imagination puts meaning into chaos
Перед вами - первозданный хаос, бескрайняя бездна, абсолютная пустота страниц тысяч ненаписанных историй - страниц, на которых строки выводятся только вашей рукой, пока вы создаете целые миры. Каждое решение способно изменить реальность до неузнаваемости, и куда приведет вас выбранный путь, не знает никто. Хаос непредсказуем.

chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » изменилось всё, поверь


изменилось всё, поверь

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

изменилось всё, поверь

http://savepic.ru/12012488m.png http://savepic.ru/12030920m.png http://savepic.ru/12055499m.png
◄ Naoki Sato – Lightning ►

участники:Rin Okumura, Shura Kirigakure, Shiemi Moriyama

время и место:сразу по возвращению из Ватикана
окрестности академии Истинного креста

СЮЖЕТ
как смотреть в глаза тем, кого называешь ты друзьями? как им относится к тому, что ты сын Сатаны?
как преодолеть эту тяжёлую ношу и доказать, что ты не опасен?

Отредактировано Kirigakure Shura (2016-10-31 01:40:38)

+3

2

Человек не видит выхода, потому что не верит в свои силы.

Солнце неспешно клонилось к закату, окрашивая окрестности в медно-золотой оттенок. Шум ветвей больше не донимал слух Рина, вокруг все приняло мертвенное равновесие, успокоилось и только слепящие закатные лучи пробивались сквозь глянцевый перелив зелени. Их лагерь, видневшийся с высоты, давно потерялся на фоне сгущающихся облаков, а силуэты людей вокруг и вовсе размазались в сумерках и нарастающей с каждой секундой яростью. Синее пламя поглощало сущность Окумуры, отрывало клетку за клеткой пока его еще живого существования. Разум уже не смел перечить воинственной силе, в крах расщепляющей все, что попадалось на пути синего отблеска.
Зверь выбрал себе цель в виде Амаймона и никогда бы не уступил в схватке, если бы не Мефисто, решивший, что оба кандидата слишком ценны для его планов на этот мир. Тогда он их разнял и вышвырнул каждого в свое измерение - Амаймона обратно в Геенну, а Рина, все еще под властью пламени, в Академию.
Дыхание перехватила от разряженного воздуха и стремительно набирающего скорость падения. Когда Курикара оказалась в ножнах пришло осознание того,
что Окумура сделал...

Рин Окумура не спал, он практически не моргая смотрел в потолок. Не то, чтобы он не устал за время их приключений, скорее пытался разложить по полкам собственную жизнь.
Сумбур в голове пока только усиливался. Привычные ценности были разрушены, четкость потеряла очертания и превратилась в размазанные пальцами чернила на бумаге. Точнее не на бумаге, а на величественно-причудливых зданиях Академии. Именно смотря на возвышающиеся башни после суда, Рин осознал, как был не прав. Живя он, как и ранее, со стариком, без высвободившихся сил Сатаны, то вера в стабильность была бы оправдана и прощена - но теперь время бежало несравнимо быстрее, создавая впечатление вечной зацикленности на поворотах. Кроме того, возможно, он смог бы предотвратить грядущую катастрофу. Но, оказавшись в ситуации на грани с его сознанием, Рин снова кинулся вперед, не задумываясь о последствиях, хотя Юкио кричал, предупреждая о ловушке. За эту безрассудность сын Сатаны, собственно, и поплатился. Весь мир, с тихим скрежетом разрушения, перевернулся с ног на голову, но одновременно с этим пришло понимание, пока еще не окрепшее и очень размытое. Так бывает, когда ложные ценности сменяют другие, - истинные, - и внутреннее чутье еще не успевает перестроится на новый путь. В нем смешивалось чувство вины и принятие новых горизонтов для действий. Ведь жить по старым правилам уже не представлялось возможным.
Еще один глубокий вздох и Рин очистил свой разум от запутанных мыслей. Полудемону удалось даже ненадолго задремать, когда до его обоняния долетели два запаха - росы, веявшей свежестью утра через открытие окно, и риса, готовившегося к завтраку верным Укобаком. Только сегодня есть ему не хотелось совсем, аппетит пропал после Ватикана, где дали отсрочку в шесть месяцев. Но еще больше Рина угнетала реакция тех людей, которые буквально несколько часов назад называли его другом, а теперь смотрели волком, готовые бросится в любой момент или с целью убить, или убежать прочь.
Вместо сна и аппетита в нем поселилось тяжелое тянущее вниз чувство. С начала оно было сродни отчаянию, от которого хотелось биться головой от стену и стучать по ней кулаками, не чувствуя боли, пока они не превратились бы в кровавое месиво. А сейчас в душе ютились лишь глухой комок сожаления и нестерпимое желание вернуть доверие.
Я все тот же Рин... - прошептал он тогда Шиеми, но она, вся в слезах, взирала на него огромными от ужаса глазами.
Наверное, ему никогда не забыть этот взгляд, полный осколков только что разбившейся веры.
Полудемон встряхнул волосами, отгоняя от себя воспоминания и, закинув чехол на плечо, пошел в единственное место, которое приносило ему в это непростое время толику уверенности и спокойствия.
Зал, прикрытый бамбуковыми сёдзи, был пуст в столь ранний час. Дощатый пол тихо поскрипывал лакированной поверхностью под ботинками Рина, небольшой помост в центре, явно предназначенный для спаррингов экзорцистов-рыцарей, был весь усеян последствиями вчерашней тренировки парня - расплавленные свечи и небольшие пятна гари свидетельствовали о чем угодно, только не о прогрессе в занятиях. Полудемон со всей возможной для себя аккуратностью смел воск, парафин и прочие останки павших свечек, в угол зала ровной кучкой и выставил в центре три новых бойца. По заданию Шуры следовало зажечь только два крайних из них, а не спалить как всегда пол-помещения и бегать наперевес с огнетушителем. Окумура уселся в позу лотоса и впился взглядом в предметы. Пламя начало постепенно высвобождаться и по чуть-чуть распространяться по каналам, чтобы вырваться в окружающий мир, но пока парень усилием не сколько воли, сколько напряженных до окостенения мышц, сдерживал его. Он даже покраснел от натуги. Легкая синяя искра возникла у фитиля крайней правой свечи и немного подпалила его, создавая тонкую струйку дыма, потянувшуюся под потолок. Окрыленный немереным успехом, Рин расплылся в широкой улыбке на все тридцать два зуба и... потерял контроль. Пламя тут же вырвалось синим столбом и подожгло не только все свечки, но и сам помост. С реакцией, как на сукияки, Рин бросился в сторону огнетушителя, издавая звуки, которые, похоже, выражали одновременно жалось к себе после того, как Шура узнает об этом, ругательства о собственной беспечности и радость от того, что пока еще учитель не узнала про неприятный инцидент.

Отредактировано Rin Okumura (2016-10-31 21:37:31)

+2

3

Синее пламя вокруг. Испуганные и напряженные лица одноклассников. Окумура -сенсей и Киригакура- сенсей в боевой позиции. А Шиеми могла только стоять и смотреть, как Рин, который помог не так давно выкапывать ямки для посадки анютиных глазок при их первой встречи, стал больше походить на зверя. Точнее сказать, на демона с синими языками пламени по всему телу.
Рин...
Горящие глаза смотрели сквозь людей, движения резкие и немного хаотичные.
Не могу... не могу смотреть на него таким... Ей казалось, что пламя делает больно Окумуре.
Рин!  бросилась к нему навстречу, пока никто не успел причинить ему вред. Лишь бы добраться до него, обнять, успокоить.
Рин! Успокойся, все уже позади. уткнулась лицом в его рубашку. Она хотела сказать еще "спасибо, что спас меня", но не могла. Дрожала всем телом, она крепко сжимала его своими руками, лишь бы он никуда не ушел.
Но все принимало быстрые обороты. Их переправили в Академию, уводя подальше от пылающего синего зарева. Там Рина привели в чувство и объявили, что тот подвергнется суду в Ватикане. Эмоции и физическое истощение давали о себе знать. Поток слез катился по щекам девочки от разрывающих сердце мыслей.
Почему ты смеешься?..если в этом нет ничего странного? кто-то тянет за руку и говорит, что им пора уходить. Как отвести взгляд от дорого человека, которого ведут на суд? Еле передвигая ноги она все же отвернулась, и увидела, что ее ведет младший Окумура. Почему он не останется с Рином?
После того, как их всех осмотрели врачи, Окумура-сенсей рассказал им о том кто Рин на самом деле, а потом быстро ушел. В комнате повисла тишина. Все сидели и молча взирали кто на пол, кто на свои руки, кто-то смотрел в стену. Первой комнату покинула Камики, а трио из Киото развели по разным палатам, чтобы ими всерьез занялись медики. Большинство ребят очень сильно пострадали, только она отделалась двумя швами на шее, после извлечения уже мертвой куколки мотыля и шоком. Ее отпустили домой. Морияма плохо помнила как оказалась дома, что говорила матери. Проснувшись  в своей комнате, в первые секунды вчерашние события казались дурным сном. За окном, как всегда,виднелась небольшая часть теплицы с розарием, которую освещало около полуденное солнце. На столе рядом с кроватью стоял теплый чай и печенье. Все это было частью каждого прошедшего дня Мориямы, но сегодня неподалеку стояла бабушкина кресло-качалка, на которой лежали подушка и книга. Видимо, мама не отходила от нее долгое время. Тяжелые мысли с вопросами навалились на нее.  Почему Юкио-кун рассказывал нам об этом так, словно не волнуется за брата? Словно прочел нам очередную лекцию? Что между ними происходило все это время? Почему я раньше ничего не замечала? Что мне теперь делать? Увижу ли я Рина?
Шиеми, ты проснулась? заглянула мама. Как ты себя чувствуешь?
Доброе утро, мама! девушка повернула голову в сторону двери, на лице сияла обычная улыбка. Мне намного лучше. Прости, если я тебя испугала вчера. У тебя все хорошо?
Мать видела, что дочка старается изо всех сил сохранить позитивный настрой, и вот уже, по своему обыкновению, пьет чай и ест любимое печенье. Говорит, что польет цветы и пойдет в Академию на подготовительные курсы. А ведь еще вчера лежала и плакала в подушку. В сердце матери всегда живет неудержимая сила заботы о своем дитя. Как ей отпустить девочку, туда где учится сын Сатаны? Однако, ее единственная дочь и так долго жила взаперти и не смела даже носа показать за край собственной комнаты, а теперь в ней хватало сил, чтобы идти вперед. Она собрала учебники и небольшой обед,обернув все это в  фуросики. Сказала привычные напутственные слова и помахала на прощание, удаляющемуся силуэту в кимоно.
  Морияма решила, что пойдет пешком до Академии, и не будет пользоваться ключом, что вручил ей директор. Нужно было собраться с мыслями, а на это требовалось время. Она даже не одела школьную форму, а облачилась в свое буднишнее кимоно. Оно придавало чувство защищенности. Весь пройденный путь зеленоглазая представляла, что войдя в класс увидит, сидящего там старшего Окумуру и остальных ребят. Ей останется лишь как обычно со всеми поздороваться и сесть рядом с Рином. Словно мантру она повторяла себе под нос:    "Как дела, Рин?" . Начнется разговор как обычно, а потом я попрошу прощения. Перед дверью Шиеми замерла в нерешительности. Там ли он? Сердце колотилось в грудную клетку с бешеным ритмом, пальцы дрожали. Открыв, наконец, дверь и сделав шаг вперед, она споткнулась о порог, выронив из руки сверток. Удержаться на ногах удалось и взяз узелок, не выпрямившись толком поздоровалась со всеми.
Оторвав взгляд от пола, девушка увидела, что в классе присутствует только два человека: Камики Изумо и Такара Нему с неизменной куклой на руке. Испытав одновременно облегчение от того, что ее неуклюжесть увидели только эти двое, и беспокойство от того, что, возможно, Рин так и не появится в классе, Шиеми прошла к парте, сев на край скамейки. Она сидела и прислушивалась к тишине в коридоре, а потом когда дверь открылась, немного вздрогнула. Рин стоял в проеме и улыбался. Вот он - шанс поговорить с ним! Но толкового ничего не вышло. Парень лишь ввел ее в замешательство своим вопросом, отчего она даже подскочила  с места, стараясь объяснить ему, что к чему. Однако, недосказанность смешавшись с горечью и обидой повисла в воздухе, так как в этот момент зашел Юкио и объявив, что его брат теперь учится по отдельной программе, увел того из класса. Слезы навернулись на глаза Шиеми. В ушах звенело от того, как сильно старалась сейчас не расплакаться во весь голос от беспомощности и отчаяния.
   Все смотрят на него со страхом, сторонятся, но девушка не чувствовала того же. В тот момент, когда она бежала в объятия пламени, думая, что стерпит любую боль,только бы Рин пришел в себя,синее пламя не обожгло ее рук. Пламя, что уничтожило множество людей,словно, приняло ее, и обволокло на секунду, пока не прозвучал голос: Я все тот же Рин....
  Весь день она провела как будто в тумане. Путала определения, не почувствовала вкуса обеда. После занятий, Морияма отправилась в учительскую, чтобы отыскать Юкио, но не застала его. Один из сенсеев сказал, что видел, как тот направлялся в сторону тренировочных залов для экзорцистов высшего ранга, но его не было и там. Отважится пойти в мужское общежитие зеленоглазая, так и не смогла. Несколько раз она начинала путь в ту сторону, и разворачивалась из-за дрожи в коленях.
  Через день Морияма решила снова зайти в тренировочную зону. На этот раз даже взяла с собой несколько онигири для Окумуры. Наверняка его тренировки очень изнурительны. Предложить подкрепиться будет в самый раз, чтобы легче завести разговор. Данная задумка повысила ей настроение, и тихонько напевая песенку про солнышко, девушка спускалась по лестнице к месту для тренировок. Небольшое эхо вторило ее шажкам от цокония подошвы гэта с полом. Вокруг было тихо. В прошлый раз было так же, только Морияма решила, что останется тут до тех пор пока кто-то не появится. Мать она предупредила, что вернется позже обычного, так что можно было не торопиться. Шиеми стала вертеть головой из стороны в сторону, то  разглядывая орнамент на стенах, то приглядываясь к тренажёрам, то оборачивалась в сторону входа. Вдруг тишину разорвал чей-то пронзительный возглас негодования, который шел из дальнего проема помещения. Морияма подскочила на месте и торопливо направилась к источнику звука.  Не зная как полагается вести себя в таких случаях и в данном месте, зеленоглазая чуть показалась в проеме и с удивлением обнаружила, прыгающего вокруг огнетушителя Рина. На небольшой возвышенности что-то горело под воздействием демонического пламени. От неожиданности Шиеми воскликнула:
Рин! Что ты здесь делаешь?  на какое-то мгновение она была ошарашена, тем что увидела. Из под подола рубашки парня торчал черный хвост. Немного распушившийся у кисточки, словно у кота, который не хочет лезть в воду. Только вместо воды был огонь. Смотря на языки пламени Морияма прошла к месту возгорания, где еще не успел затвердеть воск от свечей.Рин не хотел никому причинять вреда. Он не Сатана. От его пламени тепло...   В реальность она вернулась от звука, исходящего из огнетушителя.

+2

4

Окумура в один прыжок достиг своей цели и уже потянул руки к красному баллону, чтобы вступить в бой с собственноручно созданным синим катаклизмом, как в бамбуковых дверях показалась Морияма. Воспоминания нахлынули с удвоенной силой, заставив замереть в нерешительности и на мгновение забыть о разгорающемся за спиной огне.
Она была единственной, кто бросился к нему на помощь в тот момент. Единственная, кто не испугался смерти, Сатаны и Синего пламени из кошмаров, она не допустила в голову лишних мыслей и просто кинулась в объятья к Рину, потому что от куда-то знала, что именно так следовало поступить. Единственная, кто принял его и она же потом взирала испуганными глазами, когда разум добрался до бессознательных ощущений и заглушил их гнетом тысячи предположений о возможном исходе событий.
Многогранное, как закристаллизованная на морозе вода, ощущение, пронзило сейчас Рина только от одного лишь брошенного девушкой взгляда. Морияма также застыла напротив с вопросом, произнесенным вслух, но не впопад. От ее слов полудемон несколько растерялся, но основной причиной все же послужило самое появление Мориямы в тренировочном зале, ведь он свято полагал, что после случая с его бесконтрольным поведением, она или злилась, или боялась, или еще бог знает что чувствовала по отношению к его хвостатой персоне. Это могло быть все, что угодно, только не добровольное посещение с целью встречи. Его ждет серьезный разговор? Или, может, она ошиблась, перепутав сёдзи? Вероятно, Шиеми шла в другой зал поупражняться с Нии в защитных заклинания. Тогда почему она продолжает стоять тут?
У Рина не было ответов на эти вопросы также, как он не понимал, что ответить однокурснице на то, что он тут делает. Тренируется, однако это будет только частью правды. Он решил стать паладином, чтобы быть примером для всех, чтобы убить Сатану, чтобы добро смогло заявить о себе во всеуслышание... Чтобы стать таким же, как его названный отец. Старик, по которому он до сих пор скучал изо всех сил. Это части образовывали понятный ему, вполне линейный сюжет с одной простой, но неимоверно тяжелой целью. Утопия, вплетенная в реальную жизнь - как считали многие, услышав одно или пару честных высказываний Рина о его настоящих намерениях.
Окумура хотел изменить само состояние мира, его первоначальную схему, если взять за пастулат то, что Сатана был одним из трех ее первоначальных нерушимых китов, на котором держались основы прогнившего мироздания. Рин вложил в основу своей идеи, сам того не осознавая, принцип непробиваемой веры сделать мир лучше, чем он есть на самом деле, ставшим, в последствии, идеальным инструментом для воплощения добра. На примере старика он уяснил, что если хочешь что-то изменить, то будь готов умереть. Положить самое дорогое, что есть, на пьедестал своей цели. Или наоборот, самое ненужное. Это смотря с какой стороны посмотреть, - отношение к ценностям зависит от поставленных приоритетов и, может быть, окажется, что это вовсе и не ценности, а так, баловство одно. Предательство или честь? Четкость или спонтанность? Жертва или созидатель. Правда или безумие. Идея или жизнь. Его натура, не смотря на происхождение, всегда осознавала ответы на данные вопросы. Он поклялся воплотить в жизнь до конца эту безумно-анархичную идею.
А Морияма... Она поражала. Трогательность маленького человека с огромным сердцем заключалась в ее ничем неистребимом желании сделать мир лучше. Она не испорчена прагматическими устоями, не понимает, почему именно так, а не по-другому, и в этом ее прелесть. Она порою не видит людей насквозь - так произошло с Изумо Камики, которая стала просто использовать девушку во благо эгоизма. Но она прекрасна понимала какими вещи и поступки должны быть на самом деле, без насаждения стереотипных рамок окружающего социума, без испорченности. Она, не смотря на все старания демонов и порою не самых честных окружающих ее людей, смогла сохранить свою идеальную непосредственность, благодаря которой и нашел себе в силы не только отсечь страх в то злополучное мгновение, переломившее жизнь Рина на отрезки времени "до" и "после", но и бросится к объятому синим пламенем из ужасающий рассказов другу. Морияма не поддалась общей панике, она осталась верна себе. И вот за эту непоколебимую совокупность жестких принципов под мягкой накидкой традиционного японского воспитания Рин начинал испытывать к Шиеми более чем нежные чувства.
Тем временем пламя разгоралось, стремясь охватить как можно большую территорию, но, встретившись с напором пены из огнетушителя, нехотя отступило и сдалось, превратившись в угольные пятна на полу и стенах. Все таки осознание скорой расправы Шуры-сан способно было извлечь любого из философских мыслей о сущности и первостепенности собственного бытия, предназначения и всеобщего-риторического-вечного: "Как жить дальше?".
Окумура задумчиво почесал затылок, все еще держа другой рукой огнетушитель.
- Шиеми, я... - он запнулся, чувствуя, что щеки стала заливать краска, - А ты что тут делаешь?
Хвост же начал жить своей жизнью и теперь он вилял с удвоенной силой, выдавая немереное смущение полудемона, до которого медленно, но верно стала доходить простая истина о глупости, ибо будучи чуть адекватнее он бы придумал, как перевести разговор в более безопасное русло, а не использовать старый еврейский метод, отвечая вопросом на вопрос, вгоняя себя и собеседницу в еще более нелепое положение.
Окумура все же отставил в сторону полу-пустой красный баллон и, стараясь не смотреть в глаза Шиеми, принялся соскребать расплавленный воск с пола и скидывать его в мешок, предусмотрительно поставленный рядом, дабы не приходилось далеко тянуться.

Отредактировано Rin Okumura (2016-11-14 21:34:27)

+2

5

Рычаг запорно-пускового устройства щелкнул о красный корпус огнетушителя. Водные растворы и пенообразователи, потоки рабочего газа поглотили  пламя, и отчего -то Шиеми стало немного жаль, что больше не может смотреть на его синие переливы. Вопрос Рина тут же выбросил из головы все сожаления и все то, о чем она думала о горящих свечах, заставив ее щеки покраснеть.
-Я...я искала Юки-куна, чтобы... Я приготовила онигири для того, чтобы он смог поесть после тяжелой тренировки и... начала тараторить девушка, перебивая себя, не в состоянии от волнения закончить начатую фразу. Все в голове Мориямы смешалось. Она слишком долго и тщательно готовилась к встрече с Окумурой младшим, чтобы выяснить, где ей найти Рина. Все повернулось неожиданным образом с находкой своей конечной цели, что все слова, которые были подготовлены ранее для старшего Окумуры - испарились. Вдруг Морияма резко замолчала, надула щеки, и стала топтаться на месте, сильно сжимая узелок в кулаке. Вид забавный и странный. Можно любого напугать и ввести в ступор таким. Шиеме нужно было это для того, чтобы прекратить свою тираду, и сконцентрироваться на том, что на самом деле нужно сказать. Она ведь так долго искала Рина, а когда была возможность, их обязательно кто-то прерывал, обрубая на самом важном моменте. Сейчас ты наберешь немного воздуха и скажешь ему о своих мыслях... Парень сидел к ней спиной, и девушка не может посмотреть ему в глаза, увидеть реакцию на то, что скажет. От этого было с одной стороны еще больше волнительно, но с другой и спокойно. Ей нужно быть смелой, но пока это дается с трудом, поэтому пусть ее речь будет обращена к спине - главное, что они наконец-то могут поговорить и, возможно, все пройдет наилучшим образом.   
- Рин, прости меня! Это из-за меня тебе пришлось стать таким... использовать свое пламя. Ты и Юки так долго скрывали это, а из-за того, что я оказалась слабой, тебе пришлось меня спасть. Прости меня, пожалуйста, Рин! Шиеми слишком сильно вдохнула кислорода. Поток информации перемешанный с эмоциональным состоянием, превратили ее слова почти, что в крик. Девушка все еще смотрела на спину парня, который убирал застывшие лужицы воска, где даже фитилей не разглядеть. Прижав руку к грудной клетке, куда с неистовой силой билось взволнованное сердце, она продолжила постепенно успокаивая пыл, переходя на плавное повествование:
- Ты не хотел никому причинить вреда. Я знаю. Тебе ведь... самому было страшно, да? Все сейчас избегают не только твоего присутствия, но даже разговаривать об этом не могут. Никто ведь даже не знает, что ты чувствовал тогда, и что чувствуешь сейчас.  Юки-кун сказал, что ты сам недавно узнал, что родился наполовину демоном. Не могу представить, чтобы было со мной, если мне бы такое сказали... Ты очень сильный, Рин! Ты продолжаешь улыбаться, пытаешься вести себя так, словно все в порядке. Ты..ты беспокоился больше о других, чем о себе самом, когда тебя уводили на суд! Я рассердилась на тебя тогда за твою беспечность, и на себя...  Она замолчала и посмотрела на потолок. Он был высоким и самого обычного цвета, но для Шиеми там была сцена из прошлого. Картина, от которой мурашки по коже пробегают вновь и вновь. Огюст Ангел направил лезвие своего меча к шее Рина, чтобы произвести казнь, прямо на глазах у всех. Вовремя появляется Мефисто Фель, и тогда Рина уводят по длинному мосту-коридору к двери, где должны вынести приговор ее другу. Страх неизвестности, собственное бессилие и странное ощущение злости - вот что она тогда чувствовала, и больше не хочет проходит через это.
- В тот момент я рассердилась, потому что мне казалось, что понимала тебя, но это всего было лишь дурачеством. Прости меня, пожалуйста! Звуки ее голоса почти что звенели в ее собственных ушах. Шиеми сбросила наваждение легким мотанием головы, от чего несколько волосинок  успели коснуться кончика носа, вызывая щекотку. Девушка улыбнулась и сделала шаг вперед:
- Пусть все изменилось, но я буду рядом с тобой. Пожалуйста,Рин! Давай! Скажи это! Я стану сильной и тогда смогу называться твоим другом, а пока...Позволь мне просто быть рядом с тобой! Последнюю фразу она проговорила в позе, как подобает по этикету для выражения извинений и серьезной просьбы.  А именно, в сгибе корпуса в талии под углом девяносто градусов с выпрямленной спиной и руками расположенными в области коленных чашечек, касаясь друг друга лишь пальцами. Намерения Мориямы были очень серьезны, и провинность свою возвела в высокую степень, от того и выбрала самую официальную форму одзиги*.  Кончики узелков плотного и приятного на ощупь, нежно - зеленого цвета фуросики почти растворился под сильно сжамающимися пальцами девушки. Коробка бэнто бесшумно качалась вперед и назад, отсчитывая долготу поклона. Раз... два... три... Морияма даже зажмурилась, не в силах представить, что скажет Окумура на ее слова и просьбу.

*одзиги - традиционный поклон

+2

6

https://66.media.tumblr.com/2e1abcb2537085c61eb7faef0af7a254/tumblr_n7bsx1K5kO1qgzpr7o7_250.gif https://66.media.tumblr.com/bf122ebb4f93bbac8b35398eb1f33c38/tumblr_n7bsx1K5kO1qgzpr7o4_250.gif
я сломаю тебя, потому что я мрак, я разрушу тебя, разорву, раскушу
выключая молчанье, разверзнется шум
не веди меня вдаль, не веди за собой...


Никто не ожидал появления незваных гостей. Никто не мог вступить с ними в открытый бой ввиду неравенства сил. Даже если бы они попытались совместными усилиями нанести атаку, то это было бы провальным решением. Неверным. Обстановка в лагере в считанные секунды накалилась до предела. Кто-то был в панике, кто-то пытался связаться с учителями из академии, а кто-то сразу прознал с каким намерениями пожаловали враги.
Осознание того, что битвы не избежать, не давало покоя. Она уже не пряталась за маской сарказма и издёвок. Девушка понимала насколько серьёзна и критична ситуация. Несмотря на то, что первую атаку ей чудом удалось отбить, и то при помощи установленного ранее барьера. Видимо экзорцист допустила мысль, что подобное случится, поэтому решила подстраховаться. Дополнительные методы безопасности лишними никогда не бывают.
Шюра знала, что одним нападением это не ограничится, поэтому ожидала второго. Чувствовала, что Амаймон в лесу затаился ненадолго, а в его арсенале на этот раз было много стратегий. Нет смысла скрывать что какая-то часть Киригаруке боялась, но подобного чувства показывать на глаза у учеников она не имела права. Первое правило в подобной ситуации - так это успокоить и защитить, а не пускаться в панику вместе с детьми.

Затишье перед бурей в считанные секунды прервалось. Шаг - и вот Шиеми почти перешла за границу барьера. Отвлечённая серьёзной беседой с Рином, Шюра в последний момент успевает заметить, как хрупкая девочка стремится уйти вглубь леса. Рыжая уже не в силах что-либо сделать, поэтому мысленно корит себя за то, что недоглядела за ней. Рывком стремится к блондинке, которая уже давно за пределами безопасного места. Подобное вылазка за пределы лагеря кажется безрассудным поступком, а потом женщина замечает что-то странное под кожей у шеи. Предположение о паразите оказались верными, а потом Шюра понимает, что это дело рук Амаймона. Вот плоды ещё одного хода, который он придумал видимо заранее. Воспользоваться моментом и напасть на более слабого члена команды и всё ради того, чтобы выманить Окумуру.
Чувствует, что он по близости, поэтому мгновенно преграждает путь Рину мечом, чтобы тот не продолжал следовать за пойманной добычей. Она не знает, как долго ей удастся оттягивать неизбежное, но пока есть возможность она будет это делать. Вот только у Амаймона свои планы, где "задержаться надолго" места нет.

Приходит осознание того, что вполне возможно Рин сможет сражаться на равных с Амаймонов и выстоять, но вместе с этим риск разоблачения велик. Выбор не велик, именно поэтому Шюра отпускает мальчишку на поиски и спасение девушки. Облегчение лишь в том, что рыжей удалось убрать с пути Юкио, который подобное бы не одобрил. Шюра остаётся в лагере, удерживая питомца Амаймона, который как нельзя кстати появился вовремя. Не подпускать питомца к слабо защищённым - вот задача учителя в настоящий момент.

http://savepic.ru/12398796m.png http://savepic.ru/12408012m.png http://savepic.ru/12395724m.png
посмотри на небо, объятое голубым пламенем. оно горит так ярко, будто сейчас день, а вовсе не ночь. оно напоминает события тысячелетней давности. его видят все. его невозможно скрыть. тайна наконец-таки раскрыта. теперь дело осталось за малым.

Небеса, озарённые голубым светом. Деревья, объятые синим пламенем. Ярость и необузданная сила, которую он не в силах контролировать. Его лицо подстать монстру из самых ужасных сказок. Эти уши, эти клыки и хвост свидетельствуют о его родстве с самим Сатаной. Карты раскрыты и отрицать очевидное не имеет смысла. Что же на самом деле ты задумала, Шюра? Уж не показать ли его настоящую сущность тем, кто ещё недавно считался друзьями?
Эвакуация в самом разгаре, пока где-то там находится Рин, полностью под властью своего пламени. Киригакуре лишь выдаёт ухмылку на негодования со стороны Окумуры младшего. Шюра не обращает внимания на глупые вопросы, которые сыпятся в её сторону, а продолжает наблюдать за событиями, уверяя, что волноваться не о чём. Рыжая с самого начала планировала проанализировать Рина и его силы, но такого никак не ожидала. Впереди предстоит долгое и упорное обучение, но для начала хорошо бы научиться контролировать свои силы. Это становится куда сложнее с учётом его вспыльчивого характера, ведь его пламя непосредственно связано с его эмоциями.
Непростой этот мальчишка, Окумура Рин.

Появление Августа только усугубляет ситуацию. Шюра ненавидит этого человека, собственно, как и то, что он её начальник. Шюра вообще не любит людей, которые готовы лизать задницу высшим чинам, лишь бы продвинуть свою кандидатуру по карьерной лестнице. Август как раз был одним из таких людей, которые на первое место ставят свою карьеру, а вместе с тем ведут себя покладисто с начальниками, будто верная собака.
Киригакуре понимает, что Ватикан уже в курсе этих событий, а потому попытки отмазаться окажутся провальными. Да, она была послана Ватиканом, чтобы узнать связан ли Фудзимото с главой японской ветви, Мефисто Фель, но её слепая вера и давняя любовь к Широ, как к человеку, который однажды спас её, заставили изменить свои планы. Нет, она не отказалась от выполнения задания, а просто повременила с докладом в Ватикан. Тем не менее Шюра была не единственным шпионом, а посему волноваться по такому пустяку не имело смысла.
Попытка Августа убить Рина на месте обвенчалась провалом: Шюра, как та, кто взяла на себя роль учителя, вмешалась. Как и предположила Шюра своим вмешательством в процесс разборок, она лишь вызвала подозрения в лице Августа, который не побоялся вслух выразить своё предположение перехода подчинённой на сторону Мефисто, но поспешил с этим. Уж кто, а Шюра не тот человек, который окончательно сбредил, чтобы связываться с Фелем.
И на спасение их всех Август получил новое распоряжение от начальства - доставить мистера Феля в зал суда на прослушивание.
Вполне возможно, это была очередная игра, которая шла по плану самого Мефисто.

http://savepic.ru/12401877m.png http://savepic.ru/12447957m.png http://savepic.ru/12448981m.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
толпа ликующих людей, которые хотят лишь одного - смерти отродью сатаны. сложно наверняка сказать в чью пользу обернётся заседание, но женщина уверена, что своими сладостными речами мефисто удастся вырвать себе победу. он всегда на шаг впереди и всё делает так чисто, что его и обвинить то не в чем. выходит постоянно сухим из воды. и это не может не злить шюру. да, какая-то её часть, очень малая, восхищается тем коварством и хитростью, которая опутывает с ног до головы этого демона, но ненависть сильнее. с этим человеком шутить не стоит. никогда не знаешь, что он выкинет.
когда в зале наступила тишина началось слушание. было жалко рина, но показывать такие чувства в подобном месте неуместно. жестокость августа выходила уже за рамки, но то была его работа и шюра это понимала. поставленный на коленях, сломленный и разбитый - всё что от него осталось после раскрытия своей сущности. так называемые друзья отвернулись от него, бросив перед уходом обвинения, но разве он виноват в том, что таким родился? нет.
шюра всё слышит. слышит, как мефисто, строя свои козни, пытается оправдаться в глазах судей. как бы странно это не прозвучало, но ему это удаётся. девушка лишь недовольно фырчит, не в силах слушать этот дурман и ложь. раскрывает свой план о создании оружия против сатаны. рыжая полагает, что тот слетел с катушек, говоря о подобных вещах. как из этого безобидного создания можно сделать подобное зверство? ребёнок в качестве оружия? хотя, безобидное ли оно создание, учитывая, что является сыном самого сатаны?
шюра лишь свидетель, невольный слушатель. она не может перечить или вмешиваться, но тем не менее она оказалась права - мефисто удалось убедить в том, что его цели и намерения благие. да как же. плюнуть и уйти на подобное лицемерие. лишь одно радует - что рина не казнили прямо в зале суда дав ему отсрочку в полгода. киригакуре была уверена, что как только срок истечёт, то фель снова что-то да придумает. не в его планах скорая смерть рина, он это уже подтвердил.

///
http://savepic.ru/12409064m.png http://savepic.ru/12407016m.png http://savepic.ru/12386536m.png http://savepic.ru/12434667m.png

Иногда всего один момент может изменить человека. Либо сломить его, либо сделать сильнее. Как ни странно, подобное коснулось и Рина, который многое переосмыслил, пока находился в зале суда. Шюра помнит, как он, промокая под дождём, на коленях умолял её научить обращаться с мечом. Можно ли судить человека за проступок, который был совершён во благо спасения друга? Нет, и Шюра прекрасно это знала. Рин не виноват, но и судить людей, которые с презрением относятся к Сатане тоже нельзя.
Раскрытие себя настоящего дело непростое: если ты смирился со своей связью с Сатаной, то другие будут не только тебя бояться, но и сторониться. Кто захочет иметь дело с сыном самого короля преисподней? Не все люди такие понимающие, как бы того хотелось.

Шюра поспешила выйти из кабинета Мефисто, обсудив последние нюансы, касаемо Рина Окумуры. Будучи его наставником Шюра не спешила откладывать тренировки в долгий ящик, и если бы не срочный вызов ректора академии, то девушка приступила бы незамедлительно. Вот только чёрт бы побрал этого Мефисто, отрывать от дел рыжую, которая с неохотой плелась по коридорам академии в направлении к его кабинету. С таким же успехом она могла пойти провести урок, если уж был бы выбор. Хорошо, что всему плохому свойственно рано или поздно закончиться. Свободная от общения с Мефисто, Шюра направилась за залежами свечей в мешке, которые предназначались для тренировок. Первый и важный шаг, который нужно было сделать Рину, так это научиться контролировать своё пламя, а подобные упражнения со свечками как нельзя лучше подходили для этого.

Шюре не составило труда разыскать Рина, который оказался в тренировочном зале. От чего-то ей показалось странным видеть Рина в подобном месте. Парень явно казался побитым, будто всю ночь не спал, хотя события с судом в Ватикане давно минули. На несколько секунд Киригакуре задержалась у входа, когда заприметила Окумуру в компании с блондинистой девочкой. Улыбка соскользнула с губ, понимая, что постепенно приходит всё в норму. Одноклассники видимо начинают принимать сущность мальчугана, ведь в глубине души он добрый малый и вреда не причинит. И как бы не печально было нарушать идиллию двух влюблённых, но тренировки дело неотложное.
- Настало время для очередных тренировок, - совершенно свободно и нахально ворвалась Шюра, кинув в Рина одной из свечей. - Хватит просиживать свои штаны, а то скоро в них дырка появится.
Киригакуре была, как всегда, на своей волне, продолжая делать вид будто не видит Шиеми. В голове промелькнула мысль о том, чтобы прогнать это юное дарование, так как тренировки требуют полной сосредоточенности и отдачи, но в последнюю секунду замялась и решила промолчать. Опустив мешок свечей на пол, Шюра остановилась напротив сидящего мальчугана и, подобно надзирателю стояла возле него, взглянула на него прищурившись.
- Это ещё что за уныние на лице, - взмах руки после которого последовал мощный удар кулаком по голове. - Проснись и пой, говорю. О смысле жизни будешь думать в другом месте, а не на тренировках, понял?!
Это был в духе Шюры, у который был своеобразный юмор, не говоря уже о методах подбадривания.

Отредактировано Kirigakure Shura (2016-12-01 22:15:18)

+3

7

Когда она здесь появилась, Рин даже слегка обрадовался. Всё-таки, она была тем, кто его не погнал, как все прочие, а пыталась спасти, сохранить ту образовавшуюся связь между ними двумя. Но услышав имя своего брата, парень как-то резко пришел в себя, внезапно отрезвился. Даже его хвост, который служил индикатором его настроения, перестал так дико танцевать и притих.
«Так она искала Юкио… Ожидаемо, да?»
Но когда он хотел ей ответить, то услышал, как она стала извиняться перед ним.
«За что?»
Хотелось ему спросить, но поток слов от юной подруги словно сковал его. Даже поднятый кусок свечки вновь был выронен рукой полу-демона. А Шиеми всё говорила и говорила. И по правде сказать, её хотелось слушать. Хотелось ей верить. Словно её слова успокаивали, давали новую надежду. Окумура выслушал её до конца. Не стал перебивать, как это обычно происходит, говорить что-то в ответ, или же активно дергать руками, мол, перестаньте, моя очередь. Он всецело решил для себя послушать всё, что скажет блондинка, после чего дать себе пару мгновений на размышление, а затем и на ответ. Наконец-то, она перестала говорить, и поклонилась, лишь усиливая своё желание извиниться.
Окумура медленно повернулся в её сторону, наблюдая за всей картиной краем глаза. Перед ним сейчас была лишь она, Морияма, которая искренне говорила все эти слова, которая хотела восстановить их былые узы из пепла. Синего пепла, который стал таковым после Рина.
Ты не должна просить прощения, Шиеми. – Спокойно и как-то даже легко сказал брюнет. – Ты ни в чем не виновата. Никогда не была. И я тебя никогда не винил, никто, слышишь, никто…
Затем, он понял, что подобрал не те слова. Даже лицо от этого поменялось. Он замялся, испугался, пытался моментально выкрутиться из ситуации, найдя что-то новое, чтобы ей ответить. Хвост от всех этих раздумий так метушился сзади него, что казалось, что он подойдет место вентилятора. Но Окумура продолжил.
Блин, что я такое говорю… это, сейчас… кхм… Шиеми, это я должен просить у тебя прощения. Ведь это я так слепо бросился сражаться с ним, а не спасать вас. Я отдался своей силе, которую толком не умею контролировать, но я пытаюсь, честно! Я тренируюсь!
Сейчас Рин больше походил на маленького ребёнка. Он так это всё рассказывал, что место извинений выходил обширный рассказ на тему «Уай Окумура Рин из нат э бэд бой?» Но отнюдь смешно это не выглядело. Забавно, да, но никак не смешно. Он пытался искренне выразить себя в сказанных им словах. Чтобы верили ему, а не его демоническому началу. Он просто говорил, во всем остальном ему требовался Мастер Кард лишь его характер и честные глаза.
Знаешь, я поклялся себе, что стану крутейшим экзорцистом, как мой отец… Он был действительно крутым и сильным. И Юкио тоже сильный, и мне стоит многое пройти, чтобы перегнать их. Я поклялся, что та сила, которая у меня есть, что я буду использовать её во благо. Я не хочу, чтобы она калечила вас… Не хочу, чтобы ты пострадала от нее… Поэтому, я обещаю тебе. Я стану сильным, чтобы ты никогда и ничего не боялась. Я стану настолько сильным, что и Сатану смогу победить!
И ведь непонятно, чего пытался Рин этим добиться. То ли себя уговорить, то ли добавить Шиеми уверенности в том, что перед ней не сын Короля всех демонов и всея проклятой Руси под именем Геены, а что перед ней Окумура Рин, простой парень, её друг, будущий крутейший паладин и рыцарь-экзорцист.
Он и сам пытался уговорить себя. Ведь всё, что он говорил – было правдой. И всё, что она говорила, тоже было правдой.
Иногда мне тоже бывает страшно от этого огня. Но что-то подсказывает мне, что не нужно этого бояться, что это я и есть. Что этот огонь, как часть меня, нечто большее, чем оружие. Словно инстинкт в моей голове говорит «не бойся, иди». Но ты права мне тогда было страшно. За вас, моих друзей. За тебя. За брата. Спасибо тебе, Шиеми.
Последние три слова он сказал с ярко выраженной теплотой и добротой. На лице сияла улыбка, а руки уже сами обнимали девчушку, крепко, но не настолько, чтобы ей стало некомфортно. Это был его знак благодарности, за то, что она приняла его, и не бросила.
А потом, ему в голову резко залетела свеча. Это была Шюра. При других раскладах он бы вмиг словил ее, но сейчас его концентрация была где-то в другом мире, он был сосредоточен на другом объекте. Конечно тут будешь угрюмым и недовольным. Рин даже резко выпустил Морияму из объятий и быстро упал на пятую точку, потирая лоб.
Шюра, блин, какого фига?! – Почти в крик высказался Окумура новоприбывшей Киригакуре. – Больно же! Можно как-то не так говорить о своём приходе? – А эти слова уже были сказаны с толикой грусти и надежды. На светлое будущее, наверно. – Я и так тут с… с… давно короче!
Хотя, по сути дела, он пришел сюда минут десять, ну от силы двадцать. Эх, дикий характер у него был, ничего не скажешь.

+2

8

Его мальчишеский голос такой приятных для ушей Шиеми не заставил себя ждать. И слова, что она слышала в ответ на свои, теплом разливались в душе, расслабляя каждую частичку тела. Рин разговаривает с ней как обычно. Не отвернулся, не обиделся, и выслушал. Девушка выпрямилась.
Он все тот же Рин, как я и думала. Старается взять всю вину на себя. Всегда берет на себя слишком много, чтобы не обременять других. уголки губ приподнялись, образовав небольшие складочки у щек. Она тоже не стала перебивать и выслушала его вбирая каждое слово в себя. Сейчас для нее были счастливые минуты - они говорили о том, что переживают внутри себя, не пытаясь скрыть страха и неловкость. Рин принял ее и даже сказал "спасибо". И от этого Шиеми была готова расплакаться от облегчения, но когда парень подошел и обнял ее, она совсем растерялась. Пальцы державшие узелок с обедом, разжались и коробка упала прямо ей на ногу, но она словно не заметила этого. Ответить на его объятия зеленоглазая тоже не была в силах - все это было так неожиданно, что она просто остолбенела.
Будет ужасно глупо если я сейчас расплачусь! подумала блондинка, в то время когда уже пару слезинок начали скатываться по ее щекам, поэтому она поскорее уткнулась лицом в плечо. Рубашка Окумуры пахла порошком и дымом от сгоревших свечей.
Как же много он тренируется?  Плечи не чувствовали тяжести от прикосновений рук парня, но от них исходило ощутимое, даже через плотную ткань ее одеяния, тепло, от чего было уютно и спокойно. Не известно сколько бы времени продлились эти объятья, если бы их не прервала возникшая, словно из ни откуда, Киригакурэ-сенсей. А ей было свойственно появляться именно так. Но и этого мгновения хватило для того, чтобы Шиеми воспарять духом.  Из-за того, что в Окумуру прилетела свечка, и тот подпрыгнул от неожиданности и повалился на пол, она тоже потеряла равновесие, так как его руки не успели до конца отпустить ее . И вот они теперь оба сидят на каменном полу на пятых точках и потирают ушибленные места. Пока Рин и Киригакурэ общались в своей манере "учитель -ученик", Морияма поднялась с колен и с интересом посмотрела на Шуру. Что вообще она знала об этой женщине? [s]или девушке?[s]
В общем-то ничего. Круглый ноль. Зеро. Учитывая тот факт, что она даже о тех людях, которых считала близкими друзьями и то не знала самого главного, то что теперь она может сказать о тех, с кем только недавно познакомилась? Но все же... Шиеми могла точно сказать, то Киригакурэ Шюра сильный и славный человек. Когда она раскрыла свое присутствие, а произошло все это в непростой ситуации, ее вид произвел  шокирующее впечатление. И не только на Морияму, да и вообще на всех кто присутствовал. Столь открытого тела средь бела дня блондинка никогда не видела.  Да еще не только тело, но и татуировки на нем, которые как оказались еще и магическими, выглядели впечатляющими.  Длинные шелковистые волосы двух цветов, одежда, манера поведения... Все это впечатлило девушку. Она ведь росла в традиционных порядках, следовала этикету, которому следовало два предыдущих поколения. Так что живя сейчас, в современном мире, где уже стерты грани "приличий", сменив кимоно на официальную форму Академии  - была жутко смущена.
Киригакурэ-сенсей, теперь отвечает за Рина перед Ватиканом. У нее не простая задача, но я рада, что такой опытный экзорцист, как она, смогла принять его в ученики. У меня нет учителя, но если я буду больше наблюдать и запоминать, то обязательно научусь чему-то полезному!
- Добрый день, Киригакурэ-сенсей! Это я отвлекла Рина от его занятий, извините, пожалуйста. Он очень усердно тренировался до этого. У меня есть с собой немного онигири, если хотите - пожалуйста, угощайтесь!
Девушка уже успела подойти к одной из скамеек, развернуть аккуратно ткань и чуть сдвинув крышку коробки, показала на треугольное угощение внутри.

Отредактировано Shiemi Moriyama (2017-02-17 10:25:08)

+2


Вы здесь » chaos theory » внутрифандомные отыгрыши » изменилось всё, поверь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC