chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » партнерство » Sin City Seoul


Sin City Seoul

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

http://s9.uploads.ru/kgb5T.png

0

32

http://sh.uploads.ru/vowZz.png
#заглянивнашблог

0

33

http://s9.uploads.ru/kgb5T.png

0

34

http://sh.uploads.ru/vowZz.png
#заглянивнашблог

0

35

http://sd.uploads.ru/OUNS9.png

0

36

http://s4.uploads.ru/NqM0H.gif http://s9.uploads.ru/uVgWi.jpg
have you seen him?
wang jackson :: got7 :: 23 (будет 24) :: студент факультета режиссуры :: китай (любой город)
mp3: Maroon 5 – Best 4 U
Три кита, на которых держится вся личность Джексона Вана – это уверенность в себе, саморазвитие и умопомрачительное обаяние. Перед ним в прямом смысле невозможно устоять. Колени отказываются работать, когда он на вас смотрит. А, если Джексон в этот момент ещё и улыбается, то летальный исход неизбежен. В нём есть что-то притягательное и запретное. Люди хотят с ним общаться, дружить и быть частью его разнообразной жизни, а сам он к себе, конечно, никого не подпускает. Всё по стандарту. Но Джексон не против близкого общения. Он любит быть в центре внимания, любит красивых девушек, любит просто быть. Ему нравится, когда всё вокруг кипит, бурлит, чувства взрываются, в глазах – огонь, над головой выстраивается парад планет, и в его руках – дирижерская палочка. Он всегда там, где движение, где самые лучшие вечеринки, где море чего-то нового и яркого. Джексон – типичный представитель 21ого века с мультифункциональным мозгом и закрытой дверью внутрь себя. Так сейчас принято, когда тебе двадцать три.
Достаток его семьи вполне смог позволить ему отличную школу, хорошие игрушки, менять штанишки, когда захочется, и поначалу очень неплохие гаджеты, а после уже и то, что мог себе приобрести не каждый среднестатистический подросток. Китай для него навсегда останется родным местом и тем самым домом, куда приятно вернуться в любой момент. (Жизнь в Китае можете смело придумать сами. Только, пожалуйста, без жутких драм, страданий и разбитых сердец. Сердце бить вам буду я!)
Поначалу идея переезда в Южную Корею пришлась его семье не по вкусу. Вернее, отец сразу выступил с «да», а вот мама и младший брат (разница в возрасте три года) с недоверием отнеслись к возможному росту благообеспечения в чужой стране. Было принято решение «попробовать», для чего семья Ван разделилась на две части: мама с младшим братом остались в Китае, чтобы медленно, но верно готовить всё к полномасштабному переезду их гнезда в Сеул (а ещё маме просто не хотелось, в её голове гуляли сплошные сомнения и никак не укладывался тот факт, что придется оставить любимый Гонконг), а папа с Джексоном уехали покорять столицу Южной Кореи, прихватив с собой приличную команду отца (Вы можете сами придумать бизнес / профессию отца. Но я вам с радостью помогу, если что!). С первых дней всем казалось, что всё, что происходит вокруг – лишь длительная командировка. Но внезапно кто-то взял и влюбился в корейские рассветы. Джексу тогда было одиннадцать, он учился в школе для иностранцев, но за год смог преуспеть так, что, как только семья воссоединилась, его перевели в элитную частную школу, откуда, как было написано на первой странице брошюры, выпускались исключительно выдающиеся личности. Именно там мальчик и познакомился со своим будущим лучшим другом и с одной милой особой, которой он, естественно, сразу не понравился.
Всю школу в его руках были различного вида камеры: профессиональные и не очень. Он отлично себя чувствовал, смотря на мир через объектив, но никогда им ни от кого не прикрывался. Ему нравилось монтировать свои небольшие «фильмы» обо всём, что его притягивало к себе. Так он показывал, как видит окружающих себя людей и какие мелочи ему особенно интересны. В его спальне сделанные им фотографии могли заменить обои, а на новый год в их семье было принято смотреть то, что Джексон отснял про них за прошедшие 365 дней. Семейные традиции Ванов навсегда останутся с ним.
У отца и матери Джексона в отношениях не всегда всё ладилось: они разные по темпераменту люди, хоть, и почти выросли в одном доме. Пару раз Джекс слышал, как после переезда в Сеул его родители «всерьез» поднимали вопрос развода, естественно, закрывая двери на кухню, но до радикальных мер так и не дошло. Он очень любит свою семью. Это то чувство, которое будет вечным в его груди.
После окончания школы никто не сомневался в том, что господин Ван двинется в сторону своей мечты – стать великим режиссером (сюда ещё можно отнести желание снимать клипы для звезд, как «некий опыт», и когда-нибудь устроить большую выставку своих фото-работ). Он, конечно, поступил туда, куда хотел. Никто и не думал, что Джекс в то время сильно нервничал и переживал, что у него не получится. Конечно, его прославленная уверенность в себе довольно-таки быстро выбила дурь из его головы. Но тот факт, что ему было страшно, лишь усилил его желание «творить». У него появились новые друзья, миллион правильных знакомств, куча приятного внимания - настоящие софиты для начинающего гуру кино. Только вот весь этот водоворот событий, конечно, не смог отразиться радужно на его характере и поведении. К тому же, в «звездной» тусовке золотых детишек давно было принято принимать «топливо», которое помогает не спать по ночам и творить-тусить-творить 24/7. Правда, Джексон никогда не был «золотым мальчиком» (но принимать-то все равно можно). Достаток его семьи определенно нельзя было приравнять к тем, кто владеет загородными домами, по размеру напоминающими «Титаник», но зато он всегда был «своим в доску».  Этого хватало, чтобы постоянно пестрить красивым китайским лицом в популярных инстаграмах It-girls и Cool guys. 
Единственное, «вечной радости» не бывает, что-то обязано идти не так. В такой суматошной, слишком быстрой жизни есть шанс неслабо оступиться. И Джексон оступился, правда, сразу же удержался на ногах (равновесие – его конёк! было раньше.). К двадцати трем годам ему стало казаться, что в сутках не хватает часов, а в руках недостаточно сил. «Топливо» пришлось использовать гораздо чаще, а из-за этого добавились нервозность, дала трещину стрессоустойчивость, откуда-то появилась мнительность и слишком увеличилась твердолобость. Принятое им решение не оспаривалось. Плюс-то, конечно, был. Джексон мог всё решить для себя за пять минут, но теперь почему-то какие-то из этих решений выходили ему боком. Хорошо, что отношения с нужными людьми не портились. Почти со всеми. К тому же, когда-то нужные в одночасье могли стать ненужными. Так называемое «правило пяти минут» отменно работало.


we bloom until we ache.
У нас была мечта. Я – пишу умопомрачительный сценарий, а ты – снимаешь по нему оскароносное кино. Хотя, премия MTV тоже сойдёт.
Мы становимся знаменитым тандемом, а все сходят с ума от того, что замечают наши влюбленные взгляды и гадают – встречаемся ли мы или нет? Как результат, для этого нам пришлось бы почистить инстаграмы, твой Вейбо, твиттеры, почты, телефоны, мозги друзей. Но на пару минут секретности хватит!
Я, конечно, и представить не могла, что тот «новенький мальчик», что так сдружился с Чимином и везде выставляющий своё идеальное «американское» произношение, станет для меня одним из самых приятных собеседников в мире. Ведь в средней школе мы почти не общались. Ты пытался подружиться со мной, но после очередного раза, когда я в прямом смысле отвернулась от тебя на твое «привет», ты перестал что-либо делать. Зато ваша дружба с Чимином становилась крепче каждый день. Мальчикам с мальчиками всегда легче найти общий язык. Вы до сих пор можете часами обсуждать автомобили или копаться в них, хотя, ты, вроде как, больше творческая личность. И, когда в старшей школе, Чим сказал мне, что ты собрался участвовать в уличных гонках – я громко рассмеялась. «Он-то? В уличных гонках? Чим, ищи себе нового лучшего друга!». Я была уверена, что придется покупать новое черное платье и шляпку с вуалью. Даже присмотрела их у Диор, но ты неплохо проехался и, в принципе, отлично себя зарекомендовал. А ещё как-то странно на меня посмотрел через плечо Чима. Почему-то этот момент я до сих пор отчетливо помню. Ты бы назвал его в своей манере: «Кико, просто тебе понравился этот «стоп-кадр». Такое бывает в жизни.» Эти твои попытки умничать не всегда были вовремя, надо сказать. Пару недель после заезда я слушала, как вы с Чимином выпендривались друг перед другом, перед нашими школьными друзьями, перед новенькими близняшками, в общем, перед всеми, у кого были уши. Вы то и дело добавляли, как вы «нереально круто покатались в ту звездную пятницу». Я почти решилась сменить гражданство или вас в своем окружении, но ваш запал угас. Спасибо, Господи! В конце того месяца ты наконец-то решился ко мне подойти. Снова. Только вышло это как-то иначе. Ты не пытался глупо шутить или слишком явно произвести на меня впечатление. Я вдруг поняла, что тебе просто хотелось со мной подружиться. В конце концов, мы с Чимином с детства дружили и я тебе была интересна в первую очередь, как его друг, а уже потом, как девушка (да, мне тогда так казалось.). Ты протянул мне свою камеру, сказав, что я отлично вышла в случайном кадре, а после добавил, что тебе очень нравится, как я получаюсь на фотографиях. Мы тогда сидели и долго-долго разговаривали обо всём на свете, пока ждали Чимина с тренировки школьной команды (впоследствии, мы вообще с тобой всегда любили что-нибудь обсудить или просто поговорить о чем-нибудь отвлеченном; в наших беседах было какое-то таинство). Между нами что-то произошло. Не знаю, заметил ли ты это сразу, но я осознала, что зря тебя отталкивала и мне с тобой интересно. С тех пор количество язвительных шуточек заметно поубавилось, и я перестала ныть Чимину, что не хочу никуда идти втроем. Теперь я хотела. Теперь стало «вау».
В первую очередь мы всегда были друзьями. The three of us. Но то ли следующая весна как-то по-особенному сменила уже вторую зиму, что я не шипела на тебя, то ли мы повзрослели, но мы внезапно иначе взглянули друг для друга. Чимин как раз начал где-то пропадать, и нам «пришлось» часто встречаться вдвоем. И однажды ты меня поцеловал. Этот «стоп-кадр» был наполнен настоящими искрящимися чувствами, которые не смогут сыграть даже самые талантливые актеры. Сомнений не возникло. Мы стали держаться за руки, ходить на премьерные показы в кинотеатры и как-то между делом сказали «о нас» Чимину, который, конечно, воспринял это не особо радостно. Мы же были друзьями, а теперь ему казалось, что у нас появились «свои шуточки». А они ведь, правда, появились. Он переживал, я переживала, ты переживал. Но со временем нам вроде как удалось это успокоить внутри себя и дальше наслаждаться жизнью.
Это были чудесные несколько лет, которые каждый из нас вряд ли сможет когда-нибудь забыть. Мы громко смеялись, а после ссорились, спорили, оба расстроились, когда Чим уехал учиться в США (я сказала, что у меня нет больше лучшего друга, а ты лишь покачал головой), я тыкала тебя носом в то, что ты стал слишком много употреблять, ты ужасно ревновал меня к моему дяде и к моим поездкам в Японию, где я «встречалась с друзьями дяди». В силу того, что твоя фантазия с каждым днём становилась всё изощрённее, ты мог вообразить себе такое, что я теряла дар речи. Чимин, когда приезжал на каникулы, почему-то тебя поддерживал и тоже был против моих поездок в Японию. Вы между собой вообще почти не ссорились. Так, какие-то мелочи были, но ваша дружба всегда выступала эталоном мужской дружбы. Поверьте, так казалось не только мне.
Мы взрослели. Ты тонул в своих каждодневных «важных» мероприятиях, фрилансе и скоростях. Я тонула в недописанных эссе, статьях и недоработанных идеях для книг (обычно очередная странная идея приходила ко мне утром после какой-нибудь особенно шумной вечеринки) вперемешку с поездками в Милан (потому что психовала) и мыслями о том, что «всё как-то не так». Чимин тонул в долге перед родителями, гарвардских тусовках, трудной учебе и своих женщинах, которых у него было всегда предостаточно. Я тебе тогда сказала, что мы его окончательно потеряли. Ты не согласился.
Джексон, но я всё равно не знаю, что с нами случилось. Почему ты вдруг решил, что любовь тебе больше не нужна или она попросту поблекла на твоей пленке. Для меня это стало ударом. Хотя, конечно, я чувствовала какие-то предпосылки, но намеренно игнорировала все знаки. Во второй половине ноября (не заставляй меня произносить эту дату) ты сказал, что дальше мы пойдем порознь. Что мне нужен кто-то другой. Что ты желаешь мне лучшего. Что я «во всём этом вариться не должна». Сейчас меня это немного удивляет, потому что подобные фразы говорят как раз тогда, когда чувства кончаются, и дело как раз в том, кого оставляют. Ты просил не копаться в себе, не искать каких-то явных причин. Сказал, что наше кино подошло к концу, но это не значит, что не может быть прекрасных соло-фильмов (как я на тебя кричала!). Может, конечно, ты вообразил себя Тони Старком, а меня стал олицетворять с Вандер Вумен. А они ведь в разных вселенных, Джей. Разве мы всегда с тобой были в разных вселенных? Я знаю, что ты любил меня по-настоящему. (От автора: вообще-то, он её и сейчас любит. Просто дурак малолетний. Но потом будет, конечно, поздно. Снимет свое лучшее кино как раз с разбитым вдребезги сердцем, но это я забегаю вперед!)
Вы, конечно, после поссорились на эту тему с Чимином, но ты с пеной у рта доказывал ему, что ты не тот, кто должен быть рядом со мной. Что я для тебя буду всегда слишком высоко, а ты просто так больше не можешь. Чимин, кстати, вряд ли сразу понял, о чем ты говоришь. Но вам вроде удалось прийти к чему-то. Ты сказал, что я обязательно буду счастлива с кем-то своего круга (не знаю, какой круг ты имел ввиду, ведь мой дядя – преступный авторитет, мы не графья с фамильным древом в сотни голов). Скорее всего, в твоей голове произошел атомный взрыв от перегруза информацией, людьми, желаниями и мечтами (на-а-а-аркотики!). Ладно, я не знаю, что случилось. Может, я тебе надоела и ты устал от того, что последнее время мы постоянно ссорились. Но я волновалась за тебя! А ты всё время прибивал меня к полу своей ревностью, которая иногда была похожа на девятый вал. Может, мы начали душить друг друга и ты это понял первым.
Но факт остается фактом. Мы больше не вместе. And it hurts.


etc.
На самом деле при вашем желании я могу еще много всего рассказать вам в ЛС про то, какими отношения были у Кико и Джексона, как проходили их дни, что они видели в глазах друг друга и зачем вообще всё это было нужно. Общая идея игры - это огромный разлом в общей вселенной (а что, высокопарно и красиво!). Она поделилась сначала на три части, а после останутся только две, и тогда Джей и Ки все равно будут по две разные стороны (говорю загадками - объясню в ЛС).
Джексон - очень интересный, сильный персонаж. Не знаю, поняли ли вы меня по заявке, но я его очень люблю) Поэтому мне бы хотелось видеть игрока, которому он действительно понравится. Что я, что Чимин пишем по-разному, но, конечно, было бы отлично сыграть в химию между нами тремя, иначе столь близкие отношения будет играть очень трудно. От нас могу обещать игру, заботу, общение и всё-всё, что обычно обещали пять лет назад!)) Очень ждём <3

0

37

http://sd.uploads.ru/OUNS9.png

0


Вы здесь » chaos theory » партнерство » Sin City Seoul


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC