chaos theory

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » for the wicked


for the wicked

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

for the wicked

https://i4.imageban.ru/out/2020/06/08/1ca346fa6e5f58bae11986d54f7b3a02.gif
◄ одна цель - разные мотивы ►

участники:Jeanette & Zagreus

время и место:июнь 2005; Санта-Моника

СЮЖЕТ
Яркие флаеры о выставке древних ценностей быстро разлетелись по Санта-Монике. Основным ее украшением галерея Noir представляет "Жемчужину Персефоны", что впервые за долгие столетия будет выставлена на всеобщее обозрение. Подобные заявления редко остаются без внимания.

Отредактировано Jeanette Voerman (2020-06-25 08:48:29)

+3

2

Загрий смотрел перед собой, держа в руках листовку. Изображения обычного украшения невольно колыхало его сознание, заставляя тяжело вздыхать. Название главного украшения могло быть просто названием, потому что у Персефоны вряд ли бы имелась в запасе жемчужина, которую теперь люди выставляют напоказ, тем более в Америке, но Заг собирался использовать всю доступную ему информацию. Даже если это нелепый экспонат на выставке.

Днем Загрий уже посетил ее как гость с билетом и всем, что прилагается. Он простоял около экспоната всю экскурсию, вслушиваясь в бодрый голос хозяйки выставки, которая лишь кидалась очередными фактами из мифов. Ничего интересного. Жемчужину представляли как украшение, которое богиня носила, но вот Загу казалось, что Персефона не стала бы носить такое. В конце концов, она была женой Аида, а не Посейдона. Хотя... может быть эта жемчужина была как раз ключом к тайнам его матери?
Загрий смотрел и смотрел, пытаясь разглядеть в украшении хоть что-то кроме бледного, холодного и безжизненного перламутрового блеска.
Возможно, если он возьмет его в руки, то ему откроется что-то больше, чем просто то, что могло появиться из устрицы...

То, что он собирался делать совсем было не по-божески.
При наступлении темноты, Загрий вновь пришел к зданию галереи "Нуар" и увидел перед ней охранника. Вздохнув, Заг посмотрел на хмурое ночное небо, прикидывая стоит ли ему попросить помощи у других богов. Но так как ни у кого из них не имелось невидимости, Загрий решил обойти здание, чтобы понять если тут запасной выход. К его счастью, он был. Что ж... Он потянул руку за спину, и сразу же в его запястье материализовался его меч. Несильно стукнув его эфесом по замку, к которому прикладывали карточки, Загрий обезвредил препятствие в виде двери, и шагнул внутрь, окруженный тусклым светом, который нужен был для поздних работников. Прислушавшись, юный бог понял, что никого больше не было. Оставалось действовать тих и осторожно, чтобы не заставить охранника зайти внутрь.

Осмотревшись, Заг понял, что оказался в кабинете хозяйки, видимо. Наверняка в таких местах были камеры и подобная электронная муть, с которой нужно было разобраться. Загрий был приверженцем аккуратных дел. По сути ему надо было поговорить с хозяйкой выставки и уговорить ее взглянуть на жемчужину, но выглядела она так, что Заг понял заранее, что они не договорятся, поэтому пришлось действовать так, как он решил. Сейчас бы взломать ее компьютер, чтобы отключить любую защитную электронику, но про взлом это не к нему. Так что... Заг обошел ее стол и нашел под ним кнопку для вызова полиции. Осторожно обрубив проводок от кнопки, он убрал меч и достал вместо него лук, осторожно открывая дверь в зал. Не выходя из кабинета он нацелился на одну камеру и выстрелил, а затем и на все остальные, прежде, чем они повернулись его сторону. Сильные удары резко вывернули камеры в сторону, чуть надламывая их без возможности шевелиться. Осталось лишь проделать то же самое с кассовым столом, что и со столом в кабинете.

+2

3

Ночь в Санта-Монике полыхает огнями, тонет в свете неоновых вывесок, привлекая внимание яркими красками, манит, отвлекая от того, что скрывается в густых тенях узких переулков. Мигающий свет неисправной лампы то и дело выхватывает из темноты пару силуэтов, в порыве первобытной страсти жмущихся друг к другу. Женская фигура медленно извивается в крепких мужских объятиях, лишь сильнее распаляя неутолимое желание. Однако длится это совсем недолго. Сильные руки безвольно опускаются вниз, выпуская округлые формы из своих пальцев. Жанетт отстраняется, неторопливо слизывая капельки крови с ярко-красных губ, наслаждаясь, растягивая мимолетное мгновение. Она бросает насмешливый взгляд на безучастное мужское лицо, не выражающее более каких-либо эмоций – очнется он еще не скоро. Жанетт стягивает со своих белокурых волос полицейскую фуражку и, насмешливо прокрутив ее тонкими пальцами, возвращает на голову незнакомца, скрывая под ней копну седых волос с глубокими залысинами.

— Не беспокойся, пирожочек, я верну ключ сразу, как закончу,- мурлычет она, отстегивая с его пояса карту доступа.

Тереза допустила непростительную ошибку, наняв в охрану столь недалекого человека, забывшего о своем долге в угоду собственных желаний. Но тем лучше для Жанетт – мужчинами так легко управлять. Она торопливо поправляет подол короткой юбки, небрежным жестом разглаживая складки, и идет во тьму переулка, попутно втаптывая в лужу яркую рекламную листовку с броской надписью NOIR.

Уже завтра состоится долгожданное открытие выставки редких ценностей в знаменитой галерее, принадлежащей Терезе. Благодаря своим связям на черном рынке, непревзойденной репутации и вложенным средствам, Воерман смогла добиться расположения именитых коллекционеров. Она несколько месяцев готовилась к мероприятию, которое помогло бы ей не только хорошо заработать, но и утвердило бы ее положение в обществе.

Вся эта скучная политическая волокита делового бизнеса совершенно не волнует Жанетт. Она думает лишь о том, как напакостить сестре, очернить ее идеальность, разрушить порядочность, уничтожить репутацию, что строилась годами нудной работы. Жанетт уверена, что Тереза должна сполна поплатиться за свое предвзятое отношение, за постоянные упреки и явное презрение. Она обиженно дует губы, прикладывая карту к считывающему замку и не сразу замечает разбитую панель.

— Любопытно,- едва слышно произносит она, неспешно отворяя дверь. Забавно, что собираясь испортить сестре важный для нее проект, она даже и мысли не допустила о том, что кто-то еще мог бы заинтересоваться выставкой и попытаться выкрасть особо ценные экземпляры. Жанетт невольно закатывает глаза, замечая под письменным столом Терезы едва уловимый красноватый огонек бесшумной сигнализации. Эти идиоты даже не удосужились ее отключить, а значит совсем скоро здесь соберется целая армия копов, во главе с ее обожаемой сестрой. Жанетт чувствует, как весь ее план необратимо рушится, но отступать пока не собирается. В конце концов теперь у нее есть те, на кого можно с легкостью спихнуть всю работу, а вместе с тем и вину за содеянное.

Проскользив пальчиком по поверхности стола, Жанетт направляется к двери, ведущей в галерею, передвигается, словно кошка, вышедшая на охоту. Она не спешит, примеряя на себя роль наблюдателя, а не преступника. Приоткрывая дверь, она осматривается - зрение вампира отлично приспособлено к кромешной тьме. Замечая высокую фигуру, она подбирается ближе, старательно скрывая собственное присутствие. Но лишь для того, чтобы в следующее мгновение вынырнуть из темноты прямо перед ним, кокетливо расположившись на одной из стеклянных витрин, грациозно закинув ногу на ногу.

— Привет, сладкий,- почти ласково воркует она,— Ищешь что-то особенное?- ее взгляд оценивающе проходится по незнакомцу сверху вниз и обратно, Жанетт подмечает, что сложен он вполне недурно для человека. Ее губы невольно тянутся в кокетливой улыбке,— Советую тебе поторопиться, поскольку полиция наверняка уже в пути.

Отредактировано Jeanette Voerman (2020-10-14 11:23:41)

+2

4

Не смотря на свой возраст, Загрий был все еще ребенком, сколько он не старался это опровергнуть.
Стоило ему войти внутрь зала, где были экспонаты, и попытаться выискать взглядом кассовый стол, как его внимание скорее привлекло то из-за чего он в принципе явился в эту галерею. Великолепный экспонат, заточенный в своей стеклянной клетке, выглядевший так, словно кроме него в мире больше ничего не существовало. И Заг поддался на эту уловку, совершенно позабыв обо всем на свете, глядя на стеклянную клетку, а точнее на то, что было внутри.

Жемчужина Персефоны была всего лишь кольцом, которое могла бы носить настоящая богиня. Конечно, смертные воспринимали это лишь как сказку, но Загрий мог спокойно поверить, что это кольцо действительно принадлежало его матери. По правде говоря... не вязалось лишь название. С чего бы кольцу быть "жемчужиной", если Персефона не имела ничего общего с морем? Может быть, Загрий чего-то на самом деле не знал и не понимал, как обычно? Конечно, оно оправдывало свое название тем, что имело на себе несколько маленьких жемчужин, которые складывались не просто в кольцо, а в целый перстень. Заг не мог представить, чтобы Персефона его действительно носила. Может быть, на самом деле кольцо принадлежало какой-то морской богине, а смертные просто все перепутали, чтобы звучало красиво?

Загрий заломил брови, приблизившись к стеклянному "саркофагу", заставляя себя не прижать ладонь к стеклу. Где-то на подкорке мозга он понимал, что работа еще не сделана, и слишком рано думать о том, чтобы прикоснуться к экспонату и, возможно, ощутить его силу, но он ничего не мог с собой поделать.
Именно поэтому он, наверняка, по меркам многих был ребенком. Особенно в глазах своего отца.

Именно мысли об Владыке Аиде заставили Загрия вернуться к реальности. Решительно вдохнув побольше воздуха в легкие, он повернулся и тут же вздрогнул, увидев перед собой на другой стеклянной витрине с экспонатами девушку. Она оказалась здесь совершенно бесшумно. Или она была здесь, когда он уже зашел?.. Нет, он бы почувствовал...
Нет, он слишком отвлекся на Жемчужину. Она не выглядела, как хозяйка этого помещения. Точнее... Была одета иначе, вела себя иначе, но лицо было одно и то же. Может хозяйка галереи любила менять образы? Одни сутки такая, а другие сутки другая? И что ему теперь делать?

На все про все у Загрия хватило несколько секунд. Очевидно, что девушка знала, что он сюда пробрался незаконно. Или она видела как он вошел, или вошла следом за ним, зная, что он сломал замок. Поэтому скрывать от нее свое преступление не было смысла.
— Прошу прощения... — невольно извинился он, поддавшись своему воспитанию. — Я лишь хотел взглянуть на кольцо.
От девушки напротив веяло чем-то темным, как если бы он встретил кого-то из детей богини Гекаты, и то как бесшумно она застала его врасплох, подтверждало это. Загу совершенно не хотелось создавать конфликт да и двушка не была враждебно настроена, поэтому он решил попытать удачу.
— Можно?

+2

5

Жанетт с нескрываемым интересом наблюдает за развернувшейся перед ней сценой. Этот молодой парнишка кажется ей таким нерешительным, робким. Она, конечно, привыкла, что порой ее присутствие вызывает смущение в глазах напротив, отражающееся неловким румянцем на щеках, но тут было нечто иное, интригующее до жути. Ей любопытно, что подтолкнуло его пойти на ограбление? Нужны ли ему деньги, власть, признание общества или, быть может, любовь женщины? Жанетт не терпится разгадать эту тайну.

— Только лишь взглянуть?- позволив себе короткий смешок, переспрашивает Жанетт, склоняя голову в бок. Было в нем нечто такое, едва уловимое, совершенно не укладывающееся в образ обычного человека, и она никак не могла понять, что именно. А может быть он просто профессиональный лжец, решивший примерить на себя личину воспитанного джентльмена, почтительного господина, оказавшегося здесь волею жестокой судьбы? Жанетт эта игра хорошо знакома. Уж ей ли не знать, как легко порой ввести в заблуждение человека лишь парой нужный фраз и подходящих жестов. Манипулировать людьми с помощью чувств так просто. Вот только человеческого в ней осталось совсем немного.

— Такой вежливый вор,- воркует она, неспешно соскальзывая со стеклянной витрины, и приближаясь к объекту своего интереса,— А знаешь, это заводит,- кончиками пальцев она лишь слегка касается его плеча, томно вздыхает носом воздух, прикрывая глаза, и проходит мимо, приближаясь к его желанному трофею – витрине с кольцом. Теперь она уверена, что перед ней не просто мальчишка, решившийся на преступление. Запах его крови оседает на кончике языка с привкусом горечи, несвойственной людям. — Меня зовут Жанетт, а эта до безумия мрачная галерея принадлежит моей сестре,- ее губы вновь тянутся в улыбке – все складывается весьма любопытным образом.

Перебирая пальцами, она легонько стучит ноготками по стеклу, словно размышляя о чем-то. «Жемчужина Персефоны» - гласит позолоченная табличка, привинченная у основания витрины. Главная достопримечательность этой выставки. За сотню лет Жанетт повидала множество украшений, и этот экземпляр не выделялся среди них ничем примечательным. Громоздкий перстень был способен подчеркнуть финансовую состоятельность и не более. Носить такой она бы точно не стала. Ну и что же в нем такого особенного? Откуда такой интерес?

От мыслей ее отвлекает отдаленный вой полицейских сирен. Жанетт знает, что времени осталось не так много, а значит нужно действовать прямо сейчас. Если конечно она хочет продолжить эту странную, но увлекательную игру. К тому же, нет способа лучше саботировать проект сестры, чем организовать маленький разгром чужими руками. 

— Думаю, я могла бы помочь тебе, львенок,- Жанетт оборачивается, чтобы вновь заглянуть в эти темные глаза, в коих плещется таинственная сила, на мгновение задумчиво закусывает губу, размышляя, чтобы тут же продолжить, — Вот только знаешь, моя чопорная сестрица совсем не будет в восторге, если узнает, что это сделала я. О, а она узнает непременно, если ты не поможешь мне. Идет? Услуга за услугу, все вполне честно,- времени на размышления нет вовсе, что в подобии нарастающей паники, играет на руку Жанетт – она так или иначе останется в выигрыше. Полицейские сирены звучат уже совсем рядом, громким эхом разносясь по улицам, вытесняя все прочие звуки ночной жизни, — Будь умничкой, разбей пару витрин, чтобы запутать следы,- просит она, вкрадчиво понижая голос, словно в попытке усыпить бдительность, пробиться сквозь барьер внутренних принципов, воздействуя Помешательством на сокрытые эмоции. Способности малкавиан – отличный инструмент для манипулирования человеком. Подействуют ли они на него? Она намерена это выяснить.

Отредактировано Jeanette Voerman (2020-10-14 11:24:08)

+2

6

Что ж... Кажется, стоило девушке продолжать говорить, как Загрий понял кое-что еще. Она была из тех, кто негласно мог принадлежать к служительницам Афродиты. Ее речь, движения, голос, запах... все говорило об этом. К ней хотелось притянуться, хотелось, чтобы она тебя касалась. И если она перестанет на тебя смотреть, то ты не выдержишь. Ее обаяние было велико, а смешиваясь с ее красотой, оно могло бы просто и легко подчинить чей-либо разум. Если бы она была богиней, то сила ее была бы огромной и разрушительной. Вряд ли бы Зевс справился с подобным влечением...
Как хорошо, что из них двоих Загрий был богом.

Загрий не понимал, почему она представилась, и почему не пыталась проучить его. Раз это галерея ее сестры, то почему она так спокойно реагирует на Загрия пробравшегося внутрь? Не боится? Думает, что она сможет победить его? Или понимает, что он не причинит никому вреда? Он действительно не хотел никому вредить. И не хотел, чтобы экспонаты были повреждены, потому что считал искусство нечто прекрасным.
Он позволяет Жанетт коснуться своего плеча, вдохнуть свой запах, ощутив от этого мурашки по спине, как какая-то жертва, которая оказалась в ловушке хищника, а затем вернуть взгляд к ней.
— Заг, — раз уж они начали представляться.
Но стоило Жанетт оказаться рядом с Жемчужиной, как та вновь заняла все внимание юного бога.

Вдруг послышался вой сирен, и Загрий разочарованно вздохнул. Он либо плохо все сделал, либо слишком увлекся своим грабежом и своей собеседницей. А это означало, что ему нужно было торопиться, прежде во все это будут вовлечены смертные. Потому что они с Жанетт явно к этой категории не принадлежали.

Загрий ловит взгляд Жаннет, такой же разноцветный, как его собственный. Это осознание немного напрягает его, но еще больше его напрягает предложение девушки. Разбить витрины чужими руками, чтобы подложить свинью собственной сестре? Загрий прекрасно понимал, что такое родственная неприязнь. Он вырос в этой обстановке, и он ненавидел ее всеми своими струнами души. Он нахмурился, а затем ощутил легкий прилив гнева, когда что-то вдруг стало давить на него, уговаривая, нет, заставляя подчиниться Жанетт, взять что-то потяжелее, чтобы разнести всю галерею в щепки. Все, что попросит Жанетт должно быть выполнено. Ее слова - закон.
Только вот Загрий не подчинился даже великому богу Аиду.

Молча приблизившись к стеклянному саркофагу, где покоилось кольцо, Заг коснулся стекла, а затем резко ударил по нему, разбивая вдребезги. Так как сирены уже все равно звучали, он не видел смысла в том, чтобы делать все как-то аккуратно. Жанетт определенно это должно понравиться. Только именно на этом он собирался закончить. Быстро забрав кольцо и сжав его в кулаке, ощутив его ледяной холод металла и жемчуга, Загрий направился к тому проходу через который пришел.
— Лучше нам поспешить, если ты больше тут ничего не забыла или не решила сказать полиции, что я вор. Если второе, то я лучше поспешу один.
Он очень хотел рассмотреть кольцо, но там, где его будет хорошо видно, и где плохо будет видно самого Загрия.

Отредактировано Zagreus (2020-10-18 19:31:54)

+2

7

Он сопротивляется. Жанетт каждой клеточкой своего не слишком живого тела ощущает его силу, упрямство, с которым он противится воздействию ее нечеловеческих способностей. Она с досадой прикусывает губу, даже не пытаясь скрыть своего разочарования, однако выразить словами его не успевает. Звон бьющегося стекла окрашивает яркими звуками разлетающихся осколков мрачное пространство темной галереи, срывая с губ Жанетт короткий смешок. И пусть за этим кроется не натиск желаний Жанетт, а его собственные мотивы, она удовлетворенно кивает в ответ на его предложение покинуть место преступления. Теперь ею движет вовсе не попытка напакостить сестре, но любопытство. Рядом с ней находится тот, в ком она больше не видит забавную игрушку, которую можно использовать развлечения ради, испить до дна и бросить, когда надоест. Нет. Сквозь лукавый прищур глаз она наблюдает, скрывая себя настоящую за милой располагающей улыбкой.

Несколько быстрых шагов и вот Жанетт уже выскальзывает за дверь, почти бесшумно закрывая ее сразу после того, как Заг следует за ней. В легком предвкушении предстоящего приключения, в ее глазах вспыхивает азартный огонек, не предвещающий ничего хорошего. Со стороны улицы виднеются всполохи сине-красных огней, норовя заглянуть в темный переулок, но остаются на месте, словно не решаясь разогнать полумрак. Понурый силуэт охранника все еще неподвижно стоит там же, где Жанетт его и оставила. Склонив голову, слегка покачиваясь в беспамятстве, он надежно сокрыт тенью за массивным мусорным контейнером. Однако и его скоро найдут.

— Надеюсь, ты готов покорить подземное царство своей ловкостью и силой, львенок,- шутит она, звонко стукнув каблучком по крышке люка, ведущего в канализацию, тем самым приподнимая ее,— Это наш единственный путь, если конечно ты не решил сдаться полиции и моей сестре на расправу,- карикатурно серьезным голосом, имитируя схожие слова Зага, добавляет она.

Не дожидаясь ответа или каких-то действий, она опускается на корточки, и аккуратно подцепив двумя пальчиками тяжелую металлическую крышку, слегка брезгливо сдвигает ее в сторону, словно та ничего не весит вовсе. Бросив смешливый взгляд на Зага, она, с присущей ей грацией, соскальзывает вниз, скрываясь в зияющей чернотой дыре.

Приглушенные звуки полицейских сирен, отголоски которых доносятся сверху, кажутся чем-то далеким и иллюзорным. Здесь, в старом сыром коллекторе, царит совершенно иная атмосфера. Не слишком лицеприятная и облагороженная, но Жанетт это нисколько не смущает. Она лишь на мгновение позволяет себе поморщить носик, стараясь абстрагироваться от окружающих запахов, куда более неприятных и резких для обоняния вампира.

Гулкий коридор под каменным сводом тонет в полумраке, едва освещаемый бледным светом старых настенных ламп. Однажды связавшись с носферату Бертрамом Тунгом, ей довелось хорошо изучить эти тоннели. Он был лучшим по части шпионажа и умению исчезать, когда ситуация того требовала. Жанетт никогда не пыталась угнаться за его мастерством, но кое-чему она все же научилась – если не хочешь, чтобы тебя нашли, не гнушайся испачкать свои нежные ручки в грязи.

Она безучастно пинает ногой мелкий камушек, и тот со звонким всплеском падает в воду, которой наполнен центральный канал коллектора.

— Интересно получается - эта вещица, которую ты стащил, должно быть стоит уйму денег, но мне почему-то кажется, что нужна она тебе не поэтому,- мысли безудержным потоком рисуют расплывчатые картинки того, чем может оказаться это кольцо – древней реликвией, магическим предметом, кольцом твоей мамки, да чем угодно. Вариантов множество, но ответа нет,— И раз уж я столь благородно решила тебе помочь, можешь довериться и рассказать мне все, львенок,- она говорит это так, словно ее внимание, столь дорогое и важное, досталось ему просто так и от того должно быть еще более ценным,— Идем, я покажу, как отсюда безопасно выбраться,- она ласково берет Зага под руку, чувствуя, как от легкого прикосновения напрягаются его мышцы под одеждой, и непринужденно увлекает за собой, словно их не окружают грязные стены канализации, и им предстоит романтическая прогулка по ночному парку,— Говорят, эти тоннели похожи на лабиринт и в них очень легко заблудиться.

Отредактировано Jeanette Voerman (2020-10-16 12:53:58)

+2

8

К счастью, Жанетт не выдает новых фокусов. Или же Загрию просто казалось, что она этого не делает. Девушка сделала жест, чтобы он следовал за ней, и Заг, немного сомневаясь, но все же следует за ней. Девушка вывела его через главный вход, где стоял охранник, совершенно не обращая на них внимания. Казалось, что он был под чем-то или стоя спал... Загрий не мог понять, но судя по довольной улыбке Жанетт, это было дело ее рук. Или чем еще она могла там такое провернуть... Вопросы он оставляет на потом. Сейчас нужно было оказаться в безопасном месте.

— Подземное царство?..
Знакомое сочетание слов бьет Загу по ушам, отправляя его в приступ панчиеской атаки. Он смотрит на Жанетт во все глаза, чувствуя, как страх захватывает его сердце. Неужели это снова какие-то хитрости отца, и Жанетт работает на него? Неужели его наши? Неужели все было зря? По телу Зага прошлась дрожь.
Но его отпускает сразу, как только Жанетт приподнимает крышку канализационного люка. Медленно выдохнув, бог лишь кивнул, а затем сам себя ущипнул за руку, заставляя успокоиться. Это всего лишь метафора.

Загрий внимательно проследил за тем, как хрупкая девушка перед ним присела на корточки и подняла канализационный люк одной рукой. В пору бы удивляться, но Заг и Жанетт уже понимали, что перед ними не просто люди. Принц подземного царства только вздернул брови, показывая, что он хоть немного удивлен ее способностям, а затем отправился следом в темноту канализации. Он думал было спрыгнуть вниз, как привык это делать во время побегов из дома. Там он вечно спрыгивал со своего окна прямо на землю перед дверьми Дома Аида, но решил, что стоит скрыть их путь отступления, поэтому пришлось подтянуть люк обратно, запирая их в полной тьме. Заг надеялся, что кроме умений Жанетт, у нее было и умение видеть в темноте.

Однако внизу оказывается есть немного света. Жанетт смотрится тут совершенно лишней. Подобное место не для девушек ее типажа, но она чувствует себя здесь совершенно свободно. Заг пытается следовать ее примеру, и ощущает некую ассоциацию с лабиринтами сатиров. Пахнет там также, но воды меньше.

Кольцо все еще в руке Загрия, и он невольно позволяет себе взглянуть на него. В тусклом свете оно переливается драгоценным светом, и отдает холодом в руке. Когда голос Жанетт зазвучал у самого его уха, Заг сжал кольцо в руке снова, чтобы не позволить ей его отобрать, хотя она и не показывала данного желания. У него нет никаких оснований ей доверять, но все же все, что она делала это просто наблюдала, подначивала, но не причиняла вреда.
— Возможно, это кольцо моей матери, я еще не знаю. — Все же проговорил он, глянув на девушку, которая пристроилась рядом с ним. — Ты что-нибудь о нем знаешь или слышала от сестры?
Жанетт ведет себя уверенно и идет по нужному ей пути, будто бы знает все эти лабиринты, как свои пять пальцев, и Заг доверяет ей в этом, хотя она могла вести его куда угодно. Но в конце концов, у него был с собой меч.

— Кто ты такая? — Все же решает спросить он, заставляя девушку остановиться. — Ты пыталась подчинить меня себе, ты что-то сделала с охранником, ты почему-то пытаешься навредить сестре, и поднимаешь тяжеленный люк одной рукой. Я знаю множество сильных женщин, но ни одна не додумалась подчинить себе мою волю. Или просто не могла.
Такими вопросами он выдавал сам себя, и чтобы предупредить любые ее ответные вопросы, он решил прояснить сразу:
— Я бог, Жанетт. Меня не так-то просто подчинить.

+1


Вы здесь » chaos theory » межфандомные отыгрыши » for the wicked


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно