крестом на груди, пока взгляд скользнул по спине Флерета к его отражению в зеркале. Аранея была серьёзна: хотя в глазах имперцев Светлячки вели себя недопустимо легкомысленно, Хайвинд была заинтересована в успехе миссии. А без крепких лидерских позиций об успехе можно было забыть: Светлячки не единожды лишались из-за раздора опытных, матёрых наёмников.

Аранея была серьёзна, но только до тех пор, пока предложение, нет, приказ Флерета не застал её врасплох. Усмешка снова надломила линию губ.

— Замечательно! Ребята будут рады выйти в свет, — разумеется, Аранея понимала, что слова Флерета адресованы только ей.

— Не советую тратить ни мое, ни свое время на неуместные попытки сострить.

В отличии от Аранеи, Флерет почему-то избегал смотреть в зеркало так отчаянно, словно боялся увидеть в отражении самого Инферниана. Кажется, у всякого терпения все же был свой предел. Судя по неравной борьбе с пуговицами — они уверенным шагом приближались именно к нему.

— Значит, вы хотите провести этот вечер со мной наедине? — в кругу наёмников подколки были языком, который понимал каждый, а остроумие решало едва ли не столько же, сколько прыткость начинающих и опыт бывалых. Аранея говорила на этом языке так долго, что другие давно позабылись и вышли из ходу.

Шаг вперёд, в сторону Флерета. Аранея тщетно пробовала встретиться с ним взглядом в зеркале, но сталкивалась только с пальцами, безуспешно воюющими с пуговицами рубашки. В глубине души Аранея знала, что стоит остановиться и промолчать, но, к несчастью Флерета, среди наёмников тихони были не в чести. А ведь у них только появился хрупкий шанс на перемирие...

— Вам помочь раздеться?

— Мне казалось, что я был предельно ясен. Не тратьте мое время.

Кровь опять прилила к щекам Флерета, но пока он не делал резких движений и даже перестал без особых результатов мять злосчастную рубашку. Это, впрочем, совсем не помешало его ноздрям недобро раздуваться от вполне очевидного гнева.

— Вы можете быть свободны.

Аранея позволила себе сделать ещё один шаг вперёд перед тем, как уйти.

— Дайте знать, если передумаете.

Отредактировано Aranea Highwind (2019-04-04 01:55:06)

+1

10

«Запрос на установление соединения отклонен».

Пятое по счету идентичное сообщение высветилось на экране планшета едва Равус закончил заправлять за пояс брюк новую чистую рубашку. Хайвинд была воистину наивна, если полагала, что он оставит себя безраздельно во власти ее наемников. Только не когда дело являлось столь деликатным. Только не когда на кону стояла безопасность Лунафрейи.

«Вам помочь раздеться?»

Крайне несвоевременное напоминание о последней оплошности заставило Равуса вновь почувствовать прилившую к щекам кровь. Она намеренно провоцировала его своей бесцеремонностью точно так же, как Генерала Уллдора – не в меру глубоким декольте злосчастного платья.

– Проклятие...

«Запрос на установление соединения отклонен».

Каждый из контактов в адресной книге Равуса отвечал одинаково. Стандартной анимацией инициированного звонка, короткой паузой, а затем уже знакомым окошком предупреждения.

«Запрос на установление соединения отклонен».

Те, кто остался в зыбкой безопасности Зегнавта, игнорировали его потому, что не хотели иметь ничего общего с теперь кажущимся сущей неизбежностью провалом. Те, кто годами скрывал свою истинную лояльность в Аккордо, не планировали рисковать всем ради беспомощного мальчишки из павшего королевства.

Даже атташе Секретаря звал его «Лордом Флеретом», а не Принцем.

Новую вспышку подстегнутого отчаянием гнева Равусу удалось сдержать лишь с силой сжав левую руку в кулак. Он не имел права проиграть, а потому любая потеря контроля сейчас являлась непозволительной роскошью сравнимой разве что с пустыми перепалками имени Хайвинд.

«Это – твой шанс показать себя, мой мальчик. Не потрать его почем зря».

Эхо голоса Императора заставило Равуса невольно обернуться к закрытой двери, чувствуя, как по спине пробегает парализующий холод страха.

***
– Лорд Флерет, ваша машина ждет внизу.

По крайней мере у наемников хватило осмотрительности на то, чтобы в присутствии посторонних выглядеть точь в точь как скучающие телохранители. Пара из них, тот самый инициатор кофейного инцидента да нашедший глушитель счастливчик, старательно делали вид, что играют в карты. На первый взгляд самый старший в этой разношерстной братии не в меру пристально изучал содержимое мини-бара. Остальные же сгрудились вокруг закрепленного на стене экрана, неспешно переключая фиды с камер безопасности.

Для полноты картины здесь не доставало только Хайвинд.

– Благодарю.

В ответ Уилсон вновь поклонился и лишь после вышел из отведенных Равусу покоев, оставляя того один на один не только с наемниками, но и с раздражающим ожиданием. Задержка была ничем иным, как очередной пощечиной. Попыткой продемонстрировать, кто из них на самом деле контролирует ситуацию, а кто тщетно пытается сохранить хорошее лицо при крайне дурной игре.

– Передайте своему капитану, что у нее есть десять минут.

Демонстративно проверив время на своих наручных часах, Равус поднялся и шагнул по направлению ведущим наружу дверям. Видят Шестеро, он дал наемнице куда больше одного шанса наконец-то наладить хотя бы подобие сотрудничества. Если она не хотела идти на компромисс – значит быть посему.

Так или иначе ей все равно придется подчинится.

+1

11

— Оставляю вас одних, мальчики. Не шалите, пока мама уйдёт по делам. Биггс, ты сегодня за старшенького.

Головы синхронно оторвались от планшетов. Извилины усердно зашевелились, скользкими щупальцами перебирая рядки догадок и острот. Аранея проглотила недовольство вприкуску с тяжелым вздохом. Для привычной легкомысленной усмешки губы оказались чересчур поджаты.

Как жаль, что молчаливое исчезновение капитана сочли бы проявлением ненадежности.

— По каким таким делам?

— Не имеющим никакого отношения к твоей кудрявой заднице.

Ошибка.

Тит ухмыльнулся.

—  Готов поставить всю свою выручку на то, что знаю, к чьей заднице твои дела имеют самое прямое отношение, — Тит приложил все свои актёрские способности к тому, чтобы его поза и выражение лица хотя бы отдалённо напомнили Флерета. Парни одобрительно хохотнули. Аранея закатила глаза.

— Простите, мальчики, я опять увела у вас подружку, — Аранея развела руками, играючи изображая ангельскую невинность. Лео и Биггс заметно помрачнели. Аранея действительно ненароком отбивала у них любовниц. У Лео даже дважды. Впрочем, второй раз был не то что бы случайностью.

Аранея взяла свой планшет со стола и почти собиралась уйти, когда Тит схватил её за руку.

— Будь нежной, босс. И не забудь надеть то кружевное бельишко, которое прихватила с собой, — Тит подмигнул. Козырь, примеченный им в рюкзаке во время поисков кофе, сыграл на руку.

Аранея усмехнулась.

— Иди ты, Брикс.

Шутки об их вечере с Равусом ей предстояло слушать не меньше, чем Эос терпит Скверну.

• ● •

Флерету повезло: Аранея отказалась от идеи надеть что-нибудь вызывающее. Не то в зияющей пустотой грудине зашевелилась жалость, не то сказался тот факт, что все действительно вызывающие вещи остались в Гралее. Застёгивая пуговицы белой рубашки, позаимствованной у Ювена с его молчаливого согласия (он ведь даже не заметит), Аранея невольно вспомнила, как дрожали пальцы Флерета.

Вам помочь раздеться?

Что это было? Ярость, колеблющаяся в руках перед ударом? Тревога, волнами дребезжащая от самого сердца? Страх за себя, за миссию, за Империю? Всё вместе?

Возможно, этот ужин позволит Аранее утолить своё любопытство.

Чужие голоса привлекли внимание наёмницы к наручным часам. Она слишком долго возилась со скудными, вёртко зашифрованными записями о работе Морено, чтобы хоть как-то облегчить работу Светлячкам на случай, если ужин затянется. Флерет просил её быть ровно в полчаса. Стрелка стремилась к сорока минутам.

— Передайте своему капитану, что у нее есть десять минут.

Аранея замерла в дверном проёме, перекинув чёрный пиджак через плечо. Даже их с Принцем костюмы говорили за своих хозяев: Флерет был строго аккуратен вплоть до идеально симметрично повёрнутых запонок, когда небрежность Аранеи читалась от растрепанной макушки и ниже, вслед за вереницей двусмысленно расстёгнутых пуговиц.

— Неужели вы собирались отправиться без меня? А говорят, что королевские особы славятся своими манерами.

Две минуты тому назад она зареклась начинать их ужин с издёвок. Впрочем, ужин ведь ещё не начался?

+1

12

Совместно с представительницей древнейшей профессии наемницей.

Очередная искрометная острота, вырвавшаяся изо рта Хайвинд вместо куда более уместных извинений, отозвалась нестройным смехом среди наемников. Следуя за примером своего командира, они больше даже не пытались скрывать неуважение к «Принцессе». Один. Два. Три. Четыре. Десять. Усилием воли Равус заставил себя проигнорировать и это, и вновь обжигающую его грудь злость. Разумеется, он слышал все даже через запертую дверь спальни. Пусть зубоскалят. Пусть считают его лишь еще одним имперским мальчишкой с носом, задранным выше грозовых туч Рамуха.

В конце концов, их положение было, пожалуй, даже более незавидным, чем его собственное.

Машина, предоставленная Секретарем, оказалась вполне очевидно адаптированной под заказ нифльхеймской моделью с пуленепробиваемым кузовом. Рассматривая собственное отражение в тонированном стекле, Равус нетерпеливо отмахнулся от шагнувшего наружу водителя. Так и не догнавшей его наемнице предстояло прилежно изображать телохранителя, а потому предусмотрительно открытая перед клиентом пассажирская дверь являлась исключительно ее прерогативой.

В присутствии посторонних Хайвинд была безоружна. Бестактное поведение могло вызвать подозрения, а те, в свою очередь, – поставить под угрозу ход всей миссии и лишить ее жалования. Того единственного, что, по всей видимости, имело для ее братии хоть какой-то вес. В распоряжении Равуса был краткий, но сладостный миг безоговорочного подчинения. До тех пор, пока им снова не придётся вернуться за закрытые двери.

– Прошу вас, Лорд Флерет, – даже тон голоса наемницы прозвучал удивительно угодливо, когда она распахнула перед Равусом дверцу автомобиля. И только усмешка, видимая ему одному, опасно опалила огнем Ифрита. Сомневаться не приходилось: если Равус не успеет укрепить свою власть за ужином, наёмница отплатит ему стократ.

***
Водитель, пусть и отгороженный от пассажиров специальной переборкой, да вполне весомая опасность оказаться подслушанными при помощи наверняка вмонтированных в обивку салона «жучков», купили Равусу порядка четверти часа покоя. Он не стал играть в гляделки с наемницей, взамен позволяя себе короткую передышку.

Даже без выгодного ракурса заходящего на посадку корабля, Алтиссия выглядела, за неимением лучшего эпитета, «изящно». Когда Лунафрейя была еще сущим ребенком, она больше всего прочего мечтала о путешествиях. Закрепленная Равусом на стене ее спальни карта Эоса пестрила разноцветными линиями и жирными точками, помечающими остановки каждого нового маршрута.

«Пожалуйста, попроси маму взять меня с собой в следующее Паломничество!»

В те беззаботные дни долг Оракула вполне очевидно казался сестре ключом к свободе. Увлекательным приключением, в котором ее неизменно встречали лишь улыбками. Равус не хотел разрушать эту иллюзию. Он осторожно поддерживал опирающуюся на его руку мать и всегда привозил с собой аккуратно упакованные в специальную шкатулку гостинцы.

«Леди Лунафрейя, помогите нам!»

«Пли!»

Как нельзя более кстати машина остановилась, мягким толчком заставляя Равуса отвлечься от ставших чересчур частыми гостями призраков. Они припарковались у пирса. Всего в десятке шагов от воды и едва заметно покачивающейся на ряби канала гондолы.

На сей раз наемница оказалась куда проворней. Равус пропустил ее вперед, используя небольшую паузу для того, чтобы окончательно избавиться от недавних наваждений. Он не имел права на слабость. Только не сейчас. Только не находясь на волоске от катастрофы.

Галад заставил Императора впервые по-настоящему заметить своего воспитанника.

Алтиссия покажет, насколько он верен и способен выживать, когда фигуры расставлены на доске вовсе не в его пользу.

Стесненное пространство гондолы заставило их с наемницей оказаться едва ли на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Равус подозревал, что с оглядкой на заглушающий большую часть звуков шум водопадов, нынешние обстоятельства являлись лучшей возможностью для приватной беседы. Именно поэтому он подался вперед и оперся локтем о корму, будто бы не в меру пристально рассматривая проплывающий мимо пейзаж.

– Послушайте, я не питаю особых иллюзий насчет того, как вы относитесь к нашему вынужденному сотрудничеству. Видят Шестеро, я сам предпочел бы прибыть сюда либо в одиночестве, либо в сопровождении магитеков, однако у нас обоих по сути нет выбора. Мы можем работать либо против друг друга, либо совместно. В первом случае, увы, ни вы, ни ваши люди, ни даже я не имеем особых шансов пережить возвращение в Гралею.

+1

13

Торжественные пейзажи Алтиссии тонули в полноводных мыслях Аранеи, подобно тому, как нижние уровни города уступали воде, тщательно упорядоченной в сети каналов и симметрии каскадов. Отблики водной глади рисовали ей отчётные матрицы и длинные текстовые сводки лаборатории под руководством Морено. Разумеется, наглухо зашифрованные. Такие же обманчиво близкие, как помыслы сидящего по левую руку Флерета. Одному Левиафану известно, какие демоны там на дне выплясывали.

И всё же рога одного из них торчали из-под водной толщи так, что давали скользкий шанс уцепиться.

Получен груз от Красной Искры. 6 объектов из 7 соответствуют требованиям.
Начинаем волну 3.07.

Мигающие блики букв не желали гаснуть, навязчиво раздражая сознание. Такие же бессмысленные, как и прочие, если бы не одно «но».

Аранея, Биггс и Ведж и были той самой Красной Искрой. И первым их заданием было отловить и доставить живьём пятерню гламотов.

Аранея поморщилась.

Какого Ифрита Империя делала с демонами?

Догадки клубились туманной дымкой, оседали тяжёлой складкой между бровей. Исцеление? Брехня. Аранея охотней поверила бы в милость Бахамута, чем в сладкую песнь о высшей цели. Балладу об избавлении глушили военные марши, гремевшие из-под ног магитеков. Оружие? Чистое безумие. Демоны были самой неподконтрольной дрянью, какую только терпел Эос. С таким оружием победу могла одержать одна только смерть.

Разве что Империя решила подчинить себе и смерть тоже...

Как бы то ни было, титаническим амбициям не были страшны грандиозные затраты, а Аранее — муки совести: если Империи не подсобит она, её место непременно займёт кто-нибудь другой. Самоотверженность уже давно перестала потрясать мироздание.

В противовес мыслям тонкая нить гондолы издевательски качнулась. Аранея взглянула на Равуса с блёклой тенью привычной колкой усмешки.

— Вы удивитесь, но нам не доплачивают за то, чтобы создавать вам проблемы. И наша цель — это вовсе не саботаж миссии.

Слова кусались, кололись, жалили, смягчаясь о шум водопадов. Впервые за долгое время, здесь, на просторе гуляющего по каналам ветра, Аранея вдруг почувствовала духоту усталости: в Империи каждая мышца её тела была готова внезапному выпаду. Здесь же плечи, руки, шея противно заныли под сочувствующим шёпотом воды, позволяя себе слабость расслабления. Совсем не кстати.

— Отрадно, — Перед тем, как продолжить, Флерет почему-то помедлил, будто бы пытаясь крайне осторожно подобрать слова. — В таком случае мне понадобится ваше содействие, а не подрыв авторитета. Ради общего блага.

Аранея хмыкнула.

— Нельзя подорвать то, чего нет. Может в ваших воздушных замках со званием и выдаётся уважение, но с моими парнями так не сработает. Нужно доказать, что вы свой.

Лукавство на губах проступило чуть более явно.

— Впрочем, даже если вы провалите эту миссию, это не помешает нам сделать свою часть хорошо.

И не из такой геенны живьём выбирались.

Напряжение, скользнувшее между плотно сомкнутых губ Флерета, заставило Аранею вздохнуть глубже и добавить.

— Я говорю это не чтобы подколоть вас. Я просто берегу наше общее время от затратных иллюзий. Мои ребята никого не стали бы уважать по одному только щелчку пальцев, — медлит, но заканчивает, — даже меня.

Да откуда она вообще взялась такая?

Девчонка? Ты шутишь что ли, Берт? Мне что, вальсы с ней танцевать, пока демон мне своей клешнёй в морду метит?

Пойдёшь с нами, когда яйца отрастут, не раньше. А пока следи за лагерем.

Аранея едва заметно мотнула головой.

Нет, ни-ко-го. Особенно её.

Отредактировано Aranea Highwind (2019-05-05 01:06:28)

+1

14

Едва начавшийся диалог ушел под откос ровно в тот миг, когда наемница заговорила о провале миссии. Равус постарался ничем не выдать свой гнев, однако слишком похожие на угрозу слова заставили его уже в который раз крепче сцепить зубы. Прелестно. Вначале Хайвинд недвусмысленно намекнула на полную несостоятельность навязанного Империей командира, а после и вовсе предупредила, что в случае фиаско сделает все возможное ради возложения вины за произошедшее на чужие плечи.

Значит, систематическая инсубординация была не простой демонстрацией скверного характера.

– Послушайте меня очень внимательно.

Поставив подпись внизу контракта, наемница так или иначе стала частью имперской армии. У Равуса не было времени на то, чтобы доказывать собственное соответствие занимаемому посту. Они находились на чужой земле, недвусмысленно отрезанными от привычных линий коммуникаций, наедине с оппонентом, который без сомнения знал, что на самом деле привело их в Альтиссию.

«Иначе Леди Лунафрейе придется задержаться в Галаде до следующего года».

Новый укол страха сумел побороть даже острое желание с силой сжать чужое запястье, выворачивая руку наемницы.

– Я не уверен, что вы до конца понимаете, в какой ситуации оказались. Если мы вернемся в Гралею с пустыми руками или хуже того – будем раскрыты, – никакие оправдания и благосклонность Канцлера Изунии не спасут ни вас, ни ваших людей. Мы понесем одинаковое наказание, став предателями Нифльхейма. Вы – расходный материал.

«Принцесса». То, что наемники видели в нем лишь еще одного имперского вельможу, мальчишку, заслужившего свое положение исключительно благодаря удаче родиться в семье Оракулов, было яснее чистых небес над Альтиссией. Обычно подобное не беспокоило бы Равуса дальше назойливого раздражения, однако сейчас, вопреки самоуверенности Хайвинд, он хотел оказаться услышанным.

«Убийца!»

«Мясник!»

«Флерет, следующий раз сделай нам обоим услугу и попридержи свою детскую браваду».

«Мой мальчик, я только говорил Верстелу о том, как мое сердце согревают твои успехи».

Одна оплошность. Одно глупое отклонение от расписанного Империей на года вперед сценария перечеркнули все, чем Равус пожертвовал в Галаде.

«Брат...»

– Равно как и я.

Последняя фраза далась Равусу на диво легко. Странно. До сегодняшнего дня он и не подозревал о том, что почти забыл каково это – говорить правду вопреки идущим за ней по пятам последствиям.

– Я попытался связаться с послом, с директором секретной службы, с главой здешней ячейки спящих агентов и Генералом Уллдором. Ни один из них не ответил на мои запросы.

Если Хайвинд не глупа, она поймет истинное значение молчания. Их отправили сюда для того, чтобы либо сбросить со счетов, либо научить важному уроку повиновения.

+1

15

Раздражение встрепенулось, ощерилось, выпустило шипы. От их уколов убаюканные колыбельными водопадов мышцы вновь напряглись, натянулись, наливая плечи, руки и спину тяжёлой, плавленной свинцовой силой, необходимой, чтобы держать оборону и в воинственном танце переходить в нападение. Неужели Флерет и впрямь решил припугнуть её гневом Империи? Прежде чем Аранея могла бы счесть это смехотворным, возмущение уже овладело ею, щекоча горло новым выпадом-остротой.

Чужой страх слишком долго держал её на короткой цепи.

Ты слишком мала, чтобы биться.

Прости, милая, но тебе ещё рано идти с нами. Это слишком опасно.

Ты так и не научилась управлять своим гневом. Успокоишься — тогда возьму с нами. Ты мне живьём нужна.

И только одна фраза удержала Аранею от враждебного ехидства.

— Ровно как и я.

Бровь изогнулась немым вопросом.

Неужели Флерет боялся? Мелко дрожащие пальцы, не способные совладать с пуговицами рубашки. Гнев, прорывающий оборону в глупой стычке с планшетом. Подчеркнутая формальная дистанция, сродни отчужденности бездушных магитеков. Каждая из этих ниточек и впрямь была подвязана к крестообразной ваге, сжатой в когтистых лапах страха?

Как занятно для смелого Галадского героя.

За кого он боялся? За себя? За дело Империи? За близких? И какие близкие могут быть у того, кто держится особицей, очерчивая дистанцию остриём рапиры? Что пугало его? Гнев? Смерть? Поражение? Вопросы роились и таяли, как мелкие капли воды, оседавшие на коже в близости к водопадам. А следом за роем вопросов голодно облизывался пламень азарта. И всё же сейчас стоило сдержаться, чтобы не спугнуть возможные откровения.

Самое время отвлечься на дело.

— Я попытался связаться с послом, с директором секретной службы, с главой здешней ячейки спящих агентов и Генералом Уллдором. Ни один из них не ответил на мои запросы.

Аранея хмыкнула. Наёмники привыкли справляться сами себе. Пока вы с заказчиком сидите за одним столом, договариваясь об оплате и проясняя нюансы, вы почти что похожи на команду. Но стоит только ступить за порог уютного убежища, как от альянса не останется и следа. Только цель, которую нужно достичь, и награда в обмен на победу. Никто не прикроет тебе спину в бою, кроме тех, с кем ты честно делишь заработанные кровью гиллы. Единственное, что страхует наёмников от поражений и неудач, — это их мастерство. Вовсе не Канцлер, посол и тем более — Генерал Уллдор.

— От нас ждут не запросов, а результатов. Над ними и стоит работать, — Аранея скрестила руки поперек груди: если бы не обмен любезностями, Хайвинд потратила бы это время с куда большей пользой. Впрочем, остаться один на один с Флеретом хотя бы было занятно.

— Вы хотите обсудить что-то конкретное? Указать пальцем на тех, кто может испортить дело или помочь ему? Если так, то дерзайте. Иначе я не вижу смысла в этом разговоре. Обсуждать гипотетическое поражение так же бесполезно, как мерить воды Алтиссии кофейными чашками.

Аранея привыкла делать, а не говорить. И демоны, страшившие Флерета, раздражали её не меньше, чем занимали.

Отредактировано Aranea Highwind (2019-05-12 17:41:12)

+1

16

Похоже, первые выводы касательно способностей Хайвинд к здравому анализу ситуации были крайне... оптимистичными. Она, наемница пробывшая в Гралее без году неделю, пыталась учить Равуса, как лучше проводить операции в самом сердце деликатного баланса интересов трех разных государств. Там, где любая ошибка была чревата падением в бездну.

«Конечно, тут все зависит исключительно от Вашего решения, но ответьте сами себе на вопрос – стоит ли Ваша дерзость благополучия Тенебре и жизней Ваших родных? Жизни вашей сестры Лунафрейи, будущего Оракула?»

«Иначе Леди Лунафрейе придется задержаться в Галаде до следующего года».

Хайвинд могла позволить себе беспечность потому, что вполне очевидно не видела никакой опасности дальше возможной потери драгоценных гиллов. На этот раз Равусу не удалось скрыть собственное раздражение. Прежде, чем попытаться еще раз донести до проклятой наемницы истинный смысл своих слов, он заставил себя сделать несколько глубоких вдохов и выдохов. Они теряли драгоценное время на сущие глупости. Канцлер Изуния прекрасно знал, что делает отправляя в Аккордо именно «Светлячков». Он привязал к ногам Равуса пудовую гирю прежде, чем любезно столкнуть его с кормы гондолы в чистую воду каналов. 

– Вы всерьез полагаете, что без содействия тех, кто тщательно выстраивал здесь шпионскую сеть годами, мы за два дня сумеем добиться хотя бы чего-то, кроме поражения? Бросьте, даже вы не можете быть настолько наивны. С точки зрения Канцлера Изунии, Императора и Генерала Уллдора мы загодя обречены на провал. Именно поэтому мои запросы остаются проигнорированными. В Нифльхейме выживают лишь те, кто умеет вовремя выводить себя из-под удара.

Равус прекрасно понимал, насколько сильно рискует, проговаривая вслух именно это. Он не сомневался в том, что все происходящее являлось уроком и проверкой на верность, однако роль Хайвинд во всей шараде пока была далекой от определенности. Ставка на то, что она по собственной глупости с высоко поднятой головой шагнула прямиком в пасть к Бармаглоту, могла сыграть либо против Равуса, либо за.

Увы, у него не осталось другого выбора.

Новая правда отчетливо отдавала послевкусием страха:

– Я полагаюсь на то, что мои слова не будут переданы Канцлеру Изунии. Произошедшее в Галаде... – «окончательно превратило меня в монстра в глазах сестры», – ...поставило под сомнение мое повиновение Империи. Я сыграл свою роль два года тому назад. Дальше этого от меня не ожидали ничего, кроме разве что ежегодных напоминаний о вероломстве Люциса и падении Тенебре. К сожалению, я не могу позволить себе оставаться на месте. Иначе моя цель не будет достигнута.

Подавшись еще на несколько дюймов вперед, Равус убедился в том, что Хайвинд смотрит ему в глаза прежде, чем продолжить:

– Мне безразлично кем меня считаете вы и ваши люди, но я знаю, что нас объединяет по крайней мере одно общее желание – мы хотим выжить.

0


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » hit me like a crashing wave


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC